Актуально на:
17 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ15-63СП от 08.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-АПУ15-63сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 8 сентября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Зателепина О.К., Шмотиковой С.А.

при секретаре Воронине М.А.

с участием осужденных Амирханова Р.М., Гюльвердиева СБ Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е. (в режиме видеоконференц связи), адвоката Зака Ю.С. в защиту интересов Баринова И.А., адвоката Ржанова В.И. в защиту интересов Гюльвердиева СБ., адвоката Мартиросяна А.Ж. в защиту интересов Гаджимагомедовой З.С, адвоката Баранова А.А. в защиту интересов Амирханова Р.М., адвоката Живовой Т.Г. в защиту интересов Исаакяна О.Е., адвоката Поддубного СВ. в защиту интересов Кучерова Р.В., прокурора Самойлова И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Гюльвердиева СБ Кучерова Р.В. и Исаакяна О.Е., адвокатов Ржанова В.И., Зака Ю.С Мошанского А.А., Аникиной Н.А. на приговор Московского городского суда от 5 декабря 2014 года, постановленный с участием присяжных заседателей, по которому

АМИРХАНОВ Р М года рождения судимый: 22 января 2007 года (с учетом изменений) по ч.З ст. 30, пп. «а», «г ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

осужден

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

по ч.1 ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

на основании чч. 3,4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;

ГЮЛЬВЕРДИЕВ С Б года рождения, судимый: 9 декабря 2005 года по ч.1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы; 25 ноября 2013 года по ст.316 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы,

осужден

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

по пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

по чЛ ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

на основании чч. 3,4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 19 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

на основании ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по обжалуемому приговору и приговору Владимирского областного суда от 25 ноября 2013 года к 19 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г.

области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;

КУЧЕРОВ Р В года рождения несудимый,

осужден по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

оправдан по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.1 ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, за ним признано право на реабилитацию;

БАРИНОВ И А года рождения несудимый,

осужден по п.«а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г области без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

оправдан по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, за ним признано право на реабилитацию;

ИСААКЯН О Е , года рождения несудимый,

осужден по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

ГАДЖИМАГОМЕДОВА З С , года рождения, несудимая,

оправдана по чЛ ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, за ней признано право на реабилитацию.

Срок отбывания наказания Амирханову Р.М., Гюльвердиеву СБ Кучерову Р.В., Баринову И.А., Исаакяну О.Е. исчислен с 5 декабря 2014 года, зачтено в этот срок время содержания под стражей Амирханову Р.М., Гюльвердиеву СБ., Кучерову Р.В., Исаакяну О.Е с 3 августа 2013 года по 5 декабря 2014 года, Баринову И.А. с 22 января 2014 года по 5 декабря 2014 года. В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ зачтено Гюльвердиеву СБ. в срок отбывания наказания по обжалуемому приговору наказание, отбытое по приговору Владимирского областного суда от 25 ноября 2013 года с 5 апреля 2012 года по 4 июня 2012 года включительно и с 25 ноября 2013 года по 24 мая 2014 года включительно.

Мера пресечения Амирханову Р.М., Гюльвердиеву СБ Кучерову Р.В., Баринову И.А., Исаакяну О.Е. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде содержания под стражей.

Мера пресечения Гаджимагомедовой З.С отменена, она освобождена из под стражи в зале суда.

Судом разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина О.К. об обстоятельствах дела, доводах жалоб, выступления осужденных Амирханова Р.М., Гюльвердиева СБ Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е., адвокатов Зака Ю.С Ржанова В.И., Мартиросяна А.Ж., Баранова А.А., Живовой Т.Г Поддубного СВ., поддержавших жалобы, мнение прокурора Самойлова И.В полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда на основе обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей

Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В. и Баринов И.А признаны виновными в совершении разбоя, т.е. нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере организованной группой;

Исаакян О.Е. признан виновным в совершении разбоя, т.е. нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой;

Амирханов Р.М. и Гюльвердиев СБ. признаны виновными в убийстве, т.е умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном организованной группой, с целью скрыть другое преступление;

Амирханов Р.М. и Гюльвердиев СБ. признаны виновными в приготовлении к разбою, т.е. нападению в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой;

по приговору суда на основе оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей

Кучеров Р.В. и Баринов И.А. оправданы по обвинению в совершении убийства потерпевшего Й в связи с непричастностью к совершению преступления,

кроме этого, Кучеров Р.В. и Гаджимагомедова З.С оправданы по обвинению в приготовлении к разбойному нападению на Е в связи с неустановлением события преступления.

Преступления совершены при обстоятельствах, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей и изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

осужденный Гюльвердиев С Б . считает, что приговор не соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ и является излишне суровым; при этом указывает на существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора; утверждает, что судебное разбирательство осуществлялось с обвинительным уклоном, в частности, судья не делал замечания стороне обвинения, которая, представляя доказательства присяжным заседателям, сопровождала их комментариями, а именно при исследовании протоколов фиксации телефонных соединений прокуроры своими комментариями фактически восполнили материалы дела, в которых отсутствуют фоноскопические экспертизы, а также не установлены конкретные абоненты по эпизоду приготовления к разбойному нападению протокол судебного заседания не был выслан его защитнику Усанову Г.Н., хотя последний об этом ходатайствовал; суд необоснованно отказал в проведении почерковедческой экспертизы по установлению подлинности его подписи в процессуальных документах и, как следствие, отказал в признании этих доказательств недопустимыми; следствием не проверены версии убийства потерпевшего Й другими лицами, заинтересованными в отчуждении квартиры потерпевшего; суд не учел наличие дружеских отношений между Гюльвердиевым С Б . и Амирхановым Р.М., с одной стороны, и Й с другой, а также то обстоятельство, что последний просил их обеспечить ему личную охрану; суд не дал оценку тому, что по материалам дела смерть потерпевшего Й наступила после того, как он (Гюльвердиев СБ.) и Амирханов Р.М. покинули квартиру, при осмотре которой не установлены признаки, характерные для разбоя; указывает, что потерпевший Й добровольно передал машину Амирханову Р.М. в счет погашения имеющегося у него долга; суд необоснованно отказал в установлении того лица, кому квартира потерпевшего Й будет принадлежать на праве собственности, а также отказал стороне защиты о внесении четырех вопросов в вопросный лист для присяжных заседателей; считает, что при наличии противоречивого вердикта коллегии присяжных заседателей судья после его оглашения необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о прекращении в отношении его уголовного дела; полагает, что суд неправильно квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 105 УК РФ, при квалификации его действий по ч. 4 ст. 162 УК РФ суд не проверил доказательства по делу; назначая наказание, суд не учел наличие в деле обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений; в основной апелляционной жалобе просит смягчить наказание, а в дополнительной - отменить обвинительный приговор и оправдать его по всем преступлениям; доводы жалоб поддержаны адвокатом Усановым Г.Н.;

осужденный Кучеров Р.В. считает приговор незаконным необоснованным и несправедливым; указывает на неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора; утверждает, что суд неверно установил наличие организованной группы при разбойном нападении на потерпевшего Й поэтому его действия должны быть квалифицированы по ч.2 ст. 162 УК РФ либо по пп.«а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ; кроме этого, суд в приговоре при описании каждого конкретного преступления не указал время, место состоявшегося сговора, характер и степень взаимодействия между соучастниками, другие признаки устойчивости группы лиц, чем нарушил его право на защиту; в связи с неправильной квалификацией содеянного ему назначено слишком суровое наказание, которое он просит смягчить;

осужденный Исаакян О.Е. излагает свою версию событий 5 июля 2013 года, согласно которой он лишь оказал за вознаграждение услугу ранее незнакомому Амирханову Р.М. и действительно перегнал машину по указанному Амирхановым Р.М. адресу и вместе с ним, поскольку работает водителем такси и оказывает по просьбе клиентов так называемую услугу «трезвый водитель»; за эту услугу получил вознаграждение в размере рублей от Амирханова Р.М.; все осужденные по этому делу в суде показали что с ним ранее знакомы не были и в сговор с ним на совершение преступления не вступали; при этом суд не учел, что в ходе предварительного следствия осужденный Гюльвердиев СБ. оговорил его; в материалах дела отсутствуют данные о наличии сговора на совершение разбойного нападения на потерпевшего Й не доказано его участие в таком сговоре; просит отменить приговор и оправдать его; ходатайствует об изучении видеозаписи имеющейся в материалах дела, показаний свидетелей, оглашенных в судебном заседании;

адвокат Аникина Н.Н. считает приговор в отношении Исаакяна О.Е незаконным и несправедливым; указывает, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения и нарушил право на защиту, поскольку, как следует из преамбулы приговора, Исаакян О.Е. обвинялся в совершении преступления предусмотренного пп. «а», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, что не соответствует обвинительному заключению, поскольку органом предварительного расследования причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего осужденному Исаакану О.Е. не вменялось; утверждает, что суд неправильно вменил в вину Исаакяну О.Е. такие признаки разбойного нападения, как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, и совершение преступления в составе организованной группы; полагает, что суд в приговоре не опроверг доводы защиты о том, что преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, о возможном соучастие в форме пособничества в этом преступлении со стороны Исаакяна О.Е.; кроме этого, не дал оценки показаниям осужденного Исаакяна О.Е. о его непричастности к инкриминируемому ему преступлению; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку имеются основания усомниться в объективности, беспристрастности и законности постановленного коллегией присяжных заседателей вердикта;

адвокат Ржанов В.И. полагает, что приговор в отношении осужденного Гюльвердиева СБ. постановлен с неправильным применением уголовного закона и является несправедливо суровым; утверждает об отсутствии оснований для признания наличия организованной группы и необходимости оценки содеянного по признаку группы лиц в отношении потерпевшего Й считает, что действия Гюльвердиева СБ. в отношении потерпевшей Е надлежит квалифицировать как приготовление к грабежу группой лиц по предварительному сговору, кроме этого, суд первой инстанции не проверил довод Гюльвердиева СБ. о непричастности к совершению преступления в отношении Е просит приговор изменить;

адвокат Зак Ю.С. считает приговор в отношении осужденного Баринова И.А. незаконным, необоснованным и несправедливым; не согласен с квалификацией содеянного по признакам применения насилия, опасного для жизни или здоровья, а также совершения преступления организованной группой; при назначении наказания суд не учел наличие совокупности смягчающих обстоятельств; просит переквалифицировать содеянное на пп. «а», «в», «г» и «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ и назначить Баринову И.А. наказание с применением положений ст. 73 УК РФ;

адвокат Мошанский А.А. считает приговор в отношении Амирханова Р.М. незаконным, необоснованным ввиду неправильного применения уголовного закона в части квалификации действий осужденного в отношении потерпевшего Й как совершенных с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, а также организованной группой просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Боков Д.К. считает приговор законным, обоснованным и справедливым, а доводы апелляционных жалоб - не подлежащими удовлетворению в связи с их необоснованностью.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб возражений на них, Судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно ст. 389 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет по апелляционным жалобам, представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора.

В соответствии с ч.2 ст.297 УПК РФ приговор признается законным обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Исходя из положений ст. 389 27 УПК РФ при пересмотре в апелляционном порядке приговора, вынесенного с участием коллегии присяжных заседателей не подлежат проверке доводы о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

В силу правовой позиции, выраженной в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 года № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», в указанном случае достоверность доказательств, относящихся к фактическим обстоятельствам предъявленного лицу обвинения, судом апелляционной инстанции не проверяется.

С учетом изложенного доводы осужденных и их адвокатов об оспаривании вердикта присяжных заседателей по фактическим обстоятельствам и о недоказанности вины в преступлениях проверке в суде апелляционной инстанции не подлежат. В частности, Судебная коллегия оставляет без рассмотрения доводы Гюльвердиева С Б . о том, что следствием не проверены версии убийства потерпевшего Й другими лицами заинтересованными в отчуждении квартиры потерпевшего; что суд не учел наличие дружеских отношений между Гюльвердиевым С Б . и Амирхановым Р.М., с одной стороны, и Й с другой, а также то обстоятельство, что последний просил их обеспечить ему личную охрану; что суд не дал оценку тому, что по материалам дела смерть потерпевшего Й наступила после того, как Гюльвердиев С Б . и Амирханов Р.М. покинули квартиру, при осмотре которой не установлены признаки, характерные для разбоя; что потерпевший Й добровольно передал машину Амирханову Р.М. в счет погашения имеющегося у него долга; изложение Исаакяном О.Е. своей версии событий 5 июля 2013 года, согласно которой он не причастен к совершению инкриминируемого ему преступления; его утверждение о том, что все другие осужденные по этому делу с ним ранее знакомы не были и в сговор на совершение преступления не вступали; что в ходе предварительного следствия осужденный Гюльвердиев СБ. оговорил его; утверждение адвоката Ржанова В.И. о том, что суд первой инстанции не проверил довод Гюльвердиева С Б . о непричастности к совершению преступления в отношении Е

Как видно из протокола судебного заседания, сторонам разъяснены их права, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в том числе предусмотренные пп.1,2, 3 ч.5 ст.327 УПК РФ.

Коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ. Все кандидаты в присяжные заседатели правдиво ответили на задаваемые им вопросы и представили необходимую информацию о себе и отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства В соответствии с законом сторонам была предоставлена возможность заявления мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели. При этом не установлено обстоятельств, препятствующих отобранным присяжным заседателям участвовать в судопроизводстве.

После формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о ее тенденциозности от сторон не поступило. Присяжным заседателям были разъяснены права, предусмотренные ст.ЗЗЗ УПК РФ.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст.252, 335 УПК РФ определяющих пределы судебного разбирательства и особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, а также положений ст.334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

При этом Судебная коллегия не согласна с доводами адвоката Аникиной Н.А. о том, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения и нарушил право на защиту, поскольку в вводной части приговора указал на то что Исаакян О.Е. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного пп. «а»,«в» ч.4 ст. 162 УК РФ, что не соответствует обвинительному заключению, поскольку органом предварительного расследования причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего указанному осужденному не вменялось.

Указанная адвокатом юридико-техническая опечатка (указание на п. «в ч.4 ст. 162 УК РФ), допущенная судом при постановлении приговора, подлежит исправлению, но она не свидетельствует о нарушении требований ст. 252 УПК РФ и права на защиту.

Вопросы допустимости и относимости доказательств были исследованы судом в соответствии с требованиями главы 10 УПК РФ. Сведений о том, что в суде с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, не имеется.

Вопреки доводам апелляционной жалобы Гюльвердиева СБ. в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами доказательства.

Из содержания протокола судебного заседания следует, что в необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, в том числе государственных обвинителей принимал меры в соответствии с уголовно-процессуальным законом обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили бы право стороны защиты на представление доказательств, судом не допущено.

Как следует из материалов дела, все ходатайства сторон об исключении доказательств и об исследовании доказательств, о проведении экспертиз, в том числе на которые имеются ссылки в жалобах, были судом рассмотрены в соответствии с действующим законодательством, принятые по ходатайствам решения судом мотивированы, общие условия судебного разбирательства соблюдены, положения ст. 256 УПК РФ не нарушены.

Участники процесса не были ограничены в правах по участию в прениях сторон и в постановке вопросов перед присяжными заседателями.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного Гюльвердиева СБ предусмотренные ст. 338 УПК РФ правила постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, по данному уголовному делу соблюдены.

В частности, как следует из протокола судебного заседания, судья, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, сформулировал в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, зачитал их и передал сторонам в отсутствие присяжных заседателей.

Судья в совещательной комнате окончательно сформулировал вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями, в том числе и с учетом их обсуждения сторонами, и внес их в вопросный лист, который подписал.

При этом суд обоснованно отказал защитникам Заку Ю.С, Усанову Г.Н Князевой Е.Л. в постановке новых вопросов и уточнении формулировок поставленных перед коллегией присяжных заседателей вопросов.

Принцип объективности при произнесении председательствующим судьей напутственного слова присяжным заседателям нарушен не был Требования, указанные в ст. 340 УПК РФ, соблюдены.

В частности, напоминая об исследованных в суде доказательствах председательствующий не выражал своего отношения к этим доказательствам и не делал выводов из них. При произнесении напутственного слова председательствующий судья не выражал в какой-либо форме свое мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей. Стороны не заявляли в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности.

Вердикт коллегии присяжных заседателей, вопреки доводам осужденного Гюльвердиева СБ., является ясным и непротиворечивым. При этом оснований для постановления председательствующим в силу положений ч. 4 ст. 348 УПК РФ оправдательного приговора в отношении Гюльвердиева СБ., просьба о чем содержится в жалобах, не имеется.

Вопреки доводам жалобы Гюльвердиева СБ. адвокат Усанов Г.Н. с протоколом судебного заседания ознакомлен.

По смыслу ст.38927 УПК РФ во взаимосвязи со ст.38915 УПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей, являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Судебная коллегия считает, что приговор подлежит изменению в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона (п.2 ст.389

17 УПК РФ, ч.1 ст.389 УПК РФ), неправильным применением уголовного закона а именно, нарушением требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации, применением не той статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которая подлежала применению

15 18 (п. 3 ст. 389 УПК РФ, пп. 1 и 2 ч.1 ст. 389 УПК РФ).

Согласно вердикту коллегии присяжных заседателей от 27 ноября 2014 года Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В., Баринов И.А Исаакян О.Е. признаны виновными в том, что 5 июня 2013 года около 20 часов 57 минут, используя как повод попасть в квартиру телефонный звонок другого лица Й после того как Й открыл дверь квартиры в доме

по в г. , Амирхановым Р.М Гюльвердиевым СБ., Кучеровым Р.В., Бариновым И.А. было совершено нападение на потерпевшего Й При этом Амирханов Р.М. нанес удары рукой по лицу и телу потерпевшего и повалил его на пол. Гюльвердиев СБ Кучеров Р.В., Баринов И.А. нанесли удары рукой по лицу и телу потерпевшего. Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В., Баринов И.А. против воли потерпевшего прошли в квартиру, перенесли Й в комнату и завели руки потерпевшего за спину, лентой «скотч» обмотали запястья рук, рот и шею связали ноги полимерным хомутом, Амирханов Р.М. и Гюльвердиев СБ выполняя свою роль, требовали от потерпевшего сообщить о деньгах Кучеров Р.В. и Баринов И.А., выполняя свою роль, обыскали квартиру, нашли ключи от автомашины, рублей, мобильный телефон стоимостью рублей. Амирханов Р.М., выполняя свою роль, спустился во двор дома и передал ключи от автомашины потерпевшего Исаакяну О.Е Исаакян О.Е., выполняя свою роль, отогнал автомашину стоимостью рублей вместе с Амирхановым Р.М. со двора дома в район

г. . После этого Амирханов Р.М. вернулся в квартиру. В итоге нападавшие завладели имуществом на сумму рублей.

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств уголовного дела, суд квалифицировал указанные действия Амирханова Р.М Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Баринова И.А. по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, а Исаакяна О.Е. по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой.

При этом суд в приговоре указал, что вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Й были нанесены удары, осужденные Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В., Баринов И.А. завели руки потерпевшего за спину, лентой «скотч» обмотали запястья рук, связали ноги полимерным хомутом, таким образом нападавшие ограничили передвижение потерпевшего; помимо этого, нападавшие обмотали лентой «скотч» жизненно важные органы - рот и шею потерпевшего, тем самым создав реальную опасность для жизни и здоровья Й что свидетельствует о применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Вместе с тем в обвинительном заключении действия осужденных выразившиеся в том, что они завели руки потерпевшего за спину, лентой «скотч» обмотали запястья рук, рот и шею, связали ноги полимерным хомутом оценены органами предварительного следствия как действия, лишившие потерпевшего возможности освободиться без вмешательства со стороны третьих лиц и создавшие условия для применения насилия, опасного для жизни и здоровья Й

Кроме этого, в обвинительном заключении указано, что, в частности Амирханов Р.М. и Гюльвердиев СБ., с целью скрыть совершенное ими при указанных обстоятельствах преступление и избежать привлечения к уголовной ответственности, приняли решение воспользоваться ранее созданными условиями для применения насилия, опасного для жизни и здоровья Й и путем совершения совместных насильственных действий причинить потерпевшему смерть, вступив, таким образом, в сговор на убийство. Во исполнение преступного умысла осужденные, создав условия для применения насилия, опасного для жизни и здоровья Й продолжая лишать его возможности освободиться и защищаться, приискали в жилище фрагмент электрического шнура, используя который в качестве орудия зафиксировали его на шее потерпевшего; действуя в составе организованной группы лиц с умыслом, направленным на умышленное причинение смерти другому человеку, удерживая Й не менее двух раз обвязали данным фрагментом электрического шнура его шею, после чего с применением силы стали тянуть за концы указанного фрагмента, продолжая душить потерпевшего тем самым сдавливая органы его шеи и дыхательные пути, не давая дышать до тех пор, пока потерпевший не потерял сознание и не перестал подавать признаки жизни. В результате насилия, опасного для жизни и здоровья Й осужденные причинили потерпевшему различные телесные повреждения, в том числе тяжкий вред здоровью, находящийся в непосредственной причинно-следственной связи со смертью Й и выразившийся в механической асфиксии от сдавления органов шеи, в виде травмы шеи от сдавления петлей.

Органы предварительного следствия указанные действия квалифицировали по пп. «а», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Как видно из описания преступного деяния в обвинительном заключении органы предварительного следствия насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, признавали действия осужденных, связанные с удушением потерпевшего и повлекшие механическую асфиксию. В то же время предшествующие действия, выразившиеся в заведении рук потерпевшего за спину, обматывании лентой «скотч» рук, рта и шеи, связывании ног полимерным хомутом, оценивались ими лишь как создание условий для применения насилия, опасного для жизни и здоровья Й

При этом в приговоре суд исключил из обвинения Амирханова Р.М Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Баринова И.А. по ч.4 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего» как излишне вмененный.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению; изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

При этом всякое изменение обвинения в суде должно быть обосновано в описательно-мотивировочной части приговора.

Исходя из правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, сформулированной в п.9 постановления от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре»:

суд вправе изменить обвинение лишь при условии, если это не ухудшает положение подсудимого и не нарушает его право на защиту;

более тяжким считается обвинение, когда: а) применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание; б) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного;

существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения (вменение других деяний вместо ранее предъявленных, вменение преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту.

По смыслу закона, изменение судом формулировки обвинения в части оценки определенных действий как совершенных с применением насилия опасного для жизни и здоровья, в то время как в обвинительном заключении эти действия оценивались лишь как создавшие условия для применения насилия, опасного для жизни и здоровья, следует признать обвинением существенно отличающимся от первоначального, причем ухудшающим положение осужденных и нарушающим их право на защиту.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции изменил обвинение с нарушением требований ст. 252 УПК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В., Баринов И.А. нанесли удары руками по лицу и телу потерпевшего, повалили его на пол, завели руки потерпевшего за спину, лентой «скотч» обмотали запястья рук, рот и шею связали ноги полимерным хомутом.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (п.«г» ч.2 ст. 161 УК РФ), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Таким образом, указанные действия осужденных представляют собой насилие, не опасное для жизни или здоровья, и, с учетом этого признака должны быть оценены как грабеж.

С учетом изложенного, а также фактических обстоятельств дела установленных обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей содеянное Амирхановым Р.М., Гюльвердиевым СБ., Кучеровым Р.В Бариновым И.А. необходимо переквалифицировать с п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ на п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ как грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, а действия Исаакяна О.Е. с п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ на п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ как грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере организованной группой.

Вопреки доводам апелляционных жалоб действия осужденных, с учетом установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей фактических обстоятельств дела, правильно квалифицированы как совершенные организованной группой.

При этом о наличии в содеянном признака «устойчивости» группы лиц свидетельствуют такие обстоятельства, как наличие договоренности между всеми осужденными о совместных и согласованных действиях при нападении на потерпевшего Й для завладения его имуществом, разработка плана, распределение ролей, действия каждого из осужденных в соответствии со своей ролью. Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что эти обстоятельства свидетельствуют о тщательной подготовке и планировании преступления и дают основания признать наличие именно организованной группы, а не группы лиц по предварительному сговору, как об этом утверждают осужденные и их защитники. Такой вывод суда не нарушает право на защиту, как об этом пишет осужденный Кучеров Р.В.

Судебная коллегия, с учетом вердикта коллегии присяжных заседателей не находит оснований согласиться с доводами осужденного Исаакяна О.Е. и его адвоката Аникиной Н.А. о том, что Исаакян О.Е. не совершал инкриминируемых ему действий.

Присяжные признали доказанным, что осужденные, в том числе и Исаакян О.Е., договорившись и действуя в группе совместно и согласованно решили напасть на потерпевшего Й для завладения его имуществом распределив роли, разработали план и реализовали задуманное, каждый выполняя свою роль. Осужденные получили информацию о наличии денег в жилище Й планировали нападение, распределили роли. При этом Исаакян О.Е. остался во дворе дома наблюдать за обстановкой и при необходимости должен был предупредить соучастников о прибытии сотрудников полиции. Остальные участники группы, используя звонок другого лица Й после которого он открыл дверь, напали на потерпевшего.

Поскольку судом установлено, что Исаакян О.Е. входил в состав организованной группы, принимал непосредственное участие в планировании и совершении нападения на потерпевшего Й в целях завладения его имуществом, то независимо от его фактической роли в содеянном его действия в силу положений ч. 5 ст. 35 УК РФ, подлежат квалификации как исполнителя преступления.

Квалификация действий Амирханова Р.М. и Гюльвердиева СБ. по факту лишения жизни Й по пп. «ж»,«к» ч.2 ст. 105 УК РФ, по факту приготовления к разбою в отношении Е по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ является правильной, соответствует описанию в приговоре преступных деяний, в совершении которых осужденные признаны виновными на основе обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей.

При этом правовая оценка действий по признакам совершения убийства и приготовления к разбою организованной группой, вопреки доводам апелляционных жалоб, надлежащим образом мотивирована в приговоре и является правильной.

При назначении наказания осужденному Амирханову Р.М обстоятельством, отягчающим наказание, суд признал опасный рецидив преступлений.

Вместе с тем следует иметь в виду, что согласно закону (п. «а» ч. 1 ст.63 УК РФ) отягчающим обстоятельством признается лишь сам по себе рецидив преступлений, а не его виды.

Исходя из этого обстоятельством, отягчающим наказание Амирханова Р.М., следует признать рецидив преступлений. При этом суд первой инстанции правильно установил вид рецидива как особо опасный.

С учетом переквалификации действий Амирханова Р.М Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е. на п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ Судебная коллегия при назначении наказания за это преступление, учтя характер и степень его общественной опасности установленные судом первой инстанции данные об их личности, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, обстоятельство, отягчающее наказание Амирханова Р.М. (рецидив преступлений), а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей, их роль в совершении этого преступления, пришла к убеждению, что исправление каждого из осужденных возможно только в условиях их изоляции от общества а в отношении Амирханова Р.М., Гюльвердиева СБ., Баринова И.А. с ограничением свободы.

Наказание осужденным Амирханову Р.М., Гюльвердиеву СБ. по пп. «ж»,«к» ч.2 ст. 105 УК РФ, по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, оно соразмерно содеянному и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания осужденным, применения к ним положений ст. 64, 73 УК РФ не имеется.

Вид исправительного учреждения осужденным назначен правильно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38913, 38915, 38917, 38918, 38919, 38920, 38927, 38928 и 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Московского городского суда от 5 декабря 2014 года постановленный с участием присяжных заседателей, в отношении Амирханова Р М , Гюльвердиева С Б , Кучерова Р В , Баринова И А Исаакяна О Е изменить.

Исключить из вводной части приговора указание на обвинение Исаакяна О.Е. в совершении преступления, предусмотренного п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ.

Обстоятельством, отягчающим наказание Амирханова Р.М., признать рецидив преступлений.

Действия Амирханова Р.М., Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В Баринова И.А., Исаакяна О.Е. в отношении потерпевшего Й переквалифицировать с п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ на п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ, по которой назначить:

Амирханову Р.М. 11 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

Гюльвердиеву С Б . 11 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г.

области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

Кучерову Р.В. 8 лет лишения свободы,

Баринову И.А. 7 лет 11 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г.

области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

Исаакяну О.Е. 7 лет лишения свободы.

На основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.1 ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Амирханову Р.М. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

На основании чч. 3, 4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ ч.1 ст.30, п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Гюльвердиеву С Б . наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ окончательно назначить Гюльвердиеву СБ путем частичного сложения наказаний по приговору Московского городского суда от 5 декабря 2014 года и приговору Владимирского областного суда от 25 ноября 2013 года 18 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

В остальном указанный приговор в отношении Амирханова Р.М Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е., а также этот же приговор в отношении Гаджимагомедовой З С оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Исаакяна О.Е., адвокатов Ржанова В.И Зака Ю.С, Мошанского А.А., Аникиной Н.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

л

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-АПУ15-63сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 8 сентября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Зателепина О.К., Шмотиковой СА.

при секретаре Воронине М.А.

с участием осужденных Амирханова Р.М., Гюльвердиева СБ Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е. (в режиме видеоконференц связи), адвоката Зака Ю.С. в защиту интересов Баринова И.А., адвоката Ржанова В.И. в защиту интересов Гюльвердиева СБ., адвоката Мартиросяна А.Ж. в защиту интересов Гаджимагомедовой З.С, адвоката Баранова А.А. в защиту интересов Амирханова Р.М., адвоката Живовой Т.Г. в защиту интересов Исаакяна О.Е., адвоката Поддубного СВ. в защиту интересов Кучерова Р.В., прокурора Самойлова И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Гюльвердиева СБ Кучерова Р.В. и Исаакяна О.Е., адвокатов Ржанова В.И., Зака Ю.С Мошанского А.А., Аникиной Н.А. на приговор Московского городского суда от 5 декабря 2014 года, постановленный с участием присяжных заседателей, по которому

АМИРХАНОВ Р.М., 19 мая 1978 года рождения судимый: 22 января 2007 года (с учетом изменений) по ч.З ст. 30, пп. «а», «г ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

осужден

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы Шамильского района Республики Дагестан без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы Шамильского района Республики Дагестан без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

по ч.1 ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы Шамильского района Республики Дагестан без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

на основании чч. 3,4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы Шамильского района Республики Дагестан без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;

ГЮЛЬВЕРДИЕВ С.Б., 30 ноября 1987 года рождения, судимый: 9 декабря 2005 года по чЛ ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы; 25 ноября 2013 года по ст.316 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы,

осужден

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Мурома Владимирской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

по пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Мурома Владимирской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

по ч.1 ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Мурома Владимирской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

на основании чч. 3,4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 19 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Мурома Владимирской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

на основании ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по обжалуемому приговору и приговору Владимирского областного суда от 25 ноября 2013 года к 19 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Мурома Владимирской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный

орган два раза в месяц для регистрации;

КУЧЕРОВ Р.В., 27 марта 1985 года рождения несудимый,

осужден по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

оправдан по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.1 ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, за ним признано право на реабилитацию;

БАРИНОВ И.А., 22 марта 1982 года рождения несудимый,

осужден по п.«а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г.Кирова Калужской области без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

оправдан по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, за ним признано право на реабилитацию;

ИСААКЯН О.Е., 31 июля 1976 года рождения несудимый,

осужден по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

ГАДЖИМАГОМЕДОВА З.С., 24 марта 1979 года рождения, несудимая,

оправдана по ч.1 ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, за ней признано право на реабилитацию.

Срок отбывания наказания Амирханову Р.М., Гюльвердиеву С Б Кучерову Р.В., Баринову И.А., Исаакяну О.Е. исчислен с 5 декабря 2014 года, зачтено в этот срок время содержания под стражей Амирханову Р.М., Гюльвердиеву СБ., Кучерову Р.В., Исаакяну О.Е с 3 августа 2013 года по 5 декабря 2014 года, Баринову И.А. с 22 января 2014 года по 5 декабря 2014 года. В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ зачтено Гюльвердиеву С Б . в срок отбывания наказания по обжалуемому приговору наказание, отбытое по приговору Владимирского областного суда от 25 ноября 2013 года с 5 апреля 2012 года по 4 июня 2012 года включительно и с 25 ноября 2013 года по 24 мая 2014 года включительно.

Мера пресечения Амирханову Р.М., Гюльвердиеву СБ Кучерову Р.В., Баринову И.А., Исаакяну О.Е. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде содержания под стражей.

Мера пресечения Гаджимагомедовой З.С. отменена, она освобождена из под стражи в зале суда.

Судом разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина О.К. об обстоятельствах дела, доводах жалоб, выступления осужденных Амирханова Р.М., Гюльвердиева СБ Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е., адвокатов Зака Ю.С Ржанова В.И., Мартиросяна А.Ж., Баранова А.А., Живовой Т.Г Поддубного СВ., поддержавших жалобы, мнение прокурора Самойлова И.В полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда на основе обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей

Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В. и Баринов И.А признаны виновными в совершении разбоя, т.е. нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере организованной группой;

Исаакян О.Е. признан виновным в совершении разбоя, т.е. нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой;

Амирханов Р.М. и Гюльвердиев СБ. признаны виновными в убийстве, т.е умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном организованной группой, с целью скрыть другое преступление;

Амирханов Р.М. и Гюльвердиев СБ. признаны виновными в приготовлении к разбою, т.е. нападению в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой;

по приговору суда на основе оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей

Кучеров Р.В. и Баринов И.А. оправданы по обвинению в совершении убийства потерпевшего Йылмаза А. в связи с непричастностью к совершению преступления,

кроме этого, Кучеров Р.В. и Гаджимагомедова З.С. оправданы по обвинению в приготовлении к разбойному нападению на Епифанову Е.Н. в связи с неустановлением события преступления.

Преступления совершены при обстоятельствах, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей и изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

осужденный Гюльвердиев СБ. считает, что приговор не соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ и является излишне суровым; при этом указывает на существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора; утверждает, что судебное разбирательство осуществлялось с обвинительным уклоном, в частности, судья не делал замечания стороне обвинения, которая, представляя доказательства присяжным заседателям, сопровождала их комментариями, а именно при исследовании протоколов фиксации телефонных соединений прокуроры своими комментариями фактически восполнили материалы дела, в которых отсутствуют фоноскопические экспертизы, а также не установлены конкретные абоненты по эпизоду приготовления к разбойному нападению протокол судебного заседания не был выслан его защитнику Усанову Г.Н., хотя последний об этом ходатайствовал; суд необоснованно отказал в проведении почерковедческой экспертизы по установлению подлинности его подписи в процессуальных документах и, как следствие, отказал в признании этих доказательств недопустимыми; следствием не проверены версии убийства потерпевшего Иылмаза А. другими лицами, заинтересованными в отчуждении квартиры потерпевшего; суд не учел наличие дружеских отношений между Гюльвердиевым СБ. и Амирхановым Р.М., с одной стороны, и Йылмазом А., с другой, а также то обстоятельство, что последний просил их обеспечить ему личную охрану; суд не дал оценку тому, что по материалам дела смерть потерпевшего Иылмаза А. наступила после того, как он (Гюльвердиев СБ.) и Амирханов Р.М. покинули квартиру, при осмотре которой не установлены признаки, характерные для разбоя; указывает, что потерпевший Иылмаз А добровольно передал машину Амирханову Р.М. в счет погашения имеющегося у него долга; суд необоснованно отказал в установлении того лица, кому квартира потерпевшего Иылмаза А. будет принадлежать на праве собственности, а также отказал стороне защиты о внесении четырех вопросов в вопросный лист для присяжных заседателей; считает, что при наличии противоречивого вердикта коллегии присяжных заседателей судья после его оглашения необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о прекращении в отношении его уголовного дела; полагает, что суд неправильно квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 105 УК РФ, при квалификации его действий по ч. 4 ст. 162 УК РФ суд не проверил доказательства по делу; назначая наказание, суд не учел наличие в деле

обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений; в основной апелляционной жалобе просит смягчить наказание, а в дополнительной - отменить обвинительный приговор и оправдать его по всем преступлениям; доводы жалоб поддержаны адвокатом Усановым Г.Н.;

осужденный Кучеров Р.В. считает приговор незаконным необоснованным и несправедливым; указывает на неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора; утверждает, что суд неверно установил наличие организованной группы при разбойном нападении на потерпевшего Иылмаза А., поэтому его действия должны быть квалифицированы по ч.2 ст. 162 УК РФ либо по пп.«а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ; кроме этого, суд в приговоре при описании каждого конкретного преступления не указал время, место состоявшегося сговора, характер и степень взаимодействия между соучастниками, другие признаки устойчивости группы лиц, чем нарушил его право на защиту; в связи с неправильной квалификацией содеянного ему назначено слишком суровое наказание, которое он просит смягчить;

осужденный Исаакян О.Е. излагает свою версию событий 5 июля 2013 года, согласно которой он лишь оказал за вознаграждение услугу ранее незнакомому Амирханову Р.М. и действительно перегнал машину по указанному Амирхановым Р.М. адресу и вместе с ним, поскольку работает водителем такси и оказывает по просьбе клиентов так называемую услугу «трезвый водитель»; за эту услугу получил вознаграждение в размере 5000 рублей от Амирханова Р.М.; все осужденные по этому делу в суде показали что с ним ранее знакомы не были и в сговор с ним на совершение преступления не вступали; при этом суд не учел, что в ходе предварительного следствия осужденный Гюльвердиев СБ. оговорил его; в материалах дела отсутствуют данные о наличии сговора на совершение разбойного нападения на потерпевшего Иылмаза А., не доказано его участие в таком сговоре; просит отменить приговор и оправдать его; ходатайствует об изучении видеозаписи имеющейся в материалах дела, показаний свидетелей, оглашенных в судебном заседании;

адвокат Аникина Н.Н. считает приговор в отношении Исаакяна О.Е незаконным и несправедливым; указывает, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения и нарушил право на защиту, поскольку, как следует из преамбулы приговора, Исаакян О.Е. обвинялся в совершении преступления предусмотренного пп. «а», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, что не соответствует обвинительному заключению, поскольку органом предварительного расследования причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего осужденному Исаакану О.Е. не вменялось; утверждает, что суд неправильно вменил в вину Исаакяну О.Е. такие признаки разбойного нападения, как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, и совершение преступления в составе организованной группы; полагает, что суд в приговоре не опроверг доводы защиты о том, что преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, о возможном соучастие в форме пособничества в этом преступлении со стороны Исаакяна О.Е.; кроме этого, не дал оценки показаниям осужденного Исаакяна О.Е. о его непричастности к инкриминируемому ему преступлению; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку имеются основания усомниться в объективности, беспристрастности и законности постановленного коллегией присяжных заседателей вердикта;

адвокат Ржанов В.И. полагает, что приговор в отношении осужденного Гюльвердиева СБ. постановлен с неправильным применением уголовного закона и является несправедливо суровым; утверждает об отсутствии оснований для признания наличия организованной группы и необходимости оценки содеянного по признаку группы лиц в отношении потерпевшего Иылмаза А.; считает, что действия Гюльвердиева СБ. в отношении потерпевшей Епифановой Е.Н. надлежит квалифицировать как приготовление к грабежу группой лиц по предварительному сговору, кроме этого, суд первой инстанции не проверил довод Гюльвердиева СБ. о непричастности к совершению преступления в отношении Епифановой Е.Н.; просит приговор изменить;

адвокат Зак Ю.С считает приговор в отношении осужденного Баринова И.А. незаконным, необоснованным и несправедливым; не согласен с квалификацией содеянного по признакам применения насилия, опасного для жизни или здоровья, а также совершения преступления организованной группой; при назначении наказания суд не учел наличие совокупности смягчающих обстоятельств; просит переквалифицировать содеянное на пп. «а», «в», «г» и «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ и назначить Баринову И.А. наказание с применением положений ст. 73 УК РФ;

адвокат Мошанский А.А. считает приговор в отношении Амирханова Р.М. незаконным, необоснованным ввиду неправильного применения уголовного закона в части квалификации действий осужденного в отношении потерпевшего Иылмаза А. как совершенных с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, а также организованной группой просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Боков Д.К. считает приговор законным, обоснованным и справедливым, а доводы апелляционных жалоб - не подлежащими удовлетворению в связи с их необоснованностью.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб возражений на них, Судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно ст. 389 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет по апелляционным жалобам, представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора.

В соответствии с ч.2 ст.297 УПК РФ приговор признается законным обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Исходя из положений ст. 38927 УПК РФ при пересмотре в апелляционном порядке приговора, вынесенного с участием коллегии присяжных заседателей не подлежат проверке доводы о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

В силу правовой позиции, выраженной в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 года № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», в указанном случае достоверность доказательств, относящихся к фактическим обстоятельствам предъявленного лицу обвинения, судом апелляционной инстанции не проверяется.

С учетом изложенного доводы осужденных и их адвокатов об оспаривании вердикта присяжных заседателей по фактическим обстоятельствам и о недоказанности вины в преступлениях проверке в суде апелляционной инстанции не подлежат. В частности, Судебная коллегия оставляет без рассмотрения доводы Гюльвердиева С Б . о том, что следствием не проверены версии убийства потерпевшего Иылмаза А. другими лицами заинтересованными в отчуждении квартиры потерпевшего; что суд не учел наличие дружеских отношений между Гюльвердиевым С Б . и Амирхановым Р.М., с одной стороны, и Йылмазом А., с другой, а также то обстоятельство, что последний просил их обеспечить ему личную охрану; что суд не дал оценку тому, что по материалам дела смерть потерпевшего Иылмаза А. наступила после того, как Гюльвердиев С Б . и Амирханов Р.М. покинули квартиру, при осмотре которой не установлены признаки, характерные для разбоя; что потерпевший Йылмаз А. добровольно передал машину Амирханову Р.М. в счет погашения имеющегося у него долга; изложение Исаакяном О.Е. своей версии событий 5 июля 2013 года, согласно которой он не причастен к совершению инкриминируемого ему преступления; его утверждение о том, что все другие осужденные по этому делу с ним ранее знакомы не были и в сговор на совершение преступления не вступали; что в ходе предварительного следствия осужденный Гюльвердиев С Б . оговорил его; утверждение адвоката Ржанова В.И. о том, что суд первой инстанции не проверил довод Гюльвердиева С Б . о непричастности к совершению преступления в отношении Епифановой Е.Н.

Как видно из протокола судебного заседания, сторонам разъяснены их права, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в том числе предусмотренные пп.1, 2, 3 ч.5 ст.327 УПК РФ.

Коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ. Все кандидаты в присяжные заседатели правдиво ответили на задаваемые им вопросы и представили необходимую информацию о себе и отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства В соответствии с законом сторонам была предоставлена возможность заявления мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели. При этом не установлено обстоятельств, препятствующих отобранным присяжным заседателям участвовать в судопроизводстве.

После формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о ее тенденциозности от сторон не поступило. Присяжным заседателям были разъяснены права, предусмотренные ст.ЗЗЗ УПК РФ.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст.252, 335 УПК РФ определяющих пределы судебного разбирательства и особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, а также положений ст.334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

При этом Судебная коллегия не согласна с доводами адвоката Аникиной Н.А. о том, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения и нарушил право на защиту, поскольку в вводной части приговора указал на то что Исаакян О.Е. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного пп. «а»,«в» ч.4 ст. 162 УК РФ, что не соответствует обвинительному заключению, поскольку органом предварительного расследования причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего указанному осужденному не вменялось.

Указанная адвокатом юридико-техническая опечатка (указание на п. «в ч.4 ст. 162 УК РФ), допущенная судом при постановлении приговора, подлежит исправлению, но она не свидетельствует о нарушении требований ст. 252 УПК РФ и права на защиту.

Вопросы допустимости и относимости доказательств были исследованы судом в соответствии с требованиями главы 10 УПК РФ. Сведений о том, что в суде с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, не имеется.

Вопреки доводам апелляционной жалобы Гюльвердиева С Б . в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами доказательства.

Из содержания протокола судебного заседания следует, что в необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, в том числе государственных обвинителей принимал меры в соответствии с уголовно-процессуальным законом обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили бы право стороны защиты на представление доказательств, судом не допущено.

Как следует из материалов дела, все ходатайства сторон об исключении доказательств и об исследовании доказательств, о проведении экспертиз, в том числе на которые имеются ссылки в жалобах, были судом рассмотрены в соответствии с действующим законодательством, принятые по ходатайствам решения судом мотивированы, общие условия судебного разбирательства соблюдены, положения ст. 256 УПК РФ не нарушены.

Участники процесса не были ограничены в правах по участию в прениях сторон и в постановке вопросов перед присяжными заседателями.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного Гюльвердиева СБ предусмотренные ст. 338 УПК РФ правила постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, по данному уголовному делу соблюдены.

В частности, как следует из протокола судебного заседания, судья, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, сформулировал в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, зачитал их и передал сторонам в отсутствие присяжных заседателей.

Судья в совещательной комнате окончательно сформулировал вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями, в том числе и с учетом их обсуждения сторонами, и внес их в вопросный лист, который подписал.

При этом суд обоснованно отказал защитникам Заку Ю.С, Усанову Г.Н Князевой Е.Л. в постановке новых вопросов и уточнении формулировок поставленных перед коллегией присяжных заседателей вопросов.

Принцип объективности при произнесении председательствующим судьей напутственного слова присяжным заседателям нарушен не был Требования, указанные в ст. 340 УПК РФ, соблюдены.

В частности, напоминая об исследованных в суде доказательствах председательствующий не выражал своего отношения к этим доказательствам и не делал выводов из них. При произнесении напутственного слова председательствующий судья не выражал в какой-либо форме свое мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей. Стороны не заявляли в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности.

Вердикт коллегии присяжных заседателей, вопреки доводам осужденного Гюльвердиева СБ., является ясным и непротиворечивым. При этом оснований для постановления председательствующим в силу положений ч. 4 ст. 348 УПК РФ оправдательного приговора в отношении Гюльвердиева СБ., просьба о чем содержится в жалобах, не имеется.

Вопреки доводам жалобы Гюльвердиева СБ. адвокат У санов Г.Н. с протоколом судебного заседания ознакомлен.

По смыслу ст.38927 УПК РФ во взаимосвязи со ст.38915 УПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей, являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Судебная коллегия считает, что приговор подлежит изменению в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона (п.2 ст.389

17 УПК РФ, ч.1 ст.389 УПК РФ), неправильным применением уголовного закона а именно, нарушением требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации, применением не той статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которая подлежала применению

15 18 (п. 3 ст. 389 УПК РФ, пп. 1 и 2 ч.1 ст. 389 УПК РФ).

Согласно вердикту коллегии присяжных заседателей от 27 ноября 2014 года Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В., Баринов И.А Исаакян О.Е. признаны виновными в том, что 5 июня 2013 года около 20 часов 57 минут, используя как повод попасть в квартиру телефонный звонок другого лица Йылмазу А., после того как Йылмаз А. открыл дверь квартиры 372 в доме 32 по Ленинскому проспекту в г. Москве, Амирхановым Р.М Гюльвердиевым СБ., Кучеровым Р.В., Бариновым И.А. было совершено нападение на потерпевшего Иылмаза А. При этом Амирханов Р.М. нанес удары рукой по лицу и телу потерпевшего и повалил его на пол. Гюльвердиев СБ Кучеров Р.В., Баринов И.А. нанесли удары рукой по лицу и телу потерпевшего. Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В., Баринов И.А. против воли потерпевшего прошли в квартиру, перенесли Иылмаза А. в комнату и завели руки потерпевшего за спину, лентой «скотч» обмотали запястья рук, рот и шею связали ноги полимерным хомутом, Амирханов Р.М. и Гюльвердиев СБ выполняя свою роль, требовали от потерпевшего сообщить о деньгах Кучеров Р.В. и Баринов И.А., выполняя свою роль, обыскали квартиру, нашли ключи от автомашины, 90 000 рублей, мобильный телефон «1Рпопе 4» стоимостью 15 000 рублей. Амирханов Р.М., выполняя свою роль, спустился во двор дома и передал ключи от автомашины потерпевшего Исаакяну О.Е Исаакян О.Е., выполняя свою роль, отогнал автомашину «ВМ\\^ 520» стоимостью 550 000 рублей вместе с Амирхановым Р.М. со двора дома в район Отрадное г. Москвы. После этого Амирханов Р.М. вернулся в квартиру. В итоге нападавшие завладели имуществом на сумму 655 000 рублей.

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств уголовного дела, суд квалифицировал указанные действия Амирханова Р.М Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Баринова И.А. по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, а Исаакяна О.Е. по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой.

При этом суд в приговоре указал, что вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Иылмазу А. были нанесены удары, осужденные Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В., Баринов И.А. завели руки потерпевшего за спину, лентой «скотч» обмотали запястья рук, связали ноги полимерным хомутом, таким образом нападавшие ограничили передвижение потерпевшего; помимо этого, нападавшие обмотали лентой «скотч» жизненно важные органы - рот и шею потерпевшего, тем самым создав реальную опасность для жизни и здоровья Иылмаза А., что свидетельствует о применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Вместе с тем в обвинительном заключении действия осужденных выразившиеся в том, что они завели руки потерпевшего за спину, лентой «скотч» обмотали запястья рук, рот и шею, связали ноги полимерным хомутом оценены органами предварительного следствия как действия, лишившие потерпевшего возможности освободиться без вмешательства со стороны третьих лиц и создавшие условия для применения насилия, опасного для жизни и здоровья Иылмаза А.

Кроме этого, в обвинительном заключении указано, что, в частности Амирханов Р.М. и Гюльвердиев СБ., с целью скрыть совершенное ими при указанных обстоятельствах преступление и избежать привлечения к уголовной ответственности, приняли решение воспользоваться ранее созданными условиями для применения насилия, опасного для жизни и здоровья Иылмаза А., и путем совершения совместных насильственных действий причинить потерпевшему смерть, вступив, таким образом, в сговор на убийство. Во исполнение преступного умысла осужденные, создав условия для применения насилия, опасного для жизни и здоровья Иылмаза А., продолжая лишать его возможности освободиться и защищаться, приискали в жилище фрагмент электрического шнура, используя который в качестве орудия зафиксировали его на шее потерпевшего; действуя в составе организованной группы лиц с умыслом, направленным на умышленное причинение смерти другому человеку, удерживая Иылмаза А., не менее двух раз обвязали данным фрагментом электрического шнура его шею, после чего с применением силы стали тянуть за концы указанного фрагмента, продолжая душить потерпевшего тем самым сдавливая органы его шеи и дыхательные пути, не давая дышать до тех пор, пока потерпевший не потерял сознание и не перестал подавать признаки жизни. В результате насилия, опасного для жизни и здоровья Иылмаза А., осужденные причинили потерпевшему различные телесные повреждения, в том числе тяжкий вред здоровью, находящийся в непосредственной причинно-следственной связи со смертью Иылмаза А. и выразившийся в механической асфиксии от сдавления органов шеи, в виде травмы шеи от сдавления петлей.

Органы предварительного следствия указанные действия квалифицировали по пп. «а», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Как видно из описания преступного деяния в обвинительном заключении органы предварительного следствия насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, признавали действия осужденных, связанные с удушением потерпевшего и повлекшие механическую асфиксию. В то же время предшествующие действия, выразившиеся в заведении рук потерпевшего за спину, обматывании лентой «скотч» рук, рта и шеи, связывании ног полимерным хомутом, оценивались ими лишь как создание условий для применения насилия, опасного для жизни и здоровья Иылмаза А.

При этом в приговоре суд исключил из обвинения Амирханова Р.М Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Баринова И.А. по ч.4 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего» как излишне вмененный.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению; изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

При этом всякое изменение обвинения в суде должно быть обосновано в описательно-мотивировочной части приговора.

Исходя из правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, сформулированной в п.9 постановления от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре»:

суд вправе изменить обвинение лишь при условии, если это не ухудшает положение подсудимого и не нарушает его право на защиту;

более тяжким считается обвинение, когда: а) применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание; б) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного;

существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения (вменение других деяний вместо ранее предъявленных, вменение преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту.

По смыслу закона, изменение судом формулировки обвинения в части оценки определенных действий как совершенных с применением насилия опасного для жизни и здоровья, в то время как в обвинительном заключении эти действия оценивались лишь как создавшие условия для применения насилия, опасного для жизни и здоровья, следует признать обвинением существенно отличающимся от первоначального, причем ухудшающим положение осужденных и нарушающим их право на защиту.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции изменил обвинение с нарушением требований ст. 252 УПК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Амирханов Р.М., Гюльвердиев СБ., Кучеров Р.В., Баринов И.А. нанесли удары руками по лицу и телу потерпевшего, повалили его на пол, завели руки потерпевшего за спину, лентой «скотч» обмотали запястья рук, рот и шею связали ноги полимерным хомутом.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (п.«г» ч.2 ст. 161 УК РФ), следует понимать побои или совершение иньгх насильственных действий связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Таким образом, указанные действия осужденных представляют собой насилие, не опасное для жизни или здоровья, и, с учетом этого признака должны быть оценены как грабеж.

С учетом изложенного, а также фактических обстоятельств дела установленных обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей содеянное Амирхановым Р.М., Гюльвердиевым СБ., Кучеровым Р.В Бариновым И.А. необходимо переквалифицировать с п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ на п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ как грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, а действия Исаакяна О.Е. с п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ на п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ как грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере организованной группой.

Вопреки доводам апелляционных жалоб действия осужденных, с учетом установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей фактических обстоятельств дела, правильно квалифицированы как совершенные организованной группой.

При этом о наличии в содеянном признака «устойчивости» группы лиц свидетельствуют такие обстоятельства, как наличие договоренности между всеми осужденными о совместных и согласованных действиях при нападении на потерпевшего Иылмаза А. для завладения его имуществом, разработка плана, распределение ролей, действия каждого из осужденных в соответствии со своей ролью. Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что эти обстоятельства свидетельствуют о тщательной подготовке и планировании преступления и дают основания признать наличие именно организованной группы, а не группы лиц по предварительному сговору, как об этом утверждают осужденные и их защитники. Такой вывод суда не нарушает право на защиту, как об этом пишет осужденный Кучеров Р.В.

Судебная коллегия, с учетом вердикта коллегии присяжных заседателей не находит оснований согласиться с доводами осужденного Исаакяна О.Е. и его адвоката Аникиной Н.А. о том, что Исаакян О.Е. не совершал инкриминируемых ему действий.

Присяжные признали доказанным, что осужденные, в том числе и Исаакян О.Е., договорившись и действуя в группе совместно и согласованно решили напасть на потерпевшего Иылмаза А. для завладения его имуществом распределив роли, разработали план и реализовали задуманное, каждый выполняя свою роль. Осужденные получили информацию о наличии денег в жилище Иылмаза А., планировали нападение, распределили роли. При этом Исаакян О.Е. остался во дворе дома наблюдать за обстановкой и при необходимости должен был предупредить соучастников о прибытии сотрудников полиции. Остальные участники группы, используя звонок другого лица Иылмазу А., после которого он открыл дверь, напали на потерпевшего.

Поскольку судом установлено, что Исаакян О.Е. входил в состав организованной группы, принимал непосредственное участие в планировании и совершении нападения на потерпевшего Иылмаза А. в целях завладения его имуществом, то независимо от его фактической роли в содеянном его действия в силу положений ч. 5 ст. 35 УК РФ, подлежат квалификации как исполнителя преступления.

Квалификация действий Амирханова Р.М. и Гюльвердиева СБ. по факту лишения жизни Иылмаза А. по пп. «ж»,«к» ч.2 ст. 105 УК РФ, по факту приготовления к разбою в отношении Епифановой Е.Н. по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ является правильной, соответствует описанию в приговоре преступных деяний, в совершении которых осужденные признаны виновными на основе обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей.

При этом правовая оценка действий по признакам совершения убийства и приготовления к разбою организованной группой, вопреки доводам апелляционных жалоб, надлежащим образом мотивирована в приговоре и является правильной.

При назначении наказания осужденному Амирханову Р.М обстоятельством, отягчающим наказание, суд признал опасный рецидив преступлений.

Вместе с тем следует иметь в виду, что согласно закону (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ) отягчающим обстоятельством признается лишь сам по себе рецидив преступлений, а не его виды.

Исходя из этого обстоятельством, отягчающим наказание Амирханова Р.М., следует признать рецидив преступлений. При этом суд первой инстанции правильно установил вид рецидива как особо опасный.

С учетом переквалификации действий Амирханова Р.М Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е. на п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ Судебная коллегия при назначении наказания за это преступление, учтя характер и степень его общественной опасности установленные судом первой инстанции данные об их личности, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, обстоятельство, отягчающее наказание Амирханова Р.М. (рецидив преступлений), а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей, их роль в совершении этого преступления, пришла к убеждению, что исправление каждого из осужденных возможно только в условиях их изоляции от общества а в отношении Амирханова Р.М., Гюльвердиева СБ., Баринова И.А. с ограничением свободы.

Наказание осужденным Амирханову Р.М., Гюльвердиеву СБ. по пп. «ж»,«к» ч.2 ст. 105 УК РФ, по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, оно соразмерно содеянному и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания осужденным, применения к ним положений ст. 64, 73 УК РФ не имеется.

Вид исправительного учреждения осужденным назначен правильно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38913, 38915, 38917, 389**, 38919, 38920, 38927, 38928 и 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Московского городского суда от 5 декабря 2014 года постановленный с участием присяжных заседателей, в отношении Амирханова Р.М., Гюльвердиева С.Б., Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е. изменить.

Исключить из вводной части приговора указание на обвинение Исаакяна О.Е. в совершении преступления, предусмотренного п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ.

Обстоятельством, отягчающим наказание Амирханова Р.М., признать рецидив преступлений.

Действия Амирханова Р.М., Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В Баринова И.А., Исаакяна О.Е. в отношении потерпевшего Иылмаза А переквалифицировать с п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ на п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ, по которой назначить:

Амирханову Р.М. 11 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы Шамильского района Республики Дагестан без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

Гюльвердиеву С Б . 11 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Мурома Владимирской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

Кучерову Р.В. 8 лет лишения свободы,

Баринову И.А. 7 лет 11 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Кирова Калужской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации,

Исаакяну О.Е. 7 лет лишения свободы.

На основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.1 ст.30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Амирханову Р.М. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы Шамильского района Республики Дагестан без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

На основании чч. 3, 4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ ч.1 ст.30, п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Гюльвердиеву С Б . наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Мурома Владимирской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ окончательно назначить Гюльвердиеву С Б путем частичного сложения наказаний по приговору Московского городского суда от 5 декабря 2014 года и приговору Владимирского областного суда от 25 ноября 2013 года 18 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы г. Мурома Владимирской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

В остальном указанный приговор в отношении Амирханова Р.М Гюльвердиева СБ., Кучерова Р.В., Баринова И.А., Исаакяна О.Е., а также этот же приговор в отношении Гаджимагомедовой З.С. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Гюльвердиева С Б . , Кучерова Р.В., Исаакяна О.Е., адвокатов Ржанова В.И Зака Ю.С, Мошанского А.А., Аникиной Ц.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...