Актуально на:
20 февраля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ17-18 от 05.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ17-18

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 5 сентября 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зеленина СР.

судей Ермолаевой Т.А. и Фроловой Л.Г.

при секретаре Меркушове Д.В. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Лапина И.Ю. и защитника Гончаренко А.А. на приговор Приморского краевого суда от 15 июня 2017 года, по которому

Лапин И Ю,

судимый

1) 28 августа 2006 года по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 4 годам 9 месяцам

лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет;

2) 17 сентября 2010 года по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ к 1 году 10

месяцам лишения свободы, с применением ст.70 УК РФ к 4 годам 10

месяцам лишения свободы; освобожденного 13 августа 2013 года

условно-досрочно на 1 год 10 месяцев 3 дня;

3) 4 июня 2014 года по ч.1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения

свободы, с применением ст.70 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения

свободы;

4) 3 декабря 2014 года по ч.1 ст. 119 УК РФ к 8 месяцам лишения

свободы, с применением ч.5 ст.69 УК РФ к 2 годам 5 месяцам

лишения свободы; освобожденного 5 апреля 2016 года условно-

досрочно на 7 месяцев 9 дней;

осужден по

п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев,

п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

на основании ст. 69 ч.З УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года,

на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 3 декабря 2014 года и окончательно назначено 22 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы сроком на 2 года с возложением следующих обязанностей: не выезжать за пределы муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не покидать место жительства в период с 23 до 7 часов и не изменять его без согласия уголовно-исполнительной инспекции, являться на регистрацию два раза в месяц в дни, установленные уголовно-исполнительной инспекцией.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступления осужденного Лапина И.Ю. с использованием систем видеоконференц-связи и защитника Живовой Т.Г., поддержавших доводы апелляционных жалоб выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Шаруевой М.В возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Лапин И.Ю. осужден за убийство Е сопряженное с разбоем, и за разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Преступления совершены в ночь на 10 апреля 2016 года в пос.

района края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Лапин И.Ю. просит приговор отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение, его уголовное преследование прекратить.

Утверждает, что после его фактического задержания 10 апреля 2016 года подписал пустые протоколы из-за угроз и насилия со стороны работников полиции. Он обжаловал эти действия, но о результатах ему сообщено не было. Протокол задержания был составлен только 11 апреля 2016 года. Суд указанные обстоятельства проигнорировал.

Заявляет о том, что исследованные в суде показания свидетелей Ш П В и А а также показания свидетелей М и Г в суде не содержат сведений, относящихся к делу, поэтому их использование при разрешении дела недопустимо. Делает вывод об отсутствии по делу доказательств.

Считает наказание несоразмерным, чрезмерно суровым.

Защитник Гончаренко А.А. в апелляционной жалобе просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Лапина прекратить признав за ним право на реабилитацию, ссылаясь на показания Лапина в суде.

Утверждает о недопустимости протокола проверки показаний Лапина на месте, поскольку в ходе этого следственного действия понятая Г в нарушение требований закона задавала Лапину вопросы Кроме того, фотографирование при проверке показаний применял следователь, не обладая специальными знаниями и не привлекая для этого специалиста, при этом снимки на электронном носителе к делу не приобщены.

Оспаривает признание отягчающим обстоятельством состояние опьянения Лапина в момент совершения преступления, поскольку суд не привел мотивов этого решения, подтверждающих связь опьянения с происшедшим и повышающих опасность личности осужденного.

Вопрос об установлении этого факта не исследован судом в порядке предусмотренном частью 5 ст. 316 УПК РФ, документально состояние опьянения на момент инкриминированных действий 9 апреля 2016 года не подтверждено.

Оспаривает квалификацию совершенного преступления, считает наказание чрезмерно суровым, просит о его смягчении.

Государственный обвинитель Литвиненко Е В . возражает на апелляционную жалобу защитника, просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Виновность осужденного в совершении убийства и разбоя подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании допустимых и достоверных доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами, в частности, обоснованно признаны показания Лапина И.Ю., данные им в ходе предварительного расследования дела, в которых он последовательно утверждал, что проник в жилище потерпевшей с целью хищения денег, поскольку знал, что она получила пенсию. Перед этим он вооружился ножом, взяв его из своего дома. Сначала он, выставив окно, проник на веранду, но входная дверь оказалась закрыта, потом он разбил стекло в окне, и Е открыла дверь. Тогда он напал на потерпевшую, бил ее руками и молотком по голове и телу, требуя сказать, где хранятся деньги, потом принесенным из дома ножом несколько раз ударил ее в шею, грудную клетку и живот, а потом намотал на шею колготки. Забрал из ее дома 130 рублей и продукты питания. Сразу после этого купил в магазине алкоголь.

Указанные показания были даны Лапиным И.Ю. в качестве подозреваемого и обвиняемого после разъяснения гарантированных ему законом прав, в том числе права не свидетельствовать против себя, с участием защитника, при этом Лапин И.Ю. подписал протоколы без замечаний, на применение к нему незаконного давления не жаловался.

Эти показания он подтвердил при проверке их на месте в присутствии понятых.

Свидетель Ш пояснила суду, что действительно 9 апреля 2016 года принесла Е пенсию, что подтверждает достоверность показаний Лапина И.Ю. в соответствующей части.

Свидетель Л на следствии при осмотре ножа, изъятого из трупа потерпевшей, пояснила, что этот нож принадлежит ей, и подтвердила эти показания в суде, что полностью соответствует показаниям Лапина И.Ю. о том, что прежде чем совершить нападение на потерпевшую он вооружился ножом, взяв его из дома.

Свидетели В и А пояснили в ходе предварительного расследования, что во время их работы в магазине во втором часу ночи парень, правая рука которого была в крови, делал покупки, расплатившись 100 рублями и мелочью, что соответствует показаниям Лапина о распоряжении им похищенными деньгами.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Е наступила от колото-резаной раны шеи с массивным кровотечением при наличии кровоподтеков, колото-резаных ран грудной клетки и живота (проникающих) и шеи.

В жилище Е при осмотре места происшествия были изъяты следы пальцев рук, которые по заключению экспертизы были оставлены Лапиным И.Ю. Это доказательство было оценено судом первой инстанции как подтверждающее виновность Лапина И.Ю. в совокупности с другими доказательствами обвинения, в том числе показаниями Лапина И.Ю. на следствии о том, что перед совершением преступления он был в доме потерпевшей лишь до его осуждения в 2014 году.

На одежде Лапина И.Ю. (спортивных брюках и обуви) обнаружена кровь человека, которая с вероятностью более 99,9% происходит от Е

Проверив и оценив указанные, а также иные приведенные в приговоре доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности совершения Лапиным И.Ю. вмененных ему преступлений.

Показания свидетеля Л не могут быть признаны подтверждающими алиби осужденного, поскольку она пояснила, что после прихода М иГ заснула, находясь в состоянии алкогольного опьянения, и проснулась лишь утром.

Квалификация действий осужденного является правильной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом первой инстанции не допущено.

Протокол проверки показаний Лапина И.Ю. на месте не может быть признан недопустимым доказательством по основаниям, приведенным в апелляционной жалобе защитника. В соответствии с частью 6 ст. 164 УПК РФ при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления, при этом закон не содержит запрета на применение указанных средств непосредственно следователем. Привлечение к производству следственного действия специалиста, по смыслу части 1 ст. 58 УПК РФ необходимо лишь в тех случаях, когда для применения технических средств необходимы специальные знания. Поскольку для применения фотоаппарата при проверке показаний на месте специальных знаний не требуется, следователь был вправе самостоятельно, без привлечения специалиста, использовать указанное техническое средство для фиксации хода и результатов следственного действия.

Требования ст. 166 УПК РФ при составлении протокола проверки показаний на месте не нарушены. В соответствии с частью 8 указанной нормы закона к протоколу приложены фотографические снимки. Доводы защитника о необходимости приобщения к протоколу электронного носителя не основаны на законе, поскольку копирование информации с одного электронного носителя на другой при проведении указанного следственного действия не производилось (часть 8 ст. 166 УПК РФ).

То обстоятельство, что Лапин И.Ю. в ходе проверки показаний на месте отвечал на вопросы понятой Г (т.1 л.д.189-190), не является нарушением закона, влекущим признание протокола следственного действия недопустимым доказательством.

Из определения понятого как лица, привлекаемого для удостоверения факта производства следственного действия, его содержания, хода и результатов, а также прав понятого, предусмотренных частью 3 ст. 60 УПК РФ, не следует, что он лишен права задать вопросы участникам следственного действия, касающиеся как его статуса и полномочий, так и особенностей процедуры и содержания следственного действия (часть 1 ст. 11, часть 5 ст. 164 УПК РФ).

Кроме того, частью 4 ст. 194 УПК РФ предусмотрено, что после свободного рассказа и демонстрации действий лицу, показания которого проверяются, могут быть заданы вопросы. В силу требований части 4 ст. 166 УПК РФ пояснения лица, показания которого проверяются, подлежат занесению в протокол независимо от того, сделаны ли они этим лицом по собственной инициативе, либо в ответ на вопросы участвующих в следственном действии лиц.

Вопреки доводам осужденного, суд дал оценку утверждениям о недопустимости его показаний, данных на следствии. При этом суд первой инстанции учел данные о соблюдении требований уголовно процессуального закона при проведении с Лапиным следственных действий, и то обстоятельство, что показания о совершении им преступлений были даны им не только в первоначальный период расследования, но и спустя четыре месяца после возбуждения дела - 25 и 26 августа 2016 года.

Кроме того, по итогам проведенной следственными органами проверки его заявления о незаконных методах воздействия в возбуждении уголовного дела было отказано. Реализация осужденным своего права обжаловать вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не может поставить под сомнение обоснованность выводов суда, которые основаны на совокупности доказательств свидетельствующих о допустимости его показаний, данных в ходе расследования дела.

Как видно из протокола судебного заседания, дело было рассмотрено судом с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон которым предоставлялась возможность реализовать предоставленные законом права.

Фактическое задержание Лапина И.Ю. 10 апреля 2016 года учтено судом при определении начала срока отбывания наказания. На оценку допустимости его показаний это обстоятельство повлиять не могло поскольку его показания от 11 апреля 2016 года получены после составления протокола его задержания в качестве подозреваемого, то есть в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Суд назначил осужденному наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных о его личности.

Признавая обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя суд обоснованно сослался на показания свидетелей П М Г пояснивших, что незадолго до времени совершения преступлений в отношении Е Лапин И.Ю употреблял спиртные напитки. Таким образом, приговор в этой части основан не исключительно на результатах освидетельствования Лапина И.Ю. от 10 апреля 2016 года, а на совокупности достоверных и допустимых доказательств. Кроме того, решение о признании указанного обстоятельства отягчающим мотивировано судом в соответствии с положениями части 1 ст. 63 УК РФ.

При назначении наказания учел суд и смягчающие обстоятельства, а также отягчающее - рецидив преступлений, являющийся в данном случае особо опасным.

Таким образом суд первой инстанции учел при назначении наказания учел все обстоятельства, предусмотренные уголовным законом.

Назначенное осужденному наказание является справедливым оснований для его смягчения не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 , 389 , 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Приморского краевого суда от 15 июня 2017 года в отношении Лапина И Ю оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...