Актуально на:
22 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N ВАС-10518/12 от 31.10.2012 Высший арбитражный суд, надзор

570_384727

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

о передаче дела в Президиум

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

№ ВАС-10518/12

Москва 31 октября 2012 г.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Разумова И.В., судей Иванниковой Н.П. и Мифтахутдинова Р.Т. рассмотрела в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью «СДС» (город Москва; далее – общество «СДС») о пересмотре в порядке надзора постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2012 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 04.07.2012 по делу № А36-5059/2010 Арбитражного суда Липецкой области о признании несостоятельным (банкротом) открытого акционерного общества «Добринский сахарный завод» (Липецкая область).

Суд

УСТАНОВИЛ:

в рамках дела о банкротстве открытого акционерного общества «Добринский сахарный завод» (далее – завод, должник) общество с

Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

(информация о движении дела, справочные материалы и др ограниченной ответственностью «Новая сахарная компания» (далее сахарная компания) обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника 7 445 826 990 рублей 36 копеек дохода, полученного заводом за период с 11.04.2008 по 30.04.2011 от фактического владения имуществом сахарной компании.

Определением Арбитражного суда Липецкой области от 26.08.2011 во включении спорной задолженности в реестр требований кредиторов завода отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2012 определение суда первой инстанции отменено, требование сахарной компании признано обоснованным в части – в размере 2 186 723 000 рублей (доход, который завод должен был извлечь за период с 17.06.2008 по 24.02.2010 от фактического владения имуществом сахарной компании) и включено в этой части в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь.

Федеральный арбитражный суд Центрального округа постановлением от 04.07.2012 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

Общество «СДС» с состоявшимися по делу постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций не согласно, в поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации заявлении о пересмотре этих судебных актов в порядке надзора просит их отменить ссылаясь на неправильное применение норм права.

Изучив материалы дела и доводы заявителя, суд пришел к выводу о том, что дело подлежит передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в связи со следующим.

Как установлено судами, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 11.04.2008 по другому делу (№ А40-3823/08-91-22) удовлетворен иск о признании права собственности сахарной компании на отдельные фрагменты оборудования для свеклосахарного производства, его узлы и детали, датчики и механизмы расходные материалы (электрокабели, арматуру, метизы, смолы) (всего 1 019 наименований), это имущество истребовано из незаконного владения завода.

Впоследствии в рамках исполнительного производства привлеченный в соответствии с положениями статьи 61 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве специалист (инженер-технолог сахаристых веществ) подготовил отчет от 28.09.2009, согласно которому спорное имущество частично находится на хранении, а частично смонтировано и эксплуатируется в соответствии с его назначением на территории завода в составе производственной линии в которую, помимо прочего, вошло и оборудование, не указанное в решении, являющееся собственностью завода. Специалист указал на то что демонтаж спорного имущества без нарушения целостности всего комплекса при сохранении возможности дальнейшего его использования невозможен. При этом приведенные в отчете объективные причины, в том числе крайняя ограниченность отраженных в судебном решении индивидуализирующих признаков имущества, отсутствие технической документации, не позволили специалисту однозначно идентифицировать смонтированное и хранящееся на заводе имущество как упомянутое в судебном решении.

Сахарная компания, сославшись на обстоятельства, установленные специалистом, обратилась с заявлением об изменении способа исполнения решения суда.

Вступившим в законную силу определением Арбитражного суда города Москвы от 24.02.2010 по делу № А40-3823/08-91-22 заявление удовлетворено, с завода в пользу сахарной компании взыскана стоимость истребованного имущества в размере 362 205 000 рублей.

По соглашению об уступке требования от 24.09.2010 № 01/2409-2010, заключенному сахарной компанией с зарегистрированной на территории Республики Кипр компанией «Endorsia limited», требование к заводу о выплате им взысканной суммы сахарная компания уступила компании «Endorsia limited».

Определением Арбитражного суда города Москвы от 09.12.2010 по упомянутому делу, вступившим в законную силу, произведена процессуальная замена взыскателя: сахарная компания заменена на правопреемника – компанию «Endorsia limited».

Затем в рамках дела о банкротстве завода сахарная компания, указав на то, что завод незаконно владел ее имуществом, обратилась с заявлением о включении в реестр требований кредиторов последнего на основании статьи 303 Гражданского кодекса Российской Федерации 7 445 826 990 рублей 36 копеек дохода, который, по мнению сахарной компании, завод извлек за период с 11.04.2008 по 30.04.2011 от фактического владения имуществом сахарной компании.

Суд первой инстанции, отклонив ходатайство кредитора о назначении по делу судебной экспертизы, признал его требование необоснованным за недоказанностью. Суд также сослался на пропуск срока исковой давности по части требования сахарной компании, не распространив давностные ограничения лишь на трехлетний период предшествующий предъявлению требования в суд, и указал на принципиальную невозможность взыскания дохода за период после изменения способа исполнения судебного решения о виндикации.

Отменяя определение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, исходя из заключения назначенной им по делу судебной экспертизы, счел, что доход, который завод должен был извлечь от фактического владения имуществом сахарной компании за период с 17.06.2008 по 24.02.2010 составил 2 186 723 000 рублей, и признал требование кредитора в этой части обоснованным.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.

Согласно статье 303 Гражданского кодекса Российской Федерации при истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать от лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно (недобросовестный владелец возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения; от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Таким образом, в этой статье Кодекса речь идет о возврате дохода который ответчик извлек или должен был извлечь, от фактического обладания чужим имуществом – в виде арендной платы за это имущество прибыли, получаемой в результате его нормальной производственной эксплуатации, и т.д.

По настоящему делу судом апелляционной инстанции назначена судебная экспертиза, производство которой поручено экспертам Касьяновой Т.А. и Дронову П.В. – сотрудникам закрытого акционерного общества «2К Деловые консультации / Морисон Интернешнл обладающим специальными познаниями в финансово-экономической сфере и в области оценочной деятельности.

На разрешение данных экспертов поставлены вопросы о том, каков размер дохода, фактически полученного заводом от использования оборудования сахарной компании за указанные апелляционным судом периоды времени, а также дохода, который завод должен был получить от использования того же оборудования, в частности, за период с 17.06.2008 по 24.02.2010.

По результатам проведенного исследования эксперты не смогли определить величину фактически полученного заводом дохода. При этом по их оценке, доход в виде операционной прибыли, который завод должен был получить от использования чужого имущества стоимостью 362 205 000 рублей за 1 год 8 месяцев и 7 дней (с 17.06.2008 по 24.02.2010) составил 2 186 723 000 рублей.

В соответствии с частью 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебная экспертиза назначается, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных познаний, в том числе в науке, технике, искусстве или ремесле. Вопросы поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний. В случаях, когда исследование выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, в соответствии со статьей 85 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации может быть назначено производство комплексной экспертизы, осуществляемой несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний.

В рассматриваемом случае ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не установили, образуют ли в совокупности упомянутые в решении суда, вынесенном по ранее рассмотренному виндикационному иску, части оборудования, его узлы и детали, датчики и механизмы (1 019 наименований), какое-либо конкретное доходоприносящее оборудование и какое именно.

Коль скоро, как это видно из экспертного заключения Касьянова Т.А. и Дронов П.В. не смогли установить фактический доход от использования чужого имущества, ими исчислялись доходные поступления, которые должны были быть извлечены за все время владения.

Однако разрешение вопроса о возврате дохода, который незаконный владелец должен был получить от фактического обладания чужим имуществом при нормальном обороте (сложившейся и приносящей стабильные результаты практики его эксплуатации), зависит, прежде всего от технических и эксплуатационных характеристик поступившего во владение имущества.

Эксперты Касьянова Т.А. и Дронов П.В., обладающие специальными знаниями в финансово-экономической сфере и в области оценочной деятельности, не могли самостоятельно идентифицировать ранее виндицированное имущество как то, или иное конкретное оборудование.

Определить же доход, обычно получаемый в результате использования абстрактного имущества для производства сахара, не располагая его конкретными признаками, в принципе невозможно.

Таким образом, экспертам следовало указать на это и составить мотивированное сообщение о невозможности дачи заключения по сформулированным судом апелляционной инстанции вопросам о размере дохода, который завод должен был получить от использования оборудования, неконкретизированного судом в определении о назначении экспертизы.

Вместо этого эксперты, не имеющие специальных познаний в сфере технологии производства сахара, построили свои выводы на гипотезе о том, что весь доход завода формируется исключительно от использования имущества сахарной компании, применив тем самым несовместимую с положениями статьи 303 Гражданского кодекса Российской Федерации методику экспертного исследования.

Суд апелляционной инстанции в нарушение требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не учел что заключение экспертов не имеет заранее установленной силы оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами, при его исследовании принимается во внимание квалификация экспертов, выясняется, были ли им представлены достаточные материалы и надлежащие объекты изучения.

Также суд апелляционной инстанции уклонился от исследования и оценки заявленных по результатам экспертизы возражений относительно того, что в спорный период общая стоимость основных средств завода, без которых выпуск продукции невозможен, значительно превышала определенную Арбитражным судом города Москвы при изменении способа исполнения решения стоимость имущества сахарной компании.

Вопрос о назначении по делу комплексной экспертизы судом апелляционной инстанции не рассматривался.

Данные нарушения не были устранены судом кассационной инстанции.

В части, касающейся применения срока исковой давности, коллегия судей отмечает следующее.

Требование по правилам статьи 303 Гражданского кодекса Российской Федерации могло быть заявлено как одновременно с виндикационным иском, так и отдельно. На него распространяется общий трехлетний срок исковой давности (статья 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В пункте 24 совместного постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.01 № 15 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.01 № 18 «О некоторых вопросах связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» применительно к обязательствам вследствие неосновательного обогащения разъяснено, что при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения в натуре (пункт 1 статьи 1104 ГК РФ) истекает срок исковой давности по требованию о возмещении неполученных доходов (пункт 1 статьи 1107 ГК РФ).

Сахарная компания с требованием о виндикации обратилась в пределах срока исковой давности, соответствующее требование было судом удовлетворено, исполнительный лист по этому требованию предъявлен в пределах срока, установленного статьей 321 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и по нему было возбуждено исполнительное производство.

Доход от использования чужого имущества поступает незаконному владельцу периодически. Поэтому в момент возникновения соответствующей части дохода, каждый раз начинал течь срок исковой давности по требованию о возврате этой вновь возникшей части дохода.

Следовательно, по требованию сахарной компании о взыскании дохода за три года, предшествующие предъявлению требования в суд, срок исковой давности не пропущен.

Суды верно указали на то, что сахарная компания утратила право на получение дохода за период после замены способа исполнения решения суда о виндикации и присуждения ей денежной суммы вместо имущества в натуре, поскольку с этого момента между сторонами возникло денежное обязательство.

Оспариваемые судебные акты могут нарушать единообразие в толковании и применении норм права, что в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 299, 300 и 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛ:

передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело № А36-5059/2010 Арбитражного суда Липецкой области для пересмотра в порядке надзора постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2012 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 04.07.2012.

Предложить лицам, участвующим в деле, представить в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отзывы на заявление о пересмотре судебных актов в порядке надзора в срок до 30.11.2012.

Председательствующий судья И.В.Разумов судья Н.П.Иванникова судья Р.Т. Мифтахутдинов

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...