Актуально на:
04 апреля 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 78-АПУ17-24СП от 16.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 78-АПУ17-24СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 августа 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В.А., осужденных Смирнова Д.А. и Алексеева Д.Д. (в режиме видеоконференц-связи), защитников осужденных - адвокатов Белинской М.А. и Лунина Д.М.

при секретаре Мамейчике М.А.

рассмотрела в закрытом судебном заседании в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Смирнова Д.А. и Алексеева Д.Д., а также защитника Смирнова Д.А. - адвоката Белинской М.А. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 9 февраля 2017 г., по которому

Смирнов Д А ,

несудимый,

осужден:

- по пп. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пожизненному лишению свободы;

- по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 158 УК РФ - к 1 году лишения свободы,

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима;

Алексеев Д Д , .

несудимый,

осужден:

- по пп. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пожизненному лишению свободы;

- по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима.

По приговору взыскано:

со Смирнова Д.А. - 100 000 руб. в качестве компенсации морального вреда в пользу К 3 000 руб. в возмещение материального ущерба в пользу А 1500 000 руб. в качестве компенсации морального вреда в пользу А

с Алексеева Д.Д. - 1 500 000 руб. в качестве компенсации морального вреда в пользу А

с Алексеева Д.Д. и Смирнова Д.А. солидарно - 262 890 руб. в возмещение материального ущерба в пользу А

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кондратова П.Е. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб выслушав выступления осужденных Смирнова Д.А. и Алексеева Д.Д., их защитников - адвокатов Белинской М.А. и Лунина Д.М., поддержавших апелляционные жалобы, а также выслушав мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Санкт-Петербургского городского суда от 9 февраля 2017 г., основанному на вердикте присяжных заседателей от 19 декабря 2017 г., признаны виновными:

Смирнов Д.А. - в причинении смерти В П.

и, совместно с Алексеевым Д.Д., В в том числе с целью скрыть другое преступление; Алексеев Д.Д. - в причинении смерти В и, совместно со Смирновым Д.А., - В с целью скрыть другое преступление.

Кроме того, Смирнов Д.А. и Алексеев Д.Д. признаны виновными в умышленном повреждении чужого имущества, совершенном путем поджога повлекшем причинение значительного ущерба потерпевшей А а Смирнов Д.А. также в совершении кражи чужого, принадлежавшего В имущества.

В апелляционных жалобах осужденный Смирнов Д.А. и его защитник - адвокат Белинская М.А., не соглашаясь с постановленным в отношении Смирнова Д.А. приговором, утверждают о существенном нарушении в ходе производства по уголовному делу норм уголовно-процессуального закона. В частности, ставят под сомнение соблюдение судом положений ч. 1 ст. 252 и ч. 7 ст. 335 УПК РФ. Считают назначенное осужденному наказание несправедливым вследствие чрезмерной его суровости.

Просят приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение с предварительного слушания.

В дополнениях к своей апелляционной жалобе осужденный Смирнов Д.А. отмечает, что он не был ознакомлен с материалами проводившихся по делу экспертиз и, соответственно, не мог поставить перед экспертами имевшиеся у него дополнительные вопросы, его ходатайства о назначении генетической экспертизы следов крови на его одежде безосновательно оставлено без удовлетворения, данные о его ознакомлении с материалами уголовного дела фальсифицированы, т.к реально ознакомление проводилось только 6 и 7 апреля 2016 г Утверждает, что назначенная ему в качестве защитника адвокат Пессонен Е.М. ненадлежаще исполняла свои обязанности, поддерживала незаконные действия следователя, не отстаивала интересы подзащитного, не приходила к нему в СИЗО и не оказывала помощь в подготовке к допросу и к выступлению в прениях и с последним словом Заявленные несколько раз в ходе судебного заседания отводы адвокату судом не были удовлетворены, чем было нарушено право Смирнова Д.А на защиту. Полагает, что на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие в результате допроса в судебном заседании следователя. Считает, что при оглашении заключения эксперта о принадлежности обнаруженных на его кофте следов крови прокурором было искажено существо этого заключения, в котором речь шла о том что кровь могла принадлежать одному из потерпевших, а не принадлежала именно ему. Отмечает безосновательность отклонения председательствующим судьей предложений стороны защиты по формулированию вопросов в вопросном листе, учитывались лишь изменения, предлагаемые прокурором. Отмечает также, что председательствующий в напутственном слове исказил содержание показаний Алексеева Д.Д., разъяснил присяжным заседателям, что не все сомнения следует толковать в пользу обвиняемого. Усматривает противоречие в выводах суда, признавшего явку с повинной, но не учитывающего ее в качестве смягчающего обстоятельства. Подчеркивает что вину в убийстве В он признал не частично, а полностью. Считает необоснованными отказ в признании смягчающим обстоятельством аморального и противоправного поведения В.,

а также вывод суда о том, что он (Смирнов Д.А.) не участвовал в воспитании малолетних детей. Отмечает непоследовательность суда указавшего на давность положительных характеристик осужденного, но при этом признавшего значимыми столь же давние отрицательно характеризующие его данные. Полагает, что согласно уголовному закону состояние опьянения не могло быть признано обстоятельством отягчающим его наказание. В приговоре не обоснован вывод суда о его исключительной общественной опасности.

Адвокат Белинская М.А. в дополнениях к апелляционной жалобе в защиту Смирнова Д.А. обращает внимание на допущенные в ходе производства по уголовному делу нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в том, что протокол судебного заседания был изготовлен и предоставлен стороне защиты для ознакомления по прошествии 3 месяцев с момента окончания судебного заседания замечания на протокол были отклонены без приведения мотивов Смирнов Д.А. был лишен систематической и адекватной помощи защитника-адвоката Пессонен Е.М., которая не встречалась со своим подзащитным и не участвовала в ряде значимых процессуальных действий, подтверждение участия в которых Смирнова Д.А фальсифицировано (в частности, посещение Смирнова Д.А. в СИЗО следователем М и адвокатом Пессонен Е.М. для ознакомления с материалами дела опровергается справкой администрации СИЗО о том, что указанные лица обвиняемого в этот день не посещали); Смирнов Д.А. не был извещен о дате предварительного слушания по уголовному делу 25 апреля 2017 г Фальсификация материалов предварительного следствия позволила, в частности, ограничить возможности ознакомления Смирнова Д.А. с материалами уголовного дела при подготовке к судебному разбирательству, лишила его права на защиту. Обращает внимание на то что Смирнов Д.А. неоднократно отказывался от услуг адвоката Пессонен Е.М., но суд не принимал этот отказ, не позволял обвиняемому пригласить защитника по соглашению. Подчеркивает, что 2 июля 2015 г в день, когда адвокат Пессонен Е.М. по назначению вступила в процесс она не была дежурным адвокатом и, следовательно, ей не могло быть выдано поручение на участие в деле. Заявляет, что сторона защиты была ограничена в представлении доказательств по делу: в частности, суд отказал в проведении генетической экспертизы для определения принадлежности крови на кофте Смирнова Д.А. ему самому; в распоряжение экспертов-психиатров не были представлены материалы подтверждающие наличие у Смирнова Д.А. органического расстройства личности, зафиксированного в документах призывной комиссии военного комиссариата; не был получен ответ на вопрос о том, как соотносятся имеющееся у осужденного органическое расстройство личности и злоупотребление алкоголем. Отмечает недопустимость допроса перед присяжными заседателями в качестве свидетеля следователя, который заявлял, что вина Смирнова Д.А. доказана, а необнаружение перчаток и крови на лестнице не имеет значения. Считает, что доведение государственным обвинителем до сведения присяжных заседателей сведений, порочащих Смирнова Д.А., незаконно повлияло на постановление вердикта, а право обвиняемого на защиту было нарушено отказом в удовлетворении его ходатайств о предоставлении ему времени для подготовки к прениям сторон и последнему слову. На ограничении права на участие в прениях сказалось и то, что в это время Смирнов Д.А отказался от помощи защитника Пессонен Е.М., которая не посещала его в следственном изоляторе, не мог ознакомиться с протоколом предыдущих судебных заседаний. Подчеркивает, что сторона защиты фактически была лишена возможности настаивать на включении в вопросный лист вопросов, могущих указывать на то, что совершенное преступление является менее тяжким, нежели то, которое вменяется в вину обвиняемому. Подсудимый был лишен возможности на всем протяжении судебного разбирательства отстаивать свои интересы, в том числе задавать вопросы свидетелям обвинения. Отмечает, что при назначении наказания суд не учел все обстоятельства, положительно характеризующие осужденного, а также наличие у него психических заболеваний. При назначении наказания суд не учел рекомендацию ЕСПЧ о зачете в срок наказания времени нахождения в следственном изоляторе из расчета: один день за два. Просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином его составе или вернуть уголовное дело прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ.

Осужденный Алексеев Д.Д. в апелляционной жалобе (с дополнениями), оспаривая законность и обоснованность постановленного в отношении него приговора, утверждает, что определенные выводы суда в приговоре не подтверждаются исследованными доказательствами, а существенные обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда не были учтены. Обращает внимание на то, что суд в приговоре отметил частичное признание им своей вины, хотя в последнем слове он заявил о полном признании вины, что сказалось на назначенном ему наказании Утверждает, что на назначении наказания сказалось и то, что он не имел возможности задать вопросы следователю М которую просил вызвать в суд в качестве свидетеля, относительно его поведения на предварительном следствии. Заявляет о признании себя виновным, в том числе в поджоге имущества, отмечая, что существенного вреда в результате его действий не наступило. Полагает, что из заключений экспертов следует, что смерть потерпевших наступила в короткий период времени после нанесения им телесных повреждений, а поэтому полагать что потерпевшие испытывали мучения, нет оснований. Заявляет о признании исковых требований потерпевшей А , но поясняет, что отбывая пожизненное лишение свободы, не сможет их удовлетворить Указывает, что у него не было цели совершить убийство В для сокрытия ранее совершенного преступления, поскольку В.

он не убивал и о его убийстве со Смирновым Д.А. не договаривался Убийство В и В им было совершено во исполнение указаний Смирнова Д.А. Просит приговор изменить назначив ему наказание в виде лишения свободы на определенный срок.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Алексеева Т В . просит отказать в их удовлетворении, оставив приговор постановленный в отношении обоих осужденных, без изменения.

Изучив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Уголовное дело в отношении Смирнова Д.А. и Алексеева Д.Д рассмотрено судом с участием присяжных заседателей в соответствии с волеизъявлением обвиняемого Смирнова Д.А., выраженным в порядке предусмотренном ст. 217, 325 УПК РФ. В связи с заявлением обвиняемого Алексеева Д.Д. о рассмотрении уголовного дела единолично судьей судом с участием сторон был обсужден вопрос о выделении уголовного дела в отношении данного обвиняемого в отдельное производство, однако ввиду невозможности такового рассмотрение дела в отношении обоих обвиняемых было назначено в суде с участием присяжных заседателей. Права обвиняемых при рассмотрении вопроса о выборе формы судебного разбирательства и принятии решения о проведении судебного разбирательства судом с участием присяжных заседателей были обеспечены в полной мере, им были разъяснены особенности и правовые последствия использования этой формы судебного разбирательства (в том числе предусмотренные ст. 389.27 УПК РФ).

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено с участием сторон в соответствии с установленным уголовно процессуальным законом порядком на основе надлежаще составленного списка кандидатов в присяжные заседатели, отобранных на основе случайной выборки. Каких-либо замечаний по процедуре проведения отбора присяжных заседателей сторонами, в том числе в апелляционных жалобах, не высказано.

Установленные гл. 42 УПК РФ правила рассмотрения уголовного дела в суде с участием коллегии присяжных заседателей, в том числе установленный порядок исследования обстоятельств уголовного дела был соблюден с обеспечением сторонам в соответствии со ст. 15 УПК РФ равных возможностей по представлению и исследованию доказательств по делу. Вопросы, касающиеся проверки и оценки относимости и допустимости доказательств, рассматривались и разрешались судом в соответствии с законом с участием сторон в отсутствие присяжных заседателей.

Заявление осужденного Смирнова Д.А. и его защитника Белинской М.А. о неполноте заключения, подготовленного по результатам проведения судебно-биологической экспертизы следов крови на кофте Смирнова Д.А. (в связи с непроведением сравнительного исследования этих следов с данными крови Смирнова Д.А.) и о необоснованности отказа суда от проведения генетической экспертизы следов крови не может расцениваться как свидетельство нарушения судом порядка исследования обстоятельств дела, поскольку при подтверждении экспертом принадлежности следов крови на кофте Смирнова Д.А погибшим В В с возможной примесью крови В в условиях наличия других доказательств участия осужденного в убийстве потерпевших, в том числе показаний свидетеля Н о том, что утром 29 июня 2015 г. она видела Смирнова Д.А., когда он вместе с Алексеевым Д.Д. садился в автобус, и на его одежде уже тогда была кровь, в проведении дополнительных экспертных исследований не было необходимости.

Утверждение адвоката Белинской М.А. о недопустимости проведенного судом допроса следователя А который заявил перед присяжными заседателями о доказанности вины Смирнова Д.А. в совершении преступлений и о том, что необнаружение на лестнице в доме следов крови и перчаток не имеет никакого значения, Судебная коллегия находит несостоятельным, прежде всего по той причине, что как следует из протокола судебного заседания, подобных заявлений в ходе допроса А не делал. Сам же по себе факт допроса перед присяжными заседателями в качестве свидетеля об обстоятельствах проведения следственного действия следователя не противоречит закону.

Обстоятельства, не подлежащие, в силу закона, исследованию с участием присяжных заседателей, в ходе судебного следствия не обсуждались, Эпизодические же высказывания государственного обвинителя, содержащие сведения о личности подсудимых, в частности о

судимости и наркотизме Смирнова Д.А., председательствующим

пресекались, а внимание присяжных заседателей обращалось на то, что

эта информация не должна ими учитываться при вынесении вердикта.

Что касается содержащихся в апелляционных жалобах доводов о

неподтвержденности выводов суда в приговоре о виновности Алексеева

Д.Д. и Смирнова Д.А. в инкриминируемых им преступлениях, в частности

о совершении Алексеевым Д.Д. убийства В с целью

сокрытия ранее совершенного преступления, то их оценка в данном

случае не входит в компетенцию суда апелляционной инстанции,

поскольку указанные выводы суда основываются на вердикте присяжных

заседателей, пересмотр которого в апелляционном порядке невозможен.

Каких-либо нарушений при составлении и обсуждении вопросного листа Судебная коллегия не усматривает: вопросный лист по делу составлен с учетом мнения сторон и в соответствии с требованиями ст. 252, 338 и 339 УПК РФ. Включенные в него вопросы основаны на обвинении, которое было предъявлено подсудимым и которое исследовалось в судебном заседании. Формулировки вопросов конкретны и понятны; в них отсутствуют положения, требующие от присяжных заседателей юридических познаний или могущие быть расценены, как содержащие в себе предрешение.

При подготовке вопросного листа стороне защиты, была обеспечена возможность внести свои предложения относительно формулировок выносимых на обсуждение присяжных заседателей вопросов. То обстоятельство, что предложения стороны защиты не были учтены при формулировании окончательной редакции вопросного листа, не являются свидетельством ограничения прав осужденных и их защитников, тем более что Смирнов Д.А. позицию своего защитника по формулированию вопросного листа не поддержал (т. 10, л.д. 187).

Тот факт, что председательствующим при формулировании окончательного текста вопросного листа были учтены предложения государственного обвинителя, не свидетельствует об обвинительном уклоне суда, на что указывает и то, что предложения государственного обвинителя в полной мере были поддержаны подсудимыми и их защитниками.

В напутственном слове председательствующего отсутствовали какие либо оценочные характеристики исследованных доказательств с точки зрения их значимости по делу, а также какие-либо наставления относительно желательного решения по делу, в связи с чем нет оснований сомневаться в их соответствии требованиям, сформулированным в ст. 340 УПК РФ. Сторонам была предоставлена возможность высказать свои замечания по поводу содержания и порядка произнесения напутственного слова председательствующего, однако каких-либо возражений на этот счет от них не поступило.

Вердикт вынесен присяжными заседателями исходя из существа поставленных перед ними в пределах предъявленных Алексееву Д.Д. и Смирнову Д.А. обвинений вопросов, он является ясным и непротиворечивым.

Приговор, постановленный по результатам обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей судом, основан на обстоятельствах дела признанных присяжными заседателями доказанными, и, в части квалификации действий обоих осужденных соответствует нормам уголовного закона.

Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и повышенной степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных об их личностях влияния наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей, а также с учетом того, что присяжными заседателями оба осужденных не признаны заслуживающими снисхождения.

Утверждение осужденного Алексеева Д.Д. о необоснованности учета в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания по пп. «а, ж к» ч. 2 ст. 105 УК РФ причинения потерпевшим особых мучений Судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку, несмотря на то, что смерть потерпевших наступила по прошествии непродолжительного времени с момента нанесения им телесных повреждений, само причинение смерти потерпевшим - членам одной семьи, в ограниченном пространстве квартиры путем нанесения каждому из потерпевших множественных ножевых ранений, может расцениваться как причинившее особые мучения.

Как несостоятельные расценивает Судебная коллеги также доводы осужденного Смирнова Д.А. о необоснованности выводов суда о его исключительной общественной опасности и о признании в отношении него отягчающим обстоятельством совершения преступления в состоянии опьянения.

Признание исключительной общественной опасности Алексеева Д.Д. и Смирнова Д.А. основывается на данных о роли каждого из них в совершении преступлений, о конкретных их действиях и их мотивах, а также о посткриминальном поведении осужденных.

Употребление спиртных напитков осужденными перед совершением преступлений подтверждалось их собственными показаниями, а также показаниями свидетелей и заключениями психолого-психиатрических экспертиз и было признано доказанным вердиктом коллегии присяжных заседателей; обязательного же получения заключения судебно-медицинских экспертов относительно наличия у осужденного состояния опьянения закон не предусматривает.

Не считает Судебная коллегия обоснованными и доводы стороны защиты относительно необоснованности неучета в качестве смягчающих ряда обстоятельств.

В частности, суд обоснованно признал, что сам по себе факт оформления Смирновым Д.А. явки с повинной, не дает оснований для признания наличия такого смягчающего обстоятельства, как активное способствование со стороны этого обвиняемого раскрытию и расследованию

преступлений; сама же по себе явка с повинной, вопреки утверждению Смирнова Д.А., была признана обстоятельством, смягчающим наказание, в

отношении каждого осужденного. Какого-либо противоречия в таких

выводах суда Судебная коллегия не усматривает.

Суд обоснованно отказал в признании смягчающим обстоятельством

по факту убийства В аморального и противоправного

поведения потерпевшего, поскольку убедительных доказательств такого

поведения потерпевшего получено не было, а сама по себе ссора на почве

распития спиртных напитков не может расцениваться как противоправное

поведение одной из сторон этой ссоры.

Тот факт, что в приговоре суд указал на частичное, а не полное признание осужденными своей вины в совершении преступлений, не может служить основанием для признания назначенного им наказания несправедливым и не соответствующим обстоятельствам дела. В ходе производства по уголовному делу, оба обвиняемых, не отрицая в целом свою причастность к совершению преступлений, признавали как свою, так и соучастника по делу виновность в разном объеме, что и обусловило вывод суда о частичном признании подсудимыми своей вины. Ссылка Смирнова Д.А. на то, что он на протяжении всего производства по делу в полной мере признавал свою вину в убийстве В не дает оснований утверждать о полном признании им своей вины в целом в инкриминируемом ему преступлении, включающем в себя причинение смерти трем лицам Кроме того, из содержания приговора не усматривается, что выводы суда относительно признания подсудимыми своей виновности в совершении преступлений отрицательным образом повлияли на назначенное им наказание.

Вопреки утверждению осужденного Смирнова Д.А. суд, отметив давность выданных ему характеристик с места жительства, места учебы, из общества ДОСААФ, учел их при постановлении приговора и признал положительно характеризующими осужденного.

Также суд при назначении наказания Смирнову Д.А. учел наличие у него малолетних детей, хотя и указал при этом, что сын Смирнова Д.А проживает с его бывшей женой, а дочь находится под опекой его матери.

Вместе с тем Судебная коллегия, оценивая принятые судом решения о наказании осужденных, приходит к выводу о необходимости внесения изменений в приговор в части назначения Смирнову Д.А. наказания по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

За данное преступление, выразившееся в тайном хищении принадлежавших В 3 000 руб. и относящееся к категории преступлений небольшой тяжести, Смирнову Д.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год, что, с учетом имеющихся у него смягчающих обстоятельств, а также положений Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 326-ФЗ, предусматривающих за кражу чужого имущества на близкую к похищенной сумму не свыше 2500 руб. лишь административную

ответственность, представляется неоправданно строгим.

Кроме того, согласно п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, если со дня

совершения преступления небольшой тяжести до момента вступления

приговора в законную силу прошло более двух лет, виновное лицо

подлежит освобождению от уголовной ответственности ввиду истечения

срока давности. Поскольку предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ

преступление совершено Смирновым Д.А. 29 июня 2015 г., срок давности

его уголовного преследования на момент рассмотрения уголовного дела в

суде апелляционной инстанции следует признать истекшим Соответственно, приговор в части осуждения Смирнова Д.А. по ч. 1 ст. 158 УК РФ подлежит изменению с освобождением его от наказания.

Судебная коллегия не находит оснований согласиться с мнением адвоката о необоснованности проведенной в отношении Смирнова Д.А судебной психолого-психиатрической экспертизы. То обстоятельство, что комиссия экспертов, оценивая психическое состояние и психологические особенности личности Смирнова Д.А., не владела информацией о постановке осужденному 27 апреля 2006 г. решением призывной комиссии военного комиссариата г. Великого Новгорода диагноза « », как пояснила в судебном заседании эксперт О не повлияло на выводы комиссии экспертов, поскольку данный диагноз был последствием родовой травмы в дальнейшем он никак не проявлялся, и комиссия, зная со слов осужденного и его матери о заключении призывной комиссии, признала отсутствие на момент проведения экспертизы указанного психического расстройства. Соответственно, оказывается беспредметным сформулированный адвокатом в ее жалобе вопрос о сочетании констатировавшегося у Смирнова Д.А.

с употреблением им алкоголя и наркотических средств.

По результатам проведенного исследования комиссия судебно психиатрических экспертов от 27 августа 2015 г. № 320/1810 пришла к обоснованному выводу, что Смирнов Д.А. хроническим временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдает, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В то же время комиссией экспертов у осужденного отмечены признаки синдрома зависимости от сочетанного употребления психоактивных веществ, а также проявления симуляции.

Каких-либо обстоятельств, которые могли бы оказать влияние на назначение осужденным наказания, но не были учтены судом при постановлении приговора, не выявлено.

Отсылка адвоката к рекомендациям ЕСПЧ учитывать при исчислении срока наказания время содержания осужденного под стражей из расчета один день за два не основана на законе, так как подобного рода рекомендации не могут служить нормативным основанием для решения вопросов, связанных с назначением наказания; согласно же ч. 3 ст. 72 УПК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы из расчета один день за один день.

В ходе досудебного производства, как и в ходе судебного разбирательства по настоящему уголовному делу каких бы то ни было существенных нарушений уголовно-процессуального закона, связанных с ограничением прав участников процесса со стороны защиты и повлиявших или могущих повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, не выявлено.

В частности, Судебная коллегия не находит подтверждения заявлению осужденного Смирнова Д.А. и его защитника Белинской М.А. о нарушении права Смирнова Д.А. на защиту ввиду ненадлежащего исполнения адвокатом Пессонен Е.М., возложенных на нее обязанностей. Рассматривая заявление Смирнова Д.А. об отказе от услуг адвоката Пессонен Е.М., суд признал, что этим адвокатом были предприняты все меры по защите Смирнова Д.А защита ею своего доверителя велась профессионально и грамотно Оснований сомневаться в обоснованности таких выводов суда не имеется поскольку, как следует из материалов уголовного дела, адвокат Пессонен Е.М. участвовала во всех следственных и иных процессуальных действиях, в которых обязательно участие защитника, занимая при этом активную процессуальную позицию в интересах подзащитного, заявляя необходимые для защиты этих интересов ходатайства и оспаривая доводы, приводимые стороной обвинения; позиции обвиняемого и его защитника по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, были совпадающими.

На стадии предварительного расследования и в ходе судебного производства Смирнов Д.А. претензий по поводу ненадлежащего осуществления адвокатом Пессонен Е.М. своих процессуальных обязанностей не заявлял; более того, по окончании предварительного следствия им письменно было заявлено желание, чтобы его защиту в суде первой инстанции осуществляла именно адвокат Пессонен Е.М. Заявление об отказе от услуг адвоката Пессонен Е.М. было подано Смирновым Д.А только после заслушивания последних слов подсудимых перед обсуждением проекта вопросного листа. В это же время осужденным было заявлено о предоставлении ему времени для заключения соглашения о юридической помощи с другим адвокатом. То, что суд, не согласившись с мнением подсудимого о ненадлежащем осуществлении его защиты адвокатом Пессонен Е.М., признал необходимым ее дальнейшее участие в судебном разбирательстве, права Смирнова Д.А. не нарушило, а с учетом того, что ему была предоставлена возможность пригласить избранного им адвоката Белинскую М.А., вступившую в процесс 12 января 2011 г., даже дополнительно гарантировало их.

Ссылка адвоката Белинской М.А. на то, что адвокат Пессонен Е.М. в день выдачи ей поручения на участие в качестве защитника Смирнова Д.А. не была дежурным адвокатом, не может служить доказательством нарушения права обвиняемого на защиту, поскольку несоблюдение адвокатами внутренних организационных норм деятельности адвокатских образований, если таковое имело место, не является основанием для их отстранения от участия в конкретном уголовном деле.

Приведенные в жалобе адвоката Белинской М.А. доводы о нарушении права Смирнова Д.А. на ознакомление с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия тщательно проверялись судом первой инстанции в ходе предварительного слушания. Как было установлено судом, ознакомление обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела было проведено в соответствии с положениями ст. 217 УПК РФ; что подтверждается, в частности, соответствующими графиками и протоколами более того, обвиняемому Смирнову Д.А. и его защитнику материалы уголовного дела были предоставлены в копиях в полном объеме С учетом этого не имеется оснований полагать права Смирнова Д.А нарушенными.

Не установлена также фальсификация материалов уголовного дела в части отражения в них данных об ознакомлении стороны защиты с делом.

Неубедительными следует признать доводы апелляционных жалоб об ограничении права Смирнова Д.А. на подготовку к прениям сторон в суде первой инстанции. Как следует из протокола судебного заседания от 1 декабря 2016 г., председательствующим было сообщено сторонам о том, что проведение судебных прений предлагается провести 15 декабря 2016 г после чего заслушать последние слова и раздать сторонам копии проекта вопросного листа, обсуждение которого предлагается провести 19 декабря 2016 г., при этом подсудимым было разъяснено право участвовать в прениях сторон. Отвечая на вопрос о готовности к судебным прениям Смирнов Д.А заявил, что он желает участвовать в прениях и не возражает против предложенной даты их проведения (т. 10, л.д. 162). При таких данных заявление Смирнова Д.А. о том, что он не знал о проведении прений сторон 15 декабря 2016 г. и потому не был готов к ним, нельзя признать состоятельным.

Вопросы, связанные с взысканием с осужденных возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда, разрешены судом в соответствии с законом исходя из роли и степени виновности в совершенных преступлениях каждого из осужденных, а также с учетом требований разумности и справедливости.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 9 февраля 2017 г., в отношении Смирнова Д А изменить:

- назначить ему по ч. 1 ст. 158 УК РФ наказание в виде исправительных работ на срок 10 месяцев с удержанием 15% из заработной платы в доход федерального бюджета;

- на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ от назначенного наказания по ч. 1 ст. 158 УК РФ Смирнова Д.А. освободить ввиду истечения срока давности уголовного преследования за указанное преступление;

- назначить Смирнову Д.А. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных пп. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, окончательно наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием его в исправительной колонии особого режима;

В остальном приговор в отношении Смирнова Д.А., а также в отношении Алексеева Д Д оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...