Актуально на:
29 мая 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 25-КГ17-7 от 23.05.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 25-КГ17-7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 23 мая 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Романовского СВ., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Ракишевой Е Н к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании неустойки судебных расходов, компенсации морального вреда по кассационной жалобе ПАО СК «Росгосстрах» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 3 августа 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ., выслушав представителя ПАО СК «Росгосстрах Каргаева СВ., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ракишева Е.Н. обратилась в суд с названным иском к ООО «Росгосстрах» (в настоящее время - ПАО СК «Росгосстрах»), указывая что в результате дорожно-транспортного происшествия принадлежащему ей автомобилю были причинены повреждения. При обращении в январе 2015 г к ответчику в порядке прямого возмещения страховая выплата в установленный законом срок ей не была произведена, и истец была вынуждена обратиться к мировому судье с иском. Страховое возмещение ею было получено на основании исполнительного листа в октябре 2015 г., в связи с чем истец просила суд взыскать с ответчика неустойку предусмотренную п. 21 ст. 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (Закон об ОСАГО), в размере 89 537 руб. 92 коп. (л.д. 2-3).

В возражениях, представленных на исковое заявление, ответчик ссылался на то, что полис лица, виновного в дорожно-транспортном происшествии, заключен 31 марта 2014 г., в связи с чем должны применяться положения Закона об ОСАГО в редакции, действовавшей до 1 сентября 2014 г. (л.д. 20-21).

Впоследствии истец уточнила исковые требования, просила суд взыскать в ее пользу неустойку на основании п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО в редакции, действовавшей до 1 сентября 2014 г., в размере 31 416 руб. (л.д. 28).

Решением Ленинского городского суда г. Астрахани от 19 января 2016 г. иск удовлетворен частично, с ПАО СК «Росгосстрах» в пользу Ракишевой Е.Н. неустойку в размере 9 452 руб. 3 коп., компенсацию морального вреда, расходы по оплате услуг представителя, с ответчика в доход местного бюджета также взыскана государственная пошлина

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 3 августа 2016 г. решение суда первой инстанции изменено в части взыскания с ПАО СК «Росгосстрах» в пользу Ракишевой Е.Н. неустойки (размер неустойки увеличен до 89 537 руб. 92 коп.), а также в части взыскания государственной пошлины в доход местного бюджета, в остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ПАО СК «Росгосстрах» поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ. от 19 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

Ракишева Е.Н. является собственником автомобиля регистрационный знак (л.д. 6, 7).

15 января 2015 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля , регистрационный номер , под управлением Б и автомобиля истца под ее управлением Виновным в дорожно-транспортном происшествии признан Б С (л.д. 4).

26 января 2015 г. Ракишева Е.Н. обратилась в ООО «Росгосстрах» с заявлением о получении страхового возмещения (л.д. 8, 9).

В выплате страхового возмещения Ракишевой Е.Н. отказано (л д 34- 35).

Заочным решением мирового судьи судебного участка № 1 Ленинского района г. Астрахани от 16 июля 2015 г. с ООО «Росгосстрах» в пользу Ракишевой Е.Н. взыскано невыплаченное страховое возмещение в размере 36 104 руб., расходы на оплату услуг представителя, компенсация морального вреда, расходы на оплату услуг эксперта, штраф (л.д. 38).

На основании исполнительного листа серии выданного судебным участком № 1 Ленинского района г. Астрахани (л.д. 10), заочное решение мирового судьи исполнено, 22 октября 2015 г. Ракишевой Е.Н. произведена выплата страхового возмещения в размере 36 104 руб. (л.д. 11).

Разрешая спор, суд, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО в редакции, действовавшей до 1 сентября 2014 г., пришел к выводу что требования истца подлежат удовлетворению, однако не согласился с представленным Ракишевой Е.Н. расчетом неустойки, сочтя, что он должен производиться исходя из суммы страхового возмещения, присужденной Ракишевой Е.Н. заочным решением мирового судьи (36 104/75*8,25/100*238 = 9 452 руб. 3 коп.).

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Ракишева Е.Н подала апелляционную жалобу, в которой указывала, что размер неустойки должен исчисляться исходя из установленной ст. 7 Закона об ОСАГО страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему, то есть от 120 000 руб. (л.д. 65-66).

Изменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции согласился с его выводами о том, что имеются основания для взыскания в пользу истца неустойки в связи с несвоевременным исполнением страховщиком обязанности по выплате страхового возмещения.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что при взыскании неустойки суду первой инстанции следовало исходить из даты заключения договора Ракишевой Е.Н. с ПАО СК «Росгосстрах» (25 декабря 2014 г.), а не из даты заключения договора со страховой компанией виновником дорожно транспортного происшествия. Таким образом, при взыскании неустойки за нарушение срока выплаты страхового возмещения суду необходимо было исходить из положений п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО, как заявлено истцом в первоначальном исковом заявлении.

Взыскивая в пользу Ракишевой Е.Н. неустойку в размере до 89 537 руб. 92 коп., судебная коллегия указала, что применение Закона об ОСАГО и соответствующий расчет производится исходя из существа заявленных истцом исковых требований, в пределах периода и размера неустойки указанного в первоначальном исковом заявлении и представленном расчете что с учетом положений ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является выходом за пределы заявленных требований, поскольку неправильно произведенный истцом в уточненном исковом заявлении расчет не является основанием для ограничения взыскания неустойки суммой, указанной в уточненном заявлении. Кроме того, в соответствии с требованиями ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации именно суд при постановке решения определяет, какой закон должен быть применен по делу, применение правильной нормы материального права не является выходом за пределы заявленных исковых требований, при том, что истец от требований о взыскании неустойки, указанной в предъявленном в суд иске, не отказывался.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Федеральным законом от 21 июля 2014 г. № 223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 7 Закона об ОСАГО внесены изменения, согласно которым размер страховой суммы, в пределах которой страховщик обязуется возместить потерпевшим причиненный вред составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу, 400 000 руб.

В п. 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что размер страховой суммы установленный ст. 7 Закона об ОСАГО (в ред. от 21 июля 2014 г применяется к договорам, заключенным начиная с 1 октября 2014 г.

По договорам, заключенным до этой даты, страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет 120 000 руб.

Из п. 4 ст. 14* Закона об ОСАГО следует, что страховщик, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, осуществляет возмещение вреда, причиненного имуществу потерпевшего, в размере страховой выплаты от имени страховщика, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред (осуществляет прямое возмещение убытков), в соответствии с соглашением о прямом возмещении убытков (ст. 261 названного Закона) с учетом положений ст. 14 .

Таким образом, поскольку при прямом возмещении убытков страховщик потерпевшего действует от имени страховщика, застраховавшего ответственность виновного лица, лимит выплаты и рассчитываемая на его основании неустойка должны определяться исходя из условий договора обязательного страхования виновного в дорожно-транспортном происшествии лица, который в настоящем случае заключен 31 марта 2014 г. (то есть до 1 октября 2014 г.).

Суд апелляционной инстанции названные положения действующего законодательства при вынесении апелляционного определения не учел.

Согласно ч. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Как разъяснено в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

17 декабря 2015 г. Ракишева Е.Н. уточнила заявленные ею ранее исковые требования, просила суд взыскать в ее пользу неустойку на основании п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО в редакции, действовавшей до 1 сентября 2014 г., в размере 31 416 руб. (л.д. 28), однако судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда взыскала в пользу истца неустойку в размере 89 537 руб. 92 коп.

В апелляционном определении не содержится ссылки на положения федерального закона, позволяющие в настоящем случае суду апелляционной инстанции взыскать с ответчика в пользу истца сумму большую, чем было заявлено самим истцом.

В силу п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы присужденной судом в пользу потребителя.

При удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того заявлялось ли такое требование суду (п. 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

При разрешении настоящего спора императивное требование вышеприведенной нормы закона не было исполнено судом апелляционной инстанции, вопрос о взыскании в пользу потребителя штрафа судом не рассматривался.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 3 августа 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 3 августа 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в судапелляционной инстанции Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...