Актуально на:
19 мая 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N 18-АПУ14-61СП от 14.01.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 18-АПУ14-61СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 14 января 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Романовой ТА., Смирнова В.П.

при секретаре Беликовой О.Д рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Коломийца В.В. и его защитника адвоката Петрова П.Г. на приговор Краснодарского краевого суда с участием присяжных заседателей от 8 октября 2014 г., по которому

Коломиец В В ,,

несудимый осужден по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений: не покидать жилище с 22 часов 00 минут до 6 часов 00 минут, не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства или пребывания, не изменять место жительства или пребывания, избранного им после освобождения от основанного наказания, место работы или учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в проведении указанных мероприятий, а также с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы один раз в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой ТА. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб возражений на них, выступление осужденного Коломийца ВВ., адвоката Демирова Р.А., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г.-оглы, полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Коломиец В.В признан виновным в совершении убийства с особой жестокостью своей супруги К

Преступление совершено на территории края 7 июля 2013 г.

В апелляционных жалобах:

осужденный Коломиец, выражая несогласие с приговором суда ссылается на несоответствие действительности изложенных в нем событий его чрезмерную суровость, просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение. В обоснование указывает, что в ходе судебного разбирательства нарушались его права; он подготовил свои показания в письменном виде, но председательствующий судья разрешил ему зачитать лишь их часть; не была оглашена его характеристика с предприятия, на котором он проработал 30 лет, в то время как потерпевшей стороне разрешалось необъективно характеризовать его; председательствующий судья поддерживал сторону обвинения и формировал у присяжных заседателей мнение о его виновности; защитнику было отказано в допросе перед присяжными заседателями двух свидетелей, а также судебно медицинского эксперта К ; у свидетеля К - его бывшей жены, - выяснялась национальность, когда она замешкалась при ответе на провокационные вопросы, председательствующий сказал, что ее показаниям не стоит доверять, поскольку на все такие; в непозволительном тоне председательствующим судьей сообщалась информация о том, что он (Коломиец В.В.) с и ему надо ехать туда, и своим видом он пытается вызвать у присяжных жалость, хотя на самом деле это было не так; назначенное ему наказание, с учетом средней продолжительности жизни и его возраста, является чрезмерно строгим;

адвокат Петров (в основной и дополнительной жалобах) в интересах осужденного Коломийца просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение. Указывает, что потерпевшая По давала свои показания таким образом, что вызывала у присяжных заседателей сострадание и сочувствие к своей погибшей дочери и одновременно произносила слова, характеризующие подсудимого негативно; при даче показаний свидетелем М государственным обвинителем выяснялись вопросы, не входящие в предмет доказывания, в частности о характере взаимоотношений подсудимого с сыном погибшей; председательствующий судья должным образом не реагировал на указанные нарушения, разрешил подсудимому зачитать из своих показаний только то, что относится к событиям, имевшим место 7 июля 2013 г., хотя подсудимый желал рассказать об их совместной с потерпевшей жизни в период, начинающийся с 2005 г. и никто из свидетелей со стороны обвинения не был ограничен в своих высказываниях; необоснованно было отказано в допросе свидетелей К и Б , последняя находилась возле зала судебного заседания, в результате чего суд нарушил принцип состязательности сторон приговор является негуманным и несправедливым, так как наказание назначено без учета возраста осужденного, взысканная в возмещение морального вреда с него сумма непосильна, а размер ежемесячных удержаний на содержание несовершеннолетнего ребенка необоснован.

В своих возражениях на апелляционную жалобу адвоката государственные обвинители Некоз СМ. и Поройкова ГА. опровергают приведенные доводы, просят признать их несостоятельными, оставить жалобу без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Коломийца ВВ., основанным на всестороннем и полном исследовании доказательств.

27

В соответствии со ст. 389 УПК РФ обвинительный приговор постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей,

15 может быть отменен по основаниям, предусмотренным пп. 2 - 4 ст. 389 УПК РФ.

Таких оснований по данному делу не имеется.

Как видно из материалов дела, формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. Никто из участников судебного разбирательства не заявлял о ее тенденциозности и необъективности, не ставил вопрос о роспуске Оснований ставить под сомнение способность присяжных заседателей в объективном рассмотрении дела и в целом в реализации своих полномочий, у суда не имелось.

Судебное следствие состоялось с учетом требований ст. 335 УПК РФ определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей что подтверждается протоколом судебного заседания.

В судебном заседании были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Утверждения защитника Демирова в заседании суда апелляционной инстанции о ненадлежащем качестве оказанных адвокатом Петровым Коломийцу В.В. услуг по его защите в ходе рассмотрения дела противоречат материалам дела, свидетельствующим об активной деятельности указанного защитника в судебном заседании, поддерживаемой в каждом случае его подзащитным. Кроме того, следует учесть, что самим Коломийцем ни по ходу дела, ни в апелляционной жалобе не заявлялось о неудовлетворенности работой адвоката и о нуждаемости в квалифицированной юридической помощи другого защитника.

Данных, свидетельствующих об обеспечении председательствующим судьей преимуществ стороне обвинения в процедуре представления и исследования доказательств, по делу не усматривается.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями предусмотренными ст.334 УПК РФ.

Характер взаимоотношений между подсудимым и потерпевшей выяснялся только в той степени, в какой это требовалось для подтверждения либо опровержения мотива преступления. С учетом пределов судебного следствия и отведенных присяжным заседателям полномочий председательствующий судья вполне обоснованно указал Коломийцу В.В. на возможность дачи им показаний лишь по существу предъявленного обвинения.

Вопросы, заданные свидетелю К были направлены на выяснение известных ей фактических обстоятельств дела. Как председательствующим судьей, так и сторонами эти вопросы ставились перед свидетелем в понятных, недвусмысленных формулировках и утверждения осужденного в своей жалобе об их «провокационности Судебная коллегия находит беспочвенными.

Подтверждений тому, что данные свидетелем показания сопровождались каким-то комментарием со стороны председательствующего судьи либо последним допускались иные высказывания в отношении свидетеля или самого осужденного, способные вызвать предубеждение присяжных заседателей, по делу не имеется. Судить об этом позволяет, в частности отсутствие возражений сторон, включая адвоката и осужденного, в ходе судебного разбирательства дела на какие-то действия судьи, которые, по их мнению, являлись неэтичными или не отвечали нормам закона.

Все ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства, обсуждались, по ним выяснялось мнение участников судебного разбирательства, после чего председательствующий судья удовлетворял их либо с приведением мотивов принятого решения отказывал в их удовлетворении.

По результатам обсуждения ходатайств адвоката Петрова о допросе в присутствии присяжных заседателей судебно-медицинского эксперта Ковалева, а также, явившейся в суд свидетеля Б , с целью подтверждения ею существования имущественного спора между подсудимым и потерпевшей по поводу дома, о вызове в судебное заседание и допросе свидетеля К которому, как указывалось адвокатом было известно, что перед продажей своей автомашины подсудимый намеревался промыть бензином ее детали, суд вынес решения, указав на отсутствие оснований для удовлетворения этих ходатайств, поскольку данное экспертом заключение неясностей не содержало и дополнений не требовало, а сведения, которыми могли располагать свидетели, были не относимы к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу, исходя из содержания предъявленного подсудимому обвинения.

Не согласиться с принятыми председательствующим по заявленным ходатайствам решениями Судебная коллегия оснований не находит поскольку они мотивированны, принимались с учетом относимости доказательств к предъявленному подсудимому обвинению и установлению тех фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Согласно требованиям ч.1 ст. 339 УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности инкриминируемого подсудимому деяния относится к компетенции присяжных заседателей.

Из данной нормы уголовно-процессуального закона и положений ст.38915 УПК РФ следует, что приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей, не может быть оспорен ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным коллегией присяжных заседателей.

В связи с этим доводы осужденного в апелляционной жалобе о несоответствии действительности событий, установленных вердиктом и изложенных в приговоре, а также суждения его защитника, озвученные в судебном заседании, о неправильной оценке присяжными заседателями исследованных доказательств, о наступлении смерти потерпевшей в результате несчастного случая, недостоверности какого-либо из доказательств не могут быть предметом исследования в суде апелляционной инстанции.

Вопросный лист сформулирован судьей в соответствии с требованиями ст. 338 и 339 УПК РФ, с учетом предъявленного и поддержанного государственным обвинителем обвинения, результатов судебного следствия прений сторон. Вопросы поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках.

Для реализации адвокатом права на внесение замечаний по содержанию и формулировке вопросов, постановке новых вопросов председательствующим судьей предоставлялось необходимое время. О том что отведенного времени для подготовки к данной стадии процесса адвокату было недостаточно, последним не заявлялось.

Каких-либо ходатайств о постановке дополнительных вопросов от сторон не поступало. Не усмотрено необходимости в постановке частных вопросов и самим председательствующим судьей, исходя из позиции подсудимого по делу, заключающейся в отрицании своей причастности к поджогу потерпевшей и своей вины.

Неясностей по вопросам у присяжных заседателей не возникло.

Напутственное слово председательствующего судьи соответствует положениям ст. 340 УПК РФ, в нем приведены только те доказательства которые были предметом судебного разбирательства и исследовались в присутствии присяжных заседателей.

Из текста напутственного слова не усматривается, что председательствующий судья каким-либо образом выразил в нем свое мнение, свидетельствующее об обвинительном уклоне. Не усмотрено также и сторонами нарушения принципа объективности и беспристрастности при обращении председательствующего судьи к присяжным заседателям с напутственным словом, о чем представляется возможным судить ввиду отсутствия у них возражений.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Исходя из заключения эксперта, проводившего исследование психического состояния Коломийца, поведения последнего в ходе реализации преступного умысла, отношения к содеянному, у суда не имелось оснований усомниться в психическом статусе Коломийца В.В., что позволило признать его вменяемым.

Правовая оценка действиям осужденного Коломийца В.В. судом дана в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей, из которых следует, что он виновен в убийстве Коломиец В.В. путем сожжения заживо, то есть с особой жестокостью.

Наказание Коломийцу В.В. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о том, что он является пенсионером и инвалидом, а также смягчающего обстоятельства, каковым признано наличие у него ребенка. Судом учтены все значимые обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, поэтому считать назначенное наказание явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости Судебная коллегия не находит оснований.

Вопреки доводам жалобы адвоката Петрова гражданский иск в части возмещения осужденным расходов по погребению, а также морального вреда рассмотрен судом в соответствии с требованиями закона, а взысканная с него сумма компенсации является разумной и справедливой.

Вместе с тем приговор подлежит отмене в части гражданского иска о взыскании с осужденного сумм на содержание несовершеннолетнего ребенка.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 1088 ГК РФ подлежит также возмещению вред лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца.

Руководствуясь при принятии решения о взыскании с осужденного ежемесячных платежей на содержание несовершеннолетнего сына потерпевшей К в пользу П п.1 ст. 1088 ГК РФ, суд вместе с тем, не учел положения ст. 1089 ГК РФ, предусматривающей определенный порядок расчета размера такого возмещения.

Поэтому приговор в части разрешения этих требований гражданского характера, нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем он подлежит отмене с передачей дела в этой части на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного и руководствуясь ст.38920 и 38928 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Краснодарского краевого суда с участием присяжных заседателей от 8 октября 2014 г. в отношении Коломийца В В в части гражданского иска о взыскании ежемесячных выплат на содержание ребенка отменить и дело в данной части направить на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...