Актуально на:
17 ноября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ17-10 от 05.07.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 73-АПУ17-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 05 июля 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ведерниковой О.Н., Ермолаевой Т.А.

при секретаре Ивановой А.А рассмотрела уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Ефремова И.В. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 23 марта 2017 года, по которому

Ефремов И В

судимый 29.06.2015 г.

Советским районным судом г. Улан-Удэ по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к

1 году 6 месяцам исправительных работ с удержанием 15 % заработка

в доход государства, условно с испытательным сроком 1 год осужден по ст. 317 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 13 лет с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Советского районного суда г. Улан-Удэ от 29.06.2015 г. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Советского районного суда г. Улан-Удэ от 29.06.2015 г., окончательно назначено Ефремову И.В. 13 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год.

Установлены Ефремову И.В. после отбывания наказания в виде лишения свободы следующие ограничения: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в ночное время, не выезжать за пределы муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Возложена на Ефремова И.В. обязанность являться в уголовно исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступления осужденного Ефремова И.В. и его защитника-адвоката Подмаревой Е.В., поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора Кечиной И.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Ефремов И.В. осужден за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности последнего по охране порядка и обеспечению общественной безопасности.

Преступление совершено 11.12.2015 г.- 12.12.2015 г. в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ефремов И.В. приговор суда считает несправедливым и подлежащим отмене ввиду неправильного применения уголовного и уголовно-процессуального закона несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. При наличии противоречий, суд не указал почему принял одни доказательства и отверг другие. Вывод суда о том, что он совершил посягательство на жизнь сотрудника ДПС Ч противоречит установленным судом обстоятельствам. Фактически установлено, что совершено административное правонарушение, это подтверждается схемой нарушения ПДД от 12.12.2015 г., которой суд не дал оценки. В нарушение права на защиту и положений пунктов 1 и 3(6) Конвенции о защите прав человека и основных свобод в судебном заседании не допрошены понятые Б и Р которые были очевидцами составления схемы нарушения ПДД. Доказательств опровергающих версию защиты, суду не представлено и не приведено в приговоре. При ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы было нарушено его право на защиту и положения ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Считает, что нарушены положений ст. 54, 55 Конституции РФ, ст. 297, 307-309 УПК РФ, что привело к ухудшению его положения. Высказывает сомнения в независимости и беспристрастности судьи. Суд решил вопрос о состоянии его зрения без привлечения экспертов и врача - окулиста, тем самым нарушил его право на судебную защиту. Суд не дал оценки видеозаписи с видеорегистратора, на которой видно, что потерпевший Ч без регулировочного жезла выбегает на проезжую часть, двигается в сторону автомобиля ВАЗ 21099. Данная видеозапись противоречит показаниям потерпевшего Ч . При ознакомлении с материалами уголовного дела ему предоставили для просмотра одну видеозапись, тогда как в уголовном деле имеется две видеозаписи, он был лишен права на полноценное ознакомление с материалами уголовного дела.

Полагает, что его вина в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, не доказана, его действия должны квалифицироваться по ст. 264 УК РФ. Указывает, что нарушена процедура предъявления ему обвинения, поскольку не собрано достаточно доказательств для привлечения его по ст. 317 УК РФ, не установлены время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, не устранены противоречия в показаниях свидетелей, поэтому суду следовало вернуть уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются исследованными доказательствами; судом не учтены обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы; выводы суда содержат существенные противоречия.

Считает, что потерпевший Ч нарушил требования административного регламента № 186 от 09 марта 2009 года и не предпринял меры безопасности, не применил спецсредства для принудительно остановки преследуемого автомобиля. Суд не истребовал и не исследовал материалы служебной проверки в отношении Ч Указывает, что в настоящее время преследование правонарушителей запрещено. Несогласен со следственным экспериментом, считает, он проводился при ином освещении полагает, что суд не учел автотехнические экспертизы, согласно которым он нарушил ПДД.

Назначенное наказание считает несправедливым, чрезмерно суровым Суд не учел, что он находился в состоянии сильного алкогольного опьянения и не мог разглядеть потерпевшего, кроме того, данный участок местности был плохо освещен; у него на иждивении двое малолетних детей, не согласен с характеристикой, данной ему участковым.

Сообщает, что суд указал на наличие у него умысла на покушение на жизнь сотрудника ДПС как на отягчающее наказание обстоятельство. Его вина в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ не доказана, он совершил преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ Умысла причинить тяжкий вред здоровью потерпевшего у него не было, все произошло случайно.

Просит применить к нему положения, предусмотренные п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27, п.п. 1, 2 ч.2 ст. 213 УПК РФ и прекратить уголовное преследование по ст. 317 УК РФ в связи с непричастностью и недоказанностью его вины в совершении указанного преступления. Также просит приговор суда отменить, вернуть уголовное дело прокурору для устранения нарушений и переквалификации его действий на ст. 264 УК РФ применения ст. 73 УК РФ при новом рассмотрении уголовного дела. Кроме того, просит приговор отменить, направить дело на новое рассмотрение.

В возражениях на доводы жалобы государственный обвинитель И.В.Мархандаева приводит аргументы, в соответствии с которыми считает что оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденного Ефремова И.В. в совершении преступления установленного приговором, подтверждается совокупностью доказательств исследованных в судебном заседании, включая показания потерпевшего Ч об обстоятельствах совершения преступления, данные в стадии предварительного расследования и в судебном заседании; показания свидетелей П и Е - непосредственных очевидцев содеянного; показания других свидетелей; протоколы следственных действий; заключения экспертов; результаты следственного эксперимента проведенного в судебном заседании; а также другие доказательства исследованные судом и изложенные в приговоре.

Фактические обстоятельства содеянного, установленные судом свидетельствуют о том, что Ефремов И.В. совершил преступление предусмотренное ст.317 УК РФ, а не административное правонарушение.

Судом установлены время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, которые указаны в приговоре.

Оснований для возвращения дела прокурору у суда не имелось.

Как установил суд, желая избежать административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных ст. 12.8 КоАП РФ «Управление транспортным средством водителем находящимся в состоянии опьянения», ч. 2 ст. 12.25 КоАП РФ «Невыполнение законного требования сотрудника полиции об остановке транспортного средства», Ефремов И.В., двигаясь на автомобиле ВАЗ-21099 г/н , используя управляемый им автомобиль в качестве орудия убийства, осознавая, что в результате наезда автомобиля на человека может наступить его смерть, и желая этого, совершил наезд на инспектора Ч

В результате наезда инспектору Ч был причинен тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть.

После посягательства на жизнь инспектора Ч Ефремов И.В. скрылся с места преступления. Ч была оказана медицинская помощь, в связи с чем смерть последнего не наступила по независящим от Ефремова И.В. обстоятельствам.

Противоречий в выводах суда не усматривается, требования ст.307 УПК РФ соблюдены.

Нарушения права обвиняемого на защиту не установлено.

Признаков нарушения положений ст. 54, 55 Конституции РФ не усматривается.

При разрешении вопросов, указанных в ст. 297, 307-309 УПК РФ ухудшения положения подсудимого допущено не было.

В мотивировочной части приговора приведена совокупность исследованных доказательств, на основе которых суд пришел к правильному выводу о том, что вина Ефремова в совершении инкриминируемого ему деяния полностью доказана.

В суде Ефремов не отрицал, что управлял автомашиной ВАЗ-21099 в момент наезда на инспектора ДПС Ч , при этом настаивал, что не заметил последнего, поскольку уходя от погони, был взволнован и находился в состоянии алкогольного опьянения, кроме того, был ослеплен суммарным освещением следовавших за ним машин.

Состояние алкогольного опьянения Ефремова объективно установлено с использованием прибора «Алкотест». Уровень алкоголя составил 0,77 мг/л что соответствует состоянию между легкой и средней степенью алкогольного опьянения.

Между тем, оценивая поведение Ефремова, который около 30 минут управлял автомобилем, уходя от преследования автопатрулей, при этом, как следует из показаний сотрудников полиции, вел машину уверено, в том числе на сложных участках дороги, не давал себя обогнать; после ДТП скрывался бегством, перелезал через забор высотой 2 м.; после задержания вел себя адекватно, на поставленные вопросы отвечал по существу, суд пришел к верному выводу о том, что состояние алкогольного опьянения существенно не повлияло на восприятие Ефремовым окружающей обстановки, а также на его способность правильно оценивать ситуацию и действовать в соответствии с ситуацией.

Доводы Ефремова о том, что он не видел потерпевшего перед наездом поскольку имеет плохое зрение, рассматривались судом первой инстанции и обоснованно признаны им несостоятельными, поскольку из показаний свидетелей защиты Э иК установлено, что Ефремов не имеет проблем со зрением ( т.4 л.д.168,175).

Сомнений в правдивости данных показаний у суда не имелось поскольку обе свидетельницы - сожительницы осужденного, от которого у них есть дети и знали они его хорошо.

Согласно выводам эксперта-автотехника, водитель Ефремов имел возможность избежать ДТП, а его предотвращение зависело только от выполнения им требований 1.2. и 1.3. ПДД РФ. Кроме того, по результатам следственного эксперимента установлено, что свет фар от машин ДПС следовавших за автомашиной ВАЗ-21099, не ослеплял водителя и не мешал ему видеть инспектора ДПС на дороге.

Однако, Ефремов, не применяя торможения, резко изменил направление движения и, увеличив скорость, направил автомашину прямо на потерпевшего, при этом сбил его передней частью автомашины, в результате чего потерпевшему были причинены повреждения, расценивающиеся как причинившие тяжкий вред здоровью. Данные обстоятельства прямо указывают на то, что наезд на сотрудника ДПС был совершен умышленно, с целью лишения его жизни.

Наличие у Ефремова умысла на убийство сотрудника полиции при исполнении им своих служебных обязанностей подтверждается и другими доказательствами.

Так, из показаний свидетеля П данных в ходе предварительного расследования, оглашенных в порядке ч.З ст.286 УПК РФ следует, что он, находясь на переднем пассажирском сиденье, видел инспектора ДПС, и криком предостерегал Е от наезда на него. Об этом же рассказывал свидетель Е , находившийся на заднем пассажирском сиденье. Таким образом, совокупность исследованных доказательств полностью опровергает доводы Ефремова о том, что он не видел Чубарева.

Кроме того, в приговоре подробно изложены показания свидетелей сотрудников ДПС об обстоятельствах совершения наезда на Ч которые согласуются между собой, а также с показаниями свидетелей П и Е данными в ходе предварительного следствия подтверждаются протоколами осмотра места происшествия, заключениями экспертиз.

Судом дана оценка изменению показаний в суде свидетелями П иЕ что суд правомерно расценил как попытку помочь своему знакомому Ефремову смягчить ответственность за содеянное. У суда не было оснований не доверять первоначальным показаниям П поскольку он давал их спустя непродолжительное время после описываемых им событий, подтверждал на протяжении всего следствия, в том числе на очной ставке с Ефремовым. Кроме того, показания П полностью совпадали с показаниями свидетеля Е оснований не доверять которым у суда также не имелось. Оснований оговаривать Ефремова свидетелями П иЕ судом установлено не было.

Исследованные в судебном заседании протоколы следственных действий составлены в соответствии с требованиями закона, правильность изложенных в протоколе сведений свидетелями не оспаривалась подтверждена их подписями.

Так, допрошенный в судебном заседании свидетель Я инспектор ОБ ДПС ГИБДД УМВД по г. дал подробные показания о том, как он осуществлял осмотр места происшествия и составлял схему нарушения ПДД (т. 4 л.д.141-146). Данную схему он продемонстрировал Ефремову. Ефремов, осмотрев схему, согласился с ней и поставил свою подпись (т. 1 л.д.36). Подписи Ефремова, Я Б иР имеются также под втором протоколом осмотра места происшествия и второй схемой нарушения ПДД (т.1 л.д.27-36, 37-48).

В суде были исследованы оба протокола осмотра места происшествия (т.1 л.д.27-36, 37-48), по результатам исследования вопросов у стороны защиты не возникло ( т.4 л.д.158-160).

С учетом изложенного, допрашивать по данному вопросу понятых Б и Р присутствовавших при составлении схем нарушения ПДД, у суда необходимости не имелось. Вопреки доводам жалобы, нарушения положений ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с данным обстоятельством не усматривается, тем более, что в судебном заседании сторона защиты о вызове и допросе указанных лиц ходатайства не заявляла; к составителю схемы - инспектору Я допрошенному в судебном заседании, у подсудимого Ефремова вопросов в судебном заседании не возникло ( т.4 л.д.145).

Кроме того, в судебном заседании потерпевшим Ч была составлена схема места происшествия, которая была продемонстрирована подсудимому Ефремову и вопросов у него не вызвала (т. 4 л.д.75-76).

В приговоре суд правильно сослался на заключения судебно медицинских экспертиз (основной и дополнительной), согласно которым имеющиеся у Ч телесные повреждения в виде закрытого перелома шейки правой бедренной кости со смещением отломков; рвано-ушибленной

I

8

раны правой надбровной области, ушиба правого плечевого сустава в виде повреждения подостной мышцы причинены в результате воздействия твердого тупого предмета или при ударе о таковой, каковыми могли быть выступающие части движущегося автомобиля либо твердое покрытие дороги (т.е. при ударе о выступающие части автомобиля с последующим падением и ударом о твердое покрытие дороги), что могло быть при ДТП от 12.12.2015 г По своим свойствам в совокупности расцениваются как повреждения причинившее тяжкий вред здоровью человека по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть, (т. 1 л.д. 141-145, 216-220).

Нарушения права обвиняемого на защиту и положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с поздним ознакомлением с постановлением о назначении дополнительной судебной экспертизы в отношении потерпевшего Ч не усматривается. В постановлении от 22 июня 2016 г. правильно отмечено, что после ознакомления с дополнительным заключением эксперта №2057-16 от 06 июня 2016 г обвиняемым и его защитником ходатайство о назначении дополнительной или повторной экспертизы подано не было (т. 1 л.д.226-227).

В судебном заседании исследовались заключения судебно медицинских экспертиз в отношении потерпевшего Ч и вопросов у стороны защиты не вызвали (т.4 л.д.158-160).

Также, в суде исследован протокол осмотра предметов от 12 марта 2016 г. (т.1 л.д.111-113) и дважды была просмотрена видеозапись с камеры видеорегистратора, изъятая в ходе выемки 20.01.2016 г., которая содержится в т.1 на л.д. 113. После первого просмотра Ефремов подтвердил, что данная видеозапись соответствует действительности (т.4 л.д. 161); после второго просмотра, осуществленного по ходатайству государственного обвинителя, в замедленном темпе- вопросов у участников не возникло (т.4 л.д.205).

С учетом изложенного выше, суд обоснованно сослался в приговоре на данную видеозапись, на которой видно, что автомобиль ВАЗ-21099 г/н

двигается по проезжей части в темное время суток. Вдоль проезжей части расположены жилые дома. За автомобилем ВАЗ-21099 двигается автомобиль ДПС с включенным проблесковым маячком Сотрудник ДПС в форменном обмундировании, находясь на обочине проезжей части на 08 секунде видеозаписи пытается с помощью жезла остановить водителя ВАЗ. Водитель автомобиля ВАЗ, не уменьшая скорости движения, поворачивает по направлению к инспектору ДПС, совершает наезд на сотрудника ДПС и продолжает движение по проезжей части, не уменьшая скорости. Затем водитель ВАЗ повернул налево и, проехав определенный промежуток, совершил столкновение с оградой одного из домов, отчего автомобиль развернуло поперек дороги. Водитель вышел из автомобиля и побежал налево (т. 1 л.д. 110-113).

В судебном заседании 06 декабря 2016 г. был проведен следственный эксперимент, в ходе которого установлено, что ширина проезжей части в месте наезда составляет 13,95 м., само место наезда расположено на расстоянии 0,8 м. от края проезжей части в конце ул. на пересечении с ул. и ограничено бетонным бордюром по левому краю дороги. Улица оканчивается ровной автобусной площадкой длиной 20,67 м. и шириной не менее 40 м. Со слов потерпевшего, он стоял на расстоянии около 1 м от края проезжей части с левой стороны по ходу движения транспортного средства, когда автомашина ВАЗ-21099 появилась в поле его зрения. При этом автомобиль двигался по правой стороне дороги по ходу его движения. Расстояние, с которого потерпевшему стал виден движущийся по ул. ВАЗ-21099, равно 63,9 м, видимость инспектора ДПС с водительского места ВАЗ-21099 составляет 51,21 м.

Перед проведением следственного эксперимента у подсудимого Ефремова, потерпевшего и свидетелей выяснялся вопрос: здесь ли произошли исследуемые события, соответствуют ли погодные условия освещение условиям, при которых 11.12.2015 г. произошел наезд на Ч Подсудимый Ефремов сообщил, что наезд был совершен на этом месте, погодные и остальные условия соответствуют ( т.4 л.д.213).

При постановлении приговора судом учтены заключения автотехнических экспертиз, согласно выводам которых в данной дорожной ситуации причиной ДТП с технической точки зрения является невыполнение требований п.п. 1.2 и 1.3. Правил дорожного движения РФ водителем Ефремовым И.В., который должен был выполнять распоряжение инспектора ОБ ДПС ГИБДДД УМВД России по г. (т. 1 л.д. 184-187, 196-200).

Судом правильно учтено, что непосредственно перед наездом на потерпевшего Ефремов в очередной раз совершил административные правонарушения, связанные с управлением транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, без права управления транспортным средством, а также неподчинение законным требованиям сотрудников полиции. Сотрудник полиции Ч принимал меры к остановке транспортного средства под управлением Ефремова. Ефремов, не желая быть привлеченным к административной ответственности, решил воспрепятствовать законной деятельности сотрудника ГИБДД по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, что и явилось мотивом совершенного им преступления.

Суд дал оценку всем доказательствам, исследованным в судебном заседании с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для признания вины Ефремова в совершении преступления в отношении Ч при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Установив фактические обстоятельства совершенного Ефремовым преступления, суд дал правильную юридическую оценку содеянного.

Материалами дела установлено, что потерпевший Ч , являясь штатным сотрудником полиции, был одет в форменную одежду, находился при исполнении своих служебных обязанностей. Совершение на него наезда было сопряжено с воспрепятствованием его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

В силу положений ст.252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Поэтому необходимости в истребовании и исследовании материалов служебной проверки в отношении потерпевшего Ч а также в ознакомлении с данными материалами подсудимого Ефремова у суда не имелось и Судебной коллегией не усматривается. Оснований для выводов о том, что потерпевшим были нарушены правила, предусмотренные для сотрудников ДПС, у Судебной коллегии не имеется.

О наличии у Ефремова прямого умысла на лишение жизни потерпевшего свидетельствует факт умышленного наезда на него на автомашине, которая является источником повышенной опасности; после удара о переднюю часть автомашины потерпевший ударился о лобовое стекло, перелетел через корпус автомашины и упал на землю, получив повреждения, которые расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью.

Умысел на лишение Ч жизни не был доведен до конца по причинам, не зависящим от воли виновного, поскольку потерпевшему своевременно была оказана медицинская помощь.

Оснований для переквалификации действий Ефремова на ст.264 УК РФ не имеется, поскольку обстоятельства дела свидетельствуют о наличии у осужденного прямого умысла на лишении жизни инспектора ДПС, а деяния указанные в ст.264 УК РФ, - это неосторожные преступления, не связанные с посягательством на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности.

Поскольку виновность Ефремова доказана на основе совокупности исследованных судом доказательств, оснований для прекращения уголовного преследования в отношении его и его оправдания по предъявленному обвинению не имеется.

Назначенное осужденному наказание является справедливым. При назначении наказания суд учел требования ст. 60 УК РФ, характер и степень общественной опасности совершенного Ефремовым И.В. преступления данные о его личности, а также смягчающие и отягчающее наказание обстоятельства, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Ефремова, суд учел наличие у него малолетних детей, молодой возраст, состояние здоровья.

Учитывая характер и степень общественной опасности преступления обстоятельства его совершения и личность виновного, суд признал отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Решение суда в данной части мотивировано в приговоре.

Иных отягчающих обстоятельств судом признано не было.

Оснований для применения к Ефремову положений ст. 73 УК РФ суд не усмотрел и Судебная коллегия не усматривает.

По завершении судебного разбирательства осужденному и его адвокату была предоставлена возможность дополнительно ознакомиться с видеозаписью допроса свидетеля П о чем имеются соответствующие расписки (т.5 л.д. 154). Доводы жалобы осужденного о том что в деле имеется две видеозаписи, а он был ознакомлен только с одной являются необоснованными.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе принципов независимости, презумпции невиновности и состязательности сторон, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

13 15 18 20

На основании изложенного, руководствуясь ст.389 , 389 , 389 , 389 ,

28 33 389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 23 марта 2017 года в отношении Ефремова И В оставить без изменения апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...