Актуально на:
21 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Решение N ВКГПИ13-41 от 23.10.2013 Судебная коллегия по делам военнослужащих, первая инстанция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №ВКГПИ 13-41

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации г. Москва 23 октября 2013 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе судьи Верховного Суда Российской Федерации Жудро К.С при секретаре Рябцевой А.И с участием заявителя Попова А.Н., его представителя - адвоката Ильина И.А представителей Следственного комитета Российской Федерации полковника юстиции Атаевой ЕВ., подполковника юстиции Терещенко В С . и подполковника юстиции Демченко Н.В., начальника отдела управления Главной военной прокуратуры - помощника Главного военного прокурора полковника юстиции Кочуры А.А., рассмотрев гражданское дело по заявлению Попова А Н

об оспаривании приказа Следственного комитета Российской Феде рации от 15 января 2011 г. № 4 «Об установлении юрисдикции специализированных следственных органов Следственного комитета Российской Федерации» как полностью, так и в части абзаца второго пункта 4.5,

установил:

15 января 2011 г. Следственным комитетом Российской Федерации (далее - СК России) издан приказ № 4 «Об установлении юрисдикции специализированных следственных органов Следственного комитета Российской Федерации» (далее - Приказ).

Согласно абзацу второму пункта 4.5 Приказа военным следственным органам СК России поручено осуществлять рассмотрение сообщений о преступлениях и предварительное расследование по уголовным делам о преступлениях совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы.

Попов А.Н. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим всего Приказа, поскольку он не зарегистрирован и не опубликован в установленном порядке, а также в части абзаца второго пункта 4.5, поскольку в данной части правовой акт противоречит подпункту «в» пункта 1 части 2 статьи 151 и пункту 1 части 3 статьи 150 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ).

В обоснование этого требования заявитель указал, что он является военнослужащим и обвиняется в преступлении, предусмотренном пунктами «г», «д» части 2 статьи 112 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ которое, согласно версии обвинения, совершено им во внеслужебное время и вне расположения воинской части. При таких обстоятельствах в соответствии с подпунктом «в» пункта 1 части 2 статьи 151 и пунктом 1 части 3 статьи 150 УПК РФ по данному уголовному делу должно производиться предварительное расследование в форме дознания органом дознания МВД России. Однако на основании оспариваемого положения Приказа уголовное дело было возбуждено и по нему проведено предварительное следствие неполномочным органом - военным следственным отделом СК России по Архангельскому гарнизону, что влечет признание всех собранных им доказательств недопустимыми.

В судебном заседании Попов А.Н. и его представитель поддержали заявленные требования, пояснив, что допущенное на основании оспариваемого Приказа нарушение формы предварительного расследования и производство этого расследования некомпетентным органом повлекли существенное нарушение принципа презумпции невиновности и других прав заявителя по возбужденному в отношении него уголовному делу.

Представители СК России Атаева Е.В., Терещенко ВС. и Демченко Н.В возражая против доводов заявителя, пояснили, что издание Приказа находилось в компетенции Председателя СК России, который действовал в пределах полномочий, предоставленных ему Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации». На момент издания Приказа у СК России отсутствовала обязанность представлять его на государственную регистрацию, что подтверждено вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2013 г ГКПИ13-530. Приказ не носит межведомственного характера, не затрагивает права и свободы человека и гражданина, распространяет свое действие исключительно на специализированные следственные органы и, кроме того, опубликован на официальном сайте СК России. Абзац второй пункта 4.5 Приказа не противоречит положениям УПК РФ, не изменяет установленную законом подследственность уголовных дел, права и законные интересы граждан не нарушает, а лишь закрепляет полномочия за военными следственными органами СК России.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела и принимая во внимание заключение прокурора Кочуры А.А., полагавшего необходимым в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации приходит к следующим выводам.

Оспариваемый Приказ уже являлся предметом нормоконтроля в Верхов ном Суде Российской Федерации в порядке главы 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ).

Вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2013 г. № ГКПИ13-530 отказано в удовлетворении за явления Дыньковой Н.Н. о признании частично недействующим абзаца пятого пункта 4.5 Приказа. При этом судом исследованы вопросы, связанные с компетенцией Председателя СК России по изданию Приказа, необходимостью его регистрации и опубликования. Верховный Суд Российской Федерации признал что Приказ издан полномочным должностным лицом в пределах его компетенции. Регистрации и опубликованию он не подлежал, поскольку принят до внесения Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 329-ФЗ изменения в статью 10 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», которое предусмотрело процедуру опубликования. Кроме того, Приказ размещен на официальном сайте СК России, зарегистрированном в качестве средства массовой информации.

Следовательно, имеется вступившее в законную силу решение суда, которым проверена законность того же нормативного правового акта по порядку его регистрации и опубликования, что в соответствии с частью 2 статьи 61 ГПК РФ исключает повторную оценку судом тех же обстоятельств, и поэтому требование Попова А.Н. в данной части подлежит оставлению без удовлетворения как необоснованное.

Что касается абзаца второго пункта 4.5 Приказа, то его правовое значение и законность подлежат оценке в контексте иных положений того же нормативного правового акта и исходя из правового смысла подпункта «в» пункта 1 час ти 2 статьи 151 и пункта 1 части 3 статьи 150 УПК РФ.

Статья 151 УПК РФ определяет подследственность уголовных дел. Со гласно подпункту «в» пункта 1 части 2 данной статьи по уголовным делам о преступлениях, совершенных должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации, органов федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы охраны Рос сийской Федерации, органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов Российской Федерации, военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, лицами гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или совершенных в расположении час ти, соединения, учреждения, гарнизона, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7 части третьей настоящей статьи, а также о преступлениях совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью, предварительное следствие производится следователями Следственного комитета Российской Федерации.

Правовой анализ данной законодательной нормы позволяет сделать вы вод, что совершение преступлений в связи с исполнением служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона, как признак подследственности уголовных дел, относится только к лицам гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов.

Иное толкование закона подразумевало бы распространение этого критерия подследственности на других субъектов преступлений, перечисленных в подпункте «в» пункта 1 части 2 статьи 151 УПК РФ, которые не являются военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, и деятельность которых при нахождении в расположении воинских частей, соединений, учреждений и гарнизонов специально не регламентируется. Такое толкование противоречит смыслу анализируемой процессуальной нормы.

Согласно статьям 4 и 12 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О следственном комитете Российской Федерации» к следственным органам Следственного комитета относятся специализированные (в том числе военные) следственные управления и следственные отделы.

Пунктом 2 Приказа установлено, что юрисдикция специализированных следственных органов СК России определяется совокупностью правомочий по рассмотрению сообщений о преступлениях и расследованию преступлений от дельных видов в соответствии с подследственностью, установленной уголовно процессуальным законодательством Российской Федерации для следователей СК России, совершенных: на территории, не соответствующей административно-территориальному делению Российской Федерации (экстерриториальная подследственность); в отношении определенного круга лиц (подследственность по специальному субъекту преступления).

Пунктами 4 - 4 . 5 Приказа определена компетенция специализированных следственных органов СК России по территориям и специальным субъектам преступлений.

Абзацы первый, второй и третий пункта 4.5 Приказа соответственно предусматривают:

«Военным следственным органам СК России осуществлять рассмотрение сообщений о преступлениях и предварительное расследование по уголовным делам о преступлениях, к которым относятся:

преступления, совершенные военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы;

преступления, совершенные лицами гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с выполнением ими своих служебных обязанностей или совершенные на территории (в расположении) воинской части, соединения, учреждения».

Следовательно, согласно Приказу совершение преступлений в связи с выполнением служебных обязанностей или на территории (в расположении воинской части, соединения, учреждения является условием отнесения уголовных дел к юрисдикции военных следственных органов только в отношении лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов. Что касается уголовных дел о преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, то их расследование отнесено Приказом к компетенции военных следственных органов вне зависимости от наличия причинной связи преступлений с выполнением этими лицами служебных обязанностей, а также от территории совершения преступлений.

Такое определение компетенции военных следственных органов полностью соответствует буквальному содержанию и правовому смыслу подпункта «в» пункта 1 части 2 статьи 151 УПК РФ.

Иная трактовка заявителем данной законодательной нормы является ошибочной и не может служить основанием для признания оспариваемой части нормативного правового акта незаконной.

Не противоречит абзац второй пункта 4.5 Приказа и пункту 1 части 3 статьи 150 УПК РФ, согласно которому по уголовным делам о преступлениях предусмотренных статьей 112 УК РФ, производится дознание.

В соответствии с частью 1 статьи 150 УПК РФ дознание является одной из форм предварительного расследования.

Согласно пункту 7 части 3 статьи 151 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных частью третьей статьи 150 того же Кодекса совершенных лицами, указанными в подпунктах «б» и «в» пункта 1 части вто рой статьи 151 УПК РФ, дознание производится следователями СК России.

Таким образом, военные следственные органы в соответствии уголовно процессуальным законодательством полномочны производить предварительное расследование в форме дознания по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьей 112 УК РФ, совершенных военнослужащими, что фактически подтверждено абзацем вторым пункта 4.5 Приказа. Кроме того, в соответствии с частью 4 статьи 150 УПК РФ они по письменному указанию прокурора вправе производить по этим уголовным делам предварительное следствие.

Проверка соблюдения следственными органами формы предварительного расследования и иных норм УПК РФ по уголовному делу в отношении Попова А.Н. не входит в предмет рассмотрения данного гражданского дела.

Поскольку оспариваемое нормативное положение не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим боль шую юридическую силу, и не нарушает прав и законных интересов заявителя, в удовлетворении его заявления следует отказать.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194-198 и частью 1 статьи 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

В удовлетворении заявления Попова А Н об оспаривании приказа Следственного комитета Российской Федерации от 15 января 2011 г. № 4 «Об установлении юрисдикции специализированных следственных органов Следственного комитета Российской Федерации» как полностью, так и в части абзаца второго пункта 4.5, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховно го Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации К.С. Жудро

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...