Актуально на:
28 сентября 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N АПЛ17-19 от 02.03.2017 Апелляционная коллегия, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № АЛЛ 17-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 2 марта 2017 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю.,

Ксенофонтовой Н.А.

при секретаре Горбачевой Е.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Миронова А Г о признании частично недействующим абзаца пятого подпункта «в» пункта 25 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. № 56,

по апелляционной жалобе Миронова А.Г. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2016 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения против доводов апелляционной жалобы представителей Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации - Лучинкиной А.В., Фонда социального страхования Российской Федерации - Маслаковой О.Ю., прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. № 56 утверждены Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее Временные критерии).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 15 августа 2001 г., регистрационный номер 2876, опубликован в «Российской газете» 29 августа 2001 г., Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 3 сентября 2001 г., № 36.

Абзацем пятым подпункта «в» пункта 25 Временных критериев определено, что 40 процентов утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в случае, если пострадавший может выполнять неквалифицированный физический труд со снижением разряда работ на две категории тяжести.

Миронов А.Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим абзаца пятого (ошибочно назван четвертым) подпункта «в» пункта 25 Временных критериев в части установления степени утраты профессиональной трудоспособности в зависимости от способности пострадавшего выполнять неквалифицированный физический труд со снижением разряда работ.

В обоснование заявленного требования административный истец ссылался на противоречие оспариваемого положения нормативного правового акта действующему законодательству, в том числе статьям 57, 195 195 Трудового кодекса Российской Федерации, статье 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункту 16 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. № 789, а также пунктам 13 и 14 Временных критериев. Оспариваемое предписание, по мнению Миронова А.Г., нарушает его права на страховое обеспечение в полном объеме, предусмотренное Федеральным законом от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2016 г в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе Миронов А.Г., не соглашаясь с решением просит о его отмене и удовлетворении заявленного требования, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для разрешения административного дела, и на их недоказанность. Выводы суда первой инстанции считает противоречащими статье 55 Конституции Российской Федерации, положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, Трудового кодекса Российской Федерации, статье 15 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

В суд апелляционной инстанции Миронов А.Г. и представитель Министерства юстиции Российской Федерации не явились, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом.

Министерство юстиции Российской Федерации в письменном заявлении просило о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие своего представителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения не находит.

Статьей 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» обязанность по установлению инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты возложена на учреждения медико-социальной экспертизы.

Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется учреждениями медико-социальной экспертизы в силу пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее - Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ). Порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется согласно пункту 2 приведенной нормы Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ Правительством Российской Федерации.

Во исполнение предусмотренных действующим законодательством полномочий Правительство Российской Федерации постановлением от 16 октября 2000 г. № 789 (далее - Постановление) утвердило Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее - Правила).

Пунктом 2 Постановления предусмотрено, что критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, форма программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания и порядок ее составления определяются Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации.

Таким образом, Временные критерии, разработанные и утвержденные Министерством труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации во исполнение поручения Правительства Российской Федерации, изданы уполномоченным органом в пределах предоставленных законодателем полномочий с соблюдением процедуры принятия и опубликования нормативного правового акта.

Пунктом 25 Временных критериев предусмотрено, что степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшим с умеренными нарушениями функций организма устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации, объема производственной деятельности или категории тяжести труда.

Абзацем пятым подпункта «в» пункта 25 оспариваемого нормативного акта установлен такой критерий оценки способности к профессиональной деятельности пострадавшего как возможность продолжения им неквалифицированного физического труда, выполнявшегося до страхового случая, со снижением разряда работ на две категории тяжести.

Указанный критерий учитывается при определении степени утраты профессиональной трудоспособности рабочих неквалифицированного физического труда, выполняющих простой физический труд, отличающийся показателем его тяжести, и не предполагает учитывать при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности иную, не выполнявшуюся до страхового случая профессиональную деятельность, что, как правильно указано в обжалуемом решении, соответствует пункту 16 Правил.

Трудовой кодекс Российской Федерации в статье 195* определяет квалификацию работника как уровень знаний, умений, профессиональных навыков и опыта работы работника. Квалификация работника характеризуется уровнем его подготовленности, мастерства, степени годности к выполнению труда по определенной специальности (виду профессиональной деятельности определяемым разрядом и другими квалификационными категориями.

В соответствии с Федеральным законом от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ профессиональная трудоспособность - способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества; степень утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая (абзацы семнадцатый и восемнадцатый статьи 3).

В связи с этим к оценочным факторам профессиональной трудоспособности отнесены не только квалификация работника, но и объем и качество выполняемой профессиональной деятельности.

Поскольку способность застрахованного лица осуществлять профессиональную деятельность характеризуется его способностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то и степень утраты пострадавшим профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания определяется исходя из тех же критериев с учетом снижения квалификации либо уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда.

Как следует из содержания пункта 16 Правил, одним из критериев установления пострадавшему от 40 до 60 процентов степени утраты профессиональной трудоспособности является возможность продолжения пострадавшим в обычных производственных условиях профессиональной деятельности с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или в случае утраты им способности продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но при наличии возможности выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации в обычных производственных условиях.

Таким образом, абзац пятый подпункта «в» пункта 25 Временных критериев воспроизводит положения пункта 16 Правил и ему не противоречит.

Доводы административного истца о противоречии оспариваемого предписания положениям статей 57, 195% 1952 Трудового кодекса Российской Федерации и статьи 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно признаны судом несостоятельными, поскольку приведенные нормы не регулируют вопросы установления степени утраты профессиональной трудоспособности.

Правомерно отвергнут судом первой инстанции и довод Миронова А.Г. о противоречии оспариваемого положения нормативного правового акта пунктам 13 и 14 Временных критериев, поскольку в соответствии с частью 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по делам об оспаривании нормативных правовых актов суд проверяет соответствие оспариваемого нормативного акта или его части нормативным правовым актам имеющим большую юридическую силу. Кроме того, данные пункты регулируют вопросы, касающиеся перевода застрахованного лица на работу меньшей сложности по сравнению с ранее выполняемой работой, положений предусматривающих перевод застрахованного на другую работу, не выполнявшуюся до страхового случая, и учет этой работы при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности они не содержат.

Установив, что абзац пятый подпункта «в» пункта 25 Временных критериев не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, и не нарушает прав и законных интересов административного истца, суд первой инстанции в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации правомерно отказал в удовлетворении заявленного требования.

Вопреки доводам апелляционной жалобы при вынесении решения об отказе Миронову А.Г. в удовлетворении административного искового заявления суд первой инстанции верно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не допустил неправильного применения норм материального права, влекущего отмену решения в апелляционном порядке.

Ссылка административного истца в апелляционной жалобе на противоречие выводов обжалуемого решения положениям статьи 55 Конституции Российской Федерации, а также статьи 15 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, содержащей правила о выборе нормативного правового акта в правоприменительной практике и об их иерархии в процессе применения материального законодательства, лишена правовых оснований и не может повлечь отмену судебного акта.

Апелляционная жалоба направлена на переоценку выводов суда первой инстанции, сделанных на основе всестороннего анализа норм действующего законодательств при рассмотрении и разрешении административного дела, и не содержит доводов, свидетельствующих о незаконности обжалуемого решения.

Решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права; предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2016 г оставить без изменения, апелляционную жалобу Миронова А Г - без удовлетворения.

Председательствующий Г.В. Манохина

Члены коллегии В.Ю. Зайцев.

&. Ксенофонтова

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...