Актуально на:
30 мая 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 57-АПУ15-1 от 19.02.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 57-АЛУ15-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 19 февраля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Лаврова Н.Г.,

судей Пейсиковой Е.В. и Смирнова В.П.

при ведении протокола секретарем Сергеевым А.В.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы адвоката Золотухина Б.А. в защиту осужденного Шатохина К.Р., адвоката Печиноги В.А. в защиту осужденного Капитона А.В. и законного представителя осужденного Романенко И.А. - Р на приговор Белгородского областного суда от 18 ноября 2014 г., по которому

Капитон А В

несудимый,

осужден по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений: не уходить из места постоянного проживания - квартиры по адресу: г.

- в период с 21 часа до 6 часов не посещать увеселительные заведения - кафе, бары, рестораны; не изменять места жительства (г. без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы не выезжать за пределы г. без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в указанный специализированный государственный орган не менее 2 раз в месяц для регистрации;

Романенко И А ,

несудимый,

осужден по ч.4 ст. 111 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ на 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

Шатохин К Р,

несудимый,

осужден по ч.4 ст. 111 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать в пользу В

- в счет возмещения материального ущерба: с Капитона А.В рублей, с Романенко И.А. рублей;

- в счет компенсации морального вреда: с Капитона А.В рублей, с Романенко И.А. рублей, с Шатохина К.Р. рублей;

- процессуальные издержки, связанные с расходами на представителя потерпевшего К с Капитона А.В. рублей, с Романенко И.А. рублей, с Шатохина К.Р. рублей.

Признано за потерпевшей В право на удовлетворение гражданского иска о возмещении материального ущерба связанного с расходами на транспортировку и захоронение ее сына В и вопрос о его размере передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой ЕВ., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, объяснения осужденных Капитона А.В. и Романенко И.А. в режиме видеоконференц-связи, а также адвоката Золотухина Б.А., законного представителя осужденного Романенко И.АР законного представителя осужденного Шатохина К.Р Ш в режиме видеоконференц-связи, выступления адвокатов Лунина Д.М., Бицаева В.М. и Кабалоевой В.М., которые поддержали доводы изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Капитон А.В. признан виновным в убийстве потерпевшего В совершенного из корыстных побуждений а Романенко И.А. и Шатохин К.Р. - в умышленном причинении группой лиц по предварительному сговору тяжкого вреда здоровью В опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступления совершены 13 февраля 2013 г. в области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Капитон А.В., Романенко И.А. и Шатохин К.Р вину в совершении предъявленных им преступлений признали частично.

В апелляционных жалобах:

- законный представитель осужденного Романенко И.АР не соглашаясь с приговором, полагает, что назначенное Романенко И.А. наказание является чрезмерно суровым.

Суд не учел требования закона об индивидуализации наказания, а также данные о личности в полном объеме, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Автор жалобы полагает, что Романенко И.А. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, в результате угрозы, под физическим и психологическим принуждением взрослого лица. Кроме того, автор жалобы указывает, что суд не учел в качестве явки с повинной объяснения Романенко, его состояние здоровья, характер и особенности заболеваний перенесенную операцию по удалению селезенки, признание им вины раскаяния в содеянном. Утверждает, что Капитон не договаривался с Романенко о целях поездки, поскольку, исходя из данных телефонных переговоров, звонил только Шатохину.

Просит применить положения ст. 64, 73, ч.6 ст. 15 УК РФ, считает, что исправление осужденного возможно без изоляции его от общества, и просит заменить лишение свободы на ограничение свободы;

- адвокат Золотухин Б.А. в защиту интересов Шатохина К.Р просит об изменении приговора.

Оспаривает квалификацию наказания его подзащитного по ч.4 ст. 111 УК РФ, считает, что суд необоснованно не учел в качестве обстоятельства смягчающего наказание, добровольное возмещение материального ущерба в виде рублей, поскольку ущерб был возмещен до того, как потерпевший обратился с иском.

Не соглашаясь с оценкой суда факта изменения показаний Шатохина с целью преуменьшения своей роли в преступлении, утверждает, что его подзащитный своих показаний никогда не менял. Указывает, что суд мотивируя назначенный вид наказания, фактически его не назвал, указав слово «лишение». Однако такой вид наказания закон не предусматривает Считает, что наступившие последствия в виде конкурирующей причины смерти - открытой ЧМТ - или в виде травматического шока наступили не от действия Шатохина. Эксперт Т в своих выводах не ответил на вопрос, возможно ли наступление смерти от ударов Шатохина и Романенко Утверждает, что после нанесения ударов Шатохиным и Романенко не мог наступить тяжелый шок. От нанесения дальнейших ударов, которые причинили тяжкий вред здоровью потерпевшего, Шатохин и Романенко отказались, данное обстоятельство было признано судом. Ходатайства о допросе экспертов судом были необоснованно отклонены. Однако в итоге была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, результаты которой являются иными, нежели указаны в предыдущих экспертизах Поскольку суд необоснованно отклонил ходатайство защиты о допросе эксперта Д и эксперта Т защита была лишена возможности выяснить, могли ли удары, причиненные Шатохиным и Романенко вызвать травматический шок у потерпевшего, ставший причиной смерти. Просит вызвать в суд указанных экспертов и допросить их Ссылается на противоречия, имеющиеся в приговоре, поскольку, с одной стороны, суд на листе 40 приговора указал, что смерть В наступила от последующих умышленных действий Капитона, направленных на лишение жизни В , а на листе 43 приговора указал, что Шатохин отказался от дальнейшего избиения В .

Полагает, что действия Шатохина должны быть переквалифицированы на ч.1 ст. 112 УК РФ. Просит признать наличие смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «к» ч.1 ст. 61 УК РФ, исключить из приговора указание об учете при назначении наказания изменения осужденными своих показаний с целью уменьшения доли своего участия и ответственности;

- адвокат Печинога В.А. в защиту осужденного Капитона А.В считает приговор незаконным и необоснованным, а изложенные в нем события не соответствующими фактическим обстоятельства дела.

Указывает на противоречия в приговоре в части осведомленности Капитона о получении потерпевшим кредита в сумме рублей Оспаривает показания Шатохина о том, что Капитон ему и Романенко предлагал избить потерпевшего. Считает, что Шатохин и Романенко оговорили Капитона, поскольку на предварительном следствии находились под подпиской о невыезде. Утверждает, что именно Романенко бил В головой о стену, бросал ему в голову куски бетона, Романенко и Шатохин наносили удары в голову потерпевшего камнем, который подобрал Романенко. Утверждает, что смерть потерпевшего не могла наступить в момент, когда его выбросили в овраг, при этом ссылается на данные в акте повторной судебно-медицинской экспертизы о том, что до наступления смерти потерпевший жил в течение непродолжительного времени от 1 часа до 2-3 часов.

Утверждает, что действия Капитона надлежит квалифицировать по ч.4 ст. 111 УК РФ. Считает назначенное Капитону наказание чрезмерно суровым ссылается на его положительные характеристики, наличие заболеваний отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. Оспаривает решение суда в части взыскания с Капитона морального вреда, поскольку необходимых средств и имущества у него нет.

В возражениях на доводы, изложенные в апелляционных жалобах государственный обвинитель Винжий В.И. просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, Судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Капитона А.В. в убийстве В а также Романенко И.А. и Шатохина К.Р. в причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, совершенного группой лиц по предварительному сговору, вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства, основываются на достаточной совокупности исследованных доказательств, которым в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вина осужденных Капитона А.В., Романенко И.А. и Шатохина К.Р установлена показаниями Романенко И.А., которые он подтвердил в ходе проверки своих показаний на месте, а также сведениями, содержащимися в его явке с повинной, о том, как Капитон поручил ему и Шатохину К.Р избить одного человека, с чем они согласились, а также о характере и количестве нанесенных ударов каждым из них по потерпевшему аналогичными показаниями Шатохина К.Р. об обстоятельствах избиения им Капитоном и Романенко потерпевшего В по просьбе Капитона А.В., а также об убийстве последним потерпевшего, данными содержащимися в его явке с повинной, согласно которой за оказанную «помощь» в избиении потерпевшего Капитон А.В. выдал ему и Романенко И.А. по рублей.

Данные сведения подтверждаются показаниями осужденного Капитона А.В., который не отрицал факт избиения потерпевшего совместно с Романенко И.А. и Шатохиным К.Р.

Суд дал оценку противоречиям в показаниях осужденных Капитона А.В., Романенко И.А. и Шатохина К.Р., частично признавших свою вину в содеянном. Причин для оговора Капитона А.В. со стороны других осужденных не установлено.

Показания Капитона А.В., Романенко И.А. и Шатохина К.Р., данные на предварительном следствии, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, согласно показаниям потерпевшей В о том, что ее сын В познакомился с А (Капитоном А.В собирался с ним ехать на впоследствии ей стало известно, что тело сына было обнаружено с признаками насильственной смерти.

Данные сведения согласуются с показаниями свидетеля Л.

о том, что в ходе проверки сотрудниками уголовного розыска заявления В о пропаже ее брата В был установлен круг общения пропавшего В в который входил Капитон Романенко и Шатохин, последние в ходе беседы пояснили, что Капитон просил их принять участие в избиении ранее неизвестного лица, им оказался В которого они избили совместно с Капитоном и перевезли в другое место, там Капитон нанес В удары в голову, потом передал им деньги, для проверки данной информации совместно с Романенко И.А. и Шатохиным К.Р. был осуществлен выезд в указанный район, где был обнаружен труп В с признаками насильственной смерти.

Указанные показания об обстоятельствах совершенного преступления Капитоном А.В., Романенко И.А. и Шатохиным К.Р. в отношении В согласуются с показаниями свидетелей З Р Б Л К С С Е П П Г,

Р М имеющими значение для дела, а также другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Кроме того, указанные показания подтверждаются данными содержащимися в протоколе осмотра места происшествия, в ходе которого был обнаружен труп потерпевшего с множественными ранами в области кистей рук и лица, в том числе в затылочной волосистой части головы; в протоколе осмотра автомобиля « » , находящегося в пользовании Капитона А.В., в ходе которого на заднем пассажирском сиденье с левой стороны обнаружено пропитывание материала веществом бурого цвета, прохожего на цвет крови, в судебном заседании при осмотре сиденья и багажного отделения автомашины Капитон А.В. пояснил, что эти предметы были изъяты из его автомобиля, а пятна бурого цвета являются кровью В в протоколе осмотра остановки общественного транспорта, в ходе которого обнаружены множественные наложения вещества бурого цвета в виде капель, на полу осколки керамической плитки с наложением вещества бурого цвета; в актах судебно-биологических экспертиз о наличии следов крови на объектах исследования, в том числе на одежде подсудимых, которая могла произойти от потерпевшего В в актах судебно-медицинских экспертиз о причине смерти В в протоколах выемки предметов одежды у обвиняемых, в протоколе выемки у П кольца, которое Капитон А.В. подарил Г в акте эксперта товароведа, содержащем данные о рыночной стоимости кольца; в протоколе осмотра детализации телефонных соединений Романенко И.А. и Шатохина К.Р. и другими доказательствами.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы на трупе В были выявлены многочисленные повреждения в области головы (ушиб головного мозга левой затылочной доли, левой лобной и левой височной долей, правой височной доли с кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку ограниченного диффузного характера субарахноидальными кровоизлияниями; кровоизлияние под твердую мозговую оболочку левой затылочной области, два вдавленных перелома затылочной кости, многооскольчатый перелом кости носа с кровоизлиянием множественные ушибленные раны теменно-затылочной области волосистой части головы), в также многочисленные повреждения в области лица, шеи груди, живота и других частей тела, которые являются прижизненными и причинены в короткий промежуток в пределах от 1 до 2-3 часов до момента наступления смерти потерпевшего.

Повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы с переломом костей свода черепа, костей носа, подоболочечными кровоизлияниями в вещество головного мозга, закрытой травмы груди с переломами трех ребер ушибом и разрывом левого легкого и открытой травмы кисти с переломами фаланговых костей привели к развитию травматического шока квалифицируются в совокупности как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека и состоят в прямой причинной связи со смертью В

Выводы эксперта, проводившего повторную судебно-медицинскую экспертизу, полностью подтверждают выводы первичной экспертизы о количестве телесных повреждений, механизме их образования и степени тяжести причиненного вреда, а также подтверждаются данными содержащимися в акте медико-криминалистической экспертизы и в показаниях Романенко И.А. и Шатохина К.Р. относительно характера механизма причинения телесных повреждений на волосистой части головы потерпевшего В

Вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах, каких-либо противоречий в выводах экспертов, проводивших первичную и повторную судебно-медицинские экспертизы, в части количества, локализации механизма образования и степени тяжести телесных повреждений на трупе В не имеется.

Каких-либо конкурирующих причин смерти потерпевшего В не установлено.

Более того, выводы экспертов подтверждены актом комиссионной судебно-медицинской экспертизы, согласно которому все повреждения головы в совокупности составляют единый комплекс открытой черепно мозговой травмы, осложнившейся развитием травматического отека головного мозга, явившегося непосредственной причиной смерти. Между причинением комплекса черепно-мозговой травмы, имевшейся у В , и наступлением его смерти имеется прямая причинно следственная связь. Согласно выводам экспертов, конкретно сказать, от какого травматического воздействия образовались и сформировались основные компоненты травмы головного мозга (ушиб мозга, кровоизлияния под его оболочки, травматический отек), не представляется возможным, они могли образоваться как от однократного травматического воздействия, так и от их совокупности.

Таким образом, анализ исследованных в судебном заседании актов судебно-медицинских экспертиз свидетельствует об отсутствии в них противоречий. Заключения экспертов даны в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, являются научно обоснованными, а выводы экспертов - основанными на материалах уголовного дела. При таких обстоятельствах суд обоснованно отклонил ходатайство адвоката Золотухина Б.А. о вызове и допросе экспертов оснований для их вызова и допроса в суде апелляционной инстанции не установлено.

Квалификация действий Капитона А.В. по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ вопреки доводам адвоката Печиноги В.А. в его защиту, является правильной и оснований для иной квалификации его действий нет. Момент наступления смерти потерпевшего В не влияет на квалификацию действий Капитона А.В. при наличии у него умысла на убийство потерпевшего, установленного судом.

Довод относительно отсутствия доказательств об осведомленности Капитона А.В. о получении потерпевшим кредита и наличия у него денежных средств опровергается исследованными в судебном заседании сведениями о получении В кредита в банке « »в сумме рублей, данными телефонных соединений Капитона А.В. и В показаниями свидетеля З о том, что именно 13 февраля 2013 г. Капитон А.В. должен был передать В автомобиль, показаниями К Л иР а также показаниями Романенко И.А. и Шатохина К.Р. о том, что после избиения потерпевшего Капитон А.В. сообщил им о наличии у него денег в сумме

рублей, после чего он каждому из них выдал по рублей.

Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз у Капитона А.В Романенко И.А. и Шатохина К.Р. не установлено признаков хронического психического расстройства, временного психического расстройства или слабоумия. В период инкриминируемых им деяний они могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Суд обоснованно признал Капитона А.В., Романенко И.А. и Шатохина К.Р. вменяемыми. Наличие у Романенко И.А. и Шатохина К.Р признаков пагубного употребления каннабиноидов не влечет сомнений в правильности выводов суда о психическом здоровье осужденных.

Наказание Капитону А.В. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного является справедливым, и оснований для его смягчения нет.

Вместе с тем Судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор в отношении Романенко И.А. и Шатохина К.Р. подлежит изменению по следующим основаниям.

Как следует из приговора, суд, оценивая в судебном заседании заключения судебно-медицинских экспертов, исследовавших труп В обоснованно установил, что тяжкий вред здоровью потерпевшего причинен в результате нанесения ударов в область головы как Капитоном А.В., так и Романенко И.А. и Шатохиным К.Р., вместе с тем суд признал, что «смерть В наступила от умышленных последующих действий Капитона А.В., направленных на лишение жизни В »

При таких обстоятельствах квалификацию действий Романенко И.А. и Шатохина К.Р. по ч.4 ст. 111 УК РФ нельзя признать обоснованной, их действия подлежат переквалификации на п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, в том числе прав осужденных на защиту, не допущено.

Наказание осужденным Романенко И.А. и Шатохину К.Р. надлежит назначить с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, наличия смягчающих наказание обстоятельств, установленных судом, в том числе их явок с повинной активного способствования раскрытию и расследованию преступления несовершеннолетия.

Факт проведения операции Романенко И.А. по удалению селезенки не может являться достаточным основанием для изменения вида наказания осужденному, о чем просит в апелляционной жалобе законный представитель, или применения закона о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено законом.

Вопреки доводу, указанному в жалобе адвоката Золотухина Б.А. об обратном, суд признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Шатохину К.Р., добровольное возмещение ущерба и частичную компенсацию морального вреда.

Вместе с тем, как следует из приговора, суд, при назначении наказания Романенко И.А. и Шатохину К.Р. в качестве отсутствия оснований для назначения им наказания с применением положений ст. 64, 73, ч.б ст. 15 УК РФ, наряду с другими обстоятельствами, сослался на изменение виновными показаний с целью уменьшения доли своего участия и, как следствие ответственности за совершенные ими преступные действия.

Между тем данная ссылка суда противоречит ст. 51 Конституции Российской Федерации, устанавливающей право любого гражданина не свидетельствовать против самого себя, а уменьшение либо отрицание своей ответственности является формой реализации права на защиту обвиняемого Таким образом, Судебная коллегия полагает необходимым исключить данную ссылку из приговора, как не основанную на законе.

Вместе с тем, учитывая обстоятельства дела, степень и характер общественной опасности содеянного, а также данные о личности осужденных, Судебная коллегия полагает, что внесенные изменения в приговор не влекут применения в отношении Романенко И.А. и Шатохина К.Р. положений ст. 64, 73, ч.б ст. 15 УК РФ.

Гражданский иск потерпевшей В разрешен с учетом требований ч.2 ст. 1101 ГК РФ, принципов разумности и справедливости Вместе с тем в связи с уменьшением объема обвинения в отношении Романенко И.А. и Шатохина К.Р. Судебная коллегия полагает необходимым снизить размер компенсации морального вреда, взысканный с них в пользу В

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38928, 38933 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

приговор Белгородского областного суда от 18 ноября 2014 г. в отношении Романенко И А и Шатохина К Р изменить:

- исключить указание при назначении наказания на «изменение ими показаний с целью уменьшить свое' участие и как следствие ответственность за совершенные преступные действия»;

- переквалифицировать их действия с ч. 4 ст. 111 УК РФ на п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 88 УК РФ Романенко И.А. - 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, Шатохину К.Р. - 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии;

- снизить размер компенсации морального вреда, взысканный в пользу В с Романенко И.А. - до рублей, с Шатохина К.Р. -до рублей.

В остальном приговор в отношении Романенко И.А., Шатохина К.Р., а также в отношении Капитона А В оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...