Актуально на:
23 июля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ16-156 от 13.12.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№5-КГ16-156

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 декабря 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Рыженкова А.М., Юрьева И.М.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кусиани Н И , действующей в интересах несовершеннолетнего Кусиани Р М , к Кусиани М Н , Кусиани Е М , Баиндурашвили Ц М , Департаменту городского имущества города Москвы о признании договора передачи жилого помещения в собственность граждан недействительным, возврате жилого помещения в собственность города Москвы с сохранением прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, признании не приобретшей право пользования жилым помещением по договору социального найма со снятием с регистрационного учета

по кассационной жалобе Баиндурашвили Ц М на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Баиндурашвили Ц.М Гречушкиной Е.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Департамента городского имущества г. Москвы - Юровой А.П заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой ТА., полагавшей кассационную жалобу подлежащей удовлетворению Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Кусиани Н.И., действующая в интересах несовершеннолетнего Кусиани Р.М., обратилась в суд с иском к Кусиани М.Н., Кусиани Е.М Баиндурашвили Ц.М., Департаменту городского имущества города Москвы (далее - Департамент) о признании недействительным заключенного между Кусиани М.Н., Кусиани Е.М., Баиндурашвили Ц.М., Кусиани Р.М. и Департаментом договора от 11 декабря 2013 г. № передачи в долевую собственность граждан однокомнатной квартиры общей площадью кв. м по адресу возврате квартиры в собственность города с сохранением прав нанимателя указанного жилого помещения по договору социального найма за Кусиани М.Н., признании Баиндурашвили Ц.М. не приобретшей право пользования жилым помещением по договору социального найма со снятием с регистрационного учета.

В обоснование иска Кусиани Н.И. указала, что в названной квартире помимо ее супруга Кусиани М.Н. (наниматель), сына Кусиани Р.М. и дочери супруга от первого брака Кусиани Е.М. в качестве бывшего члена семьи нанимателя зарегистрирована по месту жительства, вселена, включена в договор социального найма жилого помещения от 18 сентября 2009 г. и договор его последующей приватизации от 11 декабря 2013 г. Баиндурашвили Ц.М. Из представленных супругом документов следовало, что с 13 апреля 2005 г по 4 мая 2006 г. Кусиани М.Н. состоял с Баиндурашвили Ц.М. в браке Вступившим в законную силу решением Кунцевского районного суда г. Москва от 10 июня 2014 г. по иску Кусиани Н.И. брак между Кусиани М.Н. и Баиндурашвили Ц.М. после его расторжения признан недействительным по причине состояния Кусиани М.Н. в момент регистрации оспоренного брака в нерасторгнутом браке с истцом. Поскольку брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, истец полагает что Баиндурашвили Ц.М. перестала являться бывшим членом семьи (бывшей супругой) нанимателя, обладать правом пользования жилым помещением по договору социального найма и, как следствие, правом на его приватизацию в равных долях с другими проживающими в квартире членами семьи.

Решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 18 марта 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 июня 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены. Договор приватизации квартиры признан недействительным с погашением в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации

права долевой собственности на квартиру за Кусиани М.Н., Кусиани Е.М Баиндурашвили Ц.М., Кусиани Р.М. (по 1/4 доли за каждым), квартира

возвращена в собственность г. Москвы, Баиндурашвили Ц.М. признана не

приобретшей право пользования спорной квартирой.

В кассационной жалобе Баиндурашвили Ц.М. ставит вопрос об отмене обжалуемого апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 11 ноября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения при рассмотрении настоящего дела были допущены судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 5 июля 1996 г. по настоящее время Кусиани М.Н. и Кусиани Н.И. состоят в браке, от брака имеют сына Кусиани Р.М., года рождения (л.д. 4, 9).

Находясь с истцом в нерасторгнутом браке, Кусиани М.Н. 13 апреля 2005 г. вступил с Баиндурашвили Ц.М. в брак, который был прекращен 4 мая 2006 г. на основании совместного заявления сторон о его расторжении (л.д. 9).

Вступившим в законную силу решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 10 июня 2014 г. по иску Кусиани Н.И. брак между Кусиани М.Н. и Баиндурашвили Ц.М. признан недействительным по причине состояния Кусиани М.Н. в браке с Кусиани Н.И., Баиндурашвили Ц.М. признана добросовестным супругом (л.д. 9).

В квартире по адресу проживают и зарегистрированы по месту жительства с 15 октября 2009 г Кусиани М.Н., Баиндурашвили Ц.М., Кусиани Р.М., Кусиани Е.М. (л.д. 7-8, 69- 70, 86-87, 89-90).

Основанием вселения в указанную квартиру является заключенный между Департаментом (наймодатель) и Кусиани М.Н. (наниматель) договор социального найма жилого помещения от 18 сентября 2009 г. № (л.д. 66-67).

Согласно пункту 1.3 договора социального найма совместно с нанимателем в жилое помещение вселяются в качестве членов его семьи бывшая супруга Баиндурашвили Ц.М., сын Кусиани Р.М. и дочь Кусиани Е.М.

На основании заявления о приватизации жилого помещения между Департаментом и Кусиани М.Н., Баиндурашвили Ц.М., Кусиани Р.М.,

Кусиани Е.М. 11 декабря 2013 г. заключен договор №

безвозмездной передачи спорного жилого помещения в их долевую собственность с определением долей - по 1/4 за каждым, государственная регистрация права долевой собственности произведена 31 января 2014 г. (л.д. 5- 6,10).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска Кусиани Н.И., суд первой инстанции исходил из отсутствия правовых оснований для признания Баиндурашвили Ц.М. не приобретшей право пользования спорной квартирой, а также для признания договора приватизации недействительным, поскольку на момент приватизации квартиры Баиндурашвили Ц.М. проживала и обладала правом пользования данным жилым помещением на основании договора социального найма, не оспоренного и не признанного в установленном порядке недействительным, и, как следствие, обладала правом на его приватизацию.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении исковых требований, исходил из того, что вследствие признания судом брака Кусиани М.Н. и Баиндурашвили Ц.М. недействительным с момента его заключения и не породившим прав и обязанностей супругов, у Баиндурашвили Ц.М. не возникло права пользования спорной квартирой на условиях социального найма в качестве члена семьи нанимателя жилого помещения и права на его приватизацию.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанций допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

Пунктом 1 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, предусмотренных Кодексом, за исключением случаев, установленных пунктами 4 и 5 данной статьи.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, семейное законодательство не регулирует жилищные отношения членов семьи.

Жилищные права и обязанности членов семьи возникают из оснований предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, другими

федеральными законами и иными правовыми актами.

Согласно части 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации к

членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма

относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители

данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы

признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору

социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

В силу части 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

Статьей 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» предусмотрено, что граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях предусмотренных этим законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Исходя из указанных положений закона бывшие члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, проживающие в жилом помещении, сохраняют право пользования им и обладают правом его приватизации наравне с остальными членами семьи нанимателя.

По смыслу частей 1 и 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации, к бывшим членам семьи нанимателя жилого помещения относятся лица, с которыми у нанимателя прекращены семейные отношения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» под прекращением семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, в суде, признание брака недействительным, прекращение ведения общего хозяйства.

Таким образом, признание брака недействительным не является безусловным основанием для прекращения возникшего у добросовестного супруга как члена семьи нанимателя права пользования жилым помещением и признания его не приобретшим это право, что не было учтено судом апелляционной инстанции.

Как усматривается из материалов дела, Баиндурашвили Ц.М. была вселена в спорную квартиру и включена в договор социального найма в качестве бывшего члена семьи нанимателя (бывшей супруги), а не в качестве члена семьи

(супруги) нанимателя, как указал суд апелляционной инстанции.

Баиндурашвили Ц.М. после вступления в брак с Кусиани М.Н. была

вселена последним в квартиру по адресу: ,,

в которой с 15 сентября 2009 г. была зарегистрирована по месту жительства и проживала в ней, в том числе и после расторжения брака до переселения в спорную квартиру (л.д. 7, 8, 69). Баиндурашвили Ц.М. в установленном законом порядке не приобретшей или утратившей право пользования этим жилым помещением не признана.

На момент предоставления квартиры по адресу:,

и заключения между Департаментом (наймодатель) и Кусиани М.Н. (наниматель) в отношении ее договора социального найма жилого помещения Баиндурашвили Ц.М. была зарегистрирована по месту жительства в квартире и включена в этот договор как бывший член семьи Кусиани М.Н.

Основанием заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса Российской Федерации решение органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения (часть 4 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Баиндурашвили Ц.М. включена в распоряжение о предоставлении жилого помещения и договор социального найма в качестве лица, обладающего правом пользования предоставленным спорным жилым помещением (л.д. 66-68). Материалы дела не содержат сведений о том, что решение о предоставлении жилого помещения и договор социального найма жилого помещения от 18 сентября 2009 г. № в части включения в него Баиндурашвили Ц.М. оспаривались и признаны недействительными.

Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Одним из юридически значимых обстоятельств по данному делу являлось

выяснение вопроса об основании предоставления спорной квартиры и

переселения в нее ответчиков из квартиры по адресу: ,.

Однако суд апелляционной инстанции, принимая новое решение об

удовлетворении иска, указанное обстоятельство не определил в качестве

юридически значимого для правильного разрешения спора, оно не вошло в

предмет доказывания по делу и не получило правовой оценки суда.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 июня 2015 г. нельзя признать законным и оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 июня 2015 г. отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...