Актуально на:
18 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ17-104 от 07.08.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№5-КГ17-104

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 августа 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С В . и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 7 августа 2017 г гражданское дело по иску Государственного учреждения - Главного управления Пенсионного фонда Российской Федерации № 3 по г. Москве и Московской области к Мнацаканян В Г о взыскании незаконно полученной социальной пенсии по старости

по кассационной жалобе представителя Государственного учреждения Главного управления Пенсионного фонда Российской Федерации № 3 по г. Москве и Московской области Игнатюк Н Т на решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 31 марта 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 сентября 2015 г., которыми в удовлетворении иска отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителя Государственного учреждения Главного управления Пенсионного фонда Российской Федерации № 3 по г. Москве и Московской области Игнатюк Н.Т., поддержавшей доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Государственное учреждение - Главное управление Пенсионного фонда Российской Федерации № 3 по г. Москве и Московской области (далее также ГУ - ГУ ПФР № 3 по г. Москве и Московской области, пенсионный орган) 2 сентября 2014 г. обратилось в суд с иском к Мнацаканян В.Г. о взыскании незаконно полученной социальной пенсии по старости.

Требования мотивированы тем, что Мнацаканян В.Г. с ноября 2007 г являлась получателем социальной пенсии по старости на основании статьи 3 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении». При обращении в пенсионный орган с заявлением о назначении социальной пенсии Мнацаканян В.Г. указала на то, что не работает за пенсией не обращалась по причине отсутствия необходимости в ней с 1993 по 2004 год являлась частным предпринимателем, в случае переплаты пенсии обязуется вернуть излишне выплаченную сумму.

При обработке сведений персонифицированного учета застрахованных лиц, получающих социальную пенсию по старости, в августе 2013 г пенсионным органом было установлено, что Мнацаканян В.Г. является действующим индивидуальным предпринимателем с ноября 2007 г., что подтверждается выпиской из лицевого счета застрахованного лица от 8 августа 2013 г. На основании пункта 5 статьи 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», согласно которому социальная пенсия по старости гражданам, достигшим возраста 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины), не выплачивается в период выполнения работы и (или) иной деятельности, в период которой соответствующие граждане подлежат обязательному пенсионному страхованию, выплата социальной пенсии по старости Мнацаканян В.Г. была прекращена с 1 сентября 2013 г. Поскольку Мнацаканян В.Г. в нарушение части 4 статьи 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях» своевременно не представила в пенсионный орган информацию, влекущую прекращение ее выплаты, произошла переплата пенсии в размере 188 525 руб. 72 коп. (за период с 1 ноября 2007 г. по 31 августа 2013 г.), которую пенсионный орган просил взыскать с Мнацаканян В.Г.

Мнацаканян В.Г. в судебное заседание суда первой инстанции не явилась, ее представитель по доверенности Мнацаканян М.К. иск не признала заявила о пропуске истцом срока исковой давности.

Решением Лефортовского районного суда г. Москвы от 31 марта 2015 г. ГУ - ГУ ПФР № 3 по г. Москве и Московской области в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 сентября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Лефортовского районного суда г. Москвы от 12 сентября 2016 г. ГУ - ГУ ПФР № 3 по г. Москве и Московской области восстановлен срок на подачу кассационной жалобы в Верховный Суд Российской Федерации на решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 31 марта 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 сентября 2015 г.

В кассационной жалобе представителем ГУ - ГУ ПФР № 3 по г. Москве и Московской области Игнатюк Н.Т. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены принятых по делу судебных постановлений ввиду существенного нарушения норм материального права и принятия по делу нового решения об удовлетворении иска.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 20 января 2017 г дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 7 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явилась надлежаще извещенная о времени и месте рассмотрения дела истец Мнацаканян В.Г., не сообщившая о причинах неявки. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося истца.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не была допущена к участию в деле в качестве представителя Мнацаканян В.Г. - Мнацаканян М.К., поскольку представленная ею доверенность от имени Мнацаканян В.Г. не соответствует требованиям статьи 408 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а именно доверенность от имени гражданки Российской Федерации Мнацаканян В.Г выдана на территории иностранного государства (Республики Армения), текст доверенности выполнен на иностранном языке, подлинность перевода текста данного документа на русский язык не удостоверена в установленном законом порядке.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 9 ноября 2007 г Мнацаканян В.Г. обратилась в пенсионный орган с заявлением о назначении социальной пенсии по старости, указав в нем, что трудовая книжка ею утеряна за пенсией она не обращалась по причине отсутствия необходимости в ней, в период с 1993 по 2004 год являлась частным предпринимателем. В заявлении Мнацаканян В.Г. также указала на то, что в случае переплаты пенсии по ее вине она обязуется вернуть излишне полученную сумму, с положениями статьи 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», согласно которым пенсионер обязан извещать орган осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств влекущих за собой изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты (о поступлении на работу, увольнении с работы и т.п.), она ознакомлена.

Социальная пенсия по старости была назначена пенсионным органом Мнацаканян В.Г. с 1 ноября 2007 г.

Как усматривается из выписки из лицевого счета застрахованного лица от 8 августа 2013 г., Мнацаканян В.Г. (страховой номер индивидуального лицевого счета была зарегистрирована в системе государственного пенсионного страхования 8 ноября 2007 г.

При обработке сведений персонифицированного учета застрахованных лиц, получающих социальную пенсию по старости, в августе 2013 г пенсионным органом выявлено, что Мнацаканян В.Г. является действующим индивидуальным предпринимателем с ноября 2007 г., что подтверждается выпиской из лицевого счета застрахованного лица от 8 августа 2013 г.

Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан ГУ - ГУ ПФР № 3 по г. Москве и Московской области от 11 ноября 2013 г. постановлено учесть Мнацаканян В.Г. переплату пенсии в сумме 188 525 руб. 72 коп. на 205 счете по состоянию на 1 декабря 2013 г. и предложить Мнацаканян В.Г. возместить незаконно полученную сумму пенсии в добровольном порядке. Соответствующее уведомление о необходимости возврата денежных средств было направлено пенсионным органом в адрес Мнацаканян В.Г.

Выплата пенсионным органом Мнацаканян В.Г. социальной пенсии по

старости была прекращена с 1 сентября 2013 г.

Судом на основании справки инспекции Федеральной налоговой службы

России № 22 по г. Москве от 28 ноября 2007 г. также установлено, что Мнацаканян В.Г. зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица с 18 декабря 1997 г предпринимательскую деятельность осуществляла по упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности. Доход Мнацаканян В.Г. за период с 1 января 2004 г. по 31 декабря 2006 г. составил 0 рублей.

9 декабря 1997 г. филиалом № 10 Московской регистрационной палаты Мнацаканян В.Г. было выдано свидетельство № 12600 о государственной регистрации предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица, сроком действия до 1 декабря 2007 г.

Согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей от 16 марта 2015 г. Мнацаканян В.Г. была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя в период с 9 декабря 1997 г. по 1 января 2004 г., прекратила предпринимательскую деятельность на основании собственного решения 14 января 2014 г.

Разрешая спор и отказывая ГУ - ГУ ПФР № 3 по г. Москве и Московской области в удовлетворении иска о взыскании с Мнацаканян В.Г. выплаченной ей за период с ноября 2007 г. по август 2013 г. социальной пенсии по старости, суд первой инстанции исходил из того, что свидетельство о регистрации Мнацаканян В.Г. в качестве индивидуального предпринимателя было выдано на срок до 1 декабря 2007 г., статус индивидуального предпринимателя Мнацаканян В.Г. был утрачен в силу статьи 3 Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц» и после декабря 2007 г Мнацаканян В.Г. не осуществляла предпринимательскую деятельность, в связи с чем пришел к выводу о том, что социальную пенсию по старости Мнацаканян В.Г. получала на законных основаниях. Кроме того, суд указал на пропуск истцом срока исковой давности для предъявления требований о взыскании незаконно полученной суммы социальной пенсии по старости с 1 ноября 2007 г., о применении которого было заявлено представителем Мнацаканян В.Г.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к спорным отношениям, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Порядок и условия государственного пенсионного обеспечения установлены Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ).

Согласно пункту 4 статьи 24 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ (в редакции, действовавшей в период спорных отношений) выплата

пенсии, в том числе в период нахождения пенсионера в организации

социального обслуживания, предоставляющей социальные услуги в стационарной форме, ее доставка и удержания из нее производятся в порядке предусмотренном для выплаты, доставки и удержаний из пенсии, назначаемой в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Пунктом 4 статьи 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», действовавшего в период спорных отношений, было определено, что пенсионер обязан безотлагательно извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты.

В силу статьи 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» физические и юридические лица несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты трудовой пенсии, а работодатели, кроме того, - за достоверность сведений представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования (пункт 1).

В случае, если представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, предусмотренных пунктом 4 статьи 23 названного федерального закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату трудовых пенсий, виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (пункт 2 статьи 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»).

В случаях невыполнения или ненадлежащего выполнения обязанностей указанных в пункте 1 данной статьи, и выплаты в связи с этим излишне выплаченных сумм трудовой пенсии работодатель и пенсионер возмещают пенсионному органу, производящему выплату трудовой пенсии, причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (пункт 3 статьи 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»).

Аналогичные положения об ответственности виновных лиц в случае предоставления ими недостоверных сведений или несвоевременного предоставления сведений о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера страховой пенсии или прекращение ее выплаты предусмотрены статьей 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», вступившего в силу с 1 января 2015 г.

Пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество

(неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных

статьей 1109 Кодекса.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Из приведенных норм материального права в их системной взаимосвязи следует, что обязанность извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты, законом возложена на пенсионера, который несет ответственность за достоверность сведений представляемых им для установления и выплаты пенсии. В случае неисполнения им указанной обязанности, если это повлекло за собой перерасход средств на выплату пенсии, пенсионер должен возместить органу осуществляющему пенсионное обеспечение, неосновательно полученную таким пенсионером сумму пенсии.

Одним из видов пенсий по государственному пенсионному обеспечению является социальная пенсия (подпункт 5 пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ).

Согласно подпункту 5 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ право на социальную пенсию в соответствии с данным законом имеют постоянно проживающие в Российской Федерации граждане Российской Федерации, достигшие возраста 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины), а также иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие на территории Российской Федерации не менее 15 лет и достигшие указанного возраста.

Пунктом 5 статьи 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ определено, что социальная пенсия по старости гражданам, достигшим 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины), не выплачивается в период выполнения работы и (или) иной деятельности, в период которой соответствующие граждане подлежат пенсионному страхованию в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации».

К застрахованным лицам, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», относятся в том числе лица, самостоятельно обеспечивающие себя работой (индивидуальные предприниматели, адвокаты, арбитражные управляющие, нотариусы, занимающиеся частной практикой, и иные лица занимающиеся частной практикой и не являющиеся индивидуальными предпринимателями) (пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации).

Из изложенного следует, что социальная пенсия по старости гражданам Российской Федерации, достигшим возраста 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины), а также иностранным гражданам и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территории Российской Федерации не менее 15 лет и достигшим указанного возраста, не выплачивается в период выполнения ими работы и (или) иной деятельности, в том числе в период осуществления ими предпринимательской деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей. В случае, если социальная пенсия названным гражданам была назначена, то ее выплата в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей подлежит прекращению.

Следовательно, обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения спора о правомерности получения социальной пенсии по старости гражданином, осуществлявшим предпринимательскую деятельность, является установление даты регистрации этого гражданина в качестве индивидуального предпринимателя и даты прекращения им деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

Согласно пункту 1 статьи 23 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Порядок регистрации физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, в период регистрации Мнацаканян В.Г. в качестве предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица, регулировался Законом РСФСР от 7 декабря 1991 г. № 2000-1 «О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации».

Пунктом 6 статьи 3 названного закона было установлено, что свидетельство о государственной регистрации, выданное физическому лицу подлежит возврату в 15-дневный срок: по истечении срока, на который выдано свидетельство; с момента подачи предпринимателем местной администрации выдавшей свидетельство, заявления о прекращении предпринимательской деятельности; в случае выхода из состава участников полного товарищества; в иных случаях, предусмотренных законодательством.

Закон РСФСР от 7 декабря 1991 г. № 2000-1 «О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации» утратил силу с 1 января 2004 г. в связи с принятием Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 169-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу законодательных актов РСФСР».

Федеральным законом от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц» (далее - Федеральный закон от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ) в Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ

«О государственной регистрации юридических лиц» внесены изменения, в том числе наименование закона изложено в следующей редакции: «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», закон дополнен главой VII1 «Государственная регистрация индивидуальных предпринимателей».

Федеральный закон от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ вступил в силу с 1 января 2004 г.

Статьей 221 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в редакции Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ) установлен порядок государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя. В частности, названной нормой закона определено, что государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя осуществляется регистрирующим органом на основании заявления этого лица о государственной регистрации по форме, утвержденной Правительством Российской Федерации, и представленных документов, перечень которых указан в пунктах «б» - «и статьи 221 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ.

В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу данного федерального закона, до 1 января 2005 г. обязано представить в регистрирующий орган по месту своего жительства документы, перечень которых приведен в пунктах «а» - «ж» части 1 названной статьи. Представление документов осуществляется в порядке предусмотренном статьей 9 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (части 1, 2 статьи 3 Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ).

Запись о физическом лице, зарегистрированном в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу названного федерального закона, вносится регистрирующим органом в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей на основании представленных в соответствии с этой статьей документов в срок предусмотренный пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Регистрирующий орган не позднее одного рабочего дня с момента внесения данной записи выдает (направляет заявителю документ, подтверждающий факт внесения записи в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей (часть 3 статьи 3 Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ).

В случае неисполнения физическим лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу этого

федерального закона, предусмотренной настоящей статьей обязанности,

государственная регистрация данного лица в качестве индивидуального

предпринимателя с 1 января 2005 г. утрачивает силу. При этом данное лицо

после указанной даты вправе зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя в порядке, установленном Федеральным законом от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (часть 4 статьи 3 Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ).

Статьей 22 3 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в редакции Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ) установлен порядок государственной регистрации при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

Названной нормой закона определено, что государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя осуществляется в следующих случаях: в связи с принятием физическим лицом решения о прекращении предпринимательской деятельности; в связи со смертью физического лица; в связи с принятием судом решения о признании его несостоятельным (банкротом); по решению суда о прекращении деятельности данного лица в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке; в связи с вступлением в силу приговора суда, которым ему назначено наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок; в связи с аннулированием документа, подтверждающего право данного лица временно или постоянно проживать в Российской Федерации, или окончанием срока действия указанного документа (пункты 1 - 6 статьи 22 3 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Иных оснований для прекращения деятельности физического лица в

качестве индивидуального предпринимателя Федеральным законом

от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических

лиц и индивидуальных предпринимателей» не предусмотрено.

Согласно пункту 9 статьи 223 Федерального закона от 08 августа 2001 г.

№ 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и

индивидуальных предпринимателей» государственная регистрация

физического лица в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает

силу после внесения об этом записи в единый государственный реестр

индивидуальных предпринимателей, за исключением случаев,

предусмотренных пунктами 10 и 11 этой статьи.

Из приведенных нормативных положений следует, что физическое лицо зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, до вступления в силу Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ, а именно до 1 января 2004 г., обязано было в срок до 1 января 2005 г. представить в регистрирующий орган по месту своего жительства документы предусмотренные статьей 3 названного закона. В случае исполнения

физическим лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального

предпринимателя до вступления в силу Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ, установленной законом обязанности по представлению документов в определенный законом срок (до 1 января 2005 г.), такое лицо считается действующим индивидуальным предпринимателем, регистрация которого в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена только на условиях и в порядке, определенных в статье 223 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Государственная регистрация индивидуальных предпринимателей, не представивших в регистрационный орган документы в соответствии со статьей 3 Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ, сведения о которых внесены в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей на основании данных учетного дела, утрачивала силу с 1 января 2005 г.

Однако суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела неправильно истолковали нормы специального закона регулирующего порядок регистрации физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, в том числе тех, которые были зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей до 1 января 2004 г. и срок действия свидетельства о государственной регистрации которых в качестве предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица, не истек до 1 января 2005 г., вследствие чего пришли к ошибочному выводу о том, что государственная регистрация Мнацаканян В.Г. в качестве индивидуального предпринимателя утратила силу с

1 января 2005 г. в связи с неисполнением ею предусмотренной статьей 3 Федерального закона от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ обязанности представить в регистрирующий орган по месту своего жительства соответствующие документы, а также в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации ее в качестве индивидуального предпринимателя.

Кроме того, этот вывод судебных инстанций не соответствует фактическим обстоятельствам.

Судом не принято во внимание, что в выписке из единого государственного реестра индивидуального предпринимателя от 18 января

2014 г. № 39 имеется запись о внесении сведений об индивидуальном предпринимателе Мнацаканян В.Г., зарегистрированном до 1 января 2004 г., с указанием статуса индивидуального предпринимателя в качестве

действующего.

По данным названной выписки из единого государственного реестра

индивидуальных предпринимателей Мнацаканян В.Г. утратила статус

индивидуального предпринимателя с момента внесения сведений в Единый

государственный реестр индивидуальных предпринимателей о прекращении

деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, а именно

с 14 января 2014 г.

Согласно выписке из лицевого счета застрахованного лица от 8 августа

2013 г. индивидуальный предприниматель Мнацаканян В.Г. в качестве

плательщика страховых взносов состояла на учете в ГУ - ГУ ПФР № 3 по

г. Москве и Московской области с 18 декабря 1997 г. по 14 января 2014 г., имела регистрационный № , ею как индивидуальным предпринимателем уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации за периоды: 2007 год - на страховую часть трудовой пенсии в размере 3600 руб.; 2008 год - на страховую часть трудовой пенсии в размере 3529 руб на накопительную часть трудовой пенсии в размере 768 руб.; 2010 год - на страховую часть трудовой пенсии начислено 10 392 руб.; 2011 год - на страховую часть трудовой пенсии в размере 13 509,60 руб.

Между тем указанным документам, содержащим сведения о том, что до

14 января 2014 г. Мнацаканян В.Г. являлась индивидуальным предпринимателем а это обстоятельство исключает возможность получения ею социальной пенсии по старости по нормам Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», в нарушение требований статей 67, 71, 195 - 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом оценка не дана. Перечислив доводы сторон спора и доказательства, суд не отразил в судебном постановлении мотивы, по которым одни доказательства приняты им в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты, и основания по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Допущенное судом первой инстанции существенное нарушение норм процессуального права не было устранено судом апелляционной инстанции.

Ссылку суда на справку ИФНС России № 22 по г. Москве от 28 ноября 2007 г. № о доходе Мнацаканян В.Г. за период с 1 января 2004 г. по

31 декабря 2006 г. в обоснование вывода о том, что Мнацаканян В.Г. не

осуществляла предпринимательскую деятельность и не получала доход от предпринимательской деятельности в период с ноября 2007 г. по август 2013 г.,

нельзя признать правомерной, поскольку данных, подтверждающих отсутствие у Мнацаканян В.Г. дохода с ноября 2007 г. по август 2013 г., в деле не имеется.

Не основан на законе и вывод судебных инстанций о пропуске

ГУ - ГУ ПФР № 3 по г. Москве и Московской области срока исковой давности,

начало течения которого было определено судами с 9 ноября 2007 г. - даты

подачи Мнацаканян В.Г. заявления в пенсионный орган о назначении социальной

пенсии по старости, где она указала на осуществление ею предпринимательской

деятельности в период с 1997 по 2004 год.

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации общий срок

исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со

статьей 200 данного кодекса (пункт 1 статьи 196 Гражданского кодекса

Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской

Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности

начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении

своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите

этого права.

Таким образом, начало течения срока исковой давности по общему правилу

закон связывает с моментом, когда лицо узнало или должно было узнать о

нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о

защите этого права, то есть начало течения срока исковой давности совпадает с

моментом возникновения у заинтересованной стороны права на иск и

возможности реализовать его в судебном порядке.

Однако вследствие неправильного толкования приведенной нормы закона о

моменте начала течения срока исковой давности обстоятельства, связанные с

определением момента возникновения у пенсионного органа права на иск,

судебными инстанциями не устанавливались.

В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации действовавшего в период спорных отношений, перечень документов необходимых для установления трудовой пенсии, правила обращения за указанной пенсией, ее назначения и перерасчета размера указанной пенсии, в том числе лицам, не имеющим постоянного места жительства на территории Российской Федерации, перевода с одного вида пенсии на другой, выплаты этой пенсии, ведения пенсионной документации, в том числе в электронной форме, устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27 февраля 2002 г. № 17/19пб были утверждены Правила обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчета размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» (далее - Правила).

Названное постановление действовало в период спорных отношений и утратило силу с 1 января 2015 г. на основании приказа Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации № 1027н, Пенсионного фонда Российской Федерации № 494п от 11 декабря 2014 г.

Пунктом 12 Правил было определено, что при рассмотрении документов представленных для установления пенсии, территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации дает оценку содержащимся в них сведениям, их соответствия данным индивидуального (персонифицированного учета, а также правильности оформления документов; проверяет в необходимых случаях обоснованность их выдачи и соответствие сведениям содержащимся в индивидуальном лицевом счете застрахованного лица приостанавливает или прекращает выплату пенсии в установленных законом случаях.

Как усматривается из материалов дела, ответчик - пенсионный орган -

ссылался на то, что о статусе Мнацаканян В.Г. как индивидуального

предпринимателя, пенсионному органу стало известно из выписки из лицевого

счета застрахованного лица от 8 августа 2013 г.

Вопрос о том, имел ли пенсионный орган возможность исходя из

имеющихся у него полномочий по проверке достоверности представленных

гражданином сведений, необходимых для выплаты пенсии, в более ранние сроки

до получения выписки из лицевого счета застрахованного лица узнать, имеет ли Мнацаканян В.Г. статус индивидуального предпринимателя, судебными инстанциями не выяснялся и не исследовался, вследствие чего вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что срок исковой давности по требованиям пенсионного органа к Мнацаканян В.Г. о взыскании неосновательно полученной социальной пенсии начал течь с 9 ноября 2007 г. - даты подачи Мнацаканян В.Г. заявления в пенсионный орган о назначении социальной пенсии по старости, где она указала на осуществление ею предпринимательской деятельности в период с 1997 по 2004 год, - нельзя признать правомерным.

Поскольку обжалуемые судебные постановления приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, они в силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права, толкование которых дается в настоящем определении, и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 31 марта 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 сентября 2015 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции Лефортовский районный суд г. Москвы Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...