Актуально на:
25 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 16-АПУ16-1СП от 10.02.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 16-АПУ16-1сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 10 февраля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Пейсиковой Е.В. и Лаврова Н.Г.,

при секретаре Мамейчике М.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Агеева АН. и Новикова А.В., адвоката Зубаревой Е.В. на приговор Волгоградского областного суда от 14 сентября 2015 года по которому на основании вердикта коллегии присяжных заседателей:

Агеев А Н

судимый: (1) 18 ноября 1983 го­

да по пп. «а», «б», «д» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к 14

годам лишения свободы; (2) 7 сентября 1984 года

по п. «а» ст. 102 и ст. 194 УК РСФСР к 15 годам

лишения свободы со ссылкой сроком на 5 лет; (3)

31 июля 1985 года по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР к 7

годам лишения свободы и на основании ст. 41 УК

РСФСР окончательно к 15 годам лишения свобо­

ды со ссылкой на 5 лет; освобожденный 11 июня

1999 года по отбытии срока наказания; (4) 4 ок­

тября 2001 года по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 1 году 25

суткам лишения свободы, освобожденный 12 ок­

тября 2001 года по отбытии срока наказания осужден к лишению свободы:

по ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-

ФЗ) на 11 лет;

по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-

ФЗ) на 4 года;

по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет с ограничением свободы

на 1 год, с установлением следующих ограничений: являться в уголовно-

исполнительную инспекцию по месту постоянного проживания два раза в месяц для регистрации, не уходить из места постоянного проживания с 22 до 6 часов по местному времени, не выезжать за пределы муниципального образования - района области - без согласия уголовно исполнительной инспекции, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы - уголовно-исполнительной инспекции по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде пожизненного лишения свободы по ч. 1 ст. 167 УК РФ на 1 год 6 месяцев по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ на 10 лет со штрафом в размере двухсот тысяч рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту постоянного проживания два раза в месяц для регистрации, не уходить из места постоянного проживания с 22 до 6 часов по местному времени, не выезжать за пределы муниципального образования - района

области - без согласия уголовно исполнительной инспекции, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы - уголовно-исполнительной инспекции; по ч. 2 ст. 222 УК РФ на 4 года по ч. 1 ст. 30 и ч. 5 ст. 228.1 УК РФ на 9 лет со штрафом в размере девятисот тысяч рублей на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, со штрафом в размере одного миллиона рублей;

Новиков А В осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 2 года по пп. «а»,«ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 1 год с установлением следующих ограничений: являться в уголовно-

исполнительную инспекцию по месту постоянного проживания два раза в ме­

сяц для регистрации, не уходить из места постоянного проживания с 22 до 6

часов по местному времени, не выезжать за пределы муниципального образо­

вания - района области - без согласия уголов­

но-исполнительной инспекции, не изменять место жительства или пребыва­

ния без согласия специализированного государственного органа, осуществ­

ляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения

свободы - уголовно-исполнительной инспекции;

по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ на 6 лет со штрафом в размере ста тысяч руб лей, с ограничением свободы на 8 месяцев, с установлением следующих ограничений: являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту постоянного проживания два раза в месяц для регистрации, не уходить из места постоянного проживания с 22 до 6 часов по местному времени, не выезжать за пределы муниципального образования - района

области - без согласия уголовно-исполнительной инспекции, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы - уголовно-исполнительной инспекции; по ч. 1 ст. 30 и ч. 5 ст. 228.1 УК РФ на 6 лет со штрафом в размере ста тысяч рублей на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого ре жима, со штрафом в размере ста пятидесяти тысяч рублей с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту постоянного проживания два раза в месяц для регистрации, не уходить из места постоянного проживания с 22 до 6 часов по местному времени, не выезжать за пределы муниципального образования - района области - без согласия уголовно-исполнительной инспекции, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственно го органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы - уголовно-исполнительной инспекции.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Боти на А.Г., выступления осужденных Агеева АН. и Новикова А.В., адвокатов Артеменко Л.Н. в интересах осужденного Агеева АН. и Мисаилиди ОС. в интересах осужденного Новикова А.В., поддержавших апелляционные жало бы, потерпевших Ц М Ш иШ

возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб осужденных и адвоката Зубарева Е.В., а также выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П., полагавшего при говор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей признаны ви­

новными:

Агеев А Н . -

в разбое, совершенном в отношении К иК группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия;

в незаконных передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных группой лиц по предварительному сговору;

в покушении на убийство Ц ., не доведенном до конца по независящим от него обстоятельствам;

в убийстве двух и более лиц: Х М иШ,

двух последних - группой лиц, то есть совместно с осужденным Новиковым А.В.;

в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба М

в незаконных хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных группой лиц по предварительному сговору (с осужденным Новиковым А.В.);

Новиков А.В. -

в убийстве двух лиц: М иШ группой лиц (то есть, совместно с осужденным Агеевым А.Н.);

в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов;

Агеев А.Н. и Новиков А.В. -

в хищении огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, бое припасов, совершенном группой лиц по предварительному сговору;

в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, а также незаконному сбыту растений, содержащих наркотические средства, группой лиц по предварительному сговору, совершенных в особо крупном размере которые не были доведены до конца по независящим от этих лиц обстоятельствам.

Согласно вердикту коллегии присяжных заседателей преступления со вершены в области и в г. области при следующих обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Новиков А.В. утверждает, что он никого не убивал Указывает на ограничение его права на участие в формировании коллегии присяжных заседателей, при этом ему не было разъяснено право на отвод кандидатов в присяжные заседатели. Считает незаконным факт ознакомления

присяжных заседателей с фотографиями погибших потерпевших без согласия

стороны защиты. Оспаривает допустимость его показаний от 24.11.2013 года в

качестве подозреваемого и от 27.11.2013 года в качестве обвиняемого, его показаний на месте совершения преступлений от 25.11.2013 года, показаний потерпевшего Ц , при этом утверждает, что они противоречивы. Также утверждает, что на предварительном следствии он, Новиков, также давал ложные показания. Обращает внимание на то, что ему не была предоставлена возможность выступить в прениях и ему не представлено последнее слово. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Агеев А.Н. утверждает, что судьей было ограничено его право на участие в формировании коллегии присяжных заседателей, при этом ему также не было разъяснено право на отвод кандидатов в присяжные заседатели. Указывает на недобросовестное исполнение его защитником своих обязанностей и незаконный отказ судьи в удовлетворении его ходатайства об отводе адвоката. Также оспаривает законность ознакомления государственным обвинителем присяжных заседателей с фотографиями погибших потерпевших без согласия стороны защиты. Оспаривает вердикт в части признания его виновным в убийстве, при этом, приводя показания потерпевшего Ц на предварительном следствии и в суде, делает вывод о их противоречивости и недопустимости. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Зубарева Е.В. в интересах осужденного Агеева А.Н утверждает, что судья лишил осужденного Агеева А.Н. возможности изложить в прениях в полном объеме свою позицию по делу. Полагает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном. Оспаривает объективность показаний потерпевшего. Также оспаривает вердикт в части причастности осужденного к совершению преступлений. Считает незаконным факт демонстрации судом присяжным заседателям фотографий с изображением трупов потерпевших. Кроме того, указывает на то, что судья незаконно проигнорировал предложения стороны защиты по формулированию вопросного листа. Считает, что указанные нарушения привели к вынесению незаконного вердикта. Находит назначенное осужденному наказание чрезмерно суровым. Обращает внимание на отсутствие в приговоре мотивов назначения осужденному пожизненного лишения свободы. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В письменных возражениях на приведенные в апелляционных жалобах доводы государственный обвинитель просит оставить приговор без изменения.

Проверив законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная находит приговор законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Безусловные основания отмены обвинительного приговора перечислены в ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ. Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу допущено не было.

Так, из материалов дела видно, что вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели, в том числе, с проверкой наличия обстоятельств, препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями ст. 326 УПК РФ.

Подготовительная часть судебного заседания, в ходе которой председательствующий судья по настоящему делу, вопреки приведенным в апелляционных жалобах осужденных доводам, разъяснил сторонам, в том числе и осужденным, их право заявить мотивированный и немотивированный отводы кандидатам в присяжные заседатели в соответствии со ст. 327 УПК РФ (т.19,л.д.178).

Таким образом, коллегия присяжных заседателей по настоящему делу сформирована в полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Присяжные заседатели приняли присягу, текст которой изложен в ст. 332 УПК РФ, а также им разъяснены права, предусмотренные ст. 333 УПК РФ.

Судебное следствие с участием присяжных заседателей произведено в полном соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ.

К тому же, из протокола судебного заседания нельзя сделать вывод о на рушении председательствующим судьей принципа состязательности сторон в судебном заседании.

Ознакомление в ходе судебного следствия присяжных заседателей с фотографиями погибших потерпевших без согласия стороны защиты не может служить основанием для отмены приговора, на что указывается в апелляционных жалобах, поскольку производство данного действия не противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству. К тому же, утверждение осужденных о том, что такое ознакомление повлияло на присяжных заседателей при вынесении вердикта, является лишь предположением.

Что касается приведенных в апелляционной жалобе осужденного Агеева А.Н. доводов о нарушении судом его права на защиту, выразившемся в недобросовестном исполнении защитником своих обязанностей и отказе суда в удовлетворении его ходатайства об отводе адвоката, то с ними согласиться также нельзя, поскольку факт недобросовестного исполнения его защитником своих обязанностей не установлен. К тому же, в соответствии со ч. 2 ст. 52 УПК РФ отказ осужденного от защитника в стадии судебного следствия не обязателен для суда.

Объективные данные, свидетельствующие о рассмотрении дела с обвинительным уклоном, как об этом отмечено в апелляционной жалобе адвоката также отсутствуют.

Как видно из протокола судебного заседания, прения сторон по настоящему делу проведены в соответствии с требованиями ст. 292 и 336 УПК РФ При этом прения сторон проведены лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, стороны не касались обстоятельств которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей, и не ссылались в обоснование своей позиции на доказательства которые в установленном порядке признаны недопустимыми или не исследо вались в судебном заседании.

Приведенные в апелляционной жалобе осужденного Новикова А.В. до воды о том, что ему не была предоставлена возможность выступить в прениях и ему не представлено последнее слово, опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что осужденному были предоставлены возможности выступить в прениях и с последним словом и он ими воспользовался (т.21,л.д.61-62, 80-81).

Также нельзя согласиться с доводами жалобы адвоката Зубарева Е.В о том, что судья лишил осужденного Агеева А.Н. возможности изложить в прениях в полном объеме свою позицию по делу. Согласно тому же протоколу, осужденный выступил в прениях и его выступление не прерывалось (т.21,л.д.70-71).

Согласно тому же протоколу судебного заседания, судья в письменном виде в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, при этом содержание этих вопросов полностью отвечает требованиям ст. 339 УПК РФ. Более того, в соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ судьей вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта, не ставились.

Приведенные в апелляционной жалобе адвоката Зубарева Е.В. доводы о том, что судья незаконно проигнорировал предложения стороны защиты по формулированию вопросного листа, не основаны на законе. Согласно ст. 338 УПК РФ стороны вправе высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов, при этом судья с учетом этих замечаний и предложений сторон в совещательной комнате окончательно формулирует вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, и вносит их в вопросный лист, который подписывается им. Внесение в вопросный лист вопросов, сформулированных и представ ленных сторонами, не является обязательным.

Имеющееся в материалах дела исполненное председательствующим по делу напутственное слово к присяжным заседателям соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, при этом в нем отсутствует личное мнение судьи по вопросам, поставленным им перед коллегией присяжных заседателей.

По делу не установлено нарушение в той или иной форме тайны совещания присяжных заседателей, закрепленной в ст. 341 УПК РФ, а также на рушений требований как ст. 343 УПК РФ при вынесении коллегией присяжных заседателей своего вердикта по настоящему делу, так и ст. 345 УПК РФ при провозглашении вердикта.

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2013

г. рассмотрение дела с участием присяжных заседателей предполагает такое разграничение функций между профессиональным судьей и коллегией при­

сяжных, при котором разрешение вопросов факта (о доказанности деяния, со вершения его подсудимым, виновности подсудимого в его совершении) относится к компетенции присяжных заседателей. При этом особенности их вердикта, который представляет собой лаконичные ответы на поставленные вопросы, содержащие лишь выводы коллегии присяжных без приведения доводов, подтверждающих их позицию, исключают возможность его проверки по фактическим основаниям и, как следствие, возможность отмены или изменения вынесенного на основе такого вердикта приговора ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Следовательно, действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность обжалования в апелляционном порядке судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, лишь с точки зрения правильности применения норм права (существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного за кона или несправедливость приговора), но не установления фактических обстоятельств уголовного дела.

Поэтому доводы, приведенные в апелляционных жалобах о том, что оба осужденных никого не убивали, а на предварительном следствии осужденный Новиков давал ложные показания, а также о том, что показания потерпевшего Ц противоречивы, обоснованными признать нельзя поскольку виновность осужденных в совершении указанных выше деяниях установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

Как видно из протокола судебного заседания, после вынесения обвини тельного вердикта по настоящему делу судебное разбирательство было продолжено с участием сторон, при этом были исследованы обстоятельства, связанные с квалификацией содеянного осужденными, назначением им наказания и другими вопросами, разрешаемыми судом при постановлении обвинительного приговора, были выслушаны прения сторон и последнее слово осужденных. Эти процессуальные действия выполнены в рамках, установленных ст. 347 УПК РФ.

Таким образом, действия осужденных квалифицированы правильно, в соответствии с обвинительным вердиктом, а также в соответствии с обстоятельствами, установленными судом без участия присяжных заседателей, что соответствует требованиям ст. 348 УПК РФ.

При назначении осужденным наказания, суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, роль и степень участия в нем каждого осужденного, данные о их личности, обстоятельства, смягчающие наказание.

В частности, суд учел, что в быту Агеев А.Н. и Новиков А.В. характеризовались удовлетворительно.

Кроме того, суд учел, что вердиктом коллегии присяжных заседателей Агеев А.Н. признан не заслуживающим снисхождения по всем совершенным преступлениям, а Новиков А.В. признан заслуживающим снисхождения по трем совершенным преступлениям (ч. 1 ст. 222, п. «а» ч. 3 ст. 226, ч. 1 ст. 30 и ч. 5 ст. 228.1 УК РФ) из четырех.

Смягчающими наказание Агееву А.Н. обстоятельствами суд признал наличие у него хронического заболевания (межпозвоночной грыжи), а также психических расстройств, не исключающих вменяемости. Обстоятельствами отягчающими ему наказание, суд обоснованно признал особо опасный рецидив преступлений, особо активную роль в совершении убийства М и Ш и хищении огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему и боеприпасов.

Смягчающими наказание Новикову А.В. обстоятельствами суд признал наличие у него малолетнего ребенка, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию другого соучастника преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления. Обстоятельств, отягчающих его наказание не установлено.

Суд обоснованно признал невозможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений в будущем, иначе, как назначив каждому из них за инкриминированные преступления в качестве основного уголовное наказание в виде реального лишения свободы, а по совокупности преступлений Агееву А.Н. - лишение свободы на пожизненный срок, Новикову А.В. - лишение свободы на определенный срок.

Обсуждая при постановлении обвинительного приговора вопрос о на значении Агееву А.Н. окончательного наказания в виде пожизненного лишения свободы, суд исходил из того, что он совершил три особо тяжких преступления, из которых два - посягающих на жизнь, одно - посягающее на здоровье населения и общественную нравственность. Он один покушался на убийство Ц Е., убил Х в группе лиц лишил жизни М ­

Ш совершил приготовление к незаконному сбыту в особо крупном размере наркотических средств, растений, содержащих наркотические средства, группой лиц по предварительному сговору. Кроме того суд обоснованно учел, что Агеев А.Н. и ранее осуждался за убийство к лишению свободы на длительный срок.

При таких данных суд, вопреки доводам жалобы адвоката об отсутствии в приговоре мотивов назначения осужденному пожизненного лишения свободы, обоснованно сделал вывод о том, что Агеев А.Н. представляет исключи тельную опасность для общества, нуждается в обязательной изоляции с постоянным контролем и надзором, что может быть обеспечено только при условии пожизненного лишения его свободы.

Поэтому приведенные в апелляционных жалобах доводы о назначении осужденным чрезмерно сурового наказания обоснованными признать также нельзя.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Волгоградского областного суда от 14 сентября 2015 года в отношении Агеева А Н и Новикова А В

оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи -

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...