Актуально на:
20 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ16-3 от 16.02.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №45-АПУ16-3

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 февраля 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Сабурова Д.Э судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Магдича А.В. и Шестакова А.А., адвоката Хасаншина Т.Т. на приговор Свердловского областного суда от 9 декабря 2015 года, которым

Магдич А В ,

ранее судимый:

9 апреля 2014 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года,

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений, перечисленны ?: в приговоре; п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений, перечисленных в приговоре; ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1

1

году; ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 году; ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20 % заработной платы в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по со зокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к наказанию, назначенному по данному приговору не отбытого наказания - в виде 1 года лишения свободы по приговору Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 9 апреля 2014 года назначено 17 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Шестаков А А,

несудимый,

осужден к лишению свободы по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений перечисленных в приговоре; ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 году.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен Магдичу и Шестакову с 9 декабря 2015 года, с зачетом времени содержания под стражей: Магдичу с 13 по 15 ноября 2014 года и с 22 ноября 2014 года по 8 декабря 2015 года, Шестакову - с 24 ноября 2014 года по 8 декабря 2015 года.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Магдич признан виновным и осужден за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере, за совершение кражи - тайного хищения чужоп: имущества.

Преступления совершены в г. 13 ноября 2014 года и 16 ноября 2014 года, соответственно, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Он же и Шестаков признаны виновными и осуждены за совершение группой лиц по предварительному сговору разбойного нападения на Д,

с применением опасного для жизни и здоровья насилия, с применением

2

используемых в качестве оружия предметов, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Магдич также признан виновным и осужден за совершение сопряженного с разбоем убийства Д за покушение на угон автомобиля подстрекательство Шестакова к совершению путем поджога умышленного повреждения чужого имущества, повлекшего причинение значительного ущерба, а Шестаков также признан виновным и осужден за умышленное повреждение чужого имущества, что повлекло причинение значительного ущерба.

Преступления совершены 2 0 - 2 1 ноябэя 2014 года в г при обстоятельствах, изложенных в приговор:;.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Магдича А.В. и Шестакова А.А., в режиме видеоконференцсвязи выступление адвокатов Кротовой С В . и Арт кменко Л.Н. в защиту интересов осужденных, поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Прониной Е.Н., полагавшей внести уточнения в части назначения наказания Ма -дичу по правилам ст. 70 УК РФ признать смягчающим обстоятельством его состояние здоровья, а в остальном приговор оставить без изменения. Судебная коллегия

установила в апелляционной жалобе осужденный Магдич А.В. выражает несогласие с приговором, ввиду чрезмерно сурового БЕосазания. Указывая на наличие в деле его чистосердечного признания, с которым он обратился к суду в ходе судебного разбирательства, мнения государственного обвинителя, который просил учесть явку с повинной и признание вины по убийству, обращая внимание на полное, а не частичное признание им своей вины, как это отражено в приговоре, считает, что суд необоснованно не признал его явку с повинной смягчающим наказание обстоятельством и при назначении наказания за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166, ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ, не применил положения ст. 62 УК РФ. Просит приговор в части назначения наказания за указанные преступления отменить и вынести новое судебное решение. Отмечает, что за время нахождения в СИЗО у него была обнаружена , что также просит признать смягчающим обстоя гельством.

В апелляционной жалобе осужденный Шестаков А.А. указывает на несогласие с приговором ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания.

В апелляционной жалобе адвокат Хасяншин Т Т . в защиту интересов осужденного Шестакова А.А. указывает на несогласие с приговором в части

3

осуждения Шестакова за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, в связи с неправильным применением судом уголовного закона. Ссылаясь на показания Магдича и Шестакова об отсутствии между ними предварительного сговора на совершение разбойного нападения применение предметов, используемых в качестве оружия, с учетом нанесения Шестаковым потерпевшему 2-3 ударов рукой по лицу, которые, по мнению защитника, какого-либо вреда потерпевшему не причинили, полагает, что тяжкий вред здоровью потерпевшему, как и убийство совершено Магдичем. С учетом направленности умысла осужденных лишь на открытое хищение имущества, считает, что действия Магдича должны расцениваться, как эксцесс исполнителя. Просит приговор изменить, переквалифицировав действия Шестакова с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 161 УК РФ, назначив ему наказание в соответствии с санкцией данной статьи.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Соколов И.Н. просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Магдича и Шестакова в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Магдич полностью признал себя виновным в незаконном обороте наркотического средстве, и в тайном хищении имущества К в совершении убийства Д сопряженного с разбоем - частично, в совершении разбойного нападения на Д , покушении на угон автомобиля и в подстрекательстве к повреждению чужого имущества путем поджога вину не признал, указав, что после возникшего конфликта с водителем такси - Д , который начал ругаться, узнав, что у него и Шестакова нет денег на оплату поездки, он, полагая, что водитель начнет драку, схватил Д сзади рукой и держал за горло, пока тот не успокоился Поняв, что задушил потерпевшего, вместе с Шестаковым покинул автомобиль.

Шестаков в судебном заседании вину в разбойном нападении признал частично, отрицая сговор с Магдичем на его совершение, вину в повреждении чужого имущества - автомобиля потерпевшего Д путем поджога признал полностью, пояснив, что в ходе движения автомобиля - такси, после того, как Магдич сообщил о том, что забыл деньги, водитель такси Д повез их к дому, в ходе поездки Магдич сзади нанес Д удары по голове имевшейся при нем дубинкой, а он нанес п с терпевшему три удара кулаком в лицо, забрал с передней панели автомобиля сотовый телефон. Потерпевший сам передал ему кошелек с деньгами, после чего он продолжил поиск

4

имущества в бардачке автомобиля, в это время увидел, как Магдич душит руками Д . После того, как Магдич задушил водителя, он, Магдич, сел на место водителя, пытался поехать, открыл капот, после чего вновь пытался завести машину и поехать, но не смог. ТОГДЕ1 Магдич предложил ему сжечь автомобиль, и он зажигалкой поджег чехол переднего сиденья, а после того, как огонь разгорелся, он и Магдич покинули автомобиль.

Выслушав осужденных и исследовав показания, данные ими на стадии предварительного следствия, в том числе Е. явке с повинной Шестакова при его допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого о совершении ими, совместно, разбойного нападения в отношении потерпевшего Д ,о нанесении Магдичем, в результате сговора с Шестаковым, ударов дубинкой потерпевшему, а Шестаковым трех ударов кулаком в лицо и последующем завладением принадлежащими Д денежными средствами, другим имуществом; о попытке угона и о поджоге автомашины Д а также о незаконном приобретении и хранении без цел и сбыта наркотических средств в значительном размере Магдичем; хищении им телевизора исследовав представленные доказательства, в том числе показания Шестакова подтвержденные им в ходе проверки показа:- ий на месте об обстоятельствах разбойного нападения и убийстве Магдичем потерпевшего Д с изложением конкретных действий и роли каждого по отношению к потерпевшему; о действиях Магдича по гэкушению на угон автомобиля Д ; об их действиях по поджогу указанного автомобиля потерпевшего суд, с учетом анализа совокупности доказательств, обоснованно пришел к выводу о виновности Магдича в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в значительном размере; краже Магдичем чужого имущества; в совместном разбойном нападении на Д причинении Магдичем в последующем смерти потерпевшему; в покушении Магдича на угон автомашины Д ; в подстрекательстве Магдича поджога автомашины потерпевшего; в поджоге Шестаковым автомашины Д

Показания осужденных: Магдича - о незаконном обороте наркотических средств, Шестакова - о совместном разбое, последующем убийстве Магдичем потерпевшего, о покушении Магдича на угон автомобиля Д , о поджоге указанного автомобиля потерпевшего, данные ими на первоначальном этапе расследования, и показания осужденного Магдича о краже телевизора лишении жизни Д данные им в судебном заседании - судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми, так как они неоднократны последовательны, даны в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона и подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу.

Доводы адвоката об отсутствии между Магдичем и Шестаковым предварительного сговора на совершение разбойного нападения,

5

переквалификации преступных действий Шестакова с п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 161 УК РФ с учетом нанесения Шестаковым потерпевшему ударов рукой по лицу, которые, по мнению защитника, какого-либо вреда потерпевшему могли не причинить, не могут быть признаны состоятельными.

Так, анализируя показания осужденных и исследованные доказательства судом правильно установлено, что Шестаков увидев, как Магдич в ходе разбойного нападения наносит потерпевшему удары дубинкой по голове, во исполнение единого умысла нанес 2-3 удара кулаком в область лица потерпевшего, после чего Шестаков забрал телефон Д и деньги в сумме 600 рублей.

В соответствии с заключением эксперта № от 23 декабря 2014 года при исследовании трупа потерпевшего Д обнаружена закрытая черепно-мозговая травма в виде трещины в затылочной кости, ушибленной раны затылочной области и кровоизлияний левой надбровной дуги, правой скуловой и правой височной области, причиненная незадолго до смерти не менее, чем пятью травмирующими воздействиями тупых твердых предметов по признаку опасности для жизни расцениваются, как причинившая тяжкий вред здоровью.

Совокупность изложенных и оцененных в приговоре доказательств, в том числе показания Шестакова и видеозапись действий осужденных на месте происшествия, из которой следует, что до начала нападения они заведомо вооружились примененной впоследствии шлкой, через три минуты после посадки в такси одновременно напали на пострадавшего и совместно нанесли ему в голову удары, вызвавшие закрытую черепно-мозговую травму, позволила суду придти к обоснованному выводу о совместных и согласованных действиях Магдича и Шестакова, что свидетельствует о наличии предварительного сговора между соучастниками на разбойное нападение.

Таким образом, изложенные доказательства, перечисленные в приговоре, судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности осужденных в совершении преступлений.

Юридическая оценка действиям осужденных дана правильно. Оснований для переквалификации, как о том ставится вопрос адвокатом в жалобе, не установлено.

Суд правильно установил, что тяжкий вред Д причинен в результате совместных действий осужденны * в ходе разбойного нападения и по предварительному сговору.

Умышленное уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях возможности его распространение на другие объекты и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, что имело место при поджоге автомобиля,

6

стоящего вблизи жилых домов и других автомобилей, также правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

Вместе с тем, приговор в отношении Магдича подлежит изменению поскольку судом неверно применен уголовный закон.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ста" ,ей 70 УК РФ.

В описательно-мотивировочной части приговора содержатся сведения о том, что Магдич, осужденный 9 апреля 2014 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, в течение испытательного срока совершил, в том числе, особо тяжкие преступления, в связи с чем суд указал, что применению подлежат положения п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ (условно-досрочное освобождение от отбывания наказания).

Магдич по предыдущему приговор) осужден с применением испытательного срока, реально наказание не отбывал, а потому при назначении наказания положения ст. 79 УК РФ к нему не применимы.

Вместе с тем, судом не было принято решение об отмене условного осуждения по приговору от 9 апреля 2014 года, с учетом правил предусмотренных ч. 5 ст. 74 УК РФ.

При таких данных, постановленный Е отношении Магдича приговор подлежит изменению, с исключением назначения наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Кроме того, как следует из представленной по запросу Судебной коллегией информации из медицинской части ФКУ СИЗО России по Свердловской области у Магдича установлен диагноз степени. Наличие данного заболевания у Магдича Судебная коллегия находит возможным признать смягчающий наказание обстоятельством, в связи с чем приходит к выводу о смягчении наказания по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Доводы Магдича о необходимости признания в качестве смягчающего обстоятельства его «чистосердечного признания» - явки с повинной и применении в связи с этим положений ст. 62 УК РФ при назначении наказания за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166, ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ несостоятельны, поскольку «чистосердечное признание», представленное им в ходе судебного разбирательства, на которое ссылается автор жалобы, не может быть расценено как «явка с повинной», поскольку таковой, согласно ст. 142 УПК РФ, не является.

7

В остальном, при назначении наказа ЕГИЯ осужденным судом учтены обстоятельства совершенных Магдичем и Шестаковым преступлений и степень общественной опасности содеянного, характеризующие данные о личности наличие смягчающих и отягчающего обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей.

Оснований для признания и иных обстоятельств смягчающими, в том числе и изложенных в жалобах, не имеется. Исключительных обстоятельств связанных с целями и мотивами совершенных осужденными преступлений их ролью, поведением во время и после их совершения и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, суд также обоснованно не усмотрел.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание Шестакову, а также Магдичу за каждое совершенное им преступление, назначено соразмерно содеянному и оснований для признания назначенного наказания несправедливым, в силу его суровости, не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38918,38920, 389^, 389" УПК РФ, Судебная коллегия

опр еделила приговор Свердловского областного суда от 9 декабря 2015 года в отношении Магдича А В изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о применении при назначении наказания Магдичу положений, предусмотренных п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ, из резолютивной части приговора - назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Смягчить Магдичу А.В. назначенное, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, наказание до 15 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 2 года и возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, и установлением ограничений - без согласия этого органа не изменять места жительства и работы, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципальн с го образования, где он будет проживать.

В остальном приговор в отношении Магдича А В и Шестакова А А оставит Е» без изменения, апелляционные жалобы осужденных Магдича А.В., Шестако за А.А., адвоката Хасаншина Т.Т. - без удовлетворения Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...