Актуально на:
07 мая 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N 11-КГ14-8 от 13.10.2014 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№11-КГ14-8

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 октября 2014 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Фролкиной СВ.,

судей Кириллова В.С., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 13 октября 2014 г гражданское дело по иску Гайнуллина З А к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан о включении периода прохождения службы по призыву в специальным стаж, перерасчете пенсии выплате недополученной пенсии с учетом индексации

по кассационной жалобе Гайнуллина ЗА. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 апреля 2014 г., которым решение Буинского городского суда Республики Татарстан от 4 февраля 2014 г. о частичном удовлетворении исковых требований Гайнуллина З.А. отменено, принято новое решение об отказе в иске.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В С ,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

Гайнуллин З.А. обратился в суд с иском к Государственному учреждению Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан (далее - ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе) о включении периода прохождения службы по призыву в специальный стаж, перерасчете пенсии с 13 октября 2003 г., выплате недополученной пенсии с учетом индексации.

В обоснование иска Гайнуллин З.А. указал, что с 13 октября 2003 г. он является получателем трудовой пенсии по старости в соответствии с подп. 1 п. 1

ст. 27 и ст. 28.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Однако период прохождения

службы в Вооруженных Силах СССР с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. при

назначении пенсии в специальный стаж включен не был. До призыва на службу в армию истец не работал. После службы в армии 18 августа 1980 г. он поступил на работу в качестве ученика машиниста подземных установок шахты « » производственного объединения « » и проработал в данном объединении на разных работах до 15 июля 1996 г. Полагал, что данный период подлежит включению в специальный стаж, в связи с чем необходимо произвести перерасчет пенсии с учетом включенного периода и выплатить недополученную пенсию, применив при этом стажевый коэффициент 0,60.

Решением Буинского городского суда Республики Татарстан от 4 февраля 2014 г. исковые требования Гайнуллина З.А. удовлетворены частично: период прохождения Гайнуллиным З.А. службы в Вооруженных Силах СССР с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. признан подлежащим включению в стаж работы, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 27 и ст. 28.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации На ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан возложена обязанность включить в специальный стаж работы истца по Списку № 1 период прохождения службы в Вооруженных Силах СССР с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г., произвести перерасчет пенсии Гайнуллина З.А. с 10 сентября 2013 г. С ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан взыскана государственная пошлина в бюджет муниципального образования Буинский муниципальный район в сумме

руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 апреля 2014 г. указанное решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение которым в удовлетворении заявленных Гайнуллиным З.А. требований о включении периода прохождения службы по призыву в специальный стаж перерасчете пенсии с учетом индексации отказано. С Гайнуллина З.А. в пользу ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе Республики Татанстан взыскан возврат госпошлины, уплаченной при подаче апелляционной жалобы, в размере

руб.

В кассационной жалобе Гайнуллина З.А. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Гайнуллина З.А. 17 июля 2014 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Задворновым М.В. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова ВС. от 11 сентября 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явились. На основании ст. 385 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебного постановления.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Гайнуллин З.А. в период с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. проходил службу по призыву в Вооруженных Силах СССР. До призыва на службу в армию истец не работал по окончании службы 18 августа 1980 г. поступил на работу в качестве ученика машиниста подземных установок шахты « производственного объединения ».

Гайнуллин З.А. с 13 октября 2003 г. является получателем досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 27 и ст. 28.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Общий трудовой стаж Гайнуллина З.А. составляет 24 года 5 месяцев 29 дней, льготный стаж по Списку № 1 производств, работ профессий, должностей и показателей на подземных работах, на работах с особо вредными и особо тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях утвержденному постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10, - 13 лет 4 месяца 12 дней. Пенсия назначена с учетом стажевого коэффициента 0,58.

10 сентября 2013 г. Гайнуллин З.А. обратился в пенсионный орган с заявлением о включении в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода прохождения службы в Вооруженный Силах СССР по призыву с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. (л.д. 23).

Письмом заместителя начальника ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан от 3 октября 2013 г. Гайнуллину З.А. сообщено о том, что включение в специальный стаж периода прохождения службы в армии не предусмотрено, в связи с чем его заявлением удовлетворено быть не может (л.д. 15).

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что действовавшее в период службы истца правовое регулирование в области пенсионного обеспечения предусматривало возможность зачета периода службы в специальный стаж, в связи с чем имеются основания для включения периода службы истца в стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 27 и ст. 28.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ).

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, указал на то, что Положение о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г. № 590, фактически утратило силу в связи с принятием Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 г. № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации», в связи с чем к спорным отношениями не применимо.

Судебная коллегия находит приведенные выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном применении и толковании норм материального права по следующим основаниям.

Истцу пенсия была назначена по подп. 1 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ, которым предусмотрено, что трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 50 лет и женщинам по достижении возраста 45 лет, если они проработали соответственно не менее 10 лет и 7 лет 6 месяцев на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах и имеют страховой стаж соответственно не менее 20 и 15 лет.

Кроме того, Гайнуллину З.А. назначена пенсия также на основании ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ, в соответствии с которой лицам, проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера или не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеющим необходимый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости, предусмотренной подп. 1-10 и 16-18 п. 1 ст. 27 настоящего Федерального закона, страховой стаж и стаж на соответствующих видах работ возраст, установленный для досрочного назначения указанной пенсии уменьшается на пять лет.

В период службы Гайнуллина З.А. в Вооруженных Силах СССР действовало Положение о порядке назначения и выплаты пенсий,

утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г.

№ 590.

Названное Положение фактически утратило силу в связи с принятием

Закона РСФСР от 20 ноября 1990 г. № 340-1 «О государственных пенсиях в

Российской Федерации».

В абзаце седьмом п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. № 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии разъяснено, что при разрешении споров, связанных с установлением и выплатой трудовой пенсии по старости гражданам ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста, в интересах граждан и в целях недопущения ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, на которые они рассчитывали до введения в действие нового правового регулирования (независимо от того, выработан ими общий или специальный трудовой стаж полностью либо частично), стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, может исчисляться с учетом законодательства, действовавшего на период выполнения соответствующих работ и иной общественно полезной деятельности позволявшего засчитывать такие периоды в стаж при назначении пенсий на льготных условиях (Закон СССР от 14 июля 1956 г. «О государственных пенсиях», Закон СССР от 15 мая 1990 г. «О пенсионном обеспечении граждан в СССР», Закон Российской Федерации от 20 ноября 1990 г. № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации» и принятые в соответствии с ними подзаконные акты).

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 29 января 2004 г. № 2-П указал на то, что в отношении граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования, ранее приобретенные права на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права, сохраняются за указанной категорией лиц.

В подп. «к» п. 109 Положения о порядке назначения и выплаты пенсий утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г. № 590 (действовавшего в период возникновения спорных отношений), было определено, что в общий стаж работы засчитывается в числе прочих оснований служба в составе Вооруженных Сил СССР.

При назначении на льготных условиях или в льготных размерах пенсий по старости и инвалидности рабочим и служащим, работавшим на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах и на других работах с тяжелыми условиями труда (подп. «а» и «б» п. 16), и пенсий по случаю потери кормильца их семьям, а также пенсий по старости работницам предприятий текстильной промышленности (подп. «в» п. 16) периоды указанные в подпунктах «к» и «л», приравниваются по выбору обратившегося за назначением пенсии либо к работе, которая предшествовала данному периоду, либо к работе, которая следовала за окончанием этого периода (п. 109 Положения о порядке назначения и выплаты пенсий).

Таким образом, в соответствии с указанным Положением период прохождения службы может быть включен в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, по выбору обратившегося за назначением пенсии либо к работе, которая предшествовала данному периоду, либо к работе, которая следовала за окончанием этого периода. В данном случае истец просил приравнять период службы в армии к работе в подземных условиях.

Суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что при решении вопроса о включении в специальный стаж периода службы истца по призыву необходимо руководствоваться положениями законодательства действовавшего на момент прохождения истцом службы, и правильно пришел к выводу о наличии оснований для включения периода службы истца в стаж дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости по подп. 1 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ.

В связи с этим вывод суда апелляционной инстанции о том, что к спорным отношениям Положение о порядке назначения и выплаты пенсий утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г. № 590 (действовавшее на период прохождения истцом службы), применению не подлежит, Судебная коллегия находит основанным на неправильном применении норм материального права.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что у суда апелляционной инстанции не имелось предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции, поскольку суд первой инстанции правильно применил нормы материального права к отношениям сторон и пришел к правомерному выводу об удовлетворении требований о включении периода прохождения Гайнуллиным З.А. службы в Вооруженных Силах СССР с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. в стаж дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 27 и ст. 28.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ, возложении на ответчика обязанности включить в специальный стаж работы истца по Списку № 1 период прохождения службы в Вооруженных Силах СССР и произвести перерасчет пенсии Гайнуллина З.А. с 10 сентября 2013 г.

С учетом изложенного вынесенное судом апелляционной инстанции определение нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Гайнуллина ЗА., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 апреля 2014 г. отменить, оставить в силе решение Буинского городского суда Республики Татарстан от 4 февраля 2014 г Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...