Актуально на:
18 февраля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 41-АПУ17-11СП от 07.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№41-АПУ17-11СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 июня 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Романовой Т.А., Абрамова С.Н.

при секретаре Прохорове АС рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Шутенко Н.Р Ключерова СИ., Магницкого А.Г., Яковлева Е.Г., Васильченко Э.В. и адвокатов Сура Е.А. в защиту интересов осужденного Яковлева Е.Г Мамедова С.Н.о в защиту интересов осужденного Магницкого А.Г Скорикова А.А. и Лихоманова К.Г. в защиту интересов осужденного Шутенко Н.Р., Пенькова В.В. в защиту интересов осужденного Васильченко Э.В., Щеголькова К.А. в защиту интересов осужденного Ключерова СИ Колесник Л.О. в интересах свидетеля Корнилова Е.А. на приговор Ростовского областного суда от 16 февраля 2017 г., по которому

Шутенко Н Р ,

ранее не судимый

осужден:

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ, от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) (в отношении О на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 33,ч.2 ст. 327 УК РФ (в отношении В ) на 3 года лишения свободы;

- по ч. 4 на ст. 159 УК РФ (в отношении В ) на 7 лет лишения свободы;

- по ч. 2 ст. 327 УК РФ (в отношении П на 2 года лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении П на 8 лет лишения свободы;

- по ч. 2 ст. 327 УК РФ (в отношении Ф на 2 года лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Ф на 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- по ч. 2 ст. 327 УК РФ (в отношении С на 2 года лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении С ) на 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 327 УК РФ (в отношении Г на 3 года лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Г на 7 лет лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Ф на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Д ) на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Я ) на 4 года 6 месяцев лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Л на 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- по пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийства П С С и Л на пожизненное лишение свободы;

- по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в отношении П на 3 года лишения свободы;

- по ч. 2 ст. 325 УК РФ (в отношении П на 200 часов обязательных работ; на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27, ч. 8 ст. 302 УПК РФ освобожден от назначенного наказания ввиду истечения срока давности уголовного преследования;

- по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении Я на 14 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 2 года;

- по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в отношении Я на 2 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно на пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Ключеров С И родившийся 25 июля 1963 г. в г Горький, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый,

осужден:

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении В на 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении П на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Ф на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении С ) на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Г на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Ф на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Д ) на 5 лет 6 месяцев лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Я ) на 4 года лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Л на 6 лет лишения свободы;

- по пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийства П С С и Л на пожизненное лишение свободы;

- по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в отношении П на 3 года лишения свободы;

- по ч. 2 ст. 325 УК РФ (в отношении П на 200 часов обязательных работ; на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27, ч. 8 ст. 302 УПК РФ освобожден от назначенного наказания ввиду истечения срока давности уголовного преследования;

- по ч. 2 ст. 325 УК РФ (в отношении С иС)

на 200 часов обязательных работ; на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27, ч. 8 ст. 302 УПК РФ освобожден от назначенного наказания ввиду истечения срока давности уголовного преследования;

- по ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении Я на 14 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 2 года;

- по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в отношении Я на 2 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно на пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

По обвинению в преступлении, предусмотренном ч.2 ст.327 УК РФ (по эпизоду в отношении П оправдан на основании п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях состава преступления.

Васильченко Э В

ранее не

судимый,

осужден:

- по ч. 2 ст. 327 УК РФ (в отношении П на 2 года лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении П на 6 лет лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Я ) на 2 года 4 месяца лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в отношении Л на 4 года лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении Я на 10 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год;

- по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство Л на 13 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно на 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года с установлением ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в период с 22 часов до 06 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы; не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции; с возложением обязанности являться 2 раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию.

Магницкий А Г ранее судимый: 2 апреля 2008 г. (с учетом внесенных изменений) по п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы; 28 июля 2008 г. по п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы освободившийся 3 февраля 2011 г.;

осужден:

- по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство П на 16 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев;

- по ч. 5 ст. 33, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (пособничество в убийстве С на 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно на 19 лет лишения свободы с отбыванием первых 5 лет лишения свободы в тюрьме, а остальной части срока - в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года с установлением ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в период с 22 часов до 06 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы; не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции; с возложением обязанности являться 2 раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию.

Яковлев Е Г

ранее не судимый,

осужден:

- по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в период с 22 часов до 06 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы; не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции; с возложением обязанности являться 2 раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств. Оставлен арест на имущество.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выступление осужденных Шутенко Н.Р., Ключерова СИ., Васильченко Э.В., Магницкого А.Г., Яковлева Е.Г. (в режиме видеоконференц-связи), их защитников - адвокатов Сакмарова П.В., Лунина Д.М., Мисаилиди О.С, Шаповаловой Н.Ю., Цапина В.И., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г полагавшего, что оснований для отмены либо изменения приговора не имеется, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА по приговору суда Шутенко и Ключеров признаны виновными в совершении в составе организованной группы, с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение, убийства С при пособничестве Магницкого, действовавшего по найму, - убийства С а также совместно с нанятыми и вступившими между собой в предварительный сговор Магницким и Яковлевым - убийства П ;Ш о, Ключеров и участник этой же организованной группы Васильченко - в покушении по тем же мотивам на убийство Я и в приготовлении к мошенничеству в отношении Я в мошеннических действиях в отношении П , в покушении на таковые в отношении Л ; Ш и Ключеров - в мошенничестве в отношении В ФС , Г повлекшем в ряде случаев, лишение права гражданина на жилое помещение, в особо крупном размере и в покушении на мошенничество в отношении Ф Д , а также в краже имущества, принадлежащего Я и П с причинением последнему значительного ущерба, в подделке, а Шутенко к тому же в организации подделки, иного официального документа, с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение; Шутенко в мошенничестве в отношении О а совместно с Ключеровым - в похищении паспорта П Ключеров - также паспортов С.

и

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Шутенко просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение, в ряде жалоб предлагает вернуть на доследование. Ссылается на то, что дело сфабриковано следователями и судьей; доказательств его виновности в материалах дела не имеется; ему в вину вменены преступления, совершенные другими лицами, которые лжесвидетельствовали в отношении его, будучи зависимыми от следователей; показания о причастности его и Ключерова к убийству Л и покушению на убийство Я даны психически больным Васильченко, находившимся под влиянием следователей; в ходе следствия им (Шутенко) совершен также самооговор в результате примененных к нему пыток; его психическое состояние было исследовано органами следствия и судом в недостаточной мере, не учтены имеющие значение для правильных выводов экспертов факты и документы, в числе которых установление ему бессрочно 2 группы инвалидности; результаты амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы фальсифицированы проводившие исследование эксперты Б и М некомпетентны находятся в сговоре со следователем и судьей, заинтересованы в исходе дела производство указанной экспертизы перед окончанием расследования дела создало препятствия для заблаговременного обжалования ее результатов ходатайства о проведении стационарных судебно-психиатрических экспертиз необоснованно отклонены; воспользовавшись его болезненным состоянием судья спровоцировал его и незаконно удалил из зала, лишив возможности защищаться, не предоставил ему права в полной мере выступить с последним словом, нарушил принцип равноправия и состязательности сторон, снял поставленные стороной вопросы и отклонил поданные ходатайства, в том числе о приобщении документов, угрожал защитникам отстранением от дела, не удовлетворил заявленный ему отвод; в вопросный лист был включен ряд вопросов о преступлениях, в которых он не обвинялся; единогласный обвинительный вердикт стал результатом сговора судьи с коллегией присяжных заседателей, которая по своему составу была тенденциозна имела в своем составе лицо с высшим юридическим образованием, в прошлом сотрудника МВД; его незаконное осуждение преследует цель завладения следователями и судьей спорной недвижимостью, о чем свидетельствует признание по делу потерпевшими лиц, не имеющих отношения к данным объектам, в частности О при обсуждении вопроса о наказании государственный обвинитель Кашубина, ссылалась на отсутствие у него работы и постоянного источника дохода и не учла, что он является инвалидом 2 группы;

адвокат Скориков А.А. в защиту интересов осужденного Шутенко просит приговор отменить, направив уголовное дело на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию. Утверждает, что председательствующий судья необоснованно расценил действия Шутенко который страдает психическим заболеванием, как направленные на нарушение порядка в судебном заседании и удалил его из зала суда, сообщил об этом присяжным заседателям, формируя тем самым у них предубеждение к личности Шутенко; удаление Шутенко из зала суда лишило его возможности выступить с вступительным словом, что повлекло доведение до присяжных заседателей его позиции адвокатом «в искаженном виде»; такая же мера воздействия была необоснованно применена к Шутенко 15 сентября 2016 г., когда он и другие подсудимые проявили настойчивость в отстаивании своей позиции, что не свидетельствует о нарушении им установленного порядка; действия Шутенко, заключающиеся в обращенных к суду высказываниях о том, что судят шизофреника, т.е. Васильченко, были направлены исключительно на оказание юридической помощи другому подсудимому; не свидетельствует о нарушении им порядка обращение внимания присяжных заседателей на имеющиеся в оглашаемых показаниях потерпевших либо свидетелей противоречия, дача им на вопросы ответов которые по различным причинам не устраивают председательствующего судью; примененные к Шутенко меры воздействия в виде удаления из зала судебного заседания, между тем, необходимостью не вызывались и председательствующий судья злоупотребил предоставленными ему правами нарушил процедуру судопроизводства и ограничил подсудимого в осуществлении своей защиты, что повлияло или могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения;

адвокат Лихоманов К.Г. в защиту осужденного Шутенко Н.Р. просит об отмене приговора суда и направлении дела на новое рассмотрение указывая в обоснование на то, что в основу решения суда о вменяемости Шутенко было положено заключение амбулаторной судебной психолого психиатрической экспертизы, которое является необъективным и получено с нарушением закона; при производстве экспертизы эксперты не располагали сведениями об установлении Шутенко бессрочно 2 группы инвалидности; в подтверждение вменяемости Шутенко суд не провел необходимую стационарную судебную психолого-психиатрическую экспертизу на предмет выяснения истинного состояния подсудимого, принял во внимание медицинские справки, выданные по месту содержания заключенного, в которых формально отражено мнение врачей неврологов и психиатров, не учел заинтересованность допрошенных в судебном заседании экспертов М и Б в подтверждении ранее данного ими заключения экспертизы; свидетельством обострения болезни Шутенко является его поведение во время рассмотрения дела, расцененное судом как нарушение порядка в судебном заседании;

осужденный Ключеров, выражая несогласие с приговором, утверждает что судебное разбирательство дела велось с нарушением закона со стороны председательствующего судьи и государственных обвинителей; к участию в процессе не был допущен адвокат Зейналов; в состав коллегии присяжных заседателей заведомо был включен сотрудник МВД; доказательств его вины в материалах дела не имеется, допрошенные свидетели не подтвердили его участие в преступлениях; вопросы, которые он хотел выяснить у свидетелей Ч иТ председательствующий судья снимал; протоколы допроса этих свидетелей оглашались в судебном заседании стороной обвинения фрагментарно, в их исследовании в полном объеме ему было отказано; для доказывания его вины сторона обвинения использовала показания Шутенко и Васильченко, которые страдают психическими заболеваниями; ходатайства о проведении в отношении последних стационарной судебной - психиатрической экспертизы, а также другие поданные стороной защиты, в том числе об отводе председательствующего судьи, были необоснованно отклонены; вопреки закону он был удален из зала суда и не смог участвовать в прениях; присяжные заседатели подвергались воздействию со стороны судьи и государственных обвинителей, им давалась установка, какой вердикт от них требуется содержание сформулированных для присяжных заседателей вопросов таково что на них можно было дать только положительный ответ; присяжные признали виновными несколько лиц в одних и тех же действиях; затраченное ими на вынесение вердикта время оказалось меньше, чем на его провозглашение; ошибочность вердикта была признана государственным обвинителем, который при обсуждении вопроса о наказании говорил о том что он (Ключеров) не мог совершить преступления;

адвокат Щегольков в защиту интересов осужденного Ключерова просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному разбирательству, в связи с допущенными существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые выразились в оказании давления на присяжных заседателей путем доведения до них сведений, не подлежащих исследованию с их участием, в нарушении председательствующим судьей принципа объективности и беспристрастности при обращении с напутственным словом, а также в неправильном применении уголовного закона при постановлении приговора;

осужденный Магницкий А.Г. просит отменить приговор суда и направить уголовное дело на новое разбирательство, а в случае отказа в таком решении, изменить приговор, исключив рецидив и указание об отбывании части срока в тюрьме, а также снизив размер наказания Ссылается на то, что предварительное следствие по делу велось односторонне, без проверки достоверности поданных им и Яковлевым явок с повинной, без получения информации из органов ГАИ и затребования видеозаписей с камер наблюдения; председательствующий судья рассматривал дело с обвинительным уклоном, выражал к подсудимым предвзятое отношение, вводил присяжных заседателей в заблуждение своими пояснениями, например, относительно находившегося в его (Магницкого пользовании телефона, отказывал в удовлетворении заявленных стороной защиты ходатайств, в том числе об оглашении показаний свидетеля Ч , данных в ходе следствия, в повторном допросе данного свидетеля и свидетеля Т , не учел, что показания названных лиц являются недопустимыми доказательствами, так как эти лица сами причастны к преступлениям и органы следствия присвоили им статус свидетелей с целью дачи ложных показаний в отношении подсудимых; до сведения присяжных заседателей не было доведено содержание протоколов очных ставок между свидетелями и подсудимыми, в их присутствии исследовались доказательства, устраивающие только сторону обвинения, не вызваны и не допрошены свидетели - соседи потерпевшей С , сотрудники социальной службы, участковый, на которых указали родственники погибшей, как на лиц заинтересованных в завладении ее домом; на разрешение присяжных заседателей судьей не были поставлены частные вопросы; в вынесении вердикта участвовал присяжный заседатель, имеющий отношение к органам внутренних дел, а потому, заинтересованный в обвинительном вердикте; количество поставленных перед присяжными заседателями вопросов несоразмерно времени, затраченному ими на их обсуждение и провозглашение вердикта; постановленный на основании вердикта приговор является необоснованным и незаконным; свидетельством его невиновности служит отсутствие по делу гражданского иска потерпевших; при назначении наказания оставлено без внимания наличие у него на иждивении троих малолетних детей, в его действиях необоснованно усмотрен рецидив преступлений, определена тюрьма в качестве места отбывания части наказания;

адвокат Мамедов СН. в защиту интересов осужденного Магницкого А.Г. просит приговор отменить и передать уголовное дело на новое разбирательство, приводит содержание апелляционной жалобы его подзащитного и указывает о том, что в полном объеме поддерживает изложенные в ней доводы, поскольку при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а именно стороной обвинения оказано незаконное воздействие на присяжных заседателей и до них были доведены сведения, не подлежащие исследованию с их участием, председательствующим судьей не соблюден принцип объективности при произнесении напутственного слова, а при постановлении приговора неправильно применен материальный закон;

осужденный Яковлев Е.Г. просит приговор отменить, и провести новое разбирательство дела. Обосновывает свое требование тем, что председательствующий судья занял по делу позицию обвинения, давил на присяжных заседателей своим авторитетом, действуя совместно с гособвинителем, включил в состав коллегии бывшего сотрудника МВД который не мог быть присяжным заседателем, отклонил в ходе рассмотрения дела почти все заявленные стороной защиты ходатайства, но при этом удовлетворял поступившие от гособвинителей, отказал в отводе, который ему был заявлен, не давал подсудимым и их защитникам говорить, не удовлетворил ходатайства о дополнительном допросе свидетеля Ч об оглашении очной ставки между ним и Ч , о признании недопустимыми доказательствами протоколов опознания его Ч и Т , не проверил должным образом доводы о применении к нему (Яковлеву) после задержания недозволенных методов следствия, лишил права дать показания Шутенко, которые имели значение для дела, разрешил исследовать протоколы допросов Шутенко и Васильченко, хотя последних следовало признать невменяемыми, позволил гособвинителю при оглашении протоколов очных ставок с его участием акцентировать внимание присяжных заседателей на том, что показания им давались добровольно, составил с нарушением вопросный лист, не разбив вопросы №96 и 99 на три части, а именно о действиях по передаче денег конкретно ему (Яковлеву) и Магницкому и увязал в дальнейшем с их виновностью в совместном получении денег; с подачи органов прокуратуры подсудимые незадолго до начала процесса были выставлены в средствах массовой информации особо опасной бандой, убийцами, что повлияло на мнение присяжных заседателей вынесенный по делу вердикт не основан на исследованных доказательствах в материалах дела отсутствуют вещественные доказательства его виновности; о незаконности вердикта свидетельствует факт признания их виновными, несмотря на заявление Я в зале суда о том, что никто из подсудимых им не опознан, а также позиция государственного обвинителя, который в прениях просил Ключерова по одной из статей УК РФ оправдать, а по двум другим прекратить дело за давностью; постановленный приговор в части назначенного наказания чрезмерно суров, не учитывает положительно характеризующие его данные, наличие матери-пенсионерки которая нуждается в уходе;

адвокат Сур Е.А. в защиту интересов осужденного Яковлева в первоначальной жалобе ставит вопрос об отмене приговора, а в дополнительной - просит приговор изменить и смягчить его подзащитному наказание, так как считает, что оно является чрезмерно суровым и у суда имелись основания для применения положений ст.64 УК РФ, с учетом малозначительной роли Яковлева в содеянном, наличия на его иждивении престарелой матери, нуждающейся в уходе, обстоятельств обращения его в органы полиции, где он чистосердечно рассказал о произошедшем и добровольно подал явку с повинной;

осужденный Васильченко Э.В. считает приговор незаконным необоснованным, несправедливым и просит его отменить. Утверждает, что его участие в преступной организованной группе доказательствами не подтверждается, никакого сговора он ни с кем не имел и об убийстве до последнего момента не знал, опознал Я под давлением следователя и в связи с тем, что ему заранее была показана фотография потерпевшего; в судебном заседании были нарушены принципы равенства сторон и презумпция невиновности, не исследованы доказательства имеющие значение для дела, частично допрошены свидетели Т и Ч , отказано в оглашении показаний Ч , данных в ходе следствия, а также в повторном допросе указанного свидетеля в суде председательствующий судья необоснованно отклонил различные ходатайства, заявленные стороной защиты, своими действиями и высказываниями проявлял заинтересованность в исходе дела, влиял на присяжных, вызывая у них к подсудимым предубеждение; коллегия присяжных была сформирована с нарушением закона, так как в ее состав вошел кинолог, то есть сотрудник МВД, уволившийся со службы менее 5 лет назад; для сокрытия данного факта в списках кандидатов в присяжные заседатели суд неверно указал его дату рождения; сторона обвинения договорилась с присяжными заседателями о вынесении обвинительного вердикта, что подтверждается поспешностью принятого ими по делу решения; его доводы о необъективности и незаконности состоявшейся в отношении его судебной психолого-психиатрической экспертизы судья оставил без внимания; при ее проведении не были учтены сведения о диагнозе, поставленном ему врачом-психиатром медсанчасти; допущенные при разбирательстве дела нарушения являются существенными и служат основанием для отмены приговора, а при несогласии с этим судом апелляционной инстанции - поводом для снижения ему наказания на 2-3 года;

адвокат Пеньков в защиту интересов осужденного Васильченко просит приговор изменить и снизить наказание, которое считает несправедливым и суровым, не учитывает в полной мере данные о личности Васильченко состоянии здоровья, его отношение к содеянному, а также решение коллегии присяжных заседателей о признании его заслуживающим снисхождения;

адвокат Колесник Л.О., действуя в интересах свидетеля К

являющегося собственником квартиры № в д. по ул.

в г. Дону, считает, что осуждение Шутенко за совершение мошеннических действий в отношении О затрагивает права К , поскольку последний является приобретателем ранее принадлежавшей ей квартиры, отчужденной О как установлено судом, в результате преступных действий Шутенко. Просит приговор в отношении Шутенко в указанной части отменить и вынести новый судебный акт, оправдав Шутенко. Ссылается на то, что в ходе рассмотрения спора в гражданском порядке О было отказано в удовлетворении гражданского иска о признании сделок купли-продажи квартиры недействительными, так как согласно решению суда ею действительно выдавалась доверенность на имя Шутенко, но самой подписан договор купли-продажи квартиры и получены вырученные в результате этого деньги а выданная Шутенко доверенность была использована последним только при заполнении соответствующего заявления на сделку в регистрирующем органе.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинители Кашубина СА. и Юношев Д.В., потерпевшие О и О опровергая приведенные в жалобах доводы, предлагают признать их несостоятельными, а приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия не усматривает таких нарушений уголовно-процессуального закона при производстве по делу, которые ставили бы под сомнение законность возбуждения, расследования дела передачу его на стадию судопроизводства и в дальнейшем - саму процедуру судебного разбирательства.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с положениями ст. 328 УПК РФ. Из протокола судебного заседания следует, что сторонам была предоставлена возможность заявить как мотивированные, так и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели, которую они в полной мере реализовали Утверждения осужденных о сокрытии кандидатом в присяжные заседатели № 7, вошедшим в состав коллегии, информации о наличии у него высшего юридического образования, о прежней его трудовой деятельности в органах внутренних дел, а равно искажение судом в приобщенном к делу списке сведений о дате рождения кандидата в присяжные заседатели, являются голословными. В порядке, установленном Федеральным законом «О присяжных заседателях Федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» С был включен в списки кандидатов в присяжные заседатели, составленные исполнительно-распорядительным органом муниципального образования, а в дальнейшем в ходе случайной выборки выбран для участия в отборе коллегии присяжных заседателей для рассмотрения уголовного дела по обвинению Шутенко и других, в чем участвовал, сообщив о себе в анкете данные в полной мере соответствующие тем, которые указаны в опубликованном списке. Не допущено также судом в приложенном к материалам дела списке лиц искажения данных об указанном кандидате в присяжные заседатели.

По окончании формирования коллегии присяжных заседателей замечаний по процессу формирования, заявлений о тенденциозности коллегии от участников процесса не поступило.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 252, 335 УПК РФ, определяющих пределы судебного разбирательства, особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, а также положений ст. 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

Соблюдение указанных положений закона обеспечивалось действиями председательствующего судьи, который подробно и неоднократно разъяснял сторонам о том, какой именно круг вопросов подлежит выяснению в присутствии присяжных заседателей, последовательно снимал не относящиеся к делу и повторные вопросы сторон (как обвинения, так и защиты), предлагал в спорных случаях переформулировать содержание вопроса, обосновать, какое значение его выяснение имеет для установления фактических обстоятельств дела, запрещал доводить до сведения присяжных заседателей информацию, относящуюся к процедуре получения доказательств, деятельности следственных органов, ставить под сомнение законность доказательств, об исследовании которых было принято решение ссылаться на неисследованные доказательства, порочить показания свидетелей путем сообщения об этих лицах, негативно характеризующих данных, инициировать обсуждение вопроса о психическом состоянии здоровья подсудимых, о виновности в преступлениях лиц, не представших перед судом.

Указанные действия председательствующего судьи не выходили за рамки отведенных ему полномочий и их нельзя признать ограничивающими права стороны защиты на выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

В случае нарушения в судебном заседании установленного порядка, что выражалось в несоблюдении участниками процесса как в целом регламента судебного заседания, так и в нарушении особенностей разбирательства дела с участием присяжных заседателей, оспаривании непроцессуальным способом принятых судьей решений и неподчинении его распоряжениям последний обосновано делал им замечания и предупреждал о возможности применения иных мер воздействия, перечисленных в ст.258 УПК РФ, в том числе к защитникам в виде их отстранения и замены, а также к подсудимым в виде удаления из зала судебного заседания.

Такие разъяснения председательствующего судьи участникам процесса основаны на положениях закона, не свидетельствуют об ущемлении чьих либо прав и не носят характер угроз, в том смысле, который им придается в жалобе осужденным Шутенко.

В протоколе судебного заседания отсутствуют данные, позволяющие согласиться с утверждениями осужденных и адвокатов о предвзятости и необъективности председательствующего судьи, об оказании им незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей. Вопреки указанным доводам, Судебная коллегия находит, что судебное следствие проведено с соблюдением требований закона о состязательности сторон, им были предоставлены равные возможности в предоставлении и исследовании доказательств.

То обстоятельство, что председательствующий судья значительно чаще принимал меры реагирования в отношении осужденных и их защитников обусловлено исключительно особенностями построения ими линии защиты заключающейся в инициировании в большинстве случаев спора по поводу законности доказательств, а не их достоверности, либо умалении достоверности этих доказательств недопустимым способом, в частности сообщения о допрашиваемых лицах компрометирующих сведений, не относящихся к выясняемым обстоятельствам дела.

Беспочвенны изложенные в жалобах доводы о том, что председательствующий судья безосновательно отклонял все ходатайства стороны защиты. Из протокола судебного заседания следует, что преимущественное количество заявленных стороной защиты ходатайств касалось отводов председательствующему судье и государственным обвинителям, направления запросов о предоставлении документации о состоянии здоровья Васильченко и Шутенко, а также о назначении и проведении по делу в отношении последних стационарных судебно психиатрических экспертиз. Каждое из этих ходатайств, несмотря даже на их повторность при отсутствии новых оснований, являлось предметом обсуждения сторон и по ним были приняты мотивированные решения, в том числе об удовлетворении некоторых из этих ходатайств, например, об истребовании различных документов.

Судом не оставлено без внимания ни одно из заявленных стороной защиты ходатайств о недопустимости доказательств.

Не имеется оснований сомневаться в правильности разрешения судом ходатайств о повторном вызове в суд свидетеля Г , допрашивавшегося на предмет выяснения вопроса процедуры сбора доказательств, а также свидетеля Ч , по поводу чего суд справедливо отметил, что наличие в показаниях свидетеля, по мнению стороны, противоречий относительно показаний других лиц, само по себе не является безусловным основанием для производства неоднократных допросов этого свидетеля, тем более, что никаких новых обстоятельств, которые имели значение для дела и остались бы невыясненными у свидетеля Ч , стороной защиты и, в частности К ,Я ,В в ходатайствах озвучено по существу не было, право подсудимых и адвокатов на выяснение у Ч интересуемых вопросов реализовано; с целью подготовки к допросу названного свидетеля сторона защиты о нем была заблаговременно осведомлена; дача показаний Ч на протяжении трех дней 11, 15 и 17 августа 2016 г., то есть с перерывами в судебных заседаниях, обеспечивала адвокатам и их подзащитным реальную возможность выработать нужную тактику допроса свидетеля в зависимости от содержания данных показаний в судебном заседании, состоявшемся 17 августа 2016 г., для согласования круга вопросов, подлежащих выяснению у свидетеля, стороне защиты было предоставлено дополнительное время. Аналогичным образом и на протяжении нескольких дней проходила процедура допроса свидетеля Т .

В полной мере председательствующим судьей также были созданы сторонам условия для исследования показаний Ч и Т данных ими на этапе расследования, относительно содержания которых, им был задан еще ряд вопросов. После заявления государственным обвинителем ходатайства об исследовании протоколов допроса Ч , а позже очных ставок с ее участием, данные протоколы в связи с наличием законных оснований были оглашены, несмотря на то, что в ряде случаев сторона защиты против этого изначально возражала.

По ходатайству сторон, в том числе адвоката Сура и подсудимого Ключерова были оглашены в интересуемой части показания свидетеля Т .

Допрос Ч иТ окончен в судебном заседании лишь после того, как стороны исчерпали имевшиеся к свидетелям вопросы Заявленные подсудимыми в дальнейшем ходатайства о повторном оглашении показаний Ч , а также Т , в обоснование чего, в частности Ключеров, указал на необходимость доведения их содержания до сведения присяжных заседателей в той хронологической последовательности, в которой они давались на стадии предварительного следствия и в полном объеме, то есть вне зависимости для этого условий предусмотренных ч.З ст.281 УПК РФ, председательствующий судья обосновано оставил без удовлетворения.

Не свидетельствует об ограничении права стороны защиты на представление доказательств отказ председательствующего судьи в повторном исследовании в присутствии присяжных заседателей еще некоторых материалов дела, в основном заключений экспертов.

Часть ходатайств стороны защиты сводилась к вызову дополнительных свидетелей, чьи данные и местонахождение ни ей самой, ни суду известны не были, что предполагало, по сути, их розыск, производство которого к полномочиям суда не отнесено.

Те ходатайства адвокатов и подсудимых, которые имели значение для установления присяжными заседателями фактических обстоятельств дела председательствующим судьей были удовлетворены, в судебном заседании допрошены указанные стороной защиты свидетели С , Д К .

Отказов суда в оказании стороне защиты содействия в сборе и предоставлении каких-то иных доказательств в протоколе судебного заседания также не зафиксировано.

Судебное следствие окончено в связи с отсутствием у сторон дополнительных доказательств, подлежащих исследованию.

Доводы в жалобах о том, что отказ председательствующего судьи в удовлетворении заявленных стороной защиты ходатайств повлиял на содержание вынесенного заседателями вердикта, абстрактны и не содержат ссылок на сами доказательства либо их содержательную часть, как в случае с показаниями Ч и Т которые имели бы значение для установления фактов, содержали существенные противоречия относительно ими же данных показаний в судебном заседании и не были исследованы в силу принятого председательствующим судьей безосновательного решения.

Фрагментарное оглашение государственным обвинителем ряда протоколов следственных действий не противоречит положениям ст.285 УПК РФ, согласно которой протоколы следственных действий, заключение эксперта, данное в ходе предварительного следствия, а также документы приобщенные к делу или представленные в судебном заседании, могут быть на основании постановления суда оглашены полностью или частично.

Не исключает уголовно-процессуальный закон такой же подход к исследованию протоколов допроса обвиняемых и свидетелей, а именно в той части, в которой содержатся существенные противоречия в показаниях допрашиваемого лица относительно данных им в суде, с чем ч.З ст.281 УПК РФ вообще связывает возможность оглашения ранее данных показаний.

Неудовлетворенность той либо иной стороны по делу принятым судом решением по вопросам, возникающим в ходе разбирательства дела, не является поводом для уличения судьи или всего состава суда в утрате объективности и беспристрастности.

В протоколе отсутствуют сведения, на основании которых можно согласиться с доводами осужденных о заинтересованности председательствующего судьи в исходе дела и об оказании им незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей.

Каждое из совершенных председательствующим судьей действий и обращение к присяжным заседателям с разъяснениями имело место в соответствии с полномочиями судьи и диктовалось возникшей необходимостью.

Действуя в рамках указанных полномочий, председательствующий судья предпринял все необходимые меры также для того, чтобы исключить незаконное влияние на коллегию со стороны иных участников процесса, в том числе государственных обвинителей, не допустил к исследованию доказательств, законность которых вызывала бы сомнения или не подлежащих оценке присяжными заседателями по другим причинам.

Ходатайства стороны защиты об исключении из разбирательства протоколов допроса обвиняемых, показаний свидетелей Ч и Т , протоколов проверок их на месте, явок Яковлева и Магницкого с повинной, протоколов опознания, актов экспертиз по различным причинам, в том числе по мотиву применения недозволенных методов следствия, судом были тщательно проверены как путем исследования самих спорных доказательств в части, относящейся к процедуре их получения, так и в результате допроса следователей Г Э , М Ш оперативных сотрудников Л , С А адвокатов Соломахина, Крохмалева.

Показания перечисленных лиц не являлись единственным критерием оценки законности получения того или иного доказательства и были рассмотрены и оценены в совокупности с документальным содержанием протоколов, удостоверенным подписями участвовавших в следственных действиях лиц, включая защитников обвиняемых, а в некоторых случаях понятых и с фиксацией хода этих действий путем видеосъемки.

После исследования с участием сторон всех значимых обстоятельств в вопросе оценки законности доказательств, судом приняты мотивированные решения, правильность которых у Судебной коллегии сомнений не вызывает так как объективных фактов, свидетельствующих об оказании на Шутенко Ключерова, Магницкого, Васильченко и Яковлева при расследовании дела влияния с целью дачи ими признательных показаний либо понуждения Магницкого и Яковлева к обращению с явками с повинной, а равно других нарушений, влекущих утрату доказательствами юридической силы, в судебном заседании, а равно в ходе апелляционного рассмотрения дела установлено не было.

Не усматривается Судебной коллегии нарушений прав осужденных на защиту при расследовании дела либо в судебном заседании. Принятые судом решения по вопросам участия в деле того либо иного защитника, в каждом случае не противоречили требованиям закона и были оправданы объективно сложившейся в процессе рассмотрения дела обстановкой.

Суд обоснованно назначил для оказания Ключерову юридической помощи адвоката в порядке ст. 51 УПК РФ, поскольку по сообщению адвоката Зейналова с ним не было заключено соглашение на оказание Ключерову услуг по защите при рассмотрении дела в суде, о чем Ключеров должным образом информировался в судебном заседании и после чего выразил согласие на участие в деле в качестве защитника назначенного адвоката Щеголькова.

При заявлении Васильченко отказа от услуг адвоката Пенькова Магницкого от услуг адвоката Мамедова, Шутенко от услуг адвоката Скорикова председательствующий судья в каждом случае должным образом выяснял послужившие для этого причины, и оставляя такого рода ходатайства без удовлетворения, учитывал отсутствие со стороны подсудимых убедительного обоснования указанной позиции неподтвержденность их доводов конкретными фактами, рассматривал указанные действия подсудимых в свете сложившейся процессуальной ситуации по делу как злоупотребление правом с целью воспрепятствования дальнейшему ходу процесса, которым они были явно неудовлетворенны, о чем свидетельствуют их многочисленные отводы председательствующему судье, а также заявления о невозможности участия в судебном заседании по состоянию здоровья и требования о помещении Шутенко и Васильченко в стационар для производства психиатрической экспертизы.

Решения председательствующего судьи не противоречили закону поскольку обстоятельств, свидетельствующих о ненадлежащем исполнении адвокатами своих обязанностей, установлено не было, и отказ подсудимых от услуг адвокатов не носил для суда обязательный характер.

При явке в суд адвоката Лихоманова, с которым только после указанных событий, а именно 19 сентября 2016 г. было заключено соглашение на защиту Шутенко, тот по предъявлении соответствующего ордера незамедлительно был допущен к участию в деле, с предоставлением ему времени для ознакомления с делом и встреч с подзащитным.

В качестве нарушения прав Шутенко, Ключерова, Магницкого и Яковлева на защиту в данном случае невозможно рассматривать факт удаления подсудимых из зала судебного заседания за нарушение порядка и неподчинение распоряжениям председательствующего судьи, поскольку такое поведение являлось по своей сути свидетельством их отказа от реализации предоставленных им прав на участие в рассмотрении дела. По смыслу ст. 17 Конституции Российской Федерации право подсудимого на рассмотрение дела в его присутствии не означает, что это право должно быть ему гарантировано даже при нарушении им порядка в зале судебного заседания и при создании им препятствий для надлежащего осуществления правосудия и реализации другими участниками процесса их прав.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимые неоднократно во время судебного заседания проявляли неуважение к суду перебивали председательствующего судью, после сделанных замечаний и предупреждений о возможном удалении, продолжали нарушать порядок в судебном заседании, оспаривали в присутствии присяжных заседателей законность собранных доказательств, доводили до сведения последних иную информацию, не подлежащую исследованию с их участием, создавали помехи в выполнении судом своих функций и в реализации законопослушными участниками процесса своих прав. В связи с этим подсудимые обоснованно подвергались мерам воздействия предусмотренным ст.258 УПК РФ.

Вынесенные на этот счет постановления председательствующего судьи и принятые им меры в виде удаления из зала судебного заседания: 4 июля 2016 г. Шутенко, когда тот, не реагируя должным образом на замечания разделся в зале судебного заседания до трусов, препятствуя проведению судебного заседания, 15 сентября 2016 г. дезорганизовывал ход процесса призывая к этому остальных подсудимых, допускал непозволительные при присяжных заседателях высказывания о невозможности суда над ним и Васильченко по причине их психического состояния, 12 января 2017 г. за то что, невзирая на многочисленные замечания, он свел речь в последнем слове по существу к спору по поводу законности доказательственной базы и действий судьи, вынужденного обоснованно более 30 раз прерывать его выступление, 19 января 2017 г. - за создание им помех в оглашении вердикта и недопустимые высказывания в адрес присяжных заседателей, 26 января 2017 г. - за нарушение порядка в судебном заседании во время допроса эксперта; 23 ноября 2016 г. - Яковлева, а 18 ноября 2016 г. - Магницкого, 1 декабря 2016 г. - Магницкого и Ключерова, последнего - к тому же 17 января 2017 г., поскольку не подчинялись распоряжениям председательствующего судьи, пререкались, в присутствии присяжных заседателей демонстративно не прекращали доводить до них информацию о незаконности получения доказательств, оспаривали заведомо недопустимым способом сделанные им председательствующим замечания и последовавшие с его стороны разъяснения присяжным заседателям, Ключеров, будучи не согласен с редакцией поставленных перед присяжными вопросов, где упоминалась его фамилия, допускал оскорбительные высказывания в адрес председательствующего, Судебная коллегия находит соответствующими характеру допущенных подсудимыми нарушений, поскольку эти нарушения преследующие цель воспрепятствования законному рассмотрению дела и оказания давления на присяжных заседателей, а также их последствия, в сложившейся ситуации было невозможно пресечь и устранить иным образом а ранее вынесенные подсудимым многочисленные замечания и предупреждения о возможности удаления их из зала суда, оказались явно недостаточными мерами, для того чтобы оградить коллегию присяжных заседателей от систематического незаконного воздействия и обеспечить ее беспристрастность при вынесении вердикта.

Как следует из материалов дела, особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия такого рассмотрения, Шутенко, Ключерову, Васильченко, Магницкому и Яковлеву разъяснялись должным образом, при этом они настаивали на указанной форме судопроизводства, что, в свою очередь, возлагало на них обязанность соблюдать установленную процедуру разбирательства дела.

Условия для соблюдения подсудимыми требований ст.334, 335 УПК РФ председательствующим судьей были созданы и в судебном заседании им неоднократно напоминались не только положения ст. 258 УПК РФ, но сами особенности судебного следствия, выступления в прениях и с последним словом, что позволяло реально избежать нарушений, а при допущении таковых, считать их преднамеренными.

При таком положении следует признать, что процедура применения таких мер воздействия соблюдена, период, на который подсудимые подвергнуты указанным мерам, определен. Характер принятых мер воздействия соразмерен допущенным нарушениям.

Принятые в каждом случае судом решения об удалении подсудимых из зала суда, как следует из протокола судебного заседания соответствуют требованиям ч. ч. 1 и 3 ст. 258 УПК РФ и не нарушают положений ст. 247 УПК РФ.

Сам факт такого реагирования суда на непроцессуальное поведение подсудимых, предупрежденных о возможных последствиях нарушения ими порядка в судебном заседании, не может свидетельствовать о какой-либо прямой, личной и иной заинтересованности суда в исходе дела, поскольку эти действия соответствуют требованиям статьи 258 УПК РФ.

Утверждения в жалобах о том, что удаление подсудимых из зала преследовало цель исключить представление ими доказательств своей невиновности и опровергнуть достоверность представленных стороной обвинения доказательств, противоречит содержанию протокола судебного заседания.

Невозможность участия Шутенко, Ключерова, Магницкого и Яковлева в исследовании ряда доказательств, обсуждении ходатайств, Шутенко Ключерова, Магницкого в выступлении в прениях по причине удаления их из зала суда за нарушение порядка, не может рассматриваться незаконным ущемлением их прав, по причине того, что, не подчиняясь регламенту судебного заседания, препятствуя своим поведением законному ходу процесса, и зная о возможных последствиях своего поведения, они таким образом фактически отказались от реализации своих прав.

При этом следует отметить, что, несмотря на принятые меры воздействия, суд стремился к восполнению прав удаленных подсудимых рассматривая поступившие от них различные ходатайства, предоставляя на основании поступивших заявлений время для ознакомления с доказательствами, исследованными в их отсутствие, обеспечил Шутенко возможность дать показания, отчего последний отказался, вновь игнорируя установленный в судебном заседании регламент, требуя увести его из зала.

Оснований считать указанные действия Шутенко следствием его состояния здоровья, как это предлагается в жалобах осужденного и его защитников, не имеется. Отсутствие у Шутенко каких-либо препятствий для участия в судебных заседаниях подтверждался каждый раз медицинской справкой. Для осмотра подсудимого в судебное заседание вызывались как сотрудники «скорой помощи», так и врачи-психиатры, которые не установили признаков такого болезненного состояния Шутенко, которое делало бы невозможным его полноценное участие в разбирательстве дела.

Состояние Шутенко, а равно Васильченко тщательным образом было проверено и на основании данных, изложенных в соответствующих актах экспертиз, показаний допрошенных в судебном заседании экспертов, а также с учетом характера действий Шутенко и Васильченко по подготовке к совершению преступлений, в ходе реализации преступного умысла и после выстроенной линии защиты и поведения в судебном заседании, за чем имелась возможность непосредственно наблюдать в судебном заседании суд обоснованно признал и Шутенко и Васильченко вменяемыми, не усмотрев необходимости в производстве каких-либо повторных либо дополнительных экспертных исследований. В ходе заседания суда, в том числе с учетом представленных из изолятора справок, не было установлено таких сведений о психическом состоянии Шутенко и Васильченко, которые требовали бы более длительного наблюдения за ними для установления их истинного состояния и могли повлиять на содержание сделанных экспертами выводов. Не приводится таких данных осужденными и их защитниками также в жалобах.

Таким образом правильность разрешения председательствующим судьей ходатайств стороны защиты о назначении и производстве в отношении Васильченко и Шутенко судебно-психиатрических экспертиз с обязательным помещением обследуемых в стационар, у Судебной коллегии сомнений не вызывает.

Положения уголовно-процессуального закона не содержат требований о производстве судебно-психиатрической экспертизы в отношении обвиняемого на каком-то определенном этапе предварительного следствия, а поэтому поступление актов экспертиз к завершению расследования дела никоим образом не ущемляло предоставленных Шутенко прав знакомиться с выводами экспертов и выражать с ними несогласие, ставить вопрос об их неполноте и неясности и ходатайствовать перед следователем, а затем судом о проведении дополнительных и повторных исследований, что и было им сделано.

Исследованные акты судебно-психиатрических экспертиз не содержат каких-либо недостатков, влекущих утрату ими силу доказательств Обоснованность и достоверность сделанных экспертами выводов оценена судом по установленным ст.87,88 УПК РФ правилам. Доводы Шутенко о некомпетентности экспертов голословны и не основаны на сведениях об образовании экспертов, их стаже практической деятельности, либо использованных в процессе исследований методиках.

Не допущено в ходе судебного разбирательства дела иных нарушений закона, с которыми УПК РФ связывается возможность отмены приговора суда, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей.

Не подтверждаются материалами дела доводы адвоката Скорикова о том, что в связи с удалением Шутенко из зала суда, он довел до присяжных заседателей во вступительном слове позицию своего подзащитного по делу в «искаженном виде». После удаления Шутенко его адвокат Скориков действовавший на основании заключенного соглашения, о предоставлении ему времени для общения с подзащитным к суду не обращался, заявил о непризнании Шутенко вины, и в дальнейшем эту позицию не изменял, так как она соответствовала фактическому отношению Шутенко к предъявленному обвинению, была позже поддержана адвокатом Лихомановым в прениях, а Шутенко в последнем слове.

Не противоречат закону действия председательствующего судьи который после удаления из судебного заседания Шутенко, сообщил о таком решении приглашенным в зал присяжным заседателям, поскольку им предстояло рассмотрение дела в отношении его и неясность для них места нахождения подсудимого во время судебного разбирательства могла породить у них сомнения в законности проходившего над ним правосудия.

В напутственном слове судья обоснованно дал присяжным заседателям разъяснения о том, что на оценку доказательств по делу не может влиять поведение участников процесса и предпринятые им меры по поддержанию порядка в судебном заседании, просил не принимать во внимание в процессе вынесения вердикта какие бы то ни было данные, характеризующие личности подсудимых, потерпевших или свидетелей.

В судебном заседании не было исследовано, тем более целенаправленно, таких характеризующих данных, которые способны вызвать у присяжных заседателей предубеждение к подсудимым.

Вопрос о том, известны ли кандидатам в присяжные заседатели сведения об уголовном деле из средств массовой информации, на стадии формирования коллегии адвокатами выяснялся. Откликнувшемуся на этот вопрос кандидату в присяжные заседатели, который заверил, что данное обстоятельство никоим образом не может повлиять на его беспристрастность или иным кандидатам, вошедшим в состав коллегии, отводов по указанному поводу ни в стадии отбора, ни после адвокаты и осужденные не заявляли Сформированной коллегии присяжных заседателей председательствующим были даны необходимые разъяснения о невозможности сбора ими сведений по уголовному делу из других источников и вне рамок судебного заседания Объективных данных, свидетельствующих об игнорировании присяжными заседателями этих разъяснений председательствующего судьи, не имеется Утверждения осужденного Яковлева о нахождении присяжных заседателей под влиянием распространенных в средствах массовой информации негативно характеризующих подсудимых данных, носят исключительно характер предположений.

Допрос потерпевших и свидетелей произведен в соответствии с требованиями ст.277, 278 УПК РФ. Представление подсудимых потерпевшим и свидетелям по фамилиям имело место в случаях, когда последние в ходе допроса сами указывали на кого-то из подсудимых называя известные им имена или идентифицируя их иным образом как знакомых им лиц в связи с сообщаемыми обстоятельствами дела.

Упоминание государственным обвинителем при оглашении очных ставок с участием Яковлева о добровольном характере данных тем показаний, не свидетельствует о нарушении закона, поскольку в присутствии присяжных заседателей запрещается спорить о незаконности допущенного к исследованию доказательства.

При рассмотрении дела в качестве потерпевших, вместо умершей О обоснованно участвовали ее родственники О и О

Прения сторон проведены в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ. Вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, составлены с учетом предъявленного Шутенко, Ключерову Васильченко, Магницкому и Яковлеву обвинения, поддержанного в суде государственным обвинителем, результатов судебного следствия, прений сторон, после обсуждения их сторонами, в ясных и понятных выражениях без использования юридических терминов. Оснований для изложения вопросов №96 и 99 о причастности Шутенко и Ключерова к убийству П , где также упоминаются их соучастники - действовавшие по найму Яковлев и Магницкий, не имелось, так как в случае недоказанности каких-то из изложенных в этих вопросах обстоятельств, в том числе совместной преступной деятельности подсудимых, присяжные заседатели имели возможность исключить указание на это при положительном ответе на данные вопросы, а также на вопросы, касающиеся причастности Яковлева и Магницкого. Право присяжных заседателей на исключение отдельных обстоятельств, имеющих отношение к событию преступления, либо причастности к преступлению конкретного подсудимого председательствующим судьей должным образом в напутственном слове разъяснялось.

С учетом занятой подсудимыми позиции к предъявленному обвинению у председательствующего судьи отсутствовал повод для постановки частных вопросов о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение кого-либо из подсудимых от ответственности.

Доводы Шутенко о включении в вопросный лист в отношении его вопросов о преступлениях, в совершении которых он не обвинялся, не соответствуют действительности.

В напутственном слове председательствующий судья привел содержание обвинения, напомнил присяжным заседателям об исследованных доказательствах, в том числе и представленных стороной защиты, изложил позиции государственного обвинителя и защиты, разъяснил правила оценки доказательств, сущность презумпции невиновности, положение о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимых и другие вопросы предусмотренные ст. 340 УПК РФ. Нарушений принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова не усматривается и сторонами об этом в соответствующей стадии процесса заявлено не было.

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст. 348 и 351 УПК РФ, не содержит противоречий и неясностей и обязателен для председательствующего судьи, что, однако, в силу положений ч.4 ст.348 УПК РФ не препятствовало постановлению на его основе оправдательного приговора в отношении Ключерова, в связи с отсутствием в его действиях предусмотренного ч.2 ст.327 УК РФ состава преступления - подделки официальных документов на имя и от имени П .

Факт состоявшегося голосования по вопросу № 33 не является свидетельством признания Васильченко засуживающим снисхождения, как это предлагает оценить адвокат Пеньков, поскольку только один из присяжных заседателей придерживался мнения, что Васильченко заслуживает снисхождения.

Изложенные в жалобах осужденных доводы о недостаточности у присяжных заседателей времени для принятия продуманного решения, не имеют под собой основания. Положения ч.1 ст.343 УПК РФ, касающиеся длительности нахождения присяжных заседателей в совещательной комнате при отсутствии единодушного решения по всем поставленным на их разрешение вопросам, соблюдены.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Шутенко, Ключерова, Васильченко Магницкого и Яковлева в указанных преступлениях. Его содержание соответствует требованиям ст. 351 УПК РФ, согласно которым в обвинительном приговоре, постановленном на основании вердикта присяжных заседателей, оценка доказательствам не приводится, их исследование не производится.

Изложенные в жалобах доводы об отсутствии доказательств виновности осужденных либо их недостаточности, о недостоверности показаний и неверной их оценке не могут быть приняты во внимание поскольку все указанные обстоятельства подлежали оценке присяжными заседателями. При этом в соответствии со ст. ст. 38915, 38927 УПК РФ приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей не может быть обжалован в связи с несоответствием выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. С особенностями рассмотрения дела в суде с участием присяжных заседателей все осужденные были надлежащим образом ознакомлены.

К обстоятельствам дела, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Правовая оценка действий осужденных соответствует описанию в приговоре преступных деяний, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Выводы о деятельности Шутенко, Ключерова и Васильченко в составе организованной преступной группыи, что обоснованно позволяет признать их исполнителями преступлений, вне зависимости от выполненной в ходе реализации преступного умысла роли, убедительно мотивированы.

Оправдание Ключерова в подделке документов от имени П не препятствовало осуждению его за совершение мошеннических действий в отношении указанного потерпевшего, в результате которых тот лишился квартиры, а полученные в ходе реализации преступного умысла денежные средства, как установили присяжные заседатели, были распределены между членами организованной преступной группы, включая Ключерова.

Вместе с тем, при осуждении Шутенко за организацию подделки доверенности от имени В суд оставил без внимания, что датой совершения данного преступления является неопределенно длительный период, закачивающийся не позднее 6 февраля 2012 г., что не позволяет установить точное начало течения сроков давности уголовного преследования за данное преступление, относящееся к категории средней тяжести, а потому уголовное преследование Шутенко в данной части подлежит прекращению по основаниям, установленным п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В связи с этим его действия, связанные с использованием в ходе мошенничества в отношении В поддельной доверенности охватываются в данной ситуации составом ч.4 ст. 159 УК РФ и не требуют самостоятельной квалификации.

Решая вопрос о мере ответственности Васильченко, суд назначил ему по ч.З ст.30, пп. «а», «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ с учетом требований ч.З ст.66 и ч. 1 ст.62 УК РФ максимальное наказание, указав, что учитывает также иные в том числе положительно характеризующие его личность данные, которые однако, по мнению Судебной коллегии, несмотря на отсутствие отягчающих обстоятельств, никак на размере наказания не отразились, что не вполне отвечает требованиям ст.60 УК РФ. В связи с этим имеются основания для смягчения назначенного Васильченко наказания в виде лишения свободы за данное преступление, и как следствие, по совокупности.

Иных оснований для пересмотра назначенного осужденным наказания Судебная коллегия не находит, в том числе по изложенным в жалобах доводам. Все значимые в вопросе меры наказания обстоятельства в других случаях судом были установлены и учтены, в том числе влияние назначенного наказания на условия жизни их семей, наличие у Магницкого малолетних детей.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершенных осужденными преступлений, их ролью, поведением во время и после их совершения и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, суд обоснованно не усмотрел. Не находит таковых и Судебная коллегия.

Назначение Шутенко и Ключерову за совершение убийства четырех лиц наказания в виде пожизненного лишения свободы судом в должной степени мотивировано. Суд обоснованно признал невозможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений в будущем иначе, как назначив им за данное преступление, а также по правилам ч.З ст.69 УК РФ наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Установленные в действиях Шутенко и Ключерова обстоятельства смягчающие им наказание - активное способствование раскрытию и расследованию убийства Л а также учтенное судом состояние здоровья Шутенко, не влияют на законность, обоснованность и справедливость такой меры ответственности с учетом роли и степени вины каждого из них в совершении этих преступлений, наличия в действиях Шутенко отягчающего обстоятельства, а также иных приведенных в приговоре данных, относящихся к личности Шутенко и Ключерова и содеянному ими.

Оснований для признания назначенного наказания в виде пожизненного лишения свободы несправедливым не имеется.

Суд правильно установил наличие в действиях Магницкого рецидива преступлений, который образует в его действиях неснятых и непогашенных на момент совершения убийства П судимостей по приговорам от 2 апреля и 28 июля 2008 г.

Мотивы определения местом отбывания Магницкому части срока наказания в тюрьме судом в приговоре приведены, являются убедительными и основаны на законе.

Вместе с тем, в нарушение требований ч. 2 ст. 58 УК РФ суд не указал о том, что нахождение Магницкого под стражей в порядке меры пресечения засчитывается в срок отбывания им наказания в тюрьме, что Судебная коллегия полагает возможным устранить путем внесения в указанную часть приговора соответствующих уточнений.

В свете предстоящей реализации потерпевшими прав на истребование имущества, выбывшего в результате преступных действий осужденных, либо на возмещение его стоимости, не вызывает сомнений обоснованность приговора в части оставления судом обеспечительных мер в виде наложенного ареста на жилые помещения, которые являлись предметом мошенничества, в том числе на квартиру, отчужденную в результате преступных действий у О и приобретенную К , в чьих интересах была подана жалоба адвокатом Колесник. Состоявшееся до рассмотрения уголовного дела решение по гражданскому иску О к К и И о признании сделок купли-продажи квартиры недействительными, не влияют на законность постановленного приговора.

Не содержится в жалобах иных доводов, которые являются основанием для отмены либо изменения приговора суда, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

90 96 9Я

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Ростовского областного суда от 16 февраля 2017 г. в отношении Шутенко Н Р в части его осуждения по ч.З ст.ЗЗ, ч.2 ст.327 УК РФ (по факту подделки доверенности от имени В отменить и производство по делу в данной части прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования; на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ, от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 327, ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 327; ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 327, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 327, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105, пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, окончательно назначить ему наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Этот же приговор в отношении Васильченко Э.В. и Магницкого А Г изменить: - смягчить назначенное Васильченко Э В по ч.З ст.30, пп. «а», «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы до 9 лет 6 месяцев и на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст.327, ч.4 ст. 159, ч.1 ст.30, ч.4 ст. 159, ч.З ст.30, ч.4 ст. 159, ч.З ст.30, пп. «а», «ж», «к» ч.2 ст. 105, пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить ему 16 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года, с установлением ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в период с 22 часов до 06 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы; не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции; с возложением обязанности являться 2 раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию; - зачесть время содержания Магницкого А Г под стражей с 22 декабря 2014 г. по 15 февраля 2017 г. в срок отбывания наказания в тюрьме.

В остальном приговор в отношении Васильченко Э В , Магницкого А Г , Шутенко Н Р и этот же приговор в отношении Ключерова С И и Яковлева Е Г оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных и их адвокатов, а также адвоката Колесник Л.О. в интересах свидетеля Корнилова Е.А., без удовлетворения Председательствующий судья Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...