Актуально на:
05 августа 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N 71-КГ17-10 от 18.07.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 71-КГ17-10

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 18 и ю л я 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова ВВ.

судей Романовского СВ., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Князевой Н А к администрации ГО «Город Калининград» о признании незаконным отказа в предоставлении земельного участка понуждении предоставить земельный участок в собственность за плату, по встречному иску администрации ГО «Город Калининград» к Князевой Н А о признании отсутствующим права собственности на нежилое здание, по кассационной жалобе Князевой Н А на решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 7 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ., выслушав представителя Князевой Н.А. - Филатова А.С поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Князева Н.А. обратилась в суд с иском к администрации ГО «Город Калининград» о признании незаконным отказа в предоставлении земельного участка, понуждении предоставить земельный участок в собственность за плату, указав в обоснование заявленных требований, что 17 апреля 2015 г. ей под установку гаража предоставлен в аренду земельный участок с кадастровым номером сроком до 17 апреля 2020 г. 11 июня 2015 г. ею зарегистрировано право собственности на гараж, расположенный на данном земельном участке. Письмом от 8 декабря 2015 г. ей отказано в предоставлении земельного участка в собственность за плату по мотиву несоответствия назначения гаража разрешенному виду использования земельного участка Полагая данный отказ незаконным, Князева Н.А. просила суд признать его таковым, обязать администрации ГО «Город Калининград» предоставить ей в собственность за плату земельный участок с кадастровым номером,

расположенный по адресу: ,,

заключить с ней договор купли-продажи земельного участка, предварительно изменив разрешенное использование земельного участка с «под установку гаража» на «под нежилое здание - гараж».

Администрация ГО «Город Калининград» исковые требования не признала, предъявила встречное исковое требование о признании права собственности Князевой Н.А. на гараж с кадастровым номером

расположенный по адресу: ,,

отсутствующим, указав в обоснование заявленного требования, что земельный участок был предоставлен Князевой Н.А. для целей не связанных со строительством. Поскольку гараж не относится к категории объектов недвижимости, полагала, что регистрация права собственности на гараж как на объект недвижимого имущества осуществлена Князевой Н.А. в обход закона, накладывая на администрацию ГО «Город Калининград ограничения, обусловленные распространением на этот объект правового режима, установленного действующим законодательством для недвижимого имущества, в том числе по предоставлению под таким объектом земельного участка в собственность в соответствии со статьей 39 Земельного кодекса Российской Федерации.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 7 июня 2016 г., в удовлетворении исковых требований Князевой Н.А. отказано встречный иск администрации ГО «Город Калининград» удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 сентября 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной Князевой Н.А. 16 февраля 2017 г ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

В связи с поданной кассационной жалобой на указанные судебные постановления и сомнениями в их законности судьей Верховного Суда Российской Федерации Марьиным А.Н. 10 марта 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В В . от 9 июня 2017 г. кассационная жалоба Князевой Н.А. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная

коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

находит, что имеются основания, предусмотренные законом для

удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения

судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда

от 14 сентября 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела существенные нарушения норм материального и процессуального права допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что 17 апреля 2015 г. заместителем главы администрации ГО «Город Калининград», председателем комитета муниципального имущества и земельных ресурсов издано распоряжение № 2091/р-КМИ, которым из земель, находящихся в государственной неразграниченной собственности, образован земельный участок с кадастровым номером , площадью 25 м 2 под установку гаража, по адресу:,

и данный земельный участок предоставлен Князевой Н.А. в аренду сроком на 5 лет.

Данное распоряжение принято на основании обращения Князевой Н.А. с соблюдением порядка, установленного статьей 34 Земельного кодекса Российской Федерации для случаев предоставления гражданам земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности для целей, не связанных со строительством.

17 апреля 2015 г. года между администрацией ГО «Город Калининград» и Князевой Н.А. на основании названного распоряжения органа местного самоуправления заключен договор № 12214-г аренды земельного участка.

По условиям данного договора срок аренды земельного участка установлен с 17 апреля 2015 г. до 17 апреля 2020 г. (п. 2.1.).

Суд также указал, что из буквального толкования условий заключенного с Князевой Н.А. договора аренды земельного участка следует, что земельный участок был предоставлен Князевой Н.А. во временное пользование с правом установки гаража, не относящегося к объектам недвижимого имущества.

11 июня 2015 г. на основании декларации об объекте недвижимости от 28 апреля 2015 г. и договора аренды земельного участка № 12214-г от 17 апреля 2015 г. Князева Н.А. зарегистрировала свое право собственности на гараж общей площадью 19,9 м , находящийся на земельном участке с кадастровым номером , о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись о регистрации №.

Обращение Князевой Н.А. от 12 октября 2015 г. о представлении вышеназванного земельного участка в собственность за плату под нежилое здание - индивидуальный гараж, администрацией ГО «Город Калининград оставлено без удовлетворения, что явилось основанием для предъявления настоящего иска в суд.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Князевой Н.А., суд пришел к выводу, что положения статьи 30 20 Земельного кодекса Российской Федерации, которыми предусмотрено исключительное право на приобретение в собственность земельного участка собственниками расположенных на них объектов, применяются в совокупности лишь в том случае, если не ставится под сомнение факт законности нахождения недвижимого имущества на испрашиваемом земельном участке, и не предполагают обязанность собственника земельного участка во всех без исключения случаях заключать договор о передаче земельного участка в собственность. Наличие регистрации права собственности на гараж не порождает у истца безусловного права на оформление права собственности на земельный участок. Постановка на кадастровый учет и оформление кадастрового паспорта не указывают на то, что гараж является объектом недвижимого имущества в соответствии с требованиями статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации. В связи с тем, что законных оснований для предоставления земельного участка в собственность, по мнению суда, не имелось, отказ администрации ГО «Город Калининград», изложенный в письме от 8 декабря 2015 г., суд счел законным и обоснованным.

Учитывая, что земельный участок предоставлен Князевой Н.А. в аренду в порядке, предусмотренном статьей 34 Земельного кодекса Российской Федерации, т.е. во временное пользование под установку гаража, и условиями заключенного договора аренды право арендатора на осуществление на земельном участке капитального строительства было не предусмотрено, то суд пришел к выводу, что принадлежащий истцу гараж не может рассматриваться как объект недвижимости, в отношении которого допустима регистрация права собственности на основании декларации об объекте недвижимого имущества то есть, в упрощенном порядке, предусмотренном статьей 25 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Суд также указал, что поскольку гараж, расположенный на земельном участке, объектом недвижимости не является, положения статьи 30 Земельного кодекса Российской Федерации как основания для возникновения у истца права на предоставление испрашиваемого земельного участка в собственность не могут быть применены, то встречный иск о признании права на гараж отсутствующим подлежит удовлетворению.

С указанным выводом суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшееся по делу апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 сентября 2016 г. принято с нарушением норм материального и процессуального закона и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Сторонами не оспаривалось, что договор аренды земельного участка заключен с Князевой Н.А. на основании распоряжения № 2091/р-КМИ от

17 апреля 2015 г., изданного КМИиЗР администрации ГО «Город Калининград» (л.д. 7), при этом при предоставлении земельного участка администрация ГО «Город Калининград» исходила из того, что гараж, по поводу которого возник спор, уже был возведен на предоставляемом в аренду земельном участке, так как в мотивировочной части данного распоряжения перечислены документы подтверждающие существования гаража на земельном участке на момент его предоставления в аренду, такие как разрешение коммунально-жилищного отдела Ленинградского районного совета депутатов трудящихся на строительство гаража от 26 ноября 1963 г. № 112 (л.д. 117), выданное Бурову И.Н., разрешение коммунально-жилищного отдела Ленинградского районного совета народных депутатов трудящихся на пользование гаражом от 10 февраля 1966 г. № 14 (л.д. 123), выданное Рожкову А.М., договор о праве временного пользования землей от 12 февраля 1975 г. (л.д. 114), заключенный с Рожковым А.М., карточка владельца гаража № (инвентарный номер ) от 4 апреля 2002 г. (л.д. 116).

Таким образом, земельный участок был предоставлен Князевой Н.А. в аренду с учетом уже существующего гаража, которым пользовался ее отец Рожков А.М. на основании разрешения коммунально-жилищного отдела Ленинградского районного совета народных депутатов трудящихся на пользование гаражом от 10 февраля 1966 г. № 14, а сам гараж возведен в установленном действовавшим в 1963 г. законодательством РСФСР порядке на основании разрешения коммунально-жилищного отдела Ленинградского районного совета депутатов трудящихся на строительство гаража от 26 ноября 1963 г. № 112. Доказательств иного при рассмотрении дела судом получено не было.

Государственная регистрация права собственности на гараж после обращения Князевой Н.А. была приостановлена (л.д. 93) в связи с тем, что при проведении правовой экспертизы предоставленных на государственную регистрацию права документов возникла необходимость запросить у ответчика информацию как о законности расположения гаража на предоставленном земельном участке, так и о допустимости регистрации права собственности на этот объект.

Из ответа, направленного КАиС администрации ГО «Город Калининград» в регистрирующий орган (л.д. 40), следует, что расположение гаража на земельном участке допустимо, нарушений правил землепользования и застройки а так же градостроительных регламентов не имеется, разрешении на строительство (соответственно разрешения на ввод объекта в эксплуатацию)

данного гаража в соответствии с частью 17 статьи 51 Градостроительного

кодекса Российской Федерации и статьи 41 Закона Калининградской области

№321 от 16 февраля 2009 г. «О градостроительной деятельности на территории

Калининградской области» не требуется. После получения такого ответа,

государственный регистратор осуществил государственную регистрацию права

собственности Князевой Н.А. на указанный гараж.

Вместе с тем, указанные обстоятельства, имеющие значение для дела и

свидетельствующие о правомерности возведения объекта недвижимого

имущества и владения им Князевой НА., на которые истец ссылалась в

исковом заявлении, в нарушение требований статьи 198 Гражданского

процессуального кодекса Российской Федерации судом не исследовались и не

получили оценки.

Судом не дана оценка доводам Князевой Н.А. о том, что пунктом 1.2.

договора аренды земельного участка от 17 апреля 2015 г. № 12214-г (л.д. 8)

предусмотрено, что земельный участок предоставляется ей в аренду под

установку гаража, не проверено, может ли данное положение заключенного

между сторонами договора с учетом его буквального толкования являться

основанием для возникновения у Князевой Н.А. вещных прав на гараж, по

поводу которого возник спор.

При рассмотрении дела суд пришел к выводу, что условиями договора

аренды право арендатора на осуществление на земельном участке капитального

строительства предусмотрено не было, а потому принадлежащий истцу гараж

не может рассматриваться как объект недвижимости, в отношении которого

допустима регистрация права собственности. Между тем, положения

заключенного между сторонами договора аренды таких ограничений не

содержат, в связи с чем выводы суда об отсутствии оснований для

возникновения у Князевой Н.А. права на недвижимое имущество сделаны без

оценки обстоятельств, указанных ею в обоснование своих требований и

возражений и надлежащего исследования материалов дела, что свидетельствует

о существенном нарушении судом первой инстанции статей 56, 57, 67, 198

Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доказательств того, что Князева Н.А. незаконно владеет и пользуется

гаражом и такое владение и пользование нарушает законные права и интересы

ответчика и третьих лиц, либо гараж является самовольной постройкой,

ответчиком не предоставлено, а судом не добыто.

Кроме того, ни договор аренды, ни распоряжение от 17 апреля 2015 г.,

изданное КМИиЗР администрации ГО «Город Калининград», не содержат

запрета на размещение на предоставляемом земельном участке уже

существующего строения либо сооружения, что также не было учтено судом.

Разрешая спор о праве собственности Князевой Н.А. на гараж, суд первой инстанции сделал вывод о том, что нарушены положения статьи 25 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», который регулирует порядок регистрации права собственности на недвижимое имущество, что само по себе не свидетельствует об отсутствии у лица вещного права, при этом так и не указал, в чем состоит нарушение права со стороны истца, в отношении кого оно допущено.

Указанные нарушения, допущенные судом первой инстанции, судом апелляционной инстанции не устранены.

В обоснование встречных исковых требований (л.д. 66-68) администрация ГО «Город Калининград» ссылалась на то, что государственным регистратором нарушен порядок регистрации права собственности Князевой Н.А. на недвижимое имущество - гараж, в связи с чем в просительной части ставился вопрос о признании зарегистрированного права отсутствующим.

Лицо, полагающее свои права нарушенными, может избрать любой из приведенных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способ защиты либо иной, предусмотренный законом, который бы обеспечил восстановление этих права.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 10/22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Иск об отсутствии права имеет- узкую сферу применения и не может заменять собой виндикационный, негаторный или иные иски, поскольку допустим только при невозможности защиты нарушенного права иными средствами.

Таким образом, выбор способа защиты вещного права, квалификация спорного отношения судом и разрешение вещно-правового конфликта зависит от того, в чьем фактическом владении находится спорное имущество. Иск о признании права отсутствующим может быть удовлетворен судом в случае если истец является владеющим собственником недвижимости, право которого зарегистрировано в ЕГРП.

Таким образом, выбор способа нарушенного права должен соответствовать характеру нарушенного права, способ защиты права избранный истцом, должен в результате применения восстанавливать это нарушенное право.

При избрании способа защиты путем признания права отсутствующим запись в ЕГРП должна нарушать права истца, то есть истец должен обладать аналогичным с ответчиком правом в отношении объекта имущественных прав поскольку в противном случае признание права ответчика отсутствующим не восстановит нарушенные права истца.

Между тем, заявляя требования о признании права отсутствующим, истец не указал, какое его право нарушено регистрирующим органом при регистрации права собственности Князевой Н.А. на объект недвижимости, и как удовлетворение исковых требований восстановит его (истца по встречному иску) нарушенное право, что судом учтено не было.

Судами первой и апелляционной инстанций также не было установлено что администрация ГО «Город Калининград» обладает каким-либо правом в отношении строения, возведенного на испрашиваемом Князевой Н.А земельном участке, иных требований, за исключением требования о признании права отсутствующим, истцом по встречному иску не заявлено.

Согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение возведенные, созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные, созданные без получения на это необходимых разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил (пункт 1).

Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев предусмотренных пунктами 3 и 4 названной статьи (пункт 2).

В пункте 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что собственник земельного участка, субъект иного вещного права на земельный участок, его законный владелец либо лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки, вправе обратиться в суд по общим правилам подведомственности дел с иском о сносе самовольной постройки. С иском о сносе самовольной постройки в публичных интересах вправе обратиться прокурор, а также уполномоченные органы в соответствии с федеральным законом.

Следовательно, надлежащим способом защиты прав собственника земельного участка, полагающего свои права нарушенными незаконным нахождением на этом земельном участке объекта недвижимости (строения является требование о признании такого объекта самовольной постройкой и его сносе. При этом указанное требование имеет иные предмет, основание и правовые последствия его удовлетворения, чем требование о признании права отсутствующим.

В обоснование требований к Князевой Н.А. о признании отсутствующим права собственности на гараж администрация ГО «Город Калининград ссылалась на то, что наличие на переданном в аренду Князевой Н.А. земельном участке объекта недвижимости (гараж) противоречит целям, для которых этот участок предоставлялся ей в аренду.

При таких обстоятельствах суду следовало определить, является ли требование о признании права отсутствующим надлежащим способом защиты прав администрации ГО «Город Калининград».

Однако в нарушение части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды первой и апелляционной инстанций не дали правовую квалификацию требованиям администрации ГО «Город Калининград».

Кроме того, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях предусмотренных федеральным законом (часть 4 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Из содержания обжалуемого апелляционного определения следует, что судом апелляционной инстанции требования администрации ГО «Город Калининград» рассмотрены как требования о признании незаконными действий регистрирующего органа по регистрации за Князевой Н.А. права собственности на гараж.

При этом судом апелляционной инстанции в нарушение приведенной выше нормы процессуального права не учтено, что администрацией ГО «Город Калининград» заявлены не требования о признании незаконными действий регистрирующего органа, а требования о признании права отсутствующим которые имеют иные предмет и основание.

К недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр и все что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания сооружения, объекты незавершенного строительства (пункт 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданского кодекса Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

С учетом разъяснений, содержащихся в пункте 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 10/22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав требование о признании отсутствующим права собственности является надлежащим способом защиты, в том числе в случае, если указанное право на объект движимого имущества зарегистрировано как на объект недвижимости.

При этом юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством является отсутствие у объекта, на который зарегистрировано право собственности ответчика, предусмотренных пунктом 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации признаков недвижимой вещи.

Удовлетворяя встречный иск администрация ГО «Город Калининград суды сослались на то, что права истца нарушены регистрацией за Князевой Н.А. права на гараж как на объект недвижимости.

Однако в нарушение статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды первой и апелляционной инстанций не сослались на какие-либо представленные администрацией ГО «Город Калининград» и исследованные судом доказательства, подтверждающие несоответствие принадлежащего Князевой Н.А. гаража признакам недвижимой вещи.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с выводом судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда о том, что нарушения, допущенные регистрирующим органом, свидетельствуют об отсутствии у Князевой Н.А. права собственности на созданную ею вещь.

Данные обстоятельства суд апелляционной инстанции при вынесении решения не учел.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Принимая во внимание, что поименованные выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были, а также необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья б1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 сентября 2016 г подлежащим отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 сентября 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение жсуд апелляционной инстанции Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...