Актуально на:
18 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ16-51СП от 16.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№4-АПУ16-51СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 ноября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Пейсиковой Е.В. и Кондратова П.Е.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Шубенкова ПА. и апелляционным жалобам осужденных Рожкова Е.Л., Романова В.Н. и Тимофеева СВ., адвоката Беловой Е.Б в интересах осужденного Рожкова Е.Л. на приговор Московского областного суда от 6 июня 2016 г., постановленный с участием коллегии присяжных заседателей, по которому

Рожков Е Л

судимый: 1) 3 августа 1998 г. Военным судом Московского

гарнизона по п. «а» ч. 2 ст. 166, пп. «б», «г» ч. 2 ст. 159 УК

РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно;

2) 25 октября 2000 г. Пушкинским городским судом

Московской области по п. «б» ч.З ст. 162, пп. «а», «г» ч. 2

ст. 127 УК РФ, с учетом ст. 69 и 70 УК РФ (с изменениями

внесенными постановлением Стародубского районного

суда Брянской области от 28 сентября 2004 г.) к 8 годам 6

месяцам лишения свободы; освобожденный 9 декабря

2005 г. по постановлению Димитровградского городского

суда Ульяновской области от 28 ноября 2005 г. условно-

досрочно на неотбытый срок 1 год 9 месяцев 25 дней,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 209 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 08.12.2003) - на 14 лет со штрафом в размере 750 000 рублей; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 21.07.2004), за каждое преступление: 8, 9 и 31 мая 2007 г. - на 11 лет со штрафом в размере 300 000 рублей; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 21.07.2004), преступление 12 мая 2007 г. - на 12 лет со штрафом в размере 400 000 рублей; по п. «а», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 21.07.2004) - на 13 лет со штрафом в размере 500 000 рублей; по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 21.07.2004) - на 19 лет; по ч. 4 ст. 166 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 07.03.2011), за каждое преступление: 8, 9, 12 и 19 мая 2007 г. - на 9 лет; по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 21.07.2004) - на 6 лет; по п. «а ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 21.07.2004), преступление 15 сентября 2007 г. на 9 лет со штрафом в размере 200 000 рублей; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 24 года 6 месяцев со штрафом в размере 900 000 рублей; на основании ст. 70 УК РФ путем частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору, с неотбытой частью наказания, назначенного по приговору Пушкинского городского суда Московской области от 25 октября 2000 г., отменив условное освобождение, окончательно на 26 лет с отбыванием первых 15 лет в тюрьме, а затем в исправительной колонии особого режима, со штрафом в размере 900 000 рублей;

Романов В Н ,

судимый: 1) 19

июня 1995 г. Засвияжским районным судом Ульяновской

области по ч. 1 ст. 145, ч. 3 ст. 148 УК РФ к 3 годам

лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на

2 года; 2) 16 мая 1996 г. Засвияжским районным судом

Ульяновской области по ч. 2 ст. 145 УК РФ с применением

ст. 41 УК РФ к 5 годам лишения свободы; освобожденный

26 июня 1998 г. условно-досрочно по постановлению

Димитровградского городского суда Ульяновской области

от 25 июня 1998 г. на неотбытый срок 2 года 7 месяцев 12

дней; 3) 18 сентября 2000 г. Засвияжским районным судом

Ульяновской области по пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, на

основании ст. 70 УК РФ (с изменениями внесенными

постановлением Засвияжского районного суда

Ульяновской области) к 6 годам 6 месяцам лишения

свободы; освобожденный 7 сентября 2006 г. условно-

досрочно на 2 месяца; 4) 27 апреля 2011 г. Ульяновским

городским судом Ульяновской области по ч. 1 ст. 112, ч. 1

ст. 119, ч. 1 ст. 122, ч. 1 ст. 134 УК РФ к 3 годам 6 месяцам

лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 08.12.2003) на 12 лет со штрафом в размере 600 000 рублей; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 21.07.2004), преступление 8 мая 2007 г на 9 лет со штрафом в размере 200 000 рублей; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 21.07.2004), за каждое преступление: 9 и 31 мая 2007 г. на 10 лет со штрафом в размере 300 000 рублей; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 21.07.2004), преступление 12 мая 2007 г. - на 11 лет со штрафом в размере 400 000 рублей; по пп. «а», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 21.07.2004) - на 12 лет со штрафом в размере 500 000 рублей; по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 21.07.2004) - на 18 лет; по ч. 4 ст. 166 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 07.03.2011), за каждое преступление: 8, 12 и 19 мая 2007 г. - на 8 лет; на основании ч. 3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний на 22 года, со штрафом в размере 700 000 рублей, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору, с наказанием, назначенным по приговору Ульяновского городского суда Ульяновской области от 27 апреля 2011 г., окончательно на 24 года с отбыванием первых 12 лет в тюрьме, а затем в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 700 000 рублей;

Тимофеев С В ,

судимый Димитровградским городским

судом Ульяновской области: 1) 25 февраля 2003 г. по ч. 2

ст. 162 УК РФ (с изменениями внесенными

постановлениями Заволжского районного суда

Ульяновской области от 16 февраля 2004 г. и 18 августа

2011 г.) к 7 годам 11 месяцам лишения свободы;

освобожденный 26 декабря 2006 г. условно-досрочно на

неотбытый срок 3 года 11 месяцев 14 дней; 2) 17 июня

2010г. по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ на основании ст.

70 УК РФ (с изменениями внесенными постановлением

Заволжского районного суда Ульяновской области от 18

августа 2011 г.) к 4 годам 9 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 08.12.2003) на 9 лет со штрафом в размере 400 000 рублей; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 21.07.2004), за каждое преступление: 8 и 9 мая 2007 г. на 8 лет со штрафом в размере 200 000 рублей; по п. «а ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 21.07.2004), преступление 12 мая 2007 г. - на 9 лет со штрафом в размере 300 000 рублей; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 21.07.2004), преступление 19 мая 2007 г. - на 11 лет со штрафом в размере 400 000 рублей; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред Федерального Закона РФ от 21.07.2004), преступление 31 мая 2007 г на 9 лет со штрафом в размере 300 000 рублей; по ч. 4 ст. 166 УК РФ (в ред. Федерального Закона РФ от 07.03.2011), на 6 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний на 15 лет со штрафом в размере 500 000 рублей; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору, с наказанием, назначенным по приговору Димитровградского городского суда Ульяновской области от 17 июня 2010 г., окончательно на 18 лет с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500 000 рублей;

Рожков Е Л , Романов В Н Тимофеев С В по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, Романов В Н , Тимофеев С В по ч. 3 ст. 222 УК РФ - оправданы в связи с вынесением в отношении них коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта ввиду непричастности к указанным преступлениям, с признанием за ними в этой части права на реабилитацию;

взыскано: в счет возмещения морального вреда в пользу М

с Рожкова Е.Л. и Романова В.Н. по 600 000 рублей с каждого, с Тимофеева С В . - 100 000 рублей; в доход государства процессуальные издержки с Рожкова Е.Л. в размере 26 720 рублей, с Романова В.Н. в размере 64 100 рублей, с Тимофеева С В . в размере 46 800 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н., изложившего доводы апелляционных представления и жалоб, возражений на жалобы, обстоятельства дела, выступления осужденных Рожкова Е.Л., Романова В.Н. и Тимофеева СВ посредством видеоконференц-связи, адвокатов Беловой Е.Б Цапина В.И. и Шаповаловой Н.Ю., просивших об отмене приговора мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., поддержавшей доводы апелляционного представления и возражавшей против удовлетворения доводов изложенных в апелляционных жалобах, Судебная коллегия

установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны виновными и осуждены: Рожков за создание и руководство бандой совершение в ее составе разбоев, угонов, убийства, незаконные приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов; Романов и Тимофеев за участие в банде, совершение в ее составе разбоев и угонов, а Романов еще и убийства.

Преступления ими совершены на территории района области, а Рожковым еще в г области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Шубенков П.А. просит приговор в отношении осужденного Рожкова изменить, исключить из описательно мотивировочной и резолютивной частей приговора указание об отмене Рожкову условно-досрочного освобождения от наказания назначенного по приговору Пушкинского городского суда Московской области от 25 октября 2000 г. и назначении окончательного наказания на основании ст. 70 УК РФ.

По его мнению, Рожкову не может быть назначено наказание по правилам ст. 70 УК РФ. Так, из материалов дела следует, что Рожков на территории России был осужден приговором Пушкинского районного суда Московской области от 25 октября 2000 г. по п. «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ, пп. «а», «г» ч. 2 ст. 127 УК РФ, ст. 69 и 70 УК РФ (с учетом внесенных изменений) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, 9 декабря 2005 г. условно-досрочно освобожден на неотбытый срок 1 год 9 месяцев 25 дней. После этого Рожков был осужден на территории Республики Беларусь по приговору суда Советского района г. Гомеля от 10 марта 2008 г. к 10 г. лишения свободы. По запросу Генеральной прокуратуры РФ он был выдан Российской Федерации для уголовного преследования по ч. 1,2 ст. 209 УК РФ ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ; пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ ч. 3 ст. 222 УК РФ; пп. «а», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ по 5 преступлениям; ч. 4 ст. 166 УК РФ по 4 преступлениям. При этом вопросов о выдаче Рожкова для исполнения приговора Пушкинского городского суда Московской области от 25 октября 2000 г., либо отмене условно-досрочного освобождения от наказания по указанному приговору в запросах Генеральной прокуратуры РФ не ставилось, и Рожков, как следует из ответов Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, выдан для привлечения к уголовной ответственности за указанные в запросе преступления.

В апелляционных жалобах (с дополнениями):

- осужденный Рожков Е.Л. считает приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, в частности участники процесса были ограничены в правах по участию в прениях сторон, в постановке вопросов перед присяжными заседателями систематичность, множественность и существенность допущенных нарушений повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Обращает внимание на незаконное объявление его в международный розыск, в связи с этим незаконную его выдачу российским правоохранительным органам и соответственно незаконное осуждение. Считает необоснованным отказ суда возвратить дело прокурору в связи с тем, что обвинительное заключение составлено с нарушениями уголовно-процессуального закона, искажены показания свидетелей и содержание других доказательств, неправильно сформулировано обвинение, а предъявленное обвинение не подтверждается доказательствами содержатся недопустимые доказательства, нарушены правила вручения обвинительного заключения. Утверждает, что при формировании коллегии присяжных заседателей он был лишен возможности в полной мере реализовать свои права предусмотренные ч. 5 ст. 327 УПК РФ. Так, председательствующий лишил его возможности заявить мотивированный либо немотивированный отвод кандидатам в присяжные заседатели №№ 4, 11, 14, 17, 16, 18 и 19. В частности он не смог заявить отвод кандидату в присяжные № 2, который работает в поликлинике врачом, так как об этом узнал только в ходе ознакомления с протоколом судебного заседания, поскольку эта информация была сообщена кандидатом у стола председательствующего без присутствия осужденных. В итоге кандидаты №№ 2, 11, 17 и 19 вошли в состав коллегии присяжных заседателей.

Указывает, что в удовлетворении всех ходатайств стороны защиты, в том числе об осмотре вещественных доказательств приобщении к материалам дела дополнительных доказательств вызове в судебное заседание и допросе экспертов и специалистов необоснованно отказывалось; перед присяжными заседателями исследовались недопустимые доказательства, такие как заключение судебно-баллистической экспертизы; затрагивались вопросы о незаконных методах ведения следствия, о его личности. Кроме того, в нарушение закона суд не принял должных мер для обеспечения явки основных свидетелей по эпизоду 15 сентября 2007 г. - М и Г , незаконно огласив их показания в присутствии присяжных;

адвокат Белова Е.Б. в интересах осужденного Рожкова Е.Л., выражая несогласие с приговором, обращает внимание на необоснованность исследования в присутствии присяжных заседателей данных о личности Рожкова, не относящихся к компетенции присяжных заседателей процессуальных вопросов, в том числе о незаконных методах ведения следствия. Указывает на то что в приговоре позиция защиты изложена не полно, а приведенные в приговоре мотивы, по которым суд отверг одни доводы как «не подтвержденные материалами дела» не соответствуют смыслу и содержанию ч. 2 ст. 14 УПК РФ. Считает необоснованным, что суд не дал никакой оценки доказательствам, подтверждающим доводы защиты о невиновности осужденного Рожкова, а также не отразил доводы защиты о несостоятельности и необоснованности предъявленного Рожкову обвинения по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, неправильно применил уголовный закон в этой части. Заявляет о недоказанности признака вооруженности банды.

В дополнениях указывает на существенные, по ее мнению нарушения уголовно-процессуального закона: ограничение участников процесса в участии в прениях сторон и постановке вопросов перед присяжными заседателями; исследование в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств, в частности заключения судебно-баллистической экспертизы протоколов осмотра места происшествия, составленные 1 июня 2007 г., 2 июня 2007 г., 10 мая 2007 г.; оглашение показаний свидетелей П и К ; необоснованное отклонение ходатайства стороны защиты о вызове в судебное заседание свидетеля У незаконный состав суда, поскольку присяжные заседатели №№ 4 и 5 ранее участвовали в качестве присяжных, были знакомы друг с другом, но это скрыли; на присяжных заседателей оказывалось незаконное давление со стороны государственного обвинителя при исследовании медицинской справки в отношении Рожкова; перед присяжными были неправильно сформулированы вопросы, в частности в вопросе № 31 был поставлен вопрос о доказанности сразу двух преступлений - разбойного нападения и убийства сформированная коллегия присяжных заседателей подлежала роспуску ввиду тенденциозности ее состава, поскольку в средствах массовой информации регулярно печатались статьи характеризующие Рожкова, и коллегия присяжных не могла объективно вынести вердикт. Считает, что суд неправильно применил уголовный закон в отношении эпизода с потерпевшей Герлах квалифицировав действия Рожкова не по ч. 4 ст. 111 УК РФ, а как убийство. Считает, что Рожкову необоснованно назначено наказание на основании ст. 70 УК РФ, неверно определены отягчающие наказание обстоятельства, поскольку он Республикой Беларусь за прежние судимости не выдавался. Кроме того, суд необоснованно не удовлетворил ходатайство Рожкова об отказе от защитника. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство;

- осужденный Романов В.Н., не соглашаясь с приговором указывает на отсутствие доказательств его вины, исследование в судебном заседании недопустимых доказательств, искажение исследуемых доказательств, исследование в присутствии присяжных заседателей процессуальных вопросов и вопросов его личности Обращает внимание, что все ходатайства стороны защиты, в том числе о вызове и допросе свидетелей, истребовании других материалов и сведений, подтверждающих его алиби, необоснованно отклонялись, а государственного обвинителя - удовлетворялись Государственный обвинитель в прениях сторон искажала фактические обстоятельства дела, доводила до сведения присяжных заседателей неверную информацию, а председательствующий судья на это не реагировал. В дополнениях к апелляционной жалобе указывает на то, что обвинительное заключение не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в нем отсутствует доказательственная база; после поступления дела в суд обвинительное заключение изменялось. Указывает, что формирование коллегии присяжных проведено с нарушениями поскольку права осужденным на этой стадии не были разъяснены, и он не смог ими воспользоваться в полной мере; приговор вынесен незаконным составом суда, он был лишен возможности заявить кандидатам в присяжные заседатели №№ 2 и 19 отводы, поскольку информацию о том, что кандидат № 2 работает в поликлинике ,а у кандидата № 19 судимая дочь, узнал только после ознакомления с протоколом судебного заседания; присяжные заседатели №№ 5 и 6 в процессе судебного заседания не слушали показания свидетелей отвлекались, разговаривали между собой, отвлекали других присяжных, поэтому не могли вынести справедливый и объективный вердикт; он отказывался от защитника Переверзевой, однако отказ не был принят; в последнем слове ему не дали высказаться.

- осужденный Тимофеев СВ., выражая несогласие с приговором, считает, что обвинение построено на противоречивых показаниях других осужденных, приводит подробный анализ исследованных в судебном заседании доказательств и утверждает о недоказанности его вины. По его мнению, существенные нарушения уголовно-процессуального закона выразились: в наличии у него алиби, которое не проверялось ни органами предварительного следствия, ни судом; противоречивости показаний П на предварительном следствии и в суде; применении недозволенных методов следствия - давлении на П ; отказе стороне защиты в предоставлении доказательств. Оспаривает обоснованность объявления его в розыск на предварительном следствии. В дополнениях указывает на: неправильно поставленные перед присяжными заседателями вопросы, в сложных для понимания формулировках; недостаточность времени для анализа предложенных председательствующим вопросов для присяжных и подготовки замечаний на них; приговор противоречит установленным вердиктом обстоятельствам дела. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и адвоката Беловой Е.Б. государственный обвинитель Шубенков П.А., указывая на несостоятельность приведенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив по апелляционным жалобам законность обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Основания отмены судебного решения в апелляционном порядке приведены в ст. 389 15 УПК РФ, а безусловные основания отмены судебного решения перечислены в ч. 2 ст. 389 17 УПК РФ.

Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу допущено не было.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона сторона обвинения и сторона защиты в полной мере реализовали свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, до формирования коллегии присяжных заседателей, осужденным разъяснялись их права, предусмотренные ст. 47, ч. 5 ст. 327, 338, 340 и 347 УПК РФ, в том числе: о праве заявить мотивированный отвод присяжному заседателю; о праве на немотивированный отвод присяжного заседателя, который может быть заявлен дважды; о праве высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внесению предложений о постановке новых вопросов перед присяжными заседателями при формировании вопросного листа; о праве заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности; о праве задать каждому из кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.

Доводы, приведенные в апелляционных жалобах, об ограничении прав осужденных при формировании коллегии присяжных заседателей противоречат протоколу судебного заседания согласно которому сторона защиты (осужденные и их адвокаты принимала участие в опросе кандидатов в присяжные заседатели с целью выяснения обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела, отказавшись от заявления мотивированных отводов, заявила немотивированные отводы двум кандидатам в присяжные заседатели.

Заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступило.

Ни у кого из присяжных заседателей, участвовавших в рассмотрении данного дела, каких-либо установленных законом препятствий для участия в этом судебном разбирательстве из материалов дела не усматривается.

Утверждение адвоката Беловой о необходимости роспуска коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава лишь на том основании, что в средствах массовой информации регулярно печатались статьи, характеризующие Рожкова, не основано на законе, поскольку роспуск коллегии присяжных заседателей по этому основанию возможен только до приведения присяжных заседателей к присяге и лишь при наличии каких-либо особенностей рассматриваемого уголовного дела, при которых образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт.

Каких-либо данных, свидетельствующих о воздействии на коллегию присяжных заседателей со стороны средств массовой информации, в материалах дела не содержится.

Таким образом, доводы осужденных и их адвокатов в части незаконного состава суда, ограничении их прав при формировании коллегии присяжных заседателей Судебная коллегия находит необоснованными.

Суд, проверив доводы заявленного присяжным заседателям №№ 5 и 6 отвода, обоснованно отказал в их удовлетворении мотивировав принятое решение.

Судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, с соблюдением принципа состязательности сторон.

Права стороны защиты, как и стороны обвинения, по представлению и исследованию доказательств судьей не нарушались а заявленные сторонами ходатайства, в том числе о вызове и допросе дополнительных свидетелей, оглашении показаний неявившихся в суд свидетелей М и Г , разрешены в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, необоснованном отказе в удовлетворении ходатайств, заявленных стороной защиты об исследовании доказательств, не имеется.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только те вопросы, которые входят в их компетенцию. Недопустимые доказательства перед присяжными не исследовались. При этом ходатайства стороны защиты о признании некоторых доказательств недопустимыми, в том числе, заключения судебно-баллистической экспертизы, протоколов осмотра места происшествия, разрешены правильно.

Председательствующий судья своевременно и обоснованно снимал отдельные вопросы, не относящиеся к выяснению обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, и давал присяжным соответствующие разъяснения, в том числе, по информации, ставшей известной присяжным заседателям о задержании Рожкова на территории иностранного государства применения к свидетелю К незаконных методов следствия.

Какого-либо давления на присяжных заседателей со стороны государственного обвинителя, в том числе при исследовании медицинской справки в отношении осужденного Рожкова, из протокола судебного заседания не усматривается.

Вопреки доводам, приведенным в апелляционных жалобах какого-либо ограничения участия стороны защиты в прениях из протокола судебного заседания не усматривается. Прерывание председательствующим выступающего в прениях участника судебного разбирательства по причине доведения им до присяжных заседателей информации, не относящейся к их компетенции, при ссылке на недопустимые доказательства или не исследованные в судебном разбирательстве, не является ограничением прав этого участника судебного разбирательства. Согласно ч. 3 ст. 336 УПК РФ судья прерывает такие выступления и разъясняет присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Вопросный лист сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а поставленные перед присяжными заседателями вопросы соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ и предъявленному Рожкову, Романову и Тимофееву обвинению, поддержанному государственным обвинителем в судебном заседании.

Вопросы поставлены в понятных для коллегии присяжных заседателей формулировках, не требующих от присяжных заседателей юридической оценки.

Сторонам было предоставлено достаточно времени для обсуждения вопросов, предложенных председательствующим судьей Стороны воспользовались своим правом, предусмотренным ч. 2 ст. 338 УПК РФ, высказали свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внесли предложения о правильной, по их мнению, постановке вопросов.

Председательствующий судья, в пределах своих полномочий, в соответствии с ч. 4 ст. 338 УПК РФ, с учетом замечаний и предложений сторон в совещательной комнате окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, и внес их в вопросный лист. Не включение в вопросный лист поправок или вопросов, предложенных сторонами, не является нарушением закона и не свидетельствует об ограничении прав участников процесса.

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями поставлены в отношении каждого подсудимого отдельно, в соответствии с п. 7 ст. 339 УПК РФ. Вопрос № 31, поставленный в отношении одного деяния, образующего идеальную совокупность двух самостоятельных составов преступлений, не противоречит положениям ст. 339 УПК РФ.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяжных, с соблюдением принципа состязательности.

Полученные ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы понятны и каких-либо противоречий не содержат.

Напутственное слово председательствующего произнесено в соответствии с положениями ст. 340 УПК РФ, с соблюдением принципа беспристрастности и объективности, с правильным разъяснением принципа презумпции невиновности и правил оценки доказательств.

Приговор постановлен на основании обвинительного вердикта и за рамки предъявленного осужденным обвинения не выходит.

Каких-либо противоречий между предъявленным осужденным обвинением, вердиктом коллегии присяжных заседателей и приговором не имеется.

Суд дал правильную юридическую оценку действиям осужденных Рожкова, Романова и Тимофеева, в совершении которых они признаны виновными, в том числе и по эпизоду в отношении потерпевшей Г .

Оснований для иной квалификации действий осужденных Судебная коллегия не находит.

Как следует из приговора, при назначении наказания Рожкову Романову и Тимофееву, в соответствии с положениями ст. 6 и 60 УК РФ, суд обоснованно учитывал характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о их личности влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей, обстоятельства смягчающие и отягчающие им наказание.

Назначенное осужденным наказание признается обоснованным и справедливым, оснований для его смягчения Судебная коллегия не находит, кроме окончательно назначенного на основании ст. 70 УК РФ наказания осужденному Рожкову.

Как следует из материалов дела, Российской Федерации Рожков был выдан Республикой Беларусь для привлечения к уголовной ответственности за указанные в запросе преступления. При этом Генеральная прокуратура Российской Федерации не ставила в известность Генеральную прокуратуру Республики Беларусь о том что в случае осуждения Рожкова за указанные преступления окончательное наказание ему может быть назначено на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров - по настоящему делу и от 25 октября 2000 г., а Генеральная прокуратура Республики Беларусь свое мнение по этому вопросу не высказала.

При таких обстоятельствах, из приговора подлежит исключению указание о назначении наказания на основании ст. 70 УК РФ.

Решение суда в части гражданских исков мотивировано, их размер определен правильно, исходя из норм гражданского права, с учетом цен, сложившихся на момент принятия решения.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах нарушений уголовно-процессуального закона в стадии предварительного следствия, в том числе при объявлении международного розыска, составления обвинительного заключения влекущих изменение или отмену приговора Судебная коллегия не находит.

В ходе судебного разбирательства права на защиту осужденных не нарушались, в том числе и при непринятии отказов Рожкова и Романова от адвокатов.

Доводы адвоката Беловой, в качестве оснований для отмены приговора, о неполноте изложения в приговоре позиции защиты несоответствии смыслу ч. 2 ст. 14 УПК РФ приведенных в приговоре мотивов, по которым суд отверг доводы защиты несостоятельны поскольку суд в приговоре эти обстоятельства не излагал и не мог изложить с учетом постановления приговора на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Что касается доводов, приведенных в жалобах, о недоказанности вины осужденных, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильной оценки доказательств, исследованных в судебном заседании или отсутствие такой оценки, то по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в апелляционном порядке.

Из материалов дела следует, что осужденные в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей, а также юридическими последствиями удовлетворения такого ходатайства включая особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговор суда присяжных.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389,20 389^ и

\28 389'* УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 6 июня 2016 г., в отношении Рожкова Е Л изменить, исключить указание о назначении ему наказания на основании ст. 70 УК РФ и считать его осужденным на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 24 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием первых 15 лет в тюрьме, а оставшегося срока в исправительной колонии особого режима, со штрафом в размере 900 000 рублей, в остальном приговор о нем, а также в отношении Романова В Н и Тимофеева С В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвоката Беловой Е.Б. - без удовлетворения.

Председательствующий судья Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...