Актуально на:
25 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 46-АПУ17-6 от 07.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 46-АПУ17-6

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 7 и ю н я 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Эрдыниева Э.Б.,

судей Зателепина О.К., Борисова О.В.

при секретаре Багаутдинове Т.Г.,

с участием переводчика А

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Жураева С.Х, его защитника - адвоката Цветковой Н.Г защитника осужденного Распопова Т.В. - адвоката Левшина А.А. на приговор Самарского областного суда от 14 февраля 2017 года, которым

Жураев С Х

судимый

25 февраля 2009 года Видновским городским судом Московской области по ч. 1 ст. 161. ч. 2 ст. 163 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден в 2013 году по отбытию срока наказания,

осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 313 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по пп. «ж, з ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

I

I

I

2

Распопов 1 В , (

!

несудимый,

I

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Жураеву С.Х. и Распопову Т.В. исчислен с 14 февраля 2017 года, зачтено Жураеву С.Х. и Распопову Т.В. в срок отбываемого наказания время нахождения под стражей с 10 апреля 2016 года по 13 февраля 2017 года.

Приговором разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисова О.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, доводы апелляционных жалоб и возражений на них, выступление осужденных Жураева С.Х. и Распопова Т.В. в режиме видеоконференц-связи их защитников - адвокатов Поддубного СВ., Романова СВ., поддержавших доводы жалоб, а также прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Саночкину Е.А., полагавшую, что приговор следует оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Жураев С.Х. и Распопов Т.В. признаны виновными в том, что 2 апреля 2016 года совершили убийство М группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Они же признаны виновными в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном 2 апреля 2016 года с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Жураев С.Х., находившийся в предварительном заключении, кроме того признан виновным в покушении 5 апреля 2016 года на побег из-под стражи.

Преступления совершены в г. при обстоятельствах, подробно указанных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Жураев С.Х. и Распопов Т.В виновными себя признали частично, в совершении покушения на побег Жураев СВ. вину признал в полном объеме.

В апелляционных жалобах:

осужденный Жураев С.Х., не оспаривая обоснованность осуждения по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 313 УК РФ, выражает несогласие с приговором в части квалификации его действий по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В обоснование указывает, что, поскольку он осужден по двум статьям убийство и разбой, то он дважды наказан за одни и те же действия. В то же время полагает, что его и Распопова Т.В. действия должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ, поскольку они осуждены за разбой совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия. Кроме того, обращает внимание что убийство было завершено Распоповым Т.В., так как именно он завершил удушение потерпевшей. Считает, что судом не в полной мере были учтены смягчающие его наказание обстоятельства: наличие двух малолетних детей положительные характеристики, что дает основание для применения к нему положений ч. 3 ст. 68 УК РФ. Просит приговор изменить, квалифицировать содеянное одной статьей, смягчить назначенное наказание;

адвокат Цветкова Н.Г. в интересах Жураева С.Х. просит приговор Самарского областного суда от 14 февраля 2017 года в отношении Жураева С.Х. изменить, оправдать его по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ переквалифицировать содеянное с п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ и назначить наказание, не превышающее 5 лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 313 УК РФ ограничиться полным поглощением менее тяжкого наказания более тяжким, предусмотренным ст. 161 УК РФ. Считает, что Жураев С.Х. к убийству потерпевшей М не причастен, поскольку его совершил Распопов Т.В. Данный факт могли бы доказать дополнительные следственные действия, в производстве которых стороне защиты было отказано. Оспаривает передачу автомобиля « », принадлежащего С в службу судебных приставов для реализации в счет возмещения морального вреда потерпевшему З поскольку факт принадлежности данного автомобиля именно Жураеву С.Х. не установлен, на момент вынесения приговора истек срок ареста, наложенного на данное имущество. Обращает внимание, что приговор не содержит указание на то, что в результате реализации данного автомобиля подлежит возмещению моральный вред именно со стороны Жураева С.Х. Полагает, что назначенное Жураеву С.Х. наказание является чрезмерно суровым, не соответствует тяжести совершенного преступления и личности осужденного;

адвокат Левшин А.А. в интересах Распопова Т.В. просит приговор отменить, уголовное дело вернуть на новое рассмотрение в ином составе Указывает, что Распопов Т.В. убийства не совершал, с Жураевым С.Х. в предварительный сговор на совершение убийства не вступал. После ухода осужденных потерпевшая была жива, непосредственных очевидцев преступления нет, из проведенных по делу экспертиз не ясно, кто именно совершил убийство. Полагает, что явка с повинной Распопова Т.В. опровергает доводы обвинения и суда о совершении им убийства. Считает, что квалификация содеянного по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ не нашла своего подтверждения в судебном заседании.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Снигирь Е.А. просит оставить приговор Самарского областного суда от 14 февраля 2017 года без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Жураева С.Х., защитников - адвокатов Цветковой Н.Г., Левшина А.А. - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Вывод суда о виновности Жураева С.Х. и Распопова Т.В. в совершении инкриминированных им преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

Так, допрошенный в судебном заседании в качестве подсудимого Жураев С.Х. пояснил, что, находясь в сложном материальном положении, предложил своему знакомому Распопову Т.В. ограбить бабушку (М у которой по его сведениям имелись деньги. За это он обещал Распопову 10000 рублей. 1 апреля 2016 года они приехали к М под предлогом съема жилья. Потерпевшая показала сарай, который сдавался. В это время приехал ее сын, и они уехали, сказав М что приедут вечером. Второй раз они приехали к М ночью с 1 на 2 апреля. Находясь в сарае, Распопов отвлекал М а Жураев снял с шеи шарф, взял его в руку и сзади заткнул рот потерпевшей. Затем он перехватил концы шарфа и стал затягивать его в разные стороны, сделав петлю. Когда М прекратила активное сопротивление, он сказал Распопову, чтобы тот взял шарф. Распопов подошел и взялся за концы шарфа. После этого Жураев пошел в дом. Там под кроватью была сумка, в которой он нашел деньги в сумме 300000 рублей. Забрав их вернулся в сарай, после чего они с Распоповым ушли.

Подсудимый Распопов Т.В. показал, что в начале апреля 2016 года Жураев С.Х. предложил ему совершить ограбление М предложив за это 10000 рублей. В ночь с 1 на 2 апреля 2016 года в сарае, который находился рядом с домом потерпевшей, он, Распопов Т.В., отвлекал М,

в это время Жураев набросил ей на шею шарф, который принес с собой, и сделав петлю, стал душить. М вначале сопротивлялась, но затем затихла и упала на пол лицом вниз. Жураев душил М минуты 2-3, затем продолжая душить М сказал ему - Распопову Т.В., чтобы он взял шарф Он взялся за концы шарфа, а Жураев ушел в дом к потерпевшей. Минут через 10-15 пришел Жураев с деньгами, и они ушли.

Из показаний свидетеля «О » в судебном заседании следует что он вместе с Распоповым Т.В. находился в СИЗО № г. Распопов рассказал ему. что его друг предложил ограбить женщину, у которой были деньги. Они пришли в ночное время к этой женщине, выманили ее во двор после чего в сарае задушили шарфом. Вначале душил друг, а Распопов держал женщину за руки. Затем, когда женщина перестала оказывать сопротивление друг передал шарф Распопову Т.В. и сказал: «Додуши». После чего друг Распопова прошел в дом, где нашел деньги в сумме 300000 рублей, из которых отдал Распопову 10000 рублей.

Из протокола явки с повинной Жураева С.Х. усматривается, что он показал, что вместе с Распоповым Т.В. в ночь с 1 на 2 апреля 2016 года совершил нападение на бабушку, проживающую возле Он накинул на шею женщине шарф и пытался задушить. Затем передал шарф Распопову, а сам прошел в дом бабушки, где нашел денежные средства в сумме 300000 рублей. На похищенные средства впоследствии купил автомобиль «

а». В содеянном раскаивается (т.2 л.д. 239).

Указанные в явке с повинной обстоятельства Жураев С.Х. подтвердил в ходе проверки показаний на месте, где указал место совершения нападения на М с целью хищения у нее денежных средств (т. 2, л.д. 122-142).

Протоколом явки с повинной Распопова Т.В. подтверждается факт обращения последнего в правоохранительные органы с заявлением, из которого усматривается, что он в начале апреля 2016 года вместе с Жураевым С.Х. в ночное время совершил нападение на бабушку, проживающую возле « », и завладел ее денежными средствами (т. 2, л.д. 52-53).

В ходе проверки показаний на месте Распопов Т.В. указал место и обстоятельства совершения нападения на М обстоятельства ее удушения шарфом Жураева С.Х., а также указал, как именно происходило удушение потерпевшей М (т. 2, л.д. 217-233).

Из протокола осмотра места происшествия следует, что при осмотре квартиры № д. по ул. МПС района г обнаружен беспорядок, а при осмотре деревянного сарая, расположенного возле вышеуказанной квартиры, обнаружен труп М года рождения (т. 1. л.д. 4-15).

Из заключения эксперта № 03-8/1620 от 27 мая 2016 года усматривается что смерть М наступила от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи тупым твердым предметом. Асфиксическое состояние обусловленное сдавлением органов шеи тупым твердым предметом, создавало непосредственную угрозу для жизни М имеет признак тяжкого вреда здоровью. Данное состояние состоит в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. Кроме того, на трупе обнаружены другие повреждения (т. 1. л.д. 20-28).

Как пояснил допрошенный в ходе судебного следствия в качестве эксперта Т возможность образования перелома подъязычной кости и щитовидного хряща, причиненных потерпевшей М от травмирующего воздействия на шею шарфа не исключена.

Из заключения эксперта № 1756 от 6 мая 2016 года следует, что на поверхности футболки и спортивных брюк Жураева С.Х. обнаружены волокна сходные по природе, оптическому диаметру и цветовому оттенку с волокнами входящими в состав халата М На поверхности брюк джинсовых Распопова Т.В. обнаружены волокна, сходные по природе, оптическому диаметру и цветовому оттенку с волокнами, входящими в состав халата М (т. 3, л.д. 8-12).

Виновность Жураева С.Х. и Распопова Т.В. в совершении убийства М при обстоятельствах, изложенных в приговоре, подтверждается также показаниями потерпевшего З свидетелей З Л Д С Б протоколами выемки, заключениями проведенных по делу криминалистических экспертиз другими доказательствами, исследованными в судебном заседании и подробно изложенными в приговоре.

Суд обоснованно признал достоверными показания Жураева С.Х. и Распопова ТВ., данные ими в судебном заседании, а также при проверке показаний на месте и содержащиеся в их явках с повинной в той части, в которой они подтверждены другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями указанных свидетелей потерпевшего, протоколами следственных действий, заключениями экспертиз.

Таким образом, исследовав представленные доказательства, суд, вопреки доводам апелляционных жалоб стороны защиты, пришел к правильному выводу, что Жураев С.Х. и Распопов Т.В., заранее договорившись о совершении преступления, распределив роли, действуя совместно и согласованно (пришли в позднее время, под надуманным предлогом заманили потерпевшую в сарай, один отвлекал ее внимание, другой набрасывал на шею специально приготовленный шарф и душил, затем удушение производил второй, то есть каждый участвовал в процессе лишения жизни М совершили нападение на потерпевшую и ее убийство. Между действиями осужденных и наступлением смерти потерпевшей имеется прямая причинно следственная связь.

О наличии у Жураева С.Х. и Распопова Т.В. умысла на причинение смерти М свидетельствуют способ убийства, выбор орудия преступления, механизм причинения телесных повреждений - сдавление жизненно-важных органов - шеи, целенаправленный характер их действий, то обстоятельство, что указанные действия Жураев С.Х. и Распопов Т.В прекратили, лишь когда М перестала подавать признаки жизни.

Выводы суда о мотиве действий осужденных основаны на материалах дела, мотивированны в приговоре и поэтому признаются Судебной коллегий првавильными.

Ссылка в приговоре суда на явку с повинной Распопова Т.В. как на доказательство его виновности в содеянном, вопреки доводам адвоката Романова СВ., высказанным в заседании суда апелляционной инстанции, не противоречит положениям уголовно - процессуального закона. Кроме того данное обстоятельство было учтено судом первой инстанции при назначении наказания осужденному Распопову Т.В.

Доводы о необоснованном осуждении Жураева С.Х. и Распопова Т.В дважды за одно и тоже преступление Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку разбой является оконченным с момента начала нападения и если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, то содеянное им следует квалифицировать по совокупности преступлений. Из материалов дела следует, что Жураев и Распопов во время разбойного нападения на М совершили ее убийство, в связи с чем суд правильно квалифицировал действия осужденных по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 и пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Данная позиция находит свое подтверждение и в решениях Конституционного Суда Российской Федерации, разъяснившего, что убийство т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), и разбой, т.е. нападение с применением насилия в целях хищения чужого имущества, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ), различны с точки зрения деяния (действие, причиняющее смерть, и нападение, направленное на завладение чужим имуществом), имеют разные объекты (жизнь в одном случае собственность и здоровье - в другом), предполагают разное психическое отношение к деянию и его последствиям. Иными словами, п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ содержат описание разных преступлений, которые не соотносятся между собой как целое и часть. Нормы ст. 105 и 162 УК РФ не относятся друг к другу и как общая и специальная, а потому действия виновных в разбойном нападении, в ходе которого потерпевшему причиняется смерть подлежат квалификации по совокупности преступлений (Определение Конституционного Суда РФ от 22.03.2012 № 438-0-0).

Кроме того, по смыслу закона при наличии в действиях лица совершившего кражу, грабеж или разбой, нескольких квалифицирующих признаков, предусмотренных в том числе разными частями статьи, в описательно-мотивировочной части судебного решения следует перечислить все установленные квалифицирующие признаки, не ограничиваясь указанием только на наиболее тяжкие из них.

Выводы суда о виновности Жураева С.Х. в совершении покушения на побег из-под стражи, совершенный лицом, находящимся в предварительном заключении при обстоятельствах, изложенных в приговоре, подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, не оспаривается осужденным и его защитником в апелляционных жалобах и в судебном заседании суда апелляционной инстанции. Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции Судебная коллегия не имеет.

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в том числе ст. 307 УПК РФ; в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности подсудимых Жураева С.Х. и Распопова Т.В., и мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы стороны защиты.

Судом не нарушены требования ст. 15 УПК РФ, предусматривающей, что уголовное судопроизводство осуществляется на основании состязательности сторон, а суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, но создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Как видно из протокола судебного заседания, дело было рассмотрено судом беспристрастно, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон. Председательствующий по делу судья создал стороне защиты и стороне обвинения равные условия и возможности для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Все ходатайства, заявленные подсудимыми Жураевым С.Х. и Распоповым Т.В., их защитниками, председательствующим ставились на обсуждение сторон и по результатам их рассмотрения судьей были вынесены законные постановления. Судом также вынесено законное, обоснованное и мотивированное постановление об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката Цветковой Н.Г. о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для производства дополнительных следственных действий (т. 7 л.д. 19).

Действия осужденных Жураева С.Х. и Распопова Т.В. по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а Жураева С.Х., кроме того, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 313 УК РФ судом квалифицированны правильно.

При назначении наказания суд, вопреки доводам апелляционных жалоб стороны защиты, исходя из требований ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденных смягчающие обстоятельства, которые имеются в отношении каждого из них.

Так, к обстоятельствам, смягчающим наказание Жураева С.Х. и Распопова Т.В., приговором суда отнесены: явки с повинной, удовлетворительные характеристики с места содержания под стражей. У Жураева С.Х., кроме того наличие двух малолетних детей, у Распопова Т.В. - совершение преступления впервые. Отягчающим наказание Жураева С.Х. обстоятельством является опасный рецидив преступлений. Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного Жураева С.Х. применение положений ч. 3 ст. 68 УК РФ является правом, а не обязанностью суда.

Также суд обоснованно пришел к выводу о том, что исходя из характера и степени общественной опасности содеянного осужденными оснований для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ применения положений ст. 64 УК РФ не имеется.

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что назначенное осужденным Жураеву С.Х. и Распопову Т.В. наказание является законным и справедливым, оснований к удовлетворению доводов жалоб и снижению наказания не установлено.

Гражданский иск потерпевшего З по которому с Жураева С.Х. и Распопова Т.В. взыскана денежная компенсация морального вреда судом разрешен в соответствии с требованиями закона.

Принятое судом решение об обращении приобщенного к делу в качестве вещественного доказательства автомобиля « » в счет компенсации причиненного потерпевшему З морального вреда является законным и обоснованным. Оно соответствует положениям ст. 81 ч. 3 п. 4 УПК РФ, поскольку деньги, на которые Жураевым С.Х. был приобретен данный автомобиль, были похищены обоими осужденными у М которая на тот момент являлась законным владельцем указанных денег. Тот факт, что купленный осужденным автомобиль был зарегистрирован на другое лицо, в данном случае не порождает юридических последствий, поскольку по делу достоверно установлено и отражено в приговоре, что источником приобретенного имущества были деньги, добытые преступным путем Свидетель С пояснила, что данная машина была оформлена на нее формально, претензий на нее она не имеет. Не влечет отмены решения по гражданскому иску и то обстоятельство, что на момент вынесения приговора по делу истек срок ареста, наложенного на данное имущество.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

В то же время Судебная коллегия считает, что приговор подлежит изменению, поскольку в резолютивной части суд допустил очевидную техническую ошибку, указав об исчислении срока отбытия наказания осужденному Распопову Т.В. с 14 апреля 2016 года, в то время как приговор постановлен 14 апреля 2017 года. О наличии технической ошибки свидетельствуют и имеющиеся материалы уголовного дела (протокол задержания Распопова ТВ., указание суда в приговоре о зачете времени содержания его под стражей в срок отбытия наказания).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 ,389 , 389" , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного суда от 14 февраля 2017 года в отношении Распопова Т В изменить: уточнить резолютивную часть приговора указанием о том, что срок отбытия наказания Распопову Т.В. исчисляется с 14 февраля 2017 года.

В остальном приговор в отношении Распопова Т.В. и этот же приговор в отношении Жураева С Х оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Жураева С.Х., его защитника - адвоката Цветковой Н.Г., защитника осужденного Распопова Т.В. - адвоката Левшина А.А. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...