Актуально на:
29 мая 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 307-КГ15-7495 от 14.09.2015 Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация

79017_714849

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 307-КГ15-7495

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 14.09.2015

Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив по материалам истребованного дела кассационную жалобу открытого акционерного общества «Мурманское морское пароходство» (г. Мурманск) на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2014 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.03.2015 по делу № А42-4205/2014 Арбитражного суда Мурманской области

по заявлению открытого акционерного общества «Мурманское морское пароходство» (далее – общество, налогоплательщик, заявитель) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области (г. Мурманск, далее – инспекция налоговый орган) о признании недействительным решения от 25.03.2014 № 5,

установила:

решением Арбитражного суда Мурманской области от 19.08.2014 заявленное требование удовлетворено в полном объеме.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2014 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявления общества отказано.

Арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 18.03.2015 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В кассационной жалобе общество ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов апелляционной и кассационной инстанций в связи с допущенным нарушением в толковании и применении данными судами норм материального права.

Основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При изучении доводов общества по материалам истребованного дела установлены основания для передачи кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, морское судно «Адмирал Ушаков» (далее – судно), принадлежащее обществу на праве собственности, 17.03.2013 прибыло в порт Кавказ из порта Николаев (Украина с грузом на борту, что подтверждается общей декларацией № 10309140/170313/00406, и покинуло порт Кавказ 21.03.2013 с оформлением таможенного режима «временный вывоз» для транспортировки груза в Южную Корею, что подтверждается таможенной декларацией № 10309140/210313/103273.

В рамках программы стратегического развития общества до 2015 года предполагающей оптимизацию основных фондов в виде реализации имущества, общество и компания «Аутуми Харвест Маритайм Ко» 15.05.2013 подписали меморандум о соглашении (далее – меморандум), по которому налогоплательщик обязался продать, а компания «Аутум Харвест Маритайм Ко» принять судно; место его передачи - Шанхай, включая порт Дияньджинь предполагаемое время - с 25.05.2013 по 10.06.2013.

Согласно пункту 11 меморандума право собственности переходит и судно считается переданным в момент полной уплаты покупной цены и подписания уполномоченными представителями сторон акта приема-передачи.

Общество выставило счет-фактуру (инвойс) от 22.05.2013 на сумму 2 832 532,71 доллара США и оформило паспорт внешнеэкономической сделки № 13050001/1481/1939/1/1. Стороны 31.05.2013 подписали протокол приема передачи судна в порту Дияньджинь (Китай).

Судно 05.06.2013 таможенным органом помещено под таможенную процедуру экспорта на основании декларации на товары № 10207050/050613/0001465 без возврата транспортного средства на территорию Российской Федерации, 22.07.2013 выдано свидетельство об исключении судна из Российского международного реестра судов.

Налогоплательщик 21.10.2013 представил в инспекцию налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за III квартал 2013 года, в которой отразил 91 773 493 рублей дохода от реализации судна и заявил 107 884 рублей налоговых вычетов по данной операции.

По результатам камеральной проверки налоговой декларации налоговым органом было вынесено решение от 25.03.2014 № 5 о доначислении обществу 107 884 рублей налога на добавленную стоимость, начислении 3 638 рублей 21 копейки пеней и привлечении заявителя к ответственности предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс) в виде взыскания 21 576 рублей 80 копеек штрафа.

Основанием для доначисления указанного налога, соответствующих пеней и привлечения к ответственности послужил вывод налогового органа о необоснованном применении обществом по рассматриваемой операции ставки 0 процентов и налоговых вычетов, поскольку с учетом требований статьи 147 Налогового кодекса территория Российской Федерации не является местом реализации спорного морского судна, соответственно объект обложения налогом на добавленную стоимость отсутствует.

Несогласие с указанной позицией инспекции послужило основанием для обращения налогоплательщика в суд с соответствующим требованием.

Удовлетворяя заявление общества, суд первой инстанции пришел к выводу, что налогоплательщик подтвердил факт соблюдения условий определенных главой 21 Налогового кодекса и предусматривающих возможность применения налоговой ставки 0 процентов в отношении товаров предназначенных для реализации и вывезенных с таможенной территории Российской Федерации в таможенном режиме временного вывоза с последующем изменением этого режима на таможенный режим экспорта, а также представил в инспекцию все документы, предусмотренные статьей 165 Налогового кодекса.

Суд апелляционной инстанции, отменяя указанное решение суда первой инстанции, счел, что помещение временно вывезенного транспортного средства под таможенный режим экспорта в соответствии с требованиями Таможенного кодекса Таможенного союза не является основанием для признания Российской Федерации местом реализации товара, поскольку в целях обложения налогом на добавленную стоимость место реализации определяется на основании статьи 147 Налогового кодекса.

Арбитражный суд Северо-Западного округа указанную позицию суда апелляционной инстанции признал обоснованной, исходя из следующего.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость являются операции по реализации товаров на территории Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 39 Налогового кодекса реализацией товаров признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами) права собственности на товары одним лицом для другого лица, а в случаях, предусмотренных названным Кодексом, передача права собственности на товары одним лицом для другого лица на безвозмездной основе.

Место и момент фактической реализации товаров для целей налогообложения определяются в соответствии с частью второй Налогового кодекса.

Порядок определения места реализации товаров в целях применения налога на добавленную стоимость установлен статьей 147 Налогового кодекса согласно которой местом реализации товаров признается территория Российской Федерации при наличии одного или нескольких следующих обстоятельств: товар находится на территории Российской Федерации и иных территориях, находящихся под ее юрисдикцией, не отгружается и не транспортируется; товар в момент начала отгрузки или транспортировки находится на территории Российской Федерации и иных территориях находящихся под ее юрисдикцией.

Суд указал, что для решения вопроса о наличии или отсутствии объекта обложения налогом на добавленную стоимость при реализации судна в качестве товара основное значение имеет не факт наличия документов необходимых для подтверждения ставки НДС 0 процентов, а определение момента начала отгрузки морского судна в качестве товара, так как именно в случае нахождения товара на территории Российской Федерации в момент начала отгрузки или транспортировки возникает обязанность по исчислению налога на добавленную стоимость.

С момента выхода из порта Кавказ (Россия) судно использовалось в качестве транспортного средства для международной перевозки грузов через таможенную границу Российской Федерации, что не отрицается обществом предусмотренная передача судна покупателю произошла в иностранном порту.

Таким образом, на дату выхода судна из порта Российской Федерации оно не было реализовано или предназначено к реализации, поскольку меморандум о соглашении по поводу купли-продажи судна подписан не был, судно использовалось по своему назначению в качестве транспортного средства.

Между тем, не соглашаясь с выводами судов апелляционной и кассационной инстанций по рассматриваемому спору, общество в кассационной жалобе ссылается на допущенные данными судами нарушения норм материального права и приводит следующее правовое обоснование своей позиции.

Согласно пункту 4 статьи 11 Налогового кодекса в отношениях возникающих в связи с взиманием налогов при перемещении товаров через таможенную границу Таможенного союза, используются понятия определенные таможенным законодательством Таможенного союза и законодательством Российской Федерации о таможенном деле, а в части, не урегулированной им, - Налоговым кодексом.

Ссылаясь на положения статей 165, 252, 256 Таможенного кодекса Российской Федерации, действовавшего до 01.01.2011, заявитель полагает, что системный анализ названных норм указывает на то, что товары, помещенные под таможенный режим временного вывоза, считаются находящимися в свободном обращении на таможенной территории Российской Федерации. В случае передаче иностранному лицу права собственности на временно вывезенные товары лицо, поместившее товары под таможенный режим временного вывоза, обязано изменить таможенный режим временного вывоза на таможенный режим экспорта, за исключением случая, предусмотренного пунктом 2 статьи 256 Таможенного кодекса Российской Федерации. При этом изменение таможенного режима допускается без фактического предъявления товара таможенному органу.

Аналогичные правила закреплены в статьях 212, 285, 288 Таможенного кодекса Таможенного союза.

Следовательно, местом реализации товаров, вывезенных с территории Российской Федерации с оформлением таможенной процедуры временного вывоза с целью их продажи, по мнению общества, признается территория Российской Федерации независимо от заключения соглашения о продаже этих товаров после их вывоза с территории Российской Федерации.

Таким образом, независимо от того, где фактически состоялся переход права собственности на спорный товар – в России или за рубежом, экспортная операция облагается налогом на добавленную стоимость по ставке 0 процентов, а дата пересечения границы и факт нахождения товара в момент перехода права собственности на территории иностранного государства правового значения не имеют.

Учитывая, что общество в соответствии с требованиями статьи 165 Налогового кодекса представило в налоговый орган полный пакет документов подтверждающих реализацию товара, вывезенного в таможенном режиме экспорта, а также сумму налоговых вычетов, оснований для принятия инспекцией оспариваемого решения не имелось.

Приведенные доводы заслуживают внимания, в связи с чем кассационную жалобу общества следует передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 291.9 - 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

передать кассационную жалобу открытого акционерного общества «Мурманское морское пароходство» с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации Судья Верховного Суда Т.В. Завьялова Российской Федерации

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...