Актуально на:
25 марта 2019 г.
Уголовно-процессуальный кодекс, N 174-ФЗ | ст. 412.12 УПК РФ

Статья 412.12 УПК РФ. Пределы прав Президиума Верховного Суда Российской Федерации (действующая редакция)

1. При рассмотрении уголовного дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации проверяет правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов нижестоящими судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорных жалобы, представления. В интересах законности Президиум Верховного Суда Российской Федерации вправе выйти за пределы доводов надзорных жалобы, представления и рассмотреть уголовное дело в полном объеме, в том числе в отношении лиц, которые не обжаловали судебные решения в порядке надзора.

2. Указания Президиума Верховного Суда Российской Федерации являются обязательными для суда, вновь рассматривающего уголовное дело.

3. Президиум Верховного Суда Российской Федерации в случае отмены судебного решения не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное решение должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Комментарий к ст. 412.12 УПК РФ

1. В ком. статье не содержится запрета суду надзорной инстанции своим собственным решением ухудшать положение осужденного или оправданного либо лица, в отношении которого было прекращено уголовное дело. Правда, в ч. 2 ст. 412.9 имеется положение о том, что поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора не допускается, за исключением случаев, предусмотренных статьей 401.6. В свою очередь, последняя устанавливает всего лишь два условия при осуществлении поворота положения обвиняемого к худшему: а) пересмотр решения суда по основаниям, влекущим ухудшение положения обвиняемого, допускается в срок, не превышающий 1 года со дня вступления его в законную силу; б) в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. Таким образом, независимо от того, кто и по каким основаниям приносит жалобу в Президиум Верховного Суда РФ, он, действуя в порядке надзора, вправе повернуть обвинение к худшему для осужденного, оправданного или лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, - даже если те жалуются на излишне неблагоприятный для них характер судебного решения.

Следует, однако, иметь в виду, что согласно правовой позиции КС РФ (и фактически поручению, данному им законодателю) "до внесения соответствующих изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство пересмотр в порядке надзора по жалобе потерпевшего, его представителя и по представлению прокурора (выделено автором. - А.С.) обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела допускается лишь в течение года по вступлении их в законную силу". Какие выводы можно сделать из названной правовой позиции КС РФ? Учитывая, что понятие "пересмотр" охватывает как изменение, так и отмену судебного решения, суд надзорной инстанции не вправе не только изменять в сторону ухудшения, но также и отменять приговор с направлением дела на новое рассмотрение нижестоящим судом по мотивам необходимости ухудшения положения обвиняемого (осужденного, оправданного) - иначе как по требованию стороны обвинения. Упоминание в данном Постановлении КС РФ о возможности пересмотра судебного решения против интересов обвиняемого (осужденного, оправданного и т.д.) только по требованию стороны обвинения, а не по жалобе самого обвиняемого не случайно, а объясняется необходимостью учета вытекающего из конституционного принципа судебной защиты правила о т.н. свободе обжалования приговоров, которое имеет целью избавить обвиняемого от опасений ухудшить свое положение подачей жалобы на приговор в вышестоящий суд. Отсутствие в УПК (в ред. ФЗ от 29.12.2010 N 433-ФЗ) этого положения является, на наш взгляд, пробелом, ограничивающим свободу обжалования приговоров, который должен восполняться непосредственным применением положения, сформулированного в названном решении КС РФ. Смотрите об этом также п. 6 ком. к ст. 412.9 настоящего Кодекса.

2. Согласно ч. 1 ком. статьи Президиум ВС РФ в интересах законности вправе выйти за пределы доводов надзорных жалобы, представления и рассмотреть уголовное дело в полном объеме, в том числе в отношении лиц, которые не обжаловали судебные решения в порядке надзора. Данное положение можно понимать как известный в теории процесса и реально используемый в ряде правовых систем (например, во Франции) т.н. пересмотр в интересах закона, в отличие от пересмотра в интересах сторон, когда само по себе судебное решение либо не отменяется, либо отменяется, но все субъективные права и обязанности, им порожденные, сохраняют свою силу и значение. Однако при этом ВС РФ констатирует нарушение закона, допущенное судом при принятии данного судебного решения, единственно в целях недопущения таковых в дальнейшем. Впрочем, наиболее вероятно, что российский законодатель просто имеет здесь в виду ревизионный характер полномочий надзорной инстанции. В этом случае не исключены изменение или отмена судебного решения с наступлением соответствующих последствий для осужденных или оправданных. В пользу такого предположения говорит то, что даже суды кассационной инстанции наделены ярковыраженными ревизионными полномочиями (ч. ч. 1 и 2 ст. 401.16).

3. При отмене приговора, определения, постановления с направлением дела на новое расследование или судебное рассмотрение суд надзорной инстанции в силу ч. 3 ком. статьи не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены или отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции. Кроме того, он не может предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства и о преимуществах одних доказательств перед другими, а также определять, какое судебное решение должно быть принято при новом рассмотрении дела, в т.ч., очевидно, о применении того или иного уголовного закона и о мере наказания. Вместе с тем в своем постановлении об отмене судебного решения и передаче уголовного дела на новое судебное рассмотрение надзорная инстанция вправе обосновать, почему у нее имеются сомнения по указанным вопросам, и предложить нижестоящему суду вернуться к их обсуждению. Только в этом смысле можно понимать применительно к указанным вопросам предписание ч. 6 статьи 401.16 о том, что указания суда надзорной инстанции обязательны при повторном рассмотрении данного уголовного дела судом нижестоящей инстанции. Содержащиеся в постановлении (определении) суда надзорной инстанции указания на процессуальные нарушения, допущенные в предыдущем судебном разбирательстве либо досудебном производстве, имеют обязательный характер для нижестоящих судов и прокурора при новом рассмотрении дела. Невыполнение этих указаний служит основанием к отмене судебного решения ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

4. Положения ч. 3 ком. статьи направлены на недопустимость ограничения независимости нижестоящего суда, который будет рассматривать дело лишь после отмены судебного решения надзорной инстанцией. Вместе с тем по буквальному смыслу данной нормы указанные изъятия не распространяются на случаи изменения судебного решения. То есть изменяя (но не отменяя!) решение, Президиум ВС РФ вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре суда или были отвергнуты им, разрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства и преимуществах одних доказательств перед другими (конечно, только при том общем условии, что исправляемые таким образом ошибки нижестоящих судов явились результатом существенных нарушений закона и при этом надзорная инстанция не использует новых доказательств, не прошедших проверку в судебном следствии в первой или апелляционной инстанции). При этом в ком. статье, в отличие от кассационной стадии (п. 2 ч. 7 ст. 401.16), не содержится запрета суду надзорной инстанции предрешать вопрос о доказанности или недоказанности обвинения, однако представляется, что такого права у надзорной инстанции нет, т.к. оно исключается более общим запретом устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

5. Пересмотр судебного решения в порядке надзора допускается лишь при наличии оснований, вытекающих из материалов дела. Если же сомнения в законности, обоснованности и справедливости судебного решения связаны с обстоятельствами, которые не были и не могли быть известны суду и обнаружены после вступления соответствующего приговора, определения или постановления в законную силу, вопрос о пересмотре такого решения может быть разрешен, как правило, в порядке производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Если при наличии указанных обстоятельств принесены жалоба или представление в порядке надзора, суд надзорной инстанции оставляет их без удовлетворения и направляет дело вместе со всеми материалами прокурору, который принимает решение о возбуждении производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

6. Отсутствует в ком. статье и установленный ныне для кассационного порядка пересмотра (п. 3 ч. 7 ст. 401.16), а ранее (в п. 3 ч. 7 ст. 410 УПК) и для надзорного порядка в отношении судов первой и апелляционной инстанций запрет принимать решения о применении судом первой или апелляционной инстанции того или иного уголовного закона и о мере наказания. То есть по буквальному смыслу ком. статьи, Президиум ВС РФ на первый взгляд, обладает правом давать нижестоящим судам обязательные указания о применении уголовного закона и о мере наказания. Однако при применении п. п. 2 и 3 ком. статьи следует учитывать позицию КС РФ, согласно которой независимость судей, призванная обеспечивать при отправлении правосудия права и свободы личности, приоритет которых закреплен в Конституции РФ, не затрагивается возложением на суд вышестоящим судом обязанности исходить при новом рассмотрении уголовного дела из принятых именно им решений - при условии, что такие решения непосредственно не связаны с вопросами, подлежащими разрешению в приговоре суда, в том числе о фактических обстоятельствах дела, оценке достоверности и достаточности доказательств, квалификации деяния, наказании осужденного и т.д. На этом основана и позиция законодателя, сформулированная им, в частности, в ч. 2 ст. 386, согласно которой суд кассационной инстанции при направлении уголовного дела на новое рассмотрение не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществах одних доказательств перед другими, о наказании. Таким образом, судья или суд, не согласный с мнением суда вышестоящей инстанции, сформулированным применительно к самому существу уголовного дела и выступающим, по его мнению, в качестве препятствия для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора, вправе при новом рассмотрении дела, подчиняясь только Конституции РФ и федеральному закону (часть 1 статьи 120 Конституции РФ), принять процессуальное решение самостоятельно в пределах собственной компетенции. Иное истолкование означало бы нарушение закрепленных в Конституции РФ принципов самостоятельности суда и судей и их независимости. Такой вывод подтверждается и последней фразой ч. 3 ком. статьи, в которой надзорной инстанции воспрещается "определять, какое судебное решение должно быть принято при новом рассмотрении дела".


Судебная практика по статье 412.12 УПК РФ:

Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...