Актуально на:
21 февраля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 47-АПУ15-19 от 26.01.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№47-АПУ15-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 26 января 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Колышницына А.С судей: Шмотиковой С.А. и Зателепина О.К при секретаре Багаутдинове Т.Г с участием прокурора Савинова Н.В, осужденных Оракова Р.Б. и Лодкина А.В. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов по назначению Баранова А.А. и Пригодина В.В рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Оракова Р.Б. и Лодкина А.В. на приговор Оренбургского областного суда от 2 ноября 2015 года, которым

Ораков Р Б

несудимый осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и с ограничением свободы на срок 1 год. На основании ст. 53 УК РФ на осужденного возложены обязанности, указанные в приговоре.

Лодкин А В 2

несудимый осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и с ограничением свободы на срок 1 год. На основании ст. 53 УК РФ на осужденного возложены обязанности, указанные в приговоре.

Срок наказания Лодкину А.В. и Оракову Р.Б. исчисляется с 3 июля 2015 года.

По приговору разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шмотиковой С. А., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Лодкина А.В., Оракова Р.Б., адвокатов Пригодина ВВ. и Баранова А.А., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ - Савинова Н.В. об отсутствии оснований для отмены или изменения приговора, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Ораков Р.Б. и Лодкин А.В. признаны виновными в совершении группой лиц убийства М

Преступление совершено 2 июля 2015 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании подсудимый Ораков вину в совершении преступления признал полностью.

Лодкин, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний отказался, пояснив, что вину в совершении преступления признает частично только руками и ногами наносил удары по голове и телу М , не имея умысла лишить его жизни.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней Лодкин просит отменить приговор, считая его чрезмерно суровым. Ссылаясь на заключение судебно медицинской экспертизы о том, что смерть потерпевшего наступила от колото-резаной раны, причиненной ножом, считает, что его действия квалифицированы судом неверно, поскольку ножевых ранений М он не причинял, наносил удары только руками и ногами по голове и телу умысла на убийство потерпевшего у него не было.

Утверждает, что поводом к совершению преступления явилось аморальное поведение М по отношению к несовершеннолетним Т и Г в связи с чем просит признать данное обстоятельство смягчающим наказание. Полагает, что судом при назначении наказания не учтена его роль и степень участия в совершении преступления.

Указывает на необъективность и предвзятость суда при рассмотрении уголовного дела.

Считает, что судом было допущено нарушение уголовно процессуального закона, выразившееся в том, что судьей после оглашения приговора не было разъяснено право на его апелляционное обжалование возможность ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения на него замечаний. Также считает нарушением его прав присутствие журналистов при оглашении приговора.

Осужденный Ораков Р.Б. в апелляционной жалобе и дополнении к ней просит пересмотреть приговор, указывая, что показания свидетеля Г являются недопустимым доказательством, поскольку она страдает психическим заболеванием, показания, данные ею в суде искажены в протоколе. Полагает, что судом необоснованно не учтено противоправное поведение потерпевшего, которое послужило причиной конфликта с ним, оставлено без должного внимания содержание его явки с повинной, в которой он сообщал, что убийство М совершил один, в связи с чем его действия подлежат квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Ссылается в жалобе на те же нарушения уголовно-процессуального закона, что и осужденный Лодкин, допущенные, по его мнению, судом при оглашении приговора и разъяснения им прав на его обжалование и порядок ознакомления с протоколом судебного заседания, принесения замечаний на него.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и возражениях государственного обвинителя, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, а выводы суда о виновности Лодкина А.В. и Оракова Р.Б. в совершении преступления,соответствующими фактическим обстоятельствам дела, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые надлежащим образом проанализированы и оценены в приговоре.

В ходе предварительного следствия при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке показаний на месте Ораков Р.Б давал последовательные показания о том, что совместно с Лодкиным 2 июля 2015 года совершил убийство М с которым познакомились незадолго до совершения преступления. Из его показаний следует, что после совместного распития спиртного, находившиеся с ними Т и Г рассказали, что когда осужденные ненадолго отлучались М оказывал им знаки внимания, делал комплименты. Это послужило причиной конфликта, в ходе которого Ораков и Лодкин стали наносить потерпевшему удары руками и ногами по различным частям тела, после чего насильно отвели М в сторону от костра, где были большие кусты Лодкин сказал, что его «надо валить», при этом нанес потерпевшему несколько ударов, сбив с ног. Он согласился и, прижав тело М к земле, стал наносить удары ножом в заушную область и в область шеи Лодкин в это время, подавляя сопротивление потерпевшего, наносил ему удары ногой. Понимая, что потерпевший будет сопротивляться, он попросил у Лодкина веревку с пояса шорт и, обмотав ею шею М стал ее натягивать, Лодкин при этом своей ногой удерживал голову потерпевшего. Видя, что М продолжает шевелиться, он снова стал резать его шею ножом, а Лодкин, подняв находившийся на земле фрагмент бетонного армированного булыжника, с размаха кинул его в область головы М . После чего он понял, что потерпевший скончался.

Данные показания Ораков давал добровольно, в присутствии своего адвоката после разъяснения ему права, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против себя, и будучи предупрежденным о том, что эти показания могут быть впоследствии использованы в качестве доказательства по делу.

Показания Оракова, данные в ходе предварительного расследования были оглашены судом в соответствии со ст. 276 УПК РФ, признаны допустимыми доказательствами, полученными в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Изменение в судебном заседании показаний осужденным Ораковым и его утверждение о том, что убийство М он совершил один, а действий Лодкина в отношении потерпевшего он не помнит, обоснованно расценено судом как его позиция защиты.

Однако, совокупность исследованных доказательств позволила суду сделать обоснованный вывод о том, что показания Оракова на стадии предварительного расследования являются последовательными, правдивыми соответствующими другим доказательствам по делу.

Так, свидетель М сотрудник полиции, пояснил в суде, что вечером 2 июля 2015 года ему позвонил Ораков, с которым он был знаком по роду службы, и, плача, рассказал о том, что они совместно с другом детства Лодкиным убили неизвестного им мужчину. Придя в отделение Ораков подробно рассказал об обстоятельствах совершенного преступления о том как избивали, пытались душить веревкой от шорт, а затем он перерезал горло потерпевшего, а Лодкин бросил в голову М а бетонный камень Выехав с ним на место преступления, в зарослях кустарника был обнаружен труп мужчины, после чего была вызвана оперативная группа, а по адресу, указанному Ораковым, был задержан Лодкин.

Показания Лодкина на стадии предварительного расследования о его роли в причинении телесных повреждений потерпевшему и об отрицании вины в совершении убийства М , не опровергают показания Оракова на стадии предварительного следствия об обстоятельствах совершения ими преступления.

Несмотря на то, что Лодкин в своих показаниях явно преуменьшает свое участие в лишении жизни потерпевшего, при допросах в качестве подозреваемого, при очной ставке с Ораковым он не отрицал тот факт, что наносил удары потерпевшему руками, пинал ногами, а когда Ораков стал наносить удары ножом по шее потерпевшего, он нанес несколько ударов ногами в спину М , чтобы тот не сопротивлялся, а затем передал Оракову веревку от своих шорт, которой последний производил удушение.

Ораков, в ходе очной ставки, настаивал на том, что Лодкин принимал участие в убийстве потерпевшего, который физически был гораздо сильнее каждого из них и долго сопротивлялся. Лодкин, кроме нанесения ударов руками и ногами по различным частям тела, удерживал потерпевшего, когда он причинял ножевые ранений в шею и во время удушения, прижав ногой голову М к земле, а также бросил с размаха в голову потерпевшего подобранный на месте преступления камень.

Данные показания Оракова согласуются с показаниями свидетеля Г об обстоятельствах знакомства с потерпевшим, причинах возникшего конфликта между осужденными и М , о том, как они избивали потерпевшего, а затем увели его в кусты, откуда доносились крики М . Также она пояснила, что, отойдя в сторону на пригорок, она увидела, как Лодкин сверху кинул в голову лежащего на земле М камень.

Доводы осужденных о том, что показания свидетеля Г не могут являться допустимым доказательством в связи с наличием у нее психического заболевания, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из материалов дела, ее показания на протяжении всего следствия и судебного заседания были последовательными, стабильными они в полной мере соответствовали показаниям Оракова, а также Лодкина в той части, в которой он признавал свою вину, оснований для оговора Лодкина у нее не имелось. Допрошенные в суде законный представитель свидетеля - Г а также педагог-психолог М пояснили, что, несмотря на то обстоятельство, что Г наблюдается у психиатра по поводу она успешно обучается в школе, показания в ходе следствия давала в свободной форме, так как запомнила события, очевидцем которых была.

Оценив показания свидетеля Г в совокупности с другими доказательствами, в том числе и с показаниями свидетеля Т суд пришел к обоснованному выводу о том, что оснований сомневаться в их достоверности не имеется.

Доводы осужденного Лодкина о том, что смерть потерпевшего наступила от действий Оракова, а не его, Судебная коллегия находит необоснованными.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у потерпевшего М были установлены множественные телесные повреждения на различных частях тела, в том числе открытая непроникающая черепно-мозговая травма головы, странгуляционная борозда на передней поверхности шеи справа и слева с переходом на левую боковую и заднюю поверхность шеи слева, колото - резаная рана правой боковой поверхности шеи с повреждением правой внутренней яремной вены и прилежащих мягких тканей, от которой наступила смерть потерпевшего.

Данное заключение в полной мере согласуется с установленными судом фактическими обстоятельствами совершенного преступления.

Вывод суда о согласованности действий осужденных, направленных на лишение жизни потерпевшего, является правильным, поскольку судом установлено, что оба осужденных наносили множественные удары руками и ногами по различным частям тела и голове потерпевшего, в тот момент когда Ораков наносил удары ножом в область шеи, Лодкин с целью подавления сопротивления М наносил ему удары ногой, а когда Ораков производил удушение веревкой, переданной ему Лодкиным, Лодкин удерживал голову потерпевшего, прижимая его к земле, в завершение преступного посягательства на жизнь потерпевшего Лодкин бросил в голову М бетонный камень.

Вопреки утверждению Лодкина, по смыслу уголовного закона, убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего применяя к нему насилие, при этом необязательно, чтобы повреждения повлекшие смерть, были причинены каждым из них.

Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что убийство потерпевшего совершено группой лиц на почве личных неприязненных отношений. Вывод суда мотивирован в приговоре, с ним соглашается и Судебная коллегия.

Действия осужденных по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицированы судом правильно.

При назначении наказания судом в полной мере выполнены требования ст.6,60 УК РФ, при этом учтены характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, данные, характеризующие личности осужденных, и другие обстоятельства, влияющие на наказание, в том числе в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Оракову, суд признал, как явку с повинной, его сообщение сотруднику полиции М о совершенном ими преступлении.

Судебная коллегия находит правильным вывод суда об отсутствии оснований для признания смягчающим обстоятельством наличие у Лодкина малолетнего ребенка, поскольку из имеющихся материалов дела видно, что он не поддерживает отношения с ребенком, не принимает участия в его воспитании и содержании, за уклонение от уплаты алиментов был осужден приговором суда от 16.04.2013 года по ст. 157 УК РФ, несмотря на это задолженность по алиментам не погашена, не выплачивает их и после приговора.

Вывод суда об отсутствии оснований для признания поведения потерпевшего неправомерным или аморальным мотивирован в приговоре, с ним соглашается и Судебная коллегия.

Обоснованно судом признано отягчающим обстоятельством в отношении обоих осужденных совершение ими преступления в состоянии алкогольного опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Вывод об этом содержится в приговоре суда.

Судебная коллегия находит назначенное наказание соответствующим содеянному и справедливым. Оснований для его смягчения не имеется.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, Судебной коллегией не усматривается.

В соответствии со ст. 241 УПК РФ судебное заседание по данному уголовному делу проводилось в открытом судебном заседании, оснований предусмотренных законом для того, чтобы разбирательство по делу проводилось в закрытом судебном заседании, не имелось. Присутствие в зале при провозглашении приговора кроме участников судебного разбирательства иных лиц, в том числе представителей прессы, не противоречит требованиям ст. 310 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания осужденным в подготовительной части судебного заседания были разъяснены права предусмотренные ст. 47 УПК РФ, в том числе, право на обжалование приговора, ознакомление с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него. Право и порядок обжалования решения по делу разъяснено также в приговоре суда. Кроме того, осужденные реализовали свое право на ознакомление с протоколом судебного заседания, о чем свидетельствуют их ходатайства на л.д. 118,120 в т.4 и расписки о получении копий протокола на л.д. 130 и 131. Замечания, принесенные осужденным Ораковым на протокол судебного заседания, рассмотрены председательствующим по делу судьей в установленном законом порядке.

Изложенное свидетельствует о надуманности доводов жалоб осужденных на нарушение их права на ознакомление с протоколом судебного заседания.

С учетом изложенного, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным, назначенное наказание - справедливым, а доводы апелляционных жалоб несостоятельными и не подлежащими удовлетворению.

Руководствуясь ст. 38913, 38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Оренбургского областного суда от 2 ноября 2015 года в отношении осужденных Оракова Р Б и Лодкина А В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных - без удовлетворения Председательствующий:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...