Актуально на:
02 июня 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 49-КГ16-10 от 12.07.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№49-КГ16-10

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 12 июля 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева ИМ.,

судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Зарафиевой Ф С к Юсуповой Р З об установлении факта принятия наследства, признании недействительным в части свидетельства о праве на наследство по завещанию, признании права собственности и вселении

по кассационной жалобе Юсуповой Р З на решение Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан от 27 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Зарафиева Ф.С. обратилась в суд с иском к Юсуповой Р.З. об установлении факта принятия наследства, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по завещанию в части обязательной доли, признании права собственности на долю в наследственном имуществе - квартире, расположенной по адресу:,

и вселении в указанную квартиру.

В обоснование иска указала, что 3 февраля 2010 г. ее сестра Давлетшина Н С . составила завещание, в соответствии с которым завещала все принадлежащее ей имущество, в том числе спорную квартиру, Юсуповой Р.З. На момент смерти Давлетшиной Н.С., последовавшей 5 декабря 2011 г., Зарафиева Ф.С. являлась нетрудоспособной, в связи с чем имеет право на обязательную долю в наследстве.

Решением Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан от 27 июля 2015 г. исковые требования удовлетворены частично.

Зарафиева Ф.С. признана фактически принявшей наследство после смерти Давлетшиной Н С .

За Зарафиевой Ф.С. признано право собственности на 1/14 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу Республика .

За Юсуповой Р.З. определена доля в размере 13/14 в праве общей долевой собственности на указанную квартиру, возникшем на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию.

Данное свидетельство, выданное Юсуповой Р.З., в части доли в размере 1/14 в праве общей долевой собственности на квартиру признано недействительным с аннулированием свидетельства о праве собственности и записи в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Зарафиева Ф.С. вселена в указанную квартиру.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 октября 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 9 июня 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых

законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были

допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной

инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 3 февраля 2010 г Давлетшина Н.С. составила завещание на все принадлежащее ей ко дню смерти имущество, наследником по которому является ее сестра Юсупова Р.З. (т. 1, л.д. 67).

Давлетшина Н.С. умерла 5 декабря 2011 г. (т. 1, л.д. 64).

Нотариусом Мелеузовского района и города Мелеуз Республики Башкортостан Сергейчук О.А. 15 августа 2012 г. Юсуповой Р.З. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию, в том числе на квартиру расположенную по адресу:

(т. 1, л.д. 80-82).

Наследниками по закону второй очереди к имуществу Давлетшиной Н.С являются ее полнородные и неполнородные братья и сестры: Зарафиева Ф.С Юсупова Р.З., Фарзалина Р.З., Кунакбаев Р.З., Кунакбаев Н.З., Татлыбаева Р.З. и Ялчыкаева М.З., наследников первой очереди не имеется.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что, поскольку Зарафиева Ф.С. фактически приняла наследство и на момент смерти наследодателя являлась нетрудоспособной (пенсионером по старости), она имеет право на обязательную долю в наследстве равную 1/14 исходя из количества наследников по закону независимо от содержания завещания.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 1111 Гражданского кодекса Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных названным кодексом.

В силу пункта 1 статьи 1143 Гражданского кодекса Российской

Федерации, если нет наследников первой очереди, наследниками второй очереди

по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры

наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны

матери.

Положениями пункта 1 статьи 1149 Гражданского кодекса Российской

Федерации предусмотрено, что несовершеннолетние или нетрудоспособные дети

наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также

нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, подлежащие призванию к

наследованию на основании пунктов 1 и 2 статьи 1148 указанного выше кодекса,

наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли,

которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону

(обязательная доля).

Согласно пункту 1 статьи 1148 Гражданского кодекса Российской

Федерации граждане, относящиеся к наследникам по закону, указанным в статьях 1143-1145 Кодекса, нетрудоспособные ко дню открытия наследства, но не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, наследуют по закону вместе и наравне с наследниками этой очереди, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении, независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет.

Таким образом, наследник второй очереди обладает правом на обязательную долю в наследстве в случае, если данный наследник ко дню открытия наследства являлся нетрудоспособным и находился на иждивении наследодателя не менее года до его смерти.

Согласно разъяснениям, приведенным в подпункте «в» пункта 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании находившимся на иждивении наследодателя может быть признано лицо получавшее от умершего в период не менее года до его смерти - вне зависимости от родственных отношений - полное содержание или такую систематическую помощь, которая была для него постоянным и основным источником средств к существованию, независимо от получения им собственного заработка, пенсии, стипендии и других выплат. При оценке доказательств, представленных в подтверждение нахождения на иждивении следует оценивать соотношение оказываемой наследодателем помощи и других доходов нетрудоспособного.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу юридически значимым и подлежащим установлению с учетом заявленных исковых требований и подлежащих применению норм материального права являлось выяснение вопроса не только о нетрудоспособности Зарафиевой Ф.С, но и о нахождении ее на иждивении наследодателя.

От выяснения данных обстоятельств зависело правильное разрешение судом спора.

Однако суд, признавая за истцом право на обязательную долю в

наследственном имуществе, указанные обстоятельства не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в

предмет доказывания по делу и не получили правовой оценки суда, в то время

как нетрудоспособность истца не является достаточным основанием для

признания за Зарафиевой Ф.С. права на обязательную долю в наследственном

имуществе.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами

первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и

процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Юсуповой Р.З., в связи с чем решение Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан от 27 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 октября 2015 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан от 27 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 октября 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...