Актуально на:
24 октября 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 82-АПУ16-2 от 22.03.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

дело № 82-АПУ16-2

г.Москва 22 марта 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Земскова Е.Ю., Смирнова В.П.

при секретаре Багаутдинове Т.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ветровой Ю.В апелляционным жалобам осужденного Сизунова Р.Г. и его защитника адвоката Фирсова А.В. на приговор Курганского областного суда от 11 декабря 2015 года, по которому

Сизунов Р Г ,

несудимый,

- осужден по пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) к пожизненному лишению свободы;

- по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) к 9 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Сизунову Р.Г пожизненное лишение свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Шинкевич А Е

судимый:

11 июля 2014 г. по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 73

УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно, с

испытательным сроком 3 года,

- осужден по ч. 1 ст. 162 УК РФ (в редакции от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ), с освобождением от наказания на основании п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ в соответствии с п.З ч.5, ч.8 ст.302 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., объяснения осужденного Сизунова Р.Г., адвокатов Артеменко Л.Н., Баранова А.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Коловайтеса О.Э., поддержавшего апелляционное представление и возражавшего против доводов апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Сизунов Р.Г. признан виновным в совершении убийства трех лиц, в том числе одного из них по найму, в группе с Андреевым А.М., который осужден за данное преступление приговором Курганского областного суда от 5 октября 2015 г.

Кроме того Сизунов Р.Г., а также Шинкевич А.Е. осуждены за совершение нападения в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а Сизунов Р.Г. - и с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Преступления совершены 29 апреля 2003 года и в начале июня 2003 года в г. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ветрова Ю.В., не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства преступлений, доказанность вины осужденных и квалификацию их действий просит приговор изменить в отношении Шинкевича А.Е. в части разрешения вопроса о назначении ему наказания. По мнению государственного обвинителя, если суд во время судебного разбирательства придет к выводу о необходимости освобождения подсудимого от наказания по основаниям предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 24 и п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, то в соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 г. № 1 «О судебном приговоре» должен, признав подсудимого виновным в совершении преступления, назначить ему наказание по соответствующей статье уголовного закона и освободить от наказания. Вопреки требованиям ст. 60 УК РФ и ст. 308 УПК РФ судом наказание Шинкевичу А.Е не назначено. Просит назначить Шинкевичу А.Е. наказание за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УК РФ, в виде 5 лет лишения свободы и в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ и п. 2 ч. 5, ч. 8 ст. 302 УПК РФ освободить от наказания.

В апелляционных жалобах:

осужденный Сизунов Р.Г. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Просит приговор отменить либо его изменить с учетом того, что доказательства, собранные по делу, не соответствуют действительности. Оспаривает обоснованность осуждения по п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку он не принимал участия в убийстве и кроме показаний оговорившего его Андреева А.М., других доказательств этому не имеется. В судебном заседании допрошены не все свидетели, судом не принято во внимание заключение портретной экспертизы, которая не подтвердила его причастность к совершенному убийству. Просит изменить квалификацию его действий, за которые он осужден по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ , учесть его личность и образ жизни;

адвокат Фирсов А.В. просит приговор в отношении Сизунова по п. «а», з ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ отменить и вынести в отношении его подзащитного оправдательный приговор.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Ветрова Ю.В. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и представления, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Обстоятельства причинения смерти З З Д и причастность к содеянному осужденного Сизунова Р.Г., как и виновность осужденных Сизунова Р.Г. и Шинкевича А.Е. в разбойном нападении на потерпевших П иР правильно установлены судом.

Вывод суда о виновности Сизунова в убийстве З З Д подтверждается показаниями осужденного в отдельном производстве Андреева А.М., свидетелей Х Ш К Г К заключениями судебно медицинской и криминалистической экспертиз.

Доводы Сизунова о том, что Андреев его оговаривает, а показания Андреева о причастности к преступлению Сизунова ничем не подтверждаются правильно оценены судом как необоснованные.

Судом правильно указано в приговоре, что у Андреева отсутствуют мотивы для оговора Сизунова, с чем Судебная коллегия согласна, поскольку Андреев за совершенное им преступление уже осужден, а фактических данных позволяющих прийти к выводу, что Андреев сообщил по уголовному делу ложные сведения, в связи с чем приговор в отношении него мог бы быть пересмотрен на основании ст.317 УПК РФ, по уголовному делу не имеется.

Утверждение Сизунова о возможном совершении преступления самим Андреевым является голословным, к числу фактов не относится.

При таких обстоятельствах оснований считать, что Андреев заинтересован в сообщении суду ложных сведений, а его показания против Сизунова являются оговором, по делу не имеется.

Более того, утверждение, что показания Андреева об обстоятельствах преступления ничем не подтверждаются, не соответствует действительности.

Андреев в своих показаниях утверждал, что он обсуждал с Сизуновым заказ на убийство З

Данный факт также подтвердил в своих показаниях и сам Сизунов. При этом Сизунов, утверждая, что он отказался от предложения, сделанного Андреевым, не привел правдоподобных обстоятельств, объясняющих причины такого решения.

В тоже время из показаний Андреева известно, что им было обещано денежное вознаграждение Сизунову и тот на это предложение ответил согласием.

Суд при оценке показаний Андреева также правильно учел, что, поскольку он сам не являлся очевидцем убийства, то его осведомленность о его деталях подтверждает его показания о том, что подробности он узнал от исполнителя Сизунова.

Содержание информации, которой располагает Андреев, соответствует фактическим обстоятельства дела, которые подтверждаются исследованными судом доказательствами: протоколом осмотра места происшествия о следах преступления, заключениями судебно-медицинских экспертиз об огнестрельных ранениях на трупах, показаниями свидетелей К Х Ш о маршруте, которым Сизунов скрылся после сделанных им выстрелов, показаниями свидетелей К иГ об известных им обстоятельствах возникшего у К и Ш конфликта с лицами чеченской национальности, показаниями свидетеля К о внесении изменений в автомат, что соответствует экспертному заключению по пулям и гильзам.

Таким образом, показания Андреева о том, что убийство указанных троих лиц совершил Сизунов, нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. Каких-либо оснований считать, что Андреев сообщил ложные сведения о лице, совершившем преступление, у суда не имелось.

Выводы суда о фактических обстоятельствах дела основаны на совокупности доказательств по делу, которые суд привел в приговоре, дав им надлежащую оценку.

Исходя из содержания портретной экспертизы о невозможности проведения идентификационного исследования в отношении субъективных

портретов, данное доказательство выводов суда о причастности Сизунова к

преступлению не опровергает, в связи с чем указанный довод об обоснованности жалобы не свидетельствует.

Допустимость приведенных в приговоре доказательств сомнений у Судебной коллегии не вызывает, поскольку они получены в установленном законом порядке. Фактические обстоятельства определены судом правильно и в полном объеме.

Действия осужденного Сизунова, обстоятельства совершения преступления с использованием огнестрельного автоматического оружия и количество произведенных из него выстрелов, а также характер и локализация телесных повреждений у З и Д прямо указывают на то, что Сизунов преследовал цель лишения жизни З при этом осознавая общественную опасность своих действий и предвидя возможность причинения смерти находившимся в автомобиле З иД,

сознательно допускал наступление этих последствий.

Поскольку Сизунов согласился с предложением Андреева совершить убийство З за вознаграждение и после его совершения получил обещанные ему деньги в сумме 30 000 руб., данные обстоятельства свидетельствуют о совершении Сизуновым преступления по найму.

Суд правильно исключил из обвинения Сизунова не нашедший своего подтверждения квалифицирующий признак совершения убийства в составе организованной группы. Согласно установленным судом обстоятельствам Сизунов являлся единственным исполнителем данного преступления и не состоял в организованной группе.

Таким образом, действия Сизунова по лишению жизни З и Д верно квалифицированы судом по пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) как убийство, то есть умышленное причинение смерти трем лицам, совершенное по найму.

Виновность Сизунова Р.Г. и Шинкевича А.Е. в разбойном нападении подтверждается показаниями осужденных на предварительном следствии показаниями потерпевших П Р свидетеля К протоколами следственных действий, заключением судебно медицинского эксперта и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

В частности, потерпевшая П показала, что осужденные требовали передачи имущества и наносили множественные удары по голове и туловищу руками, ногами, Сизунов при этом, действуя самостоятельно, нанес ей несколько ударов ножом, причинив телесные повреждения, в том числе в виде дефекта правого уха, сопряженные с неизгладимым обезображиванием лица.

Оценивая показания потерпевших Р иП , суд первой инстанции обоснованно признал достоверными их первоначальные показания в ходе предварительного расследования и на очных ставках с обвиняемыми, а также показания П при их проверке на месте преступления Оснований не доверять этим показаниям потерпевших Судебная коллегия не усматривает, поскольку они последовательны, не противоречивы и согласуются с другими доказательствами: показаниями свидетеля К заключением эксперта о наличии у П телесных повреждений, а также показаниями Шинкевича при допросе в качестве подозреваемого и показаниями осужденных в суде, признавших факт применения ими к потерпевшим насилия. Факт нанесения Р ударов палкой Сизуновым подтверждается ее показаниями при допросе в ходе предварительного расследования. С протоколом этого следственного действия потерпевшая была ознакомлена, никаких замечаний от нее не последовало.

Судом первой инстанции дана надлежащая оценка показаниям П и Р , противоречия в которых судом устранены Оснований не доверять показаниям П иР , данным ими в ходе предварительного расследования, у Судебной коллегии не имеется Оснований для оговора Сизунова и Шинкевича со стороны П иР не усматривается.

Судом проверены и признаны несостоятельными доводы Сизунова и Шинкевича о причинении ими телесных повреждений потерпевшим на почве личных неприязненных отношений в результате их противоправного поведения а также об отсутствии у них умысла на хищение имущества потерпевших.

При этом суд обоснованно отверг доводы осужденных о том, что незадолго

до случившегося они распивали спиртное вместе с потерпевшими, после ухода

которых Сизунов обнаружил пропажу своей сумки.

Данные обстоятельства потерпевшие П и Р в ходе

предварительного следствия и в суде не подтвердили, пояснив, что вместе с

осужденными не находились, спиртное с ними не распивали, сумку не

похищали. Кроме того, П показала, что не была знакома с

Сизуновым и Шинкевичем.

При таких обстоятельствах суд правильно указал, что для юридической

оценки действий осужденных не имеет определяющего значения, какое

конкретно имущество они требовали от потерпевших.

В связи с этим требования Сизунова и Шинкевича о передаче им

имущества, с применением к потерпевшим насилия, не вызывают у суда

сомнений о совершении осужденными преступления с прямым умыслом,

направленным на завладение чужим имуществом.

Юридическая оценка действий каждого из осужденных судом первой

инстанции дана правильно.

Оснований для переквалификации действий осужденных, как это

указывается в апелляционной жалобе Сизунова, Судебная коллегия не

усматривает.

Принимая во внимание показания потерпевших, суд обоснованно сделал вывод о корыстном мотиве действий Сизунова и Шинкевича, а также о том, что преступления совершены ими группой лиц.

Сам по себе характер действий осужденных, обстоятельства их совершения, при которых Сизунов и Шинкевич пинали П по голове и туловищу, от чего та теряла сознание, а Сизунов бил Р палкой по голове, свидетельствуют о применении ими насилия, опасного для жизни и здоровья, так как удары они наносили потерпевшим в область расположения жизненно-важных органов человека.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что действия Сизунова с применением ножа в отношении П образуют эксцесс исполнителя, так как они не охватывались умыслом Шинкевича.

После применения Сизуновым ножа Шинкевич требований о передачи имущества и угроз применения насилия к П не высказывал и насилия не применял, а также не поддерживал действия Сизунова в применении насилия к потерпевшей. Угроза лишения жизни П , высказанная Сизуновым, сопровождаемая требованием о передачи имущества, и его дальнейшие действия по перемещению потерпевшей в лес указывают на совершение Сизуновым преступления, в том числе с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья. При этом, исходя из сложившихся обстоятельств и ранее примененного к П насилия, у нее имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Из показаний осужденных следует, что договоренности о хищении имущества потерпевших между ними не было. Доказательств, опровергающих показания осужденных в этой части, суду не представлено.

Таким образом судом правильно исключен из обвинения обоих осужденных, как не нашедший своего подтверждения, квалифицирующий признак совершения ими этого преступления по предварительному сговору.

Не вызывают у Судебной коллегии сомнений выводы эксперта по установлению у потерпевшей П телесных повреждений образовавшихся на месте заживления резаных и колото-резаных ран, повлекших легкий вред здоровью. Дефект верхней трети правого уха, являющийся по заключению эксперта неизгладимым, при непосредственном наблюдении

потерпевшей П , исходя из общепринятых эстетических

представлений о нормальной внешности человека, позволил суду прийти к

обоснованному выводу о том, что данное телесное повреждение придает лицу

потерпевшей неприглядный, отталкивающий вид. Кроме того, по показаниям

П отсутствие части уха вызывает у нее сильные переживания и

дискомфорт.

Суд обоснованно сделал вывод о том, что потерпевшей был причинен

тяжкий вред здоровью, поскольку в результате отделения части уха лицу

потерпевшей придается асимметричный, эстетически неприглядный вид неустранимый терапевтическими методами лечения. Исходя из общепринятых представлений о нормальном человеческом облике, имеющееся у потерпевшей неизгладимое повреждение уха обезображивает ее лицо.

Проверив доказательства, представленные стороной обвинения, сопоставив их друг с другом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что квалификация действий осужденного Шинкевича по ч. 1 ст. 162 УК РФ (в редакции от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) и действий Сизунова по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ по признаку причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей является верной, а приговор - законным и обоснованным.

Что же касается доводов апелляционной жалобы Сизунова о том, что не все свидетели допрошены в судебном заседании, то, как следует из протокола судебного заседания, осужденным было заявлено только одно ходатайство о допросе свидетелей К иА в удовлетворении которого судом было обоснованно отказано, поскольку, как следует из установленных обстоятельств уголовного дела, они не являлись очевидцами преступлений инкриминируемых Сизунову, сторона защиты не привела суду оснований свидетельствующих о том, что указанным лицам могут быть известны какие либо обстоятельства, имеющие значение для разрешения уголовного дела.

Ходатайств о вызове в судебное заседание других свидетелей, включенных в обвинительное заключение, от осужденных и их защитников не поступало. Ни Сизунов, ни его защитник не возражали против окончания судебного следствия без допроса вышеуказанных лиц. Оснований считать, что сторона защиты была ограничена в возможности предоставлять доказательства, Судебная коллегия не усматривает.

Выводы суда о вменяемости Сизунова основаны на экспертном заключении (т. 14 л.д. 151-153), которому дана надлежащая оценка в приговоре, и являются обоснованными.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, Судебная коллегия не усматривает.

Назначая наказание Сизунову Р.Г., суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности

осужденного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, и все

обстоятельства дела.

При этом суд, в соответствии с принципом справедливости, соответствия назначенного наказания тяжести содеянного, учитывая личность осужденного Сизунова Р.Г., несмотря на наличие обстоятельств, смягчающих наказание учитывая обстоятельства совершения преступления, связанного с лишением жизни трех человек, обоснованно признал, что Сизунов представляет исключительную опасность для общества и в соответствии со ст. 57 УК РФ правомерно назначил ему наказание по п.п. "а, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде пожизненного лишения свободы.

Назначенное Сизунову Р.Г. наказание отвечает требованиям статьи 6 УК РФ, является справедливым.

Оснований для удовлетворения апелляционных жалоб Судебная коллегия не усматривает.

Не усматривается также оснований для изменения приговора в отношении Шинкевича по доводам апелляционного представления.

Как следует из приговора, суд, установив, что к моменту постановления приговора давность привлечения Шинкевича к уголовной ответственности по ч.1 ст. 162 УК РФ истекла, принял обоснованное решение об освобождении его от наказания.

Данное решение соответствует позиции, содержащейся в п. 25 Постановления от 27 июня 2013 г. № 19 Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», согласно которому в случае, если во время судебного разбирательства будет установлено обстоятельство, указанное в пункте 3 части 1 статьи 24 УПК РФ, а также в случаях, предусмотренных статьями 25, 28 и 28.1 УПК РФ, суд прекращает уголовное дело и (или) уголовное преследование только при условии согласия на это подсудимого. При этом не имеет значения, в какой момент производства по делу истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Если в результате продолженного судебного разбирательства в связи с возражением подсудимого против прекращения уголовного дела и (или уголовного преследования будет установлена его виновность, суд постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Таким образом, по смыслу закона, при принятии решения об освобождении осужденного от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, назначение ему наказания не требуется, то есть не является обязательным условием такого решения.

Доводы о том, что в рассматриваемом случае суд должен был прекратить уголовное дело, а не освобождать осужденного от наказания, лишены оснований, так как условием прекращения уголовного дела в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности является согласие на то подсудимого, которым суд не располагал и не мог располагать поскольку вопрос о применении срока давности возник только в совещательной комнате при постановлении приговора в связи с переквалификацией действий Шинкевича с п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 162 УК РФ.

Руководствуясь ст.38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Курганского областного суда от 11 декабря 2015 года в отношении Шинкевича А Е и Сизунова Р Г оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя, апелляционные жалобы осужденного и его защитника - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...