Актуально на:
18 августа 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ14-161 от 25.05.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 5-КГ14-161

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 25 мая 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С В . и Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 25 мая 2015 г. гражданское дело по иску Соколовой Ф Р к федеральному государственному бюджетному учреждению «Поликлиника № » Управления делами Президента Российской Федерации о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск и работу в особых условиях труда, недоплаты за проведенную работу по приему пациентов по системе обязательного медицинского страхования, компенсации за задержку выплат при увольнении, морального вреда, судебных расходов

по кассационной жалобе представителя федерального государственного бюджетного учреждения «Поликлиника № » Управления делами Президента Российской Ф.М. А В на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июня 2014 г., которым отменено решение Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 10 февраля 2014 г. и принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителей федерального государственного бюджетного учреждения «Поликлиника № » Управления делами Президента Российской Ф.М. А.В. и Черноволова Д.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Соколовой Ф.Р. и ее представителя Малышевой О.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Соколова Ф.Р. обратилась в суд с иском к федеральному государственному бюджетному учреждению «Поликлиника № » Управления делами Президента Российской Федерации (далее - ФГБУ «Поликлиника № ») о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск и работу в особых условиях труда в размере руб., недоплаты за проведенную работу по приему пациентов по системе обязательного медицинского страхования в размере руб компенсации за задержку выплат при увольнении в сумме руб компенсации морального вреда в сумме руб., судебных расходов на составление экспертного заключения - руб.

В обоснование заявленных требований Соколова Ф.Р. ссылалась на то, что с 25 апреля 2001 г. она работала в ФГБУ «Поликлиника № » и 29 июля 2013 г. была уволена по собственному желанию (пункт 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ). По мнению Соколовой Ф.Р., с учетом Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, утвержденного постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 25 октября 1974 г. № 298/П-22, за отработанный период времени с 2001 года ей полагается компенсация за неиспользованный дополнительный отпуск за 151,61 календарного дня, однако при увольнении ей была выплачена компенсация только за 47,33 календарного дня, в связи с чем просила суд взыскать сумму недоплаченной компенсации за 104,28 рабочего дня в размере рубля. Соколова Ф.Р. также указала, что при ее увольнении в нарушение положений статей 127 и 140 ТК РФ ответчик не произвел выплату всех сумм, причитающихся работнику при увольнении, в частности компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск, за работу в выходные дни, за проведенную работу по приему пациентов по системе обязательного медицинского страхования. Просила взыскать с ответчика эти суммы и компенсацию морального вреда.

Решением Дорогомиловского районного суда г. Москвы от

10 февраля 2014 г. Соколовой Ф.Р. отказано в удовлетворении заявленных исковых требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июня 2014 г. решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований Соколовой Ф.Р. о взыскании компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск, несвоевременную выплату заработной платы, морального вреда, судебных расходов отменено, в указанной части постановлено новое решение, которым с ответчика взысканы компенсация за неиспользованный дополнительный отпуск в размере рубля, компенсация за несвоевременную выплату заработной платы в размере

рубля, компенсация морального вреда в размере рублей, расходы

\

3 на экспертное заключение - рублей, всего - рубля. Кроме того с ответчика взыскана государственная пошлина в размере рубля. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представитель ФГБУ «Поликлиника № » Мацкевич А.В. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставлен вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июня 2014 г в части удовлетворения исковых требований Соколовой Ф.Р., как незаконного, и оставления в силе решения Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 10 февраля 2014 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Мацкевич А.В. 19 ноября 2014 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 16 апреля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены обжалуемого судебного постановления апелляционной инстанции в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом первой апелляционной инстанции, которые выразились в следующем.

Судом установлено, что Соколова Ф.Р. работала в

ФГБУ «Поликлиника № по трудовому договору с 24 апреля 2001 г. в должности а кабинета лазерного лечения

физиотерапевтического отделения.

Приказом от 18 ноября 2005 г. № 626-к Соколова Ф.Р. переведена на

должность физиотерапевтического отделения с 18 ноября

2005 г.

На основании пункта 3 части 1 статьи 77 ТК РФ 29 июля 2013 г. трудовой

договор с Соколовой Ф.Р. был расторгнут по инициативе работника.

Разрешая спор в части требований Соколовой Ф.Р. о взыскании невыплаченной компенсации за неиспользованный ею дополнительный отпуск за работу в особых условиях труда за период с 25 апреля 2001 г. по 29 июля 2013 г суд первой инстанции исходил из положений части 3 статьи 350 ТК РФ, согласно которым отдельным категориям медицинских работников может быть предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск. Установив, что действующим законодательством не предусмотрено предоставление дополнительного отпуска для должности , суд первой инстанции отказал Соколовой Ф.Р. в удовлетворении исковых требований в этой части.

При этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что постановление Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 25 октября 1974 г. № 298/П-22 «Об утверждении Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день» (далее - Список от 25 октября 1974 г.), на которое ссылалась истец в обоснование своих требований, не подлежит применению к спорным отношениям, поскольку данное постановление в части установления дополнительных отпусков медицинских работников противоречит статье 350 ТК РФ.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Соколовой Ф.Р. в части взыскания денежных средств за прием пациентов по системе обязательного медицинского страхования, суд первой инстанции, ссылаясь на Положение об оплате труда работников ФГБУ «Поликлиника № », пришел к выводу о том, что оплата за количество осуществленных медицинских приемов в ФГБУ «Поликлиника № » не предусмотрена. Кроме того, суд первой инстанции руководствуясь статьей 153 ТК РФ, указал, что выполнение истцом своих трудовых обязанностей в субботние дни исходя из режима работы поликлиники по шестидневной рабочей неделе и ежемесячной нормы рабочего времени не подлежит дополнительной оплате.

Поскольку суд первой инстанции не установил фактов нарушения трудовых прав Соколовой Ф.Р., в удовлетворении иска о взыскании компенсации за задержку выплат при увольнении и компенсации морального вреда ей также было отказано.

Отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в иске Соколовой Ф.Р. о взыскании компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск и связанных с этим других ее требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что Список от 25 октября 1974 г. в настоящее время не отменен в связи с чем он подлежит применению к спорным отношениям.

Пунктом 169 раздела ХЬ «Здравоохранение» Список от 25 октября 1974 г предусмотрено предоставление дополнительного отпуска врачам учреждений здравоохранения в размере 12 рабочих дней. В соответствии с Инструкцией о порядке применения Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, утвержденной постановлением Госкомтруда СССР, ВЦСПС от 21 ноября 1975 г. № 273/П-20 (далее - Инструкция от 21 ноября 1975 г.), право на дополнительный отпуск имеют рабочие, инженерно технические работники и служащие, профессии и должности которых предусмотрены по производствам и цехам в соответствующих разделах Списка независимо от того, в какой отрасли народного хозяйства находятся эти производства и цехи (пункт 4). Дополнительный отпуск предоставляется одновременно с ежегодным отпуском (пункт 8).

Учитывая положения Списка от 25 октября 1974 г., предусматривающие предоставление дополнительного отпуска врачам учреждений здравоохранения в размере 12 рабочих дней, а также положения статей 122 и 120 ТК РФ, согласно которым оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно и при исчислении общей продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска дополнительные оплачиваемые отпуска суммируются с ежегодным основным оплачиваемым отпуском, суд апелляционной инстанции признал действия ответчика по игнорированию права Соколовой Ф.Р. на дополнительный отпуск в период с 2001 по 2013 год незаконными и обязал его выплатить истцу компенсацию за нереализованные дни дополнительного отпуска в период ее трудовой деятельности в ФГБУ «Поликлиника № ».

Суд апелляционной инстанции, установив нарушения работодателем сроков выплаты компенсации за отпуск, причитающейся работнику при увольнении ссылаясь на статьи 236, 237 ТК РФ, принял также новое решение об удовлетворении исковых требований Соколовой Ф.Р. о взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации морального вреда и расходов на составление экспертного заключения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Согласно части 3 статьи 350 ТК РФ отдельным категориям медицинских работников может быть предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск. Продолжительность дополнительного отпуска устанавливается Правительством Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 116 ТК РФ ежегодные дополнительные

оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с

вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными

федеральными законами.

Статья 117 ТК РФ в первоначальной редакции, гарантировавшая право

работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда,

на ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, предусматривала, что

перечни производств, работ, профессий и должностей, работа в которых дает

право на дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с вредными и (или)

опасными условиями труда, а также минимальная продолжительность этого

отпуска и условия его предоставления утверждаются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Поскольку Правительством Российской Федерации соответствующее правовое регулирование установлено не было, в силу части второй статьи 423 ТК РФ продолжал применяться Список от 25 октября 1974 г., а также Инструкция от 21 ноября 1975 г. При этом основанием предоставления работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска являлось выполнение ими работы по профессии или должности, которая предусмотрена в соответствующих разделах Списка, относящихся к определенным производствам и цехам.

Федеральным законом от 30 июня 2006 г. № 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» статья 117 ТК РФ была изложена в новой редакции, которая отражает изменение законодательного подхода к регулированию порядка предоставления работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, - отказ от централизованного утверждения перечней производств, работ, профессий и должностей, работа в которых дает право на дополнительный оплачиваемый отпуск в связи с вредными и (или) опасными условиями труда.

Статья 117 ТК РФ в этой редакции, действовавшей с 6 октября 2006 г. до 1 января 2014 г., предусматривала, что ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда: на подземных горных работах и открытых горных работах в разрезах и карьерах, в зонах радиоактивного заражения, на других работах, связанных с неблагоприятным воздействием на здоровье человека вредных физических, химических, биологических и иных факторов. Минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или опасными условиями труда, и условия его предоставления устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Данная норма подлежала применению во взаимосвязи с принятым в ее развитие постановлением Правительства Российской Федерации от 20 ноября 2008 г. № 870, действовавшим с 6 декабря 2008 г. до 11 августа 2014 г., пункт 1 которого определял в качестве компенсаций, предоставляемых работникам занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда, по результатам аттестации рабочих мест сокращенную продолжительность рабочего времени - не более 36 часов в неделю в соответствии со статьей 92 ТК РФ, ежегодный дополнительный оплачиваемый

отпуск - не менее 7 календарных дней и повышение оплаты труда - не менее 4 процентов тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов работ с нормальными условиями труда.

В соответствии с пунктом 2 указанного постановления Правительство Российской Федерации поручило Министерству здравоохранения и социального развития Российской Федерации в 6-месячный срок после вступления в силу данного постановления установить в зависимости от класса условий труда и с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений работникам, занятым на тяжелых работах работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда сокращенную продолжительность рабочего времени, минимальную продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска минимальный размер повышения оплаты труда, а также условия предоставления указанных компенсаций.

По смыслу приведенной редакции статьи 117 ТК РФ и постановления Правительства Российской Федерации от 20 ноября 2008 г. № 870, основанием для предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска и соответственно, компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда признаются конкретные условия труда, определяемые по результатам аттестации рабочих мест, а не включение профессии, должности в какой-либо список или перечень производств, работ, профессий и должностей, работа в которых дает право на соответствующие компенсации (эта правовая позиция содержится также в решении Верховного Суда Российской Федерации от 14 января 2013 г. №АКПИ12-1570).

Порядок проведения аттестации рабочих мест по условиям труда утвержденный приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 апреля 2011 г. № 342н, действовавший до 7 июня 2014 г., устанавливал требования к проведению аттестации рабочих мест по условиям труда, оформлению и использованию результатов аттестации предусматривая комплексную оценку условий труда на рабочем месте с учетом класса (подкласса) условий труда, установленного по результатам оценки соответствия условий труда гигиеническим нормативам.

Гигиенические критерии оценки факторов рабочей среды, тяжести и напряженности трудового процесса и гигиеническая классификация условий труда по показателям вредности и опасности определяло «Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда» (далее - Руководство), утвержденное Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека 29 июля 2005 г. и применяемое согласно его пункту 1.2 с целью аттестации рабочих мест по условиям труда.

Руководство, исходя из степени отклонения фактических уровней

физических, химических, биологических и иных факторов рабочей среды и трудового процесса от гигиенических нормативов, подразделяло условия труда по

степени вредности и опасности на 4 класса: оптимальные, допустимые, вредные и

опасные. Вредные условия труда по степени превышения гигиенических нормативов и выраженности изменений в организме работников разделяют на 4 степени вредности (классы 3.1 - 3.4).

Такое правовое регулирование, предполагающее предоставление ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска и, соответственно, компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск на основании оценки объективно существующих условий труда на каждом рабочем месте, а не в зависимости от сугубо формального критерия - включения или невключения наименования соответствующей работы, профессии или должности в перечень производств работ, профессий и должностей, работа в которых дает право на дополнительный оплачиваемый отпуск в связи с вредными и (или) опасными условиями труда также выступает гарантией обеспечения конституционных прав работников на безопасные условия труда, отдых и охрану здоровья и согласуется с целями трудового законодательства (статья 1 ТК РФ).

Таким образом, с учетом изменения правового регулирования предоставления дополнительного оплачиваемого отпуска в связи с вредными и (или) опасными условиями труда суду апелляционной инстанции при проверке законности и обоснованности решения суда первой инстанции следовало определить, проводилась ли работодателем аттестация рабочего места Соколовой Ф.Р. за период ее работы в должности врача-физиотерапевта физиотерапевтического отделения и, если проводилась, то какая степень вредности и опасности была установлена по результатам этой аттестации. Однако судом апелляционной инстанции в нарушение статьи 56 ГПК РФ этого сделано не было, в связи с чем вывод суда апелляционной инстанции о праве Соколовой Ф.Р. на дополнительный оплачиваемый отпуск и, соответственно, на компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск нельзя признать правомерным.

Судебная коллегия полагает необходимым также обратить внимание на следующие нарушения судом апелляционной инстанции норм процессуального права.

Требования к постановлению суда апелляционной инстанции определены статьей 329 ГПК РФ. В частности, пунктом 5 части 2 данной статьи установлено что в апелляционном определении должны быть указаны обстоятельства дела установленные судом апелляционной инстанции.

В пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде

апелляционной инстанции» разъяснено, что если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить

на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле,

дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству

оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам,

участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в

суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 ГПК РФ), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (часть 2 статьи 56 ГПК РФ).

Принятие дополнительных (новых) доказательств в соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 3271 ГПК РФ оформляется вынесением определения с указанием в нем мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о невозможности представления этих доказательств в суд первой инстанции по причинам, признанным уважительными, а также об относимости и допустимости данных доказательств (пункт 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13).

Из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции от 26 мая 2014 г. следует, что суд апелляционной инстанции предложил ответчику представить сведения о проведенной аттестации рабочего места истца (л.д. 326-327).

Как видно из материалов дела, судом апелляционной инстанции была приобщена к материалам дела карта аттестации рабочего места Соколовой Ф.Р. № 402.1.1.46 по условиям труда от 2008 года (л.д. 329-338), однако в нарушение требований абзаца второго части 1 статьи 327' ГПК РФ отдельного определения о принятии этой карты в качестве доказательства, содержащего мотивы, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о невозможности предоставления его в суд первой инстанции, при этом вынесено не было. Не вынесено это определение и в протокольной форме.

Кроме того, суд апелляционной инстанции этот документ не исследовал правовой оценки ему не дал.

При рассмотрении настоящего гражданского дела судом апелляционной инстанции были допущены и другие существенные нарушения норм процессуального права.

В соответствии с частью 5 статьи 327 ГПК РФ в ходе каждого судебного заседания суда апелляционной инстанции, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания ведется протокол по правилам, предусмотренным главой 21 настоящего Кодекса.

Статьями 229 и 230 ГПК РФ установлены требования, предъявляемые к протоколу судебного заседания, который должен отражать все существенные сведения о разбирательстве дела и совершении отдельного процессуального действия. Согласно части 4 статьи 230 ГПК РФ протокол судебного заседания подписывается председательствующим и секретарем судебного заседания.

Из указанных правовых норм следует, что протокол судебного заседания является таковым лишь в том случае, если он подписан не только секретарем

судебного заседания, но и председательствующим судьей судебного заседания.

Отсутствие подписи председательствующего свидетельствует об отсутствии

протокола судебного заседания как процессуального документа и существенном

нарушении норм процессуального права.

В нарушение требований ГПК РФ протокол судебного заседания судебной

коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июня 2014 г.

не содержит подписи председательствующего судебного заседания (л.д. 345).

Судебная коллегия также полагает заслуживающим внимания довод кассационной жалобы о том, что суд апелляционной инстанции не применил при разрешении спора нормы Конвенции № 132 Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках» (ратифицированной с заявлениями Федеральным законом от 1 июля 2010 г. № 139-ФЗ).

При таких обстоятельствах определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов ФГБУ «Поликлиника № », что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июня 2014 г. отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции Московский городской суд.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...