Актуально на:
29 февраля 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ17-28 от 27.04.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЮ!

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-АПУ 17-28

г. Москва 27 апреля 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Колышницына А.С судей Дубовика Н.П., Борисова О.В при секретаре Табашовой О.В рассмотрела в открытом судебном заседании материал по апелляционной жалобе Дардакова М.Д. на постановление Московского городского суда от 9 марта 2017 года, которым постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 26 января 2017 года о выдаче компетентным органам Кыргызской Республики для привлечения к уголовной ответственности по пп. 1, 2 ч. 2, п. 1 ч. 3 ст. 165 УК Кыргызской Республики (4 преступления), пп. 1, 2 ч. 2 ст. 165 УК Кыргызской Республики (4 преступления)

Дардакова М Д,

признано законным и обоснованным, а жалоба Дардакова М.Д оставлена без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисова О.В., изложившего содержание постановления и доводы, указанные в апелляционной жалобе, выступление Дардакова М.Д. в режиме видеоконференц-связи, его защитника - адвоката Бондаренко В.Х поддержавших доводы жалобы, возражения прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Абрамовой З.Л., полагавшей, что постановление Московского городского суда следует оставить без изменения Судебная коллегия

установила:

в производстве СО ОВД Узгенского района Ошской области Кыргызской Республики находится уголовное дело по обвинению Дардакова М.Д. в совершении преступлений, предусмотренных пп. 1,2 ч. 2, п. 1 ч. 3 ст. 165 УК Кыргызской Республики (4 преступления), пп. 1, 2 ч. 2 ст. 165 УК Кыргызской Республики (4 преступления).

21 октября 2015 года в отношении Дардакова М.Д. судом заочно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, 22 октября 2015 года он объявлен в розыск как скрывшийся от органов следствия.

Во исполнение международных обязательств Российской Федерации 30 октября 2016 года Дардаков М.Д., который числился в межгосударственном розыске, задержан сотрудниками ОБ ДПС УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве. 1 ноября 2016 года в отношении Дардакова М.Д. Дорогомиловским районным судом г. Москвы избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая в последующем продлена судом до 6 месяцев, то есть до 30 апреля 2017 года.

Генеральная прокуратура Кыргызской Республики 24 ноября 2016 года обратилась с запросом о выдаче Дардакова М.Д. в Кыргызскую Республику для привлечения к уголовной ответственности по пп. 1, 2 ч. 2, п. 1 ч. 3 ст. 165 УК Кыргызской Республики (4 преступления), пп. 1, 2 ч. 2 ст. 165 УК Кыргызской Республики (4 преступления), предоставив необходимые и достаточные документы, гарантии, предусмотренные международными соглашениями.

Заместителем Генерального прокурора Российской Федерации 26 января 2017 года принято решение о выдаче Дардакова М.Д. компетентным органам Кыргызской Республики для привлечения к уголовной ответственности по указанным составам преступлений.

Данное решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации обжаловано Дардаковым М.Д. и постановлением Московского городского суда от 9 марта 2017 года оставлено без изменения.

В апелляционной жалобе Дардаков М.Д. считает постановление Московского городского суда от 9 марта 2017 года незаконным и необоснованным, просит его отменить. Указывает, что его выдача в Кыргызскую Республику не соответствует требованиям международного права Отмечает, что обратился в ГУ МВД по г. Москве с заявлением о признании беженцем, в связи с чем полагает, что не может быть выдан в Кыргызскую Республику, поскольку процедура рассмотрения его заявления не завершена.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, Судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Согласно ч. 1 ст. 462 УПК РФ Российская Федерация в соответствии с международным договором или на основе принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина, находящегося на территории Российской Федерации, для уголовного преследования за деяния которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

Эта норма корреспондирует положениям Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам заключенной государствами - членами СНГ 22 января 1993 года (ратифицирована Российской Федерацией 4 августа 1994 года), в соответствии с которыми Российская Федерация приняла на себя обязательство по требованию другого государства - участника названной Конвенции, к числу которых относится и Кыргызская Республика, выдавать находящихся на ее территории лиц для привлечения к уголовной ответственности.

По смыслу ст. 463 УПК РФ вопрос о законности и обоснованности решения о выдаче разрешается исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия такого решения.

Из материалов судебного производства следует, что на момент вынесения постановления заместителем Генерального прокурора Российской Федерации и рассмотрения жалобы Московским городским судом Дардаков М.Д гражданином Российской Федерации не являлся, статуса беженца на территории Российской Федерации либо лица, которому предоставлено временное убежище на территории Российской Федерации, не имел. Указанное обстоятельство не оспаривается Дардаковым М.Д. и его защитником.

9 января 2017 года Дардаков М.Д. обратился в компетентные органы с ходатайством о предоставлении ему статуса беженца на территории Российской Федерации. В соответствии с ответом ГУ МВД России по г. Москве от 3 марта 2017 года основания для предоставления статуса беженца Дардакову М.Д отсутствовали.

Согласно п. 192 Руководства по процедурам и критериям определения статуса беженцев (согласно Конвенции 1951 года и Протоколу 1967 года касающихся статуса беженцев) заявитель должен иметь право оставаться в стране до того момента, пока компетентные органы не примут окончательного решения по его ходатайству, если только этими органами не установлено, что его ходатайство явно необоснованно.

В связи с этим доводы жалобы о том, что Дардаков М.Д. не может быть выдан в Кыргызскую Республику до завершения им процедуры обжалования решения об отказе в предоставлении статуса беженца, не могут быть признаны основанием для отмены обжалуемого им постановления Московского городского суда.

Кроме того, обращение Дардакова М.Д. с ходатайством о предоставлении статуса беженца не влекло за собой отложение рассмотрения жалобы на решение о выдаче, поскольку признание судом такого решения законным и обоснованным не предопределяет в дальнейшем фактическую передачу лица запрашивающему государству до разрешения соответствующего ходатайства либо до окончания процедуры обжалования при наличии отказа в удовлетворении такого ходатайства (статья 14 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, статья 33 Конвенции о статусе беженцев статьи 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). По вышеуказанным причинам обжалование в настоящее время Дардаковым М.Д решения ГУ МВД России по г. Москве об отказе в предоставлении убежища на территории Российской Федерации также не влечет за собой отложение рассмотрения жалобы на решение о выдаче.

В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ выдача лица может быть произведена в случаях, если уголовный закон предусматривает за совершение этих деяний наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание, когда выдача лица производится для уголовного преследования.

Как следует из представленных материалов деяния, в которых обвиняется Дардаков М.Д. на территории Кыргызской Республики, по российскому уголовному законодательству являются также уголовно-наказуемыми и соответствуют пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, с причинением значительного ущерба), пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище), пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину), п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору), санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

Имеющиеся в законодательстве Российской Федерации и Кыргызской Республики отличия в квалификации преступлений в соответствии с Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года и УПК РФ не являются основанием для отказа в выдаче.

Преступления, в совершении которых обвиняется Дардаков М.Д. на территории Кыргызской Республики, по Уголовному Кодексу Российской Федерации относятся к категории средней тяжести, они не направлены против интересов Российской Федерации, где Дардаков М.Д. к уголовной ответственности за инкриминируемые деяния не привлекался и не привлекается, не был за них осужден. По законодательству как Российской Федерации, так и Кыргызской Республики не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за инкриминируемые Дардакову М.Д. преступления, оснований для освобождения от уголовной ответственности согласно ст. 78 и 83 УК РФ из материала не усматривается.

Доводы Дардакова М.Д. в судебном заседании о том, что уголовное дело в отношении его возбуждено необоснованно, он не причастен к инкриминируемым деяниям, не влекут отмену состоявшихся решений поскольку согласно ч. 6 ст. 463 УПК РФ в ходе судебного рассмотрения материалов данной категории суд не обсуждает вопросы виновности лица принесшего жалобу, ограничиваясь проверкой соответствия решения о его выдаче законодательству и международным договорам Российской Федерации.

Запрос Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики о выдаче Дардакова М.Д. полностью соответствует требованиям ст. 58 Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г., ст. 454 УПК РФ.

Генеральная прокуратура Кыргызской Республики в запросе предоставила гарантии того, что запрос о выдаче Дардакова М.Д. не имеет цели его преследования по политическим мотивам, в связи с расовой принадлежностью, вероисповеданием, национальностью; ему будут предоставлены все возможности для защиты; он не будет подвергаться пыткам жестоким, бесчеловечным, унижающим достоинство видам обращения или наказания; не будет без согласия Российской Федерации выдан третьему государству; будет привлечен к уголовной ответственности только за те преступления, которые указаны в запросе, после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания сможет свободно покинуть территорию Кыргызской Республики.

При таких данных Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии предусмотренных ст. 464 УПК РФ оснований для отказа в выдаче Дардакова М.Д.

Проверка законности и обоснованности решения о выдаче Дардакова М.Д. правоохранительным органам Кыргызской Республики проведена судом полно, всесторонне и объективно. Нарушений установленного законодательством процессуального порядка рассмотрения судом данного вопроса, влекущих отмену или изменение судебного решения, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Московского городского суда от 9 марта 2017 года в отношении Дардакова М Д оставить без изменения, а его апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...