Актуально на:
08 августа 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 89-АПУ16-4 от 07.06.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело №89-АПУ 16-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 июня 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Колышницына А. С,

судей Земскова Е.Ю., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Миняевой В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе и дополнениям к ним С на постановление Тюменского областного суда от 17 марта 2016 года, которым производство по уголовному делу в отношении С

обвиняемого по пп. «а», «в», «е» ч.2 ст. 105 УК РФ прекращено на основании п.4 ч. 1 ст.24 УПК РФ в связи с его смертью.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., выступление С адвоката Кротовой СВ., поддержавших доводы, изложенные в апелляционной жалобе, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Тереховой СП. об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы Судебная коллегия

установила:

согласно выводам суда в обжалуемом постановлении С совершил убийство двух и более лиц, малолетнего, общеопасным способом а именно 12 мая 2015 года путем поджога дома совершил убийство своих троих малолетних детей - С мая года рождения С апреля года рождения и С сентября года рождения, при этом во время пожара погиб сам.

Постановлением от 17 марта 2016 года Тюменского областного суда производство по уголовному делу в отношении С обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «в», «е ч. 2 ст. 105 УК РФ, прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с его смертью.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней С высказывает несогласие с выводами суда о доказанности события преступления, указывает, что его отец не совершал убийства, пожар возник не в результате его умышленных действий;

приводит в жалобе содержание доказательств по делу и дает им собственную оценку, на основании которой утверждает, что суд неправильно оценил доказательства и установил фактические обстоятельства дела, в частности,считает ошибочными выводы суда о том, что имели место длительная психотравмирующая ситуация у С поджог с целью лишения жизни детей, использование С В. с этой целью неустановленных нефтепродуктов, наличие которых в месте очага пожара отрицал эксперт З оспаривает выводы суда о причинах по которым очевидцы происшествия А не смогли открыть дверь кухни, полагая ошибочным вывод суда, что С намеренно заперся вместе с детьми в помещении кухни горящего дома.

В жалобе также критикуется заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов от 24.06.2015 года № 1385, поскольку в распоряжение экспертов следствием не были представлены документы, достаточные для решения поставленных вопросов; высказывает несогласие с выводами суда который исключил невозможность совершения поджога иными лицами; по мнению С судом приняты во внимание показания свидетелей, которые не являются объективными и в большей части носят предположительный характер, при этом достаточных доказательств свидетельствующих о совершении С преступления, в котором он обвиняется, не имеется;

просит постановление Тюменского областного суда от 17 марта 2016 года о прекращении производства по уголовному делу в отношении С отменить и прекратить производство по уголовному делу в отношении С на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

По делу поступили возражения государственного обвинителя Сондыковой Н.А., в которых она просит отказать в удовлетворении апелляционных жалоб.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судом сделан вывод о том, что С совершил убийство троих малолетних детей, находясь в длительной психотравмирующей ситуации, которая на фоне его психического расстройства (органического расстройства личности) обусловила совершение им вышеуказанного деяния При этом суд пришел к выводу, что имеющееся у С психическое расстройство не исключало его вменяемости, в связи с чем усмотрел в его действиях состав преступления, предусмотренного пп. «а», «в», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

К вышеуказанным выводам суд пришел с учетом заключения судебно психиатрической экспертизы, согласно которому С обнаруживал признаки психического расстройства личности, осложненного зависимостью от алкоголя. Перед смертью С также страдал психическим расстройством и находился в тяжелом алкогольном опьянении что существенно влияло на его способность всестороннего охвата ситуации и исказило смысловую оценку. Под влиянием токсического действия алкоголя С не мог в полной мере осознавать характер своих действий и руководить ими. Выявленные расстройства (нарушения характера и поведения) не могут рассматриваться как предрасполагающие к самоподжогу (т.2 л.д.22-28).

Суд изложил выводы экспертов в тексте постановления и согласился с ними, однако не привел мотивы, по которым признал заключение экспертов обоснованным, то есть не дал ему надлежащей оценки как доказательству по делу.

Судебная коллегия считает, что выводы суда в указанной части не отвечают требованиям ст. 7 УПК РФ, согласно которой судебное постановление должно быть обоснованным и мотивированным, то есть содержать аргументированные и убедительные суждения, в том числе с учетом требований, предусмотренных ч.1 ст.88 УПК РФ, по вопросу оценки доказательств, каждое из которых должно быть оценено с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Между тем, как следует из текста постановления, суд не привел в нем мотивы, по которым он посчитал выводы экспертов правильными, в то время как из содержания экспертного заключения усматриваются обстоятельства, дающие основание сомневаться в его обоснованности.

Как следует из экспертного заключения эксперты были ограничены в возможности дать обстоятельную и широкую оценку поведения С

ввиду отсутствия запрошенных документов (т.2 л.д.28). При этом в мотивировочной части экспертного заключения отмечено, что экспертами было заявлено ходатайство о представлении органом расследования дополнительных документов, которые являются необходимыми для ответов на поставленные вопросы (т.2 л.д. 22-23). Таким образом, выводы экспертов сделаны на основании неполных данных о поведении С

Указанные обстоятельства подтверждены в судебном заседании экспертом Г

На основании изложенного с учетом обстоятельств, которые суд счел доказанными (причинение С смерти детям, которых он любил вывод о том, что психическое расстройство С не исключало его вменяемости, вызывает сомнение в своей правильности, в то время как обоснованность экспертного заключения при наличии установленной неполноты проведенного экспертами исследования надлежащей оценки суда первой инстанции не получила.

Изложенное свидетельствует о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, поскольку вопрос о вменяемости С имеет значение для вывода о наличии в его действиях состава преступления, и о существенном нарушении уголовно процессуального закона, допущенном органом предварительного расследования, который по ходатайству экспертной комиссии в нарушение п.2 ч.2 ст.57 УПК РФ не предоставил необходимую и достаточную информацию для экспертного исследования, а при наличии оснований сомневаться в обоснованности экспертного заключения о вменяемости С составил обвинительное заключение, которое при таких обстоятельствах исключало возможность вынесения итогового решения судом, что предусмотрено п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ в качестве основания для возвращения уголовного дела прокурору.

В связи с изложенным, учитывая, что допущенные нарушения уголовно процессуального закона, которые Судебная коллегия признает существенными, не могут быть устранены в стадии судебного производства постановление суда на основании ч.1 ст.38917, п.7 ч.1 и ч.З ст.38920 УПК РФ подлежит отмене, а уголовное дело возвращению прокурору.

Руководствуясь ст. 38915, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

постановление Тюменского областного суда от 17 марта 2016 года в отношении С отменить, уголовное дело возвратить прокурору Тюменской области для устранения препятствий к рассмотрению дела судом.

Председательствующий:

Судьи:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...