Актуально на:
14 июня 2021 г.

Решение Верховного суда: Постановление N 134П16 от 30.11.2016 Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

о возобновлении производства по делу

ввиду новых обстоятельств

Дело № 134-П16

г. Москва 3 0 н о я б р я 2 0 1 6 г.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Серкова П.П.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Нечаева В.И., Петровой Т.А Рудакова СВ., Свириденко О.М., Тимошина Н.В., Харламова А С ХомчикаВВ., -

при секретаре Кепель С В .

рассмотрел дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по жалобе Лыковой И.Н. ввиду новых обстоятельств.

Постановлением Ленинского районного суда г. Воронежа от 18 апреля 2011 года, вынесенным в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, жалоба Л на постановление старшего следователя СО по Ленинскому району г.Воронежа СУ СК РФ по Воронежской области от 8 июля 2010 года об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти Л оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Воронежского областного суда от 11 августа 2011 года постановление оставлено без изменения.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по жалобе Л ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Куменкова А.В., изложившего обстоятельства дела, содержание вынесенных судебных решений, мотивы представления, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г., объяснения адвоката Кушпеля М.В., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

постановлением старшего следователя следственного отдела по Ленинскому району города Воронежа следственного управления следственного комитета РФ по Воронежской области от 8 июля 2010 года отказано в возбуждении уголовного дела по факту смерти Л на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием событий преступлений предусмотренных ст.ст.ПО, ч.4 ст. 111, ч.1 ст. 105 УК РФ, отказано в возбуждении уголовного дела по факту смерти Л на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях Ф Б С признаков преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст.286 УК РФ, а у Т признаков преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст.286, ч.2 ст.293 УК РФ.

Постановлением Ленинского районного суда г. Воронежа от 18 апреля 2011 года, вынесенным в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, жалоба Л на постановление от 8 июля 2010 года оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Воронежского областного суда от 11 августа 2011 года постановление оставлено без изменения.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по жалобе Л ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека (далее Европейский Суд) 22 декабря 2015 года установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенция).

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление подлежащим удовлетворению.

Установленное Европейским Судом нарушение положений Конвенции при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно подп. «б» п.2 ч.4 ст.413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 УПК РФ.

Европейский Суд 22 декабря 2015 года вынес постановление «Л против России», которым признал нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции статей 2 и 3 Конвенции в процессуальном аспекте, статей 2 и 3 Конвенции - в материально-правовом аспекте.

Нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции имело место в связи с лишением Л свободы 9 сентября 2009 года.

Л в период с 13.00 до 15.00 часов 9 сентября 2009 года в сопровождении нескольких сотрудников правоохранительных органов зашел в отдел милиции, подчинившись их требованиям. В данном случае в отношении Л не применялось мер принуждения для обеспечения его явки однако это не является однозначным критерием, позволяющим установить наличие или отсутствие факта лишения свободы. Поведение Л свидетельствует лишь о том, что он выполнил свою обязанность, возложенную законом, но не выразил своего добровольного согласия подвергнуться лишению свободы. Л находился в отделе милиции вплоть до его падения из окна, которое имело место в 18 часов 50 минут. Он находился в отделении милиции по меньшей мере в течение четырех часов - с 15.00 до 18.50. Доказательств, свидетельствующих о том, что Л покидал отдел милиции в какой-либо момент времени, что он мог это сделать по своему усмотрению, не имеется. Европейский Суд пришел к выводу, что Л был лишен свободы по смыслу статьи 5 Конвенции.

Европейский Суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела по факту доказуемой жалобы на жестокое обращение со стороны сотрудников милиции должен рассматриваться в качестве признака нарушения государством своего обязательства по проведению эффективного расследования в соответствии со ст.З Конвенции. Расследование по данному делу в смысле ст. 146 УПК РФ началось лишь после того, как информация о жалобе была доведена до сведения государства-ответчика.

В постановлении Европейского Суда отмечено, что на теле погибшего были обнаружены телесные повреждения, которые не находились в причинно следственной связи со смертью Л , в соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта они являются характерными для самообороны По мнению заявителя, указанные повреждения образовались в результате жестокого обращения, имевшего место в отделе милиции незадолго до наступления трагических событий. Несмотря на это, компетентные органы власти не прояснили происхождение таких повреждений и не провели каких либо повторных экспертиз.

В связи с этим, Европейский Суд сделал вывод о том, что с октября 2009 года органы государственной власти располагали информацией свидетельствующей о фактах жестокого обращения с Л в связи с чем несли обязанность по проведению эффективного расследования.

Компетентные органы власти так и не установили точной последовательности событий, имевших место 9 сентября 2009 года, главным образом, причину привода Л . в отдел милиции совместно с П., время их прибытия, точное время содержания и продолжительность разговора с сотрудниками правоохранительных органов, обстоятельства падения Л из окна, а также обстоятельства, связанные с прибытием скорой помощи.

После возбуждения уголовного дела основной оставалась версия о внезапном самоубийстве Л иные варианты развития событий даже не рассматривались. В связи с этим проведенное расследование не может рассматриваться как соответствующее критерию тщательности.

По вопросу эффективности расследования, начатого в 2014 году после возбуждения уголовного дела, Европейский Суд указал на бездействие властей связанное с неназначением повторной судебно-медицинской экспертизы в рамках предварительного расследования, несмотря на то, что имелись данные о жестоком обращении, что допрос свидетеля П. в рамках уголовного дела не проводился, не было предпринято мер, в том числе с использованием механизма судебных поручений для допроса ключевого свидетеля выразившего готовность выступить в таком качестве. С учетом изложенного Европейский Суд констатировал, что уголовное дело, возбужденное по факту гибели Л и по жалобе на жестокое обращение с ним, не удовлетворяло обязательному критерию эффективности, следовательно, имело место нарушение статей 2 и 3 Конвенции в их процессуальном аспекте.

Европейский Суд признал неубедительными доводы о том, что все повреждения, обнаруженные у Л явились результатом суицида Согласно версии П., которую взял за основу Европейский Суд, сотрудники правоохранительных органов били потерпевшего головой о твердые поверхности, эти удары сопровождались попытками удушения. Физические страдания потерпевшего сопровождались его унижением, поскольку Л был раздет, его руки и ноги были связаны. Указанное обращение имело место в ходе незарегистрированного задержания и осуществлялось с намерением получить признательные показания. Приведенные факты, как указал Европейский Суд, свидетельствуют о том, что обращение, которому подвергся потерпевший 9 сентября 2009 года, являлось нарушением статьи 3 Конвенции в ее материально-правовом аспекте.

Европейский Суд установил, что уязвимость потерпевшего непосредственно в момент прыжка из окна обуславливалась прежде всего пытками, которым он подвергался со стороны сотрудников милиции интенсивность жестокого обращения заставила потерпевшего выброситься из окна, чтобы избежать страданий. Российские власти являются ответственными с точки зрения Конвенции за смерть Л который в ходе неподтвержденного задержания был лишен всех прав, которые должны были быть обеспечены, подвергался пыткам. С учетом изложенного Европейский Суд пришел к выводу о том, что имело место нарушение статьи 2 и статьи 3 Конвенции в материально-правовом аспекте.

В соответствии с чЛ ст.413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Согласно ч.5 ст.415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления Председателя Верховного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением Европейского Суда.

По смыслу названных норм в их взаимосвязи решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает в тех случаях, когда установленное Европейским Судом нарушение Конвенции од позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости судебных решений.

В связи с тем, что Европейским Судом установлено нарушение статей 2 и 3 Конвенции в процессуальном аспекте в связи с отсутствием эффективного расследования по факту смерти Л отмене подлежат постановление Ленинского районного суда г. Воронежа от 18 апреля 2011 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Воронежского областного суда от 11 августа 2011 года. Что касается постановления старшего следователя следственного отдела по Ленинскому району города Воронежа следственного управления следственного комитета РФ по Воронежской области от 8 июля 2010 года, то оно отменено постановлением руководителя отдела процессуального контроля следственного управления следственного комитета РФ по Воронежской области от 23 декабря 2013 года.

Установленное Европейским Судом нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции не свидетельствует о незаконности каких-либо судебных решений и о необходимости их отмены.

На основании изложенного, руководствуясь ч.5 ст.415 УПК РФ Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

возобновить производство по жалобе Л ввиду новых обстоятельств.

Постановление Ленинского районного суда г. Воронежа от 18 апреля 2011 года, вынесенное по жалобе Л в порядке предусмотренном ст. 125 УПК РФ, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Воронежского областного суда от 11 августа 2011 года отменить Председательствующий /

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...