Актуально на:
14 июля 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 67-О14-9СП от 29.01.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 67-014-9сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 января 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.,

судей Русакова ВВ. и Шамова А.В при секретаре Смирновой О.П., с участием прокурора Курочкиной Л.А., осужденного Шилова А.В., адвоката Мисаилиди ОС. рассмотрела в судебном заседании в порядке главы 45 УПК РФ дело по кассационным жалобам осужденного Шилова А.В. и адвоката Мойсееца Г.Х. на приговор Новосибирского областного суда от 25 ноября 2008 г., постановленный по уголовному делу с участием присяжных заседателей, которым

Шилов А В

не судимый осужден по ч.З ст.ЗЗ, ч.З ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 12 лет в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч.2 ст. 309 УК РФ за отсутствием события преступления, в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Этим же приговором осуждены Михальцов А.В., Ююкин А.Н., Новиков А.И. и Майдуров Д.Н.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденного Шилова А.В. и его защитника адвоката Мисаи лиди О.С, просивших об удовлетворении кассационных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Курочкиной Л.А возражавшей против доводов кассационных жалоб и просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей Шилов А.В. признан виновным в организации покушения на убийство Р по найму.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Шилов А.В. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 309 УК РФ за отсутствием события преступления.

Преступление совершено 17 июня 2002 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Шилов А.В просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение либо смягчить наказание с применением ст.64 УК РФ. Просит также проверить дело в полном объеме, признать незаконными и отменить вынесенные по делу промежуточные судебные решения: постановление судьи от 09.02.2009 г. об отклонении его замечаний на протокол судебного заседания; постановление су да от 29.05.2008 г. о назначении предварительного слушания по делу; постановление суда от 18.06.2007 г. о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей; исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на совершение им (Шиловым) противоправных действий, выраженных в преступном намерении лишить жизни потерпевшего Р путем его отравления в мае 2002 г.; указать фактические и правовые мотивы, послужившие основанием для изменения государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения в части, предусмотренного ч.З ст.30 п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ; при знать за ним право на реабилитацию в связи с оправданием по ч.2 ст. 309 УК РФ, а также в связи с отказом от уголовного преследования в части обвинения по ч.5 ст.30 п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ за отсутствием состава преступления; применить к нему в соответствии со ст. 84 УК РФ акты об амнистии, изданные в 2003, 2005, 2006, 2010, 2013 годах; освободить его от дальнейшего отбывания наказания согласно ст.80.1 УК РФ в связи с изменением обстановки.

В обоснование своей жалобы осужденный указывает, что приговор постановлен на предположении, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела; по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, заключающиеся в том, что председательствующий судья необоснованно огласил показания не явившегося в судебное заседание свидетеля М и отказал в ходатайстве стороны защиты о проверке местонахождения указанного свидетеля; необоснованно снял за данный им (Шиловым) вопрос к потерпевшему Р о попытке его отравления, как не относящийся к делу; отказал в ходатайстве защитника об оглашении показаний потерпевшего Р в части опознания им другого человека; не удовлетворил мотивированный отвод, заявленный защитником кандидату в присяжные заседатели под № 25 В тем самым нарушив проце дуру отбора присяжных заседателей и его (Шилова) право на защиту; необоснованно отклонил ходатайство защитника о роспуске коллегии присяжных за­

седателей ввиду тенденциозности ее состава. Считает, что суд нарушил его право на защиту, поскольку предварительное слушание по делу вопреки постановлению о назначении предварительного слушания было проведено 10 июня а не И июня 2008 года. По мнению осужденного, доказательства стороны обвинения являются недопустимыми, поскольку многие из них были получены за пределами срока предварительного следствия, а в протоколах следственных действий содержится указание о лицах, которые фактически не принимали в них участия. Обращает внимание на невыполнение судом требований закона о необходимости указания в приговоре на признание за ним права на реабилитацию в связи с оправданием по ч.2 ст. 309 УК РФ. Считает, что уголовное пре следование в отношении него должно быть прекращено ввиду наличия неотмененного постановления следователя от 06.11.2007 г. о прекращении уголовного преследования по тому же обвинению, в связи с отсутствием в его действиях состава данного преступления. Полагает назначенное ему судом наказание чрезвычайно суровым, поскольку суд не учел, что он ранее не судим, свою вину признал, в содеянном раскаивается, имеет положительные характеристики по месту работы и жительства, участвовал в боевых действиях, был представлен к внеочередному воинскому званию и правительственной награде, имеет на иждивении троих несовершеннолетних детей, один из которых является малолетним, находясь в СИЗО, он заболел обострилось хроническое заболевание - гипертония. Заявляет, что активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, изобличению иных виновных лиц, что должно быть приравнено к явке с повинной и учтено как обстоятельство, смягчающее наказание. Осужденный Шилов утверждает, что в период предварительного и судебного следствия находился под стражей в «нечеловеческих» условиях унижающих достоинство личности, поэтому как он считает, исходя из практики Европейского Суда по правам человека, в качестве компенсации его страданий могло бы быть смягчение ему наказания. Кроме того осужденный Шилов вы сказывает несогласие с постановлением судьи об отклонении его замечаний на протокол судебного заседания, полагая, что судья неполно рассмотрел их, на рушив требования закона о незамедлительности рассмотрения таких замечаний считает, что действиями судьи он был лишен возможности обжаловать постановление об отклонении его замечаний на протокол судебного заседания, а также лишен права на рассмотрение судом второй инстанции его дополнений к кассационной жалобе; заявляет, что дело в отношении него рассмотрено судом предвзято, необъективно и с обвинительным уклоном, с многочисленными на рушениями уголовно-процессуального закона.

В кассационной жалобе адвокат Мойсеец Г.Х., в защиту осужденного Шилова А.В., просит переквалифицировать действия Шилова на чЛ ст. 105 УК РФ, поскольку в стадии предварительного следствия ему вменялся несуществующий квалифицирующий признак убийства «организованной группой по найму», и смягчить наказание.

В заседании суда кассационной инстанции осужденный Шилов А.В уточнил свои требования, отказавшись от ранее заявленных в жалобе ходатайств об отмене приговора, просил приговор изменить, освободить его от наказания, либо смягчить наказание.

В деле имеются возражения на доводы кассационных жалоб государственного обвинителя Егоровой А.Э. и потерпевшего Р которые просят приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденного Шилова А.В. и его за щитника.

Данное дело по кассационной жалобе Шилова А.В., поданной 4 декабря 2008 г., с последующими дополнениями к ней, а также по кассационной жалобе его защитника адвоката Мойсееца Г.Х., поданной 5 декабря 2008 г., рассматривается судом кассационной инстанции в порядке главы 45 УПК РФ, действовавшей до 1 января 2013 г., поскольку согласно п.4 ст.З Федерального закона от 29.12.2010 N 433-ФЗ апелляционные, кассационные жалобы и представления прокурора на судебные решения, постановленные до дня вступления в силу на стоящего Федерального закона, а также надзорные жалобы и представления прокурора, не рассмотренные на день вступления в силу настоящего Федерального закона, рассматриваются по правилам, действовавшим до 1 января 2013 года.

Кассационные жалобы Шилова А.В. и его защитника подлежит рассмотрению в данном судебном заседании в порядке главы 45 УПК РФ, поскольку постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 11 сентября 2013 г. предыдущее кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 марта 2009 г. в отношении Шилова А.В. было отменено и уголовное дело передано на новое кассационное рассмотрение.

Подача Шиловым А.В. дополнений к кассационной жалобе, а также его отказ от части требований, выдвинутых в первоначальной кассационной жалобе, о чем он заявил в судебном заседании, не является основанием для рассмотрения дела в процедуре нового апелляционного или кассационного производств, установленных уголовно-процессуальным законом.

Приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Шилова в совершенном преступлении, основанным на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела с соблюдением требований состязательности сторон.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок обжалования приговора Шилову А.В. были разъяснены.

Доводы осужденного Шилова относительно того, что приговор основан на предположении, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, в силу ч.2 ст. 379 УК РФ главы 43 УПК РФ, действовавшей до 1 января 2013 г., не могут служить основанием для отмены или изменения приговора, постановленного с участием присяжных заседателей.

Нарушений судом права на защиту, как об этом утверждается в кассаци­

онной жалобе осужденного Шилова, не установлено.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей иссле довались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

При этом в присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства, полученные с соблюдением требований уголовно процессуального закона. Доводы жалобы Шилова о том, что ряд доказательств были получены за пределами срока предварительного следствия, а также о том что в протоколах следственных действий содержится указание о лицах, которые фактически не принимали в них участия - не подтверждаются материалами дела.

Заявленные сторонами ходатайства, в том числе ходатайства стороны за щиты о признании недопустимыми доказательств, о которых упоминается в кассационной жалобе Шилова А.В., были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Мотивы принятых судьей решений приведены в соответствующих постановлениях (т. 13 л.д.79-80, 82-83, 96-98, 110-113), которые являются законными обоснованными и мотивированными.

Неосновательны доводы жалобы Шилова А.В. о том, что председательствующим по делу нарушен принцип состязательности сторон, проявлена необъективность и предвзятость при рассмотрении дела.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий по делу судья Ч в судебном заседании создала сторонам обвинения и защиты равные условия для исполнения ими своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Вопреки утверждению Шилова А.В., председательствующий по делу судья не лишал его возможности обжаловать постановление об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, права на рассмотрение судом второй инстанции его дополнений к кассационной жалобе и не препятствовал его доступу к правосудию.

Заявленные стороной защиты ходатайства, в том числе о проверке место нахождения свидетеля М , оглашении показаний потерпевшего Р в части опознания им другого человека, разрешены в соответствии с требованиями УПК РФ.

Так, согласно справке, выданной директором ООО «Экономическая безопасность», свидетель М находился в длительной служебной командировке за пределами территории Российской Федерации - в Республике

сроком до 20 мая 2009 года (т. 13 л.д.122).

Эта информация была проверена непосредственно судом. Как следует из справки секретаря судебного заседания Д М по сотово му телефону пояснил, что в данное время находится в командировке в Республике и будет находиться там до мая 2009 г. (т. 13 л.д.122).

Суд, обсудив данный вопрос, обоснованно принял решение об оглашении показаний свидетеля М (т. 14 л.д.140), что соответствует требова­

ниям п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

При этом суд правильно отказал в удовлетворении ходатайства защитника Мойсеец Г.Х. о вызове в судебное заседание для допроса руководителя фир мы ООО « », выдавшего справку, а также о запросах в билетные кассы на предмет выезда М в и в организацию, выдавшую М телефонную СИМ-карту, поскольку сомнений в нахождении свидетеля М за пределами Российской Федерации у суда не возникло.

Утверждение Шилова о том, что М в указанное время находился в

областном суде, ничем не подтверждено.

Суд также обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства, заявленного защитником Иванниковой, об оглашении показаний потерпевшего Р

данных им в период предварительного следствия, в которых он давал описание лица, стрелявшего в него, поскольку противоречий в его показаниях в этой части, как в стадии следствия, так и в судебном заседании не имелось.

Доводы осужденного Шилова о том, что судья необоснованно снял его вопрос к потерпевшему Р о попытке его отравления - несостоятельны.

Как следует из предъявленного Шилову обвинения, покушение на убийство Р заключалось в попытке лишить его жизни выстрелами из огнестрельного оружия (обреза охотничьего ружья). Об этом рассказывал и сам по терпевший, давая показания в суде перед присяжными заседателями. Поэтому председательствующий судья в соответствии со своими полномочиями, руководствуясь положениями ст. 252 УПКРФ, обоснованно снял заданный Шиловым вопрос к потерпевшему Р о попытке его отравления (т. 14 л.д.27).

Вместе с тем, отвечая на вопрос Шилова: «Сообщал ли Вам кто-либо о том, что на Вашу жизнь кто-то покушается?», потерпевший Р ответил: «Я узнал об этом после покушения на меня, т.е. после 17 июля 2002 г., а после второго покушения в 2004-2005 году я узнал о том, что Шилов пытался меня отравить» (т. 14 л.д.27).

Таким образом, право Шилова задать потерпевшему вопросы в рамках предъявленного обвинения нарушено не было.

Исходя из предъявленного Шилову обвинения, а также фактических обстоятельств, признанных присяжными заседателями доказанными, суд обоснованно в приговоре указал о том, что частью преступной деятельности Шилова явилось сделанное им предложение М лишить жизни Р за де нежное вознаграждение путем отравления.

Что касается доводов жалобы Шилова А.В. относительно кандидата в присяжные заседатели В с отводом которой он связывает нарушение его права заявить мотивированный отвод, то их нельзя признать обоснованны ми.

При формировании коллегии присяжных заседателей в соответствии со ст. 328 УПК РФ председательствующим судьей разъяснялось право всем участникам процесса на мотивированные и немотивированные отводы кандидатам в

присяжные заседатели.

Кандидат в присяжные заседатели под № 25 (В была отве­

дена немотивированным отводом, заявленным стороной защиты (т. 13 л.д.66).

Таким образом, право Шилова на заявление мотивированного и немотивированного отводов кандидатов в присяжные заседатели судом не нарушено.

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными, сформулированы председательствующим в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ, в рамках предъявленного обвинения, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон.

Поскольку заявление стороны защиты о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей было необоснованным, то председательствующий судья в соответствии с ч.2 ст.З30 УПК РФ в совещательной комнате вынес за конное, обоснованное и мотивированное постановление об отказе в удовлетворении соответствующего ходатайства о роспуске коллегии присяжных заседателей (т. 13 л.д.73-74). При этом судья правильно отметил, что возраст присяжных заседателей, избранных в состав коллегии, не свидетельствует о неспособности сформированной коллегии присяжных заседателей в целом всесторонне и объективно оценить обстоятельства рассматриваемого уголовного дела и вы нести справедливый вердикт.

Вопреки доводам осужденного Шилова, суд назначил предварительное слушание по уголовному делу в отношении Шилова и других подсудимых на 10 июня 2008 года (т. 13 л.д.7-8). Согласно расписке копия постановления суда от 29 мая 2008 года о назначении предварительного слушания Шиловым была получена 6 июня 2008 года (т. 13 л.д.218).

Как следует из протокола судебного заседания, Шилов А.В., участвуя в заседании суда 10 июня 2008 года, не делал каких-либо заявлений, касающихся даты заседания, и не просил суд отложить или перенести судебное заседание.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст.З51 УПК РФ.

Принесенные Шиловым замечания на протокол судебного заседания бы ли рассмотрены председательствующим по делу судьей в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ, который по результатам рассмотрения замечаний вы нес постановление от 9 февраля 2009 года о частичном удовлетворении замечаний (т. 14 л.д. 353-358). Данное постановление суда является законным, обоснованным и мотивированным.

То обстоятельство, что замечания Шилова А.В. на протокол судебного заседания поступили в суд 16.01.2009 г., а были рассмотрены судьей 09.02.2009 г., не свидетельствует о незаконности постановления суда.

Другие промежуточные судебные решения, вынесенные судом в ходе рассмотрения дела, на которые осужденным Шиловым обращается внимание в его дополнениях к кассационной жалобе, также являются законными, обоснованными и мотивированными. Нарушений уголовно-процессуального закона при их вынесении судом допущено не было.

Доводы адвоката Мойсееца относительно переквалификации действий Шилова с ч.З ст. 33, ч.З ст. 30 п. «з» ч.2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК РФ несостоятельны, поскольку противоречат собранным и исследованным в присутствии коллегии присяжных заседаний доказательствам и обстоятельствам дела.

По смыслу закона по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство по найму над лежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, несут ответственность по ч.З ст.ЗЗ и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Действия Шилова как организатора покушения на убийство Р по найму квалифицированы судом на основе вердикта присяжных заседателей, ис ходя из которого суд в приговоре сделал правильный вывод о том, что Шилов сам подыскивал лиц для лишения жизни Р , пытался уговорить И предлагал М за денежное вознаграждение лишить жизни Р пу тем отравления, обращался к Михальцову с предложением за денежное вознаграждение помочь в организации лишения жизни Р встречался с Юкиным А который согласился за денежное вознаграждение убить Р , передал последнему сведения о личной жизни Р и через Ми хальцова денежный задаток, а после отказа Ююкина А участвовать в совершении убийства Р встречался с Ююкиным А с которым договаривался о сумме денежного вознаграждения за совершение убийства Р и сумме задатка, передавал Ююкину А сведения о личной жизни Рожкова и денежный задаток за совершение его убийства.

При таких обстоятельствах действия Шилова А.В. правильно квалифицированы судом как организация покушения на убийство Р по найму.

Доводы жалобы Шилова А.В., касающиеся предъявленного ему обвинения по пункту «ж» части 2 статьи 105 УК РФ, являются неосновательными. Из протокола судебного заседания видно, что участвовавший в судебном заседании государственный обвинитель поддержал обвинение Шилова лишь по ч.З ст.ЗЗ и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ (т. 14 л.д.161, 207).

Право государственного обвинителя в судебном заседании изменять обвинение в сторону смягчения, в том числе исключать из юридической квалификации деяния признаки преступления, отягчающие наказание, предусмотрено п.1ч.8ст.246 УПКРФ.

Доводы Шилова А.В. о том, что уголовное преследование в отношении него должно быть прекращено ввиду наличия неотмененного постановления следователя от 06.11.2007 г. о прекращении уголовного преследования по тому же обвинению, не могут быть признаны обоснованными.

Из приложенной Шиловым А.В. к кассационной жалобе копии постановления следователя от 6 ноября 2007 г. следует, что уголовное преследование в отношении Шилова было прекращено по обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 5 статьи 33, части 3 статьи 30, п. «ж» части 2 статьи 105 УК РФ в связи с отсутствием состава данного преступления (т. 16 л.д.52-53), что не может служить подтверждением доводов его жалобы о необходимости прекращении уголовного преследования, поскольку по пункту «ж части второй статьи 105 УК РФ Шилов А.В. не осужден.

Акты об амнистии, изданные после совершенного Шиловым А.В. преступления, на него не распространяются.

Не имеется также фактических и правовых оснований для освобождения

его от дальнейшего отбывания наказания согласно ст.801 УК РФ в связи с изме­

нением обстановки.

Назначенное Шилову А.В. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного им преступления, обстоятельствам его совершения, личности осужденного и является справедливым.

Обстоятельства, смягчающие наказание Шилова А.В., в том числе и те о которых он упоминает в кассационной жалобе, судом были учтены при назначении наказания.

Утверждение Шилова А.В. о его активном способствовании раскрытию и расследованию преступления, изобличению иных виновных лиц неосновательно, поскольку таких обстоятельств судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Доводы жалобы Шилова А.В. о том, что в период предварительного и судебного следствия он находился под стражей в «нечеловеческих» условиях унижающих достоинство личности, и поэтому в качестве компенсации его страданий могло бы быть смягчение ему наказания - несостоятельны с учетом следующих обстоятельств.

Согласно статье 373 главы 45 УПК РФ, действовавшей до 1 января 2013 г., предметом судебного разбирательства в суде кассационной инстанции является проверка по кассационным жалобам и представлениям законности, обоснованности и справедливости приговора и иного судебного решения.

В данном случае предметом судебного разбирательства служит проверка законности, обоснованности и справедливости вынесенного в отношении Шилова А.В. приговора.

Кроме того, судебного решения, которым был бы установлен факт нахождения Шилова А.В. под стражей по данному делу в «нечеловеческих» условиях, унижающих достоинство личности, в материалах дела не содержится.

Таким образом, оснований для смягчения Шилову А.В. наказания не имеется.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела Шилов А.В. был оправдан судом первой инстанции по ч.2 ст. 309 УК РФ за отсутствием события преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

В соответствии с положениями ч.1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах; при этом вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Данная статья также устанавливает, что право на реабилитацию имеют лица, по уголовным делам которых был вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которых было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п.п.1, 2, 5, 6 ч.1 ст.24, п.п. 1, 4 - 6 ч.1 ст.27 УПК РФ;

осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в закон- ную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного делу по основаниям, предусмотренным п.п.1, 2 ч.1 ст.27 УПК РФ, и некоторые другие лица.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной, в частности, в определениях от 16 февраля 2006 г. №19-0, от 20 июня 2006 г. №270-0, ни в данной статье, ни в других статьях Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации не содержится положений исключающих возможность возмещения всегда лицу, которое было оправдано по приговору суда или в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования, на том лишь основа нии, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении другого преступления.

Суд первой инстанции в соответствии с ч.1 ст. 134 УПК РФ при наличии предусмотренных законом оснований обязан в резолютивной части приговора признать за оправданным право на реабилитацию и направить реабилитирован ному извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Данные требования закона судом были нарушены при постановлении в отношении Шилова А.В. оправдательного приговора по ч.2 ст. 309 УК РФ.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым приговор Новосибирского областного суда в отношении Шилова А.В. изменить, признав за ним право на частичную реабилитацию.

Что касается исключения из обвинения Шилова А.В. одного из квалифицирующих признаков инкриминированного ему преступления, а именно пункта «ж» части второй статьи 105 УК РФ, то право на реабилитацию в связи с этим у него не возникает.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №17 от 29 ноября 2011 г. «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», к лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в части 2 статьи

133 УПК РФ, не относятся, в частности, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его, а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 25 ноября 2008 года в от ношении Шилова А В изменить: признать за Шиловым А.В. право на реабилитацию в связи с оправданием по ч.2 ст. 309 УК РФ.

В остальном указанный приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Шилова А.В. и его защитника Мойсееца Г.Х. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...