Актуально на:
25 августа 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 60-КГ17-6 от 02.10.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№60-КГ17-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 2 октября 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 2 октября 2017 г гражданское дело по иску Андриенко М.С. к федеральному казенному учреждению «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу», федеральному казенному учреждению «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа войсковой части 25030-4, войсковой части 25030 о взыскании расходов потраченных на обучение,

по кассационной жалобе представителя федерального казенного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу» по доверенности Прошиной Е.И. на решение Петропавловск Камчатского городского суда Камчатского края от 20 января 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 28 июля 2016 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Андриенко М.С. обратился в суд с иском к войсковой части 25030, войсковой части 25030-4, федеральному казенному учреждению «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу» (далее - ФКУ «УФО Минобороны России по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу»), федеральному казенному учреждению «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» (далее - ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа») о взыскании за счет средств, выделяемых на финансирование войсковой части 25030-4, расходов на переобучение, на оплату услуг представителя, на оформление нотариальной доверенности компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований Андриенко М.С. указал, что на основании трудового договора от 1 сентября 2012 г. он работает в должности третьего помощника капитана войсковой части 25030-4. Для занятия данной должности ему необходимо наличие рабочего диплома который требуется периодически подтверждать или заменять, в связи с чем в период с февраля 2012 года по январь 2014 года истец неоднократно обращался с рапортами на имя командира части с целью прохождения обучения для подтверждения рабочего диплома, однако вопрос решен не был. Поскольку Андриенко М.С. не был направлен на обучение работодателем, он самостоятельно в 2015 году прошел обучение в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Камчатский государственный технический университет» (далее - ФГБУ ВПО «КамчатГТУ») и в негосударственном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования «Береговой учебно-тренажерный центр ООО «Камчатфлотсервис» (далее - НОУ ДПО БУТЦ ООО «Камчатфлотсервис»), что подтверждено соответствующими документами.

После прохождения обучения Андриенко М.С. обратился к работодателю с заявлением о компенсации затрат на обучение в размере 75 255 руб., в удовлетворении которого ему было отказано письмом командира войсковой части 25030-4 от 14 июля 2015 г. № 2566 со ссылкой на отсутствие у ФКУ «УФО Минобороны России по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу» денежных средств на эти цели, а также на положения статьи 196 Трудового кодекса Российской Федерации о том, что необходимость прохождения профессиональной подготовки и переподготовки работника определяется работодателем и осуществляется лишь в учебных заведениях, с которыми ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» заключены договоры на оказание образовательных услуг.

Не согласившись с отказом, Андриенко М.С. обратился в суд с настоящим иском и просил взыскать с ответчиков понесенные им расходы на переобучение в размере 75 255 руб., на оплату услуг представителя в размере 10 000 руб., на оформление нотариальной доверенности в сумме 1 500 руб., а также компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб.

Представители ответчиков в суде исковые требования не признали.

Решением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 20 января 2016 г. исковые требования Андриенко М.С удовлетворены. Суд взыскал с ФКУ «УФО Минобороны России по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу» за счет средств выделяемых на финансирование войсковой части 25030-4, в пользу Андриенко М.С. денежные средства в размере 75 255 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 7 000 руб., на оформление нотариальной доверенности в размере 1 500 руб., компенсацию морального вреда в размере 3 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 28 июля 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя ФКУ «УФО Минобороны России по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу» по доверенности Прошиной Е.И ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены принятых по делу судебных постановлений ввиду существенного нарушения судом норм материального права.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. 7 июля 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 30 августа 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, сведений о причине неявки не сообщили, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Андриенко М.С. 16 января 1999 г. был принят на работу в войсковую часть 82277, которая впоследствии была переформирована в 32 отряд (судов обеспечения) - войсковую часть 70019, переподчиненную филиалу 146 Базы комплексного обеспечения Тихоокеанского флота в пунктах базирования войсковой части 25030-4.

С 1 сентября 2012 г. на основании трудового договора Андриенко М.С занимал должность третьего помощника капитана кабельного судна « войсковой части 25030-4.

Согласно выписке из приказа заместителя Министра обороны Российской Федерации от 4 декабря 2011 г. № 41 войсковая часть 25030-4 состоит на финансовом обеспечении ФКУ «УФО Минобороны России по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу», которое является единственным распорядителем финансовых средств на территории Камчатского края.

Ввиду истечения срока действия рабочего диплома от 18 декабря 2000 г. Андриенко М.С. обращался к работодателю с рапортами от 20 февраля 2012 г., 22 ноября 2013 г. и от 29 января 2014 г. о направлении его на обучение с целью подтверждения рабочего диплома, однако на обучение направлен не был.

В период с 10 марта по 20 апреля 2015 г. Андриенко М.С. без направления на обучение работодателем самостоятельно за счет собственных средств прошел обучение в ФГБУ ВПО «КамчатГТУ» и в НОУ ДПО БУТЦ ООО «Камчатфлотсервис» с целью подтверждения рабочего диплома Расходы за переподготовку и продление диплома по занимаемой Андриенко М.С. должности составили 75 255 руб.

Андриенко М.С. обратился к работодателю с заявлением о компенсации затрат на обучение. Письмом командира войсковой части 25030-4 от 14 июля 2015 г. № 2566 Андриенко М.С. было отказано в компенсации затрат на обучение, поскольку у ФКУ «УФО Минобороны России по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу» отсутствуют денежные средства на эти цели, при этом также было указано на то, что в силу статьи 196 Трудового кодекса Российской Федерации необходимость прохождения профессиональной подготовки и переподготовки работника определяется работодателем и осуществляется лишь в учебных заведениях, с которыми ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» заключены договоры на оказание образовательных услуг.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении заявленных Андриенко М.С. исковых требований, суд первой инстанции со ссылкой на положения статей 196, 197, 349 Трудового кодекса Российской Федерации пункт 1 статьи 54 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений Устав службы на судах Военно-Морского Флота, утвержденный приказом Министра обороны России от 22 июля 2010 г. № 999, исходил из того, что обучение истца, направленное на переподготовку и повышение квалификации, является необходимым и обязательным условием для продолжения работы Андриенко М.С. на судне в занимаемой должности, а также обусловлено требованием закона. При этом нормативно закрепленная обязанность работодателя проводить переобучение работников не может зависеть от наличия или отсутствия федерального финансирования на эти цели. Неисполнение работодателем возложенной на него законом обязанности направлять работников для прохождения профессиональной подготовки и переподготовки не может служить поводом для наступления для работника неблагоприятных последствий. Поскольку Андриенко М.С для работы в занимаемой должности и осуществления своей трудовой функции необходимо подтверждать профессиональную пригодность квалификационным документом, а работодатель не исполнил возложенную на него обязанность направить Андриенко М.С. на переподготовку для получения соответствующего диплома, то, по мнению суда первой инстанции, истец имел право самостоятельно пройти переподготовку и получить диплом, в связи с чем пришел к выводу об обоснованности заявленных истцом требований о взыскании понесенных истцом расходов на обучение.

Ввиду того, что работодатель не возместил истцу стоимость расходов на обучение при предоставлении Андриенко М.С. всех необходимых документов, подтверждающих понесенные расходы, и тем самым, по мнению суда первой инстанции, нарушил трудовые права истца, суд пришел к выводу о взыскании с ответчика компенсации морального вреда в сумме 3 000 руб. и судебных расходов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций являются ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 196 Трудового кодекса Российской Федерации необходимость подготовки работников (профессиональное образование и профессиональное обучение) и дополнительного профессионального образования для собственных нужд определяет работодатель. Подготовка работников и дополнительное профессиональное образование работников осуществляются работодателем на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором соглашениями, трудовым договором.

Формы подготовки и дополнительного профессионального образования работников, перечень необходимых профессий и специальностей определяются работодателем с учетом мнения представительного органа работников в порядке, установленном статьей 372 Кодекса для принятия локальных нормативных актов (часть 3 статьи 196 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно частям 1 и 2 статьи 197 Трудового кодекса Российской Федерации работники имеют право на подготовку и дополнительное профессиональное образование. Указанное право реализуется путем заключения договора между работником и работодателем.

Из приведенных положений Трудового кодекса Российской Федерации следует, что право работника на подготовку и дополнительное профессиональное образование реализуется путем заключения дополнительного договора между работником и работодателем, каких-либо исключений из этой процедуры законом не установлено. Трудовое законодательство не содержит норм, позволяющих работнику по своему усмотрению определять время и место прохождения переподготовки, в том числе в случаях, когда повышение квалификации работника является обязанностью работодателя. Не предусмотрена трудовым законодательством другими нормативными правовыми актами, в том числе локальными, и возможность компенсации работнику затрат, связанных с обучением, когда работник самостоятельно, по своей инициативе, прошел такое обучение.

Поскольку работодатель не направлял Андриенко М.С. на переобучение, не издавал соответствующего приказа, не заключал договор с образовательным учреждением на переобучение истца, а Андриенко М.С самостоятельно выбрал образовательное учреждение и без учета положений части 2 статьи 197 Трудового кодекса Российской Федерации заключил с образовательным учреждением договор, без согласования с работодателем оплатил обучение, выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для взыскания с работодателя расходов понесенных Андриенко М.С. на обучение противоречат приведенным положениям Трудового кодекса Российской Федерации и являются неправомерными.

Ссылки судов первой и апелляционной инстанций на пункт 1 статьи 54 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81 - ФЗ в обоснование вывода о том, что наличие действующего рабочего диплома является необходимым и обязательным условием для продолжения работы Андриенко М.С. на судне в занимаемой должности, несостоятельны.

Согласно пункту 1 статьи 54 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81 - ФЗ к занятию должностей членов экипажа судна допускаются лица, имеющие дипломы и квалификационные свидетельства, установленные положением о дипломировании членов экипажей судов, утвержденным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ регулирует отношения, возникающие из торгового мореплавания. Отношения, возникающие из торгового мореплавания регулируются также издаваемыми в соответствии с Кодексом другими федеральными, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации (пункт 1 статьи 1 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ).

В силу статьи 2 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ под торговым мореплаванием в Кодексе понимается деятельность, связанная с использованием судов для перевозок грузов, пассажиров и их багажа; рыболовства; разведки и разработки минеральных и других неживых ресурсов морского дна и его недр; лоцманской, ледовой лоцманской и ледокольной проводки; поисковых спасательных и буксирных операций; подъема затонувшего в море имущества; гидротехнических, подводно-технических и других подобных работ; санитарного, карантинного и другого контроля; защиты и сохранения морской среды; проведения морских научных исследований; учебных спортивных и культурных целей; иных целей.

При этом пунктом 1 статьи 3 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ определено, что правила, установленные Кодексом, распространяются на: морские суда во время их плавания как по морским путям, так и по внутренним водным путям, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законом; суда внутреннего плавания, а также суда смешанного (река - море) плавания во время их плавания по морским путям а также по внутренним водным путям при осуществлении перевозок грузов пассажиров и их багажа с заходом в иностранный морской порт, во время спасательной операции и при столкновении с морским судном.

Пунктом 2 статьи 3 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ предусмотрено, что правила установленные Кодексом, за исключением случаев, прямо в нем предусмотренных, не распространяются на: военные корабли, военно вспомогательные суда и другие суда, находящиеся в собственности государства или эксплуатируемые им и используемые только для правительственной некоммерческой службы; некоммерческие грузы находящиеся в собственности государства.

Из вышеприведенных правовых норм следует, что положения Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ распространяются только на торговые (коммерческие) суда перечисленные в статье 2 названного кодекса, и не распространяются на военные и военно-вспомогательные суда, находящиеся в собственности государства или эксплуатируемые им и используемые только для правительственной некоммерческой службы.

Как видно из материалов дела, Андриенко М.С. работает в должности третьего помощника капитана кабельного судна « », принадлежащего войсковой части 25030-4 и являющегося судном обеспечения Военно Морского флота Российской Федерации. Следовательно, данное судно относится к военно-вспомогательным судам Министерства обороны Российской Федерации и находится в собственности государства, в связи с чем на основании пункта 2 статьи 3 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ нормы названного кодекса не подлежат применению к спорным отношениям, что судами первой и апелляционной инстанций во внимание принято не было.

С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 20 января 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 28 июля 2016 г отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции Петропавловск-Камчатский городской суд Камчатского края Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...