Уголовно-процессуальный кодекс, N 174-ФЗ | ст 89 УПК РФ

Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности

В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.

Правовой комментарий к статье 89 "УПК РФ"

1. О понятии ОРД см. пункт 20 ком. к ст. 5.

2. Оперативно-розыскные мероприятия (деятельность) - это вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно уполномоченными на то законом оперативными подразделениями соответствующих государственных органов. Исчерпывающий перечень оперативно-розыскных мероприятий установлен в ст. 6 Федерального закона от 05.07.1995 "Об оперативно-розыскной деятельности". К числу оперативно-розыскных мероприятий относятся: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный эксперимент.

Согласно ст. 89 УПК результаты оперативно-розыскной деятельности запрещены для использования в процессе доказывания, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом. Однако в ч. 2 ст. 11 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" содержится формально противоположная норма, согласно которой результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Однако следует иметь в виду, что сами данные, полученные оперативно-розыскным путем, не всегда могут быть собраны в процессуальном порядке и обычно являются лишь основой для формирования других сведений, могущих быть доказательствами по уголовному делу.

Принципиальная линия на недопустимость подмены уголовно-процессуальной формы оперативно-розыскными действиями была продолжена Конституционным Судом РФ и применительно к формированию доказательств. Он указал, что собирание, проверка и оценка доказательств возможны лишь в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом. Результаты же оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактических данных, которые только и могут стать доказательствами после собирания и проверки их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона. Проведение оперативно-розыскных мероприятий, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

Необходимо отметить, что применительно к деятельности суда, следователя, дознавателя и органа дознания в качестве законных способов доказывания УПК называет лишь следственные и иные процессуальные действия. При этом к числу иных процессуальных действий, проведение которых разрешено законом публичным органам и должностным лицам, ведущим уголовный процесс, относятся только следующие действия: 1) собирание образцов для сравнительного исследования (ч. 1 ст. 86 УПК) и 2) направление требований, поручений и запросов (ч. 4 ст. 21 УПК). Таким образом, собирать доказательства какими бы то ни было другими способами публичные субъекты процесса не уполномочены, ибо это был бы "не установленный законом порядок", применение которого должно влечь за собой отказ в признании полученных сведений в качестве доказательств. В том числе не уполномочены эти должностные лица и органы на использование такого способа доказывания, как представление предметов и документов. Согласно закону собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств на досудебных стадиях процесса вправе лишь подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители (ч. 2 ст. 86 УПК).

Превращение результатов оперативно-розыскной деятельности в доказательства путем их представления в обход следственных действий или истребования следователем нарушает установленный уголовно-процессуальным законом порядок доказывания, не учитывая необходимость соблюдения такого обязательного требования к допустимости доказательств, как надлежащий способ их собирания. При производстве по уголовному делу недопустимо подменять оперативно-розыскными действиями (оперативный эксперимент, обследование помещений, оперативный сбор образцов для сравнительного исследования и т.д.) следственные и иные процессуальные действия, такие как задержание, осмотр, обыск, собирание образцов для сравнительного исследования и др. И лишь при отсутствии законных оснований для проведения следственных действий следователем должен быть использован другой процессуальный способ собирания доказательств - истребование. Например, оперативная звукозапись, полученная сотрудниками органа дознания, данные о которых не секретны и проверяемы, может быть истребована следователем у органа дознания, в т.ч. по предварительной информации последнего. При этом использование истребования вместо представления связано с тем, что объективно могут возникнуть основания для допроса указанных сотрудников в качестве свидетелей-очевидцев. В этом случае сотрудники подлежали бы отводу (п. 1 ч. 1 ст. 61 УПК). Учитывая, что они могут быть обязаны одновременно с оперативно-розыскными проводить и неотложные следственные действия или следственные действия по письменному поручению следователя (ст. 157 УПК), это чревато утратой результатами этих следственных действий свойства допустимости. Инициатором истребования, в отличие от представления, является сам следователь, который полностью отвечает за ход предварительного расследования, поэтому только он вправе взвешивать все "за" и "против" допроса оперативных сотрудников при риске утраты допустимости результатов проведенных ими следственных действий.

На наш взгляд, коренной дефект и статьи 89 УПК, и части второй статьи 11 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" состоит в том, что они предполагают придание доказательственной формы именно результатам оперативно-розыскной деятельности за счет совершения над ними процессуальных, в первую очередь следственных, действий, предусмотренных для собирания, проверки и оценки доказательств. При этом не учитывается, что процессуальные, в том числе следственные, действия имеют свой самостоятельный предмет, не сводимый к оперативно-розыскным данным, а значит, доказательствами всегда становятся сведения, полученные в ходе самих следственных и иных процессуальных действий, а не предшествующих этому оперативно-розыскных мероприятий. Последние могут быть лишь информационным основанием для принятия решения о проведении следственных действий, о возбуждении уголовного дела и т.д., но сами доказательствами не являются.


Судебная практика по статье 89 УПК РФ:

Правовые нормы, связанные со статьёй 89 УПК РФ:

Частотные связи с другими правовыми нормами:

Гистограмма частототных связей статьи 89 УПК РФ

Примечание*: Сила связи между правовыми нормами зависит от частоты их совместного использования в юридической практике.