Уголовно-процессуальный кодекс, N 174-ФЗ | ст 260 УПК РФ

Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания

1. В течение 3 суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания.

2. Замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.

3. По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания.

Правовой комментарий к статье 260 "УПК РФ"

1. Замечания на протокол судебного заседания вправе подавать лишь стороны, но не другие участники судебного разбирательства (о понятии участников судебного разбирательства см. ком. к ст. 266). Это ограничение нелогично, поскольку в соответствии с ч. 7 ст. 259 другие участники могут быть ознакомлены с протоколом в части, касающейся их показаний. При ознакомлении ими могут быть замечены неточности, на которые этим участникам следовало бы дать право делать замечания.

2. Закон не устанавливает конкретного срока рассмотрения принесенных сторонами замечаний председательствующим - говорится лишь о незамедлительности их рассмотрения. Поскольку единственной функцией судьи в уголовном процессе является осуществление правосудия (п. 54 ст. 5), а процессуальной формой осуществления правосудия может быть только судебное заседание (п. 50 ст. 5), то при вызове судьей лиц, подавших свои замечания на протокол, для уточнения их содержания должно, на наш взгляд, проводиться судебное заседание с составлением об этом отдельного протокола. Секретарь судебного заседания, изготовивший протокол, на который поданы замечания, не может принимать в нем участия, поскольку он является при этом заинтересованным лицом. Поэтому эти обязанности должен выполнять другой секретарь.

3. Предусмотренное ч. 3 ком. статьи правило о рассмотрении председательствующим замечаний на протокол судебного заседания, как представляется, не согласуется с принципом "законного судьи", который включает в себя и исходную норму естественной справедливости, выраженную в максиме "nemo judex in propria causa" - никто не может быть судьей в своем собственном деле. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 16.06.1998 N 19-П указал, что, исходя из общеправового принципа "никто не может быть судьей в собственном деле", разрешение возникшего спора одним из участников этого спора, явно заинтересованным в его разрешении, является нарушением этого общеправового принципа.

Данный принцип соответствует требованиям п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский суд по правам человека в Постановлении от 01.10.1982 по делу "Пьерсак против Бельгии" сформулировал положение о том, что беспристрастность должна оцениваться, во-первых, в соответствии с субъективным подходом, отражающим личные убеждения или заинтересованность данного судьи по конкретному делу, а во-вторых, в соответствии с объективным подходом, который определяет, имелись ли достаточные гарантии, чтобы исключить какие-либо сомнения по данному поводу. При наличии обстоятельств, говорящих стороннему объективному наблюдателю, что судья, возможно, не сможет рассмотреть данное дело абсолютно непредвзято, ставится под сомнение его объективная беспристрастность, даже если субъективный настрой судьи безупречен. Согласно субъективному критерию личная беспристрастность судьи презюмируется, пока нет данных, указывающих на обратное (Hauschildt v. Дания, решение от 24.05.1989. Серия A. N 154. P. 21, § 47). Напротив, объективный подход констатирует пристрастность судьи, если есть факты, которые объективно могут породить сомнение в его беспристрастности, причем значение имеют и внешние проявления ("Castillo Algar против Испании", решение от 28.10.1998, § 45, "Дриз против Албании", решение от 13.11.2007, § 80 - 82). Другими словами, при наличии обстоятельств, хотя бы с вероятностью указывающих на необъективность судьи, последняя презюмируется. По словам Президента Европейского суда по правам человека Л. Вильдхабера может возникать вопрос о "структурной" беспристрастности, когда судья выполняет различные функции на разных этапах судопроизводства.

Как представляется, соединение в одном лице судьи и "ответчика" в споре, возникшем при производстве по делу, дает достаточный объективный критерий, чтобы усомниться в беспристрастности судьи. При этом термин "ответчик" следует понимать не в узком, гражданско-процессуальном, а в широком смысле - как лицо, к которому предъявляются те или иные претензии; более того, как эманацию возможного конфликта интересов в деятельности судьи, который может повлиять на его беспристрастность в разрешении спорной ситуации. Так, по смыслу Постановления Европейского суда по правам человека от 18.06.1971 "Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии", если судья рассматривает вопрос, в той или иной степени предрешающий его дальнейшие выводы по делу (и, вероятно, также предрешенный ранее вынесенными по этому делу решениями), то есть подпадающий под принцип sub judice, этот судья оказывается "судьей в собственном деле".

Для выяснения смысла, вкладываемого в понятие "дело" применительно к содержанию рассматриваемого принципа, также следует обратиться к некоторым решениям Европейского суда по правам человека. Так, например, в пункте 97 Постановления от 09.11.2004 по делу "Светлана Науменко против Украины" Европейский суд указал, что практика, в соответствии с которой заместитель председателя суда в качестве члена президиума и заместителя председателя президиума рассматривает внесенный им же в президиум суда протест, несовместима с беспристрастностью судьи, ведущего конкретное дело, так как никто не может быть одновременно истцом и судьей в собственном деле. Из приведенного примера видно, что нарушение принципа "никто не может быть судьей в своем собственном деле" может иметь место не только в контексте смешения основных функций суда и сторон (правосудия, обвинения и защиты; истца и ответчика) при рассмотрении основного юридического дела, но и при разрешении вопросов вспомогательного характера. Иными словами, понятие "дело" может пониматься в широком смысле - как случай, в отношении которого применяются нормы права, в том числе при возникновении спора по тем или иным вспомогательным вопросам при производстве по главному делу.

Таким образом, есть основания полагать, что в случае рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания председательствующий судья является фактическим "ответчиком" по претензиям заявителя. Очевидно, что он может быть заинтересован в неприкосновенности протокола, изготовленного секретарем судебного заседания под его руководством, даже при условии, что сделанные замечания вполне справедливы, ибо именно этот вариант протокола отвечает по своему содержанию ранее вынесенному приговору. В противном случае придется согласиться с необходимостью вносить изменения в приговор, что на данной стадии судопроизводства юридически невозможно, а в дальнейшем и небезопасно, так как может иметь как для приговора, так и для судьи самые неблагоприятные последствия. В определенном смысле здесь проявляет себя "структурная" объективная пристрастность (Л. Вильдхабер), предопределенная дефектом самой процессуальной формы. Он состоит в том, что не приговор пишется на основе протокола (как это имеет место в других случаях, например при составлении обвинительного заключения), а протокол по смыслу ст. 259 (части шестая и седьмая) УПК РФ составляется уже после написания приговора, что объективно делает возможным согласование post factum содержания протокола с приговором.

4. Хотя данная статья прямо не предусматривает право участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, Конституционный Суд РФ определил, что "каких-либо предписаний, лишающих участников процесса возможности обжаловать постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, а суд кассационной инстанции - права проверить обоснованность отклонения замечаний, оспариваемая статья не содержит. Напротив, предусматриваемое ею приобщение замечаний к протоколу судебного заседания и к материалам уголовного дела в целом является условием, позволяющим вышестоящим судебным инстанциям ознакомиться с этими замечаниями и оценить правомерность их отклонения". Как признал Конституционный Суд РФ, рассмотрение жалобы на принятое судом (судьей) в ходе производства по уголовному делу постановление (определение) по промежуточному вопросу, в том числе относительно принятия или отклонения замечаний на протокол судебного заседания, одновременно с рассмотрением жалобы на приговор является допустимым.


Судебная практика по статье 260 УПК РФ:

Правовые нормы, связанные со статьёй 260 УПК РФ:

Частотные связи с другими правовыми нормами:

Гистограмма частототных связей статьи 260 УПК РФ

Примечание*: Сила связи между правовыми нормами зависит от частоты их совместного использования в юридической практике.