Актуально на:
23 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПГ16-31 от 19.01.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№56-АПГ16-31

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 января 2017 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Александрова В.Н.,

судей Абакумовой И.Д. и Никифорова СБ.

при секретаре Дарькине АО.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Богдановой Е А об оспаривании решения Думы города Владивостока от 7 апреля 2010 г. № 462 «Об утверждении Правил землепользования и застройки на территории Владивостокского городского округа» и решения Думы города Владивостока от 15 сентября 2008 г. №119 «Об утверждении генерального плана Владивостокского городского округа»

по апелляционной жалобе Богдановой Е.А. и апелляционному представлению прокуратуры Приморского края на решение Приморского краевого суда от 25 августа 2016 г., которым административное исковое заявление удовлетворено частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абакумовой И.Д., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей, что решение суда подлежит отмене в части, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Думой города Владивостока приняты решения от 15 сентября 2008 г. №119 (далее - решение №119) «Об утверждении генерального плана Владивостокского городского округа» (действует в редакции решения Думы города Владивостока от 18 декабря 2014 г. № 401) и от 7 апреля 2010 г. № 462 (далее - решение № 462) «Об утверждении Правил землепользования и застройки на территории Владивостокского городского округа» (действует в редакции решения Думы города Владивостока от 30 декабря 2014 г. № 408).

Богданова Е.А. обратилась в Приморский краевой суд с административным исковым заявлением, уточненным в ходе рассмотрения дела, о признании недействующими с момента вступления решения суда в законную силу решения № 119 и генерального плана Владивостокского городского округа (далее - Генплан ВГО) (текстовая и графические схемы) в действующей редакции в части утверждения функционального зонирования а именно:

- одновременно зоны рекреации (зоны городских лесов производственной зоны и транспортной зоны в границах земельного участка с кадастровым номером 25:28:050002:11 и земельного участка с расположенным на нем железнодорожным тупиком (литеры 1, 2, 3 и 4), находящегося в границах, определенных по координатам характерных точек по адресу: Приморский кр., г. Владивосток, пос. Трудовое, ул. Лермонтова, 5;

- одновременно зоны рекреации (зоны городских лесов) и производственной зоны в границах земельного участка с кадастровым номером 25:28:050002:162.

Административным истцом также заявлено требование о признании недействующими с момента вступления решения суда в законную силу решения № 462 и Правил землепользования и застройки на территории Владивостокского городского округа (текстовая и графические схемы) (далее- ПЗЗ ВГО) в действующей редакции в части установления территориального зонирования, а именно:

- одновременно зоны рекреации Р-1 (городских лесов и городских лесопарков), производственной зоны П-4 и транспортной зоны Т-3 (автомобильного транспорта) в границах земельного участка с кадастровым номером 25:28:050002:11 и земельного участка с расположенным на нем железнодорожным тупиком (литеры 1, 2, 3 и 4), находящегося в границах определенных по координатам характерных точек, по адресу: Приморский кр., г. Владивосток, пос. Трудовое, ул. Лермонтова, 5;

- одновременно зоны рекреации Р-1 (городских лесов и городских лесопарков) и зоны П-5 (производственная зона) в границах земельного участка с кадастровым номером 25:28:050002:162.

Административный истец полагает, что указанные муниципальные правовые акты в оспариваемой части противоречат градостроительному земельному законодательству, нормативным правовым актам регулирующим правоотношения в области промышленной безопасности санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также кадастрового учета недвижимого имущества.

Заявленные требования обоснованы тем, что Богданова Е.А. является собственником расположенных на указанных земельных участках зданий и сооружений кирпичного завода, относящихся к объектам II и III класса опасности, эксплуатация которых возможна при условии принятия специальных мер пожарной, промышленной и санитарно эпидемиологической безопасности. Административный истец полагает, что отнесение данных земельных участков одновременно к нескольким функциональным, равно как и к нескольким территориальным зонам, для которых действуют различные градостроительные регламенты, в том числе не допускающие ведение производственной деятельности, нарушает ее право на использование принадлежащих ей зданий и сооружений, расположенных на этих земельных участках, в соответствии с их назначением.

Решением Приморского краевого суда от 25 августа 2016 г административное исковое заявление удовлетворено частично. ПЗЗ ВГО (текстовые и графические схемы) в редакции решения Думы города Владивостока от 30 декабря 2014 г. №408 признаны недействующими в части установления в границах земельных участков с кадастровыми номерами 25:28:050002:162 и 25:28:050002:11 одновременно нескольких территориальных зон. В удовлетворении остальной части требований отказано.

В апелляционной жалобе Богданова Е.А. просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении требований о признании недействующими оспариваемых положений Генплана ВГО, а также положений ПЗЗ ВГО которыми установлено одновременно несколько территориальных зон на территории земельного участка с расположенным на нем железнодорожным тупиком (литеры 1, 2, 3 и 4), находящегося в границах, определенных по координатам характерных точек, по адресу: Приморский кр., г. Владивосток пос. Трудовое, ул. Лермонтова, 5. По мнению подателя жалобы, суд первой инстанции не применил нормы материального права о преобладающем значении генерального плана, который предопределяет содержание правил землепользования и застройки, не учел фактическое землепользование и существующую застройку территории спорных земельных участков, а также невозможность эксплуатации опасных производственных объектов в границах рекреационной зоны, являющейся местом общего пользования Богданова Е.А. указывает, что отказ суда в удовлетворении требования о признании недействующим Генплана ВГО в оспариваемой части препятствует внесению корреспондирующих изменений в ПЗЗ ВГО и ведет к невозможности исполнения решения суда первой инстанции по настоящему делу.

В апелляционном представлении прокурор Приморского края, ссылаясь на то, что решение суда не восстанавливает нарушенных прав Богдановой Е.А., поскольку сохранение Генплана ВГО в действующей редакции создает препятствия административному истцу в использовании названных земельных участков, просит отменить данный судебный акт в части отказа в удовлетворении требования о признании частично недействующими положений Генплана ВГО, которыми установлено одновременно несколько функциональных зон в границах земельных участков с кадастровыми номерами 25:28:050002:162 и 25:28:050002:11.

Департаментом градостроительства Приморского края поданы возражения на апелляционное представление.

Думой города Владивостока и прокуратурой Приморского края поданы возражения на апелляционную жалобу Богдановой Е.А.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в апелляционном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Суд апелляционной инстанции рассмотрел административное дело в соответствии с частью 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Согласно частям 1 и 4 статьи 3 ГрК РФ законодательство о градостроительной деятельности состоит из названного кодекса, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. По вопросам градостроительной деятельности принимаются муниципальные правовые акты, которые не должны противоречить Кодексу.

Согласно пункту 26 части 1 статьи 16, части 1 статьи 7 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», пунктам 1 и 3 части 3 статьи 8, части 1 статьи 24 и части 1 статьи 32 ГрК РФ утверждение генерального плана городского округа, правил землепользования и застройки относится к вопросам местного значения городского округа, по которым представительным органом местного самоуправления городского округа принимаются муниципальные правовые акты.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, проекты Генплана ВГО и ПЗЗ ВГО подготовлены в соответствии с процедурами установленными статьями 24-25 и 31 -32 ГрК РФ. Решения № 119 и 462 в оспариваемой редакции приняты уполномоченным на дату их принятия органом местного самоуправления в установленной форме (подпункт 26 пункта 1 статьи 5 Устава города Владивостока), подписаны главой муниципального образования, официально опубликованы для всеобщего сведения и по этим основаниям не оспариваются.

Богдановой Е.А. на праве собственности принадлежат здания и сооружения, составляющие инфраструктуру кирпичного завода и находящиеся на земельных участках с кадастровыми номерами 25:28:050002:11 и 25:28:050002:162 по адресу: г. Владивосток, пос. Трудовое ул. Лермонтова, д. 5. Так, на земельном участке с кадастровым номером

25:28:050002:162 располагаются здания рем.стройцеха, склада рем.стройцеха и склада; на земельном участке с кадастровым номером 25:28:050002:11 - здания заводоуправления, шихтозапасника, сушки кирпича, котельных складов, а также мазутохранилище и другие сооружения. Согласно имеющимся в материалах дела сведениям государственного кадастра недвижимости земельные участки сформированы и поставлены на кадастровый учет 25 декабря 2005 г. и 14 октября 2003 г. с видами разрешенного использования, предусматривающими дальнейшую эксплуатацию зданий и сооружений завода.

Распоряжениями департамента земельных и имущественных отношений Приморского края от 17 ноября и 25 декабря 2015 г. Богдановой Е.А предварительно согласовано предоставление указанных земельных участков при условии уточнения их границ.

Также Богдановой Е.А. на праве собственности принадлежит сооружение - железнодорожный тупик, расположенный по адресу г. Владивосток, пос. Трудовое, ул. Лермонтова, д. 5. Земельный участок под указанными сооружениями не сформирован, его границы не определены. Из пояснений административного истца следует, что ей отказано в предоставлении данного земельного участка под железнодорожный тупик.

На дату обращения административного истца в суд производственная деятельность завода частично приостановлена до принятия мер по обеспечению безопасности эксплуатации опасных объектов.

Как следует из схемы функционального зонирования Генплана ВГО в действующей редакции, земельные участки с названными кадастровыми номерами одновременно располагаются в двух функциональных зонах рекреационной зоне городских лесов и производственной, коммунально складской зоне; земельный участок с кадастровым номером 25:28:050002:11 также находится в транспортной зоне. Согласно карте градостроительного зонирования ПЗЗ ВГО в действующей редакции земельные участки с названными кадастровыми номерами находятся одновременно в границах рекреационной зоны городских лесов и городских лесопарков (Р-1) и зоне объектов автомобильного транспорта (Т-3); земельный участок с кадастровым номером 25:28:050002:11 также находится в производственной территориальной зоне производственно-коммунальных объектов V класса вредности (П-4), земельный участок с кадастровым номером 25:28:050002:162 - в производственно-коммерческой зоне (П-5).

Удовлетворяя заявленные требования о признании ПЗЗ ВГО недействующими в части отнесения земельных участков с кадастровыми номерами 25:28:050002:11 и 25:28:050002:162 одновременно к нескольким территориальным зонам, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что оспариваемые положения противоречат требованиям части 4 статьи 30 ГрК РФ, части 2 статьи 85 ЗК РФ.

Судебная коллегия полагает, что данный вывод сделан с учетом фактических обстоятельств дела и соответствует требованиям действующего законодательства. Согласно пунктам 7 - 9 статьи 85 ЗК РФ, частям 7, 8 и 11 статьи 35 ГрК РФ производственные зоны, зоны транспортной инфраструктуры и рекреационные зоны имеют различное назначение обусловливающее несовместимость правового режима земельных участков отнесенных к каждой из названных зон.

В соответствии с частью 1 статьи 32 ПЗЗ ВГО производственные зоны отнесены к зонам размещения производственных объектов с установленными СанПиН нормативами воздействия на окружающую среду. Зона объектов автомобильного транспорта определена для размещения объектов автомобильного транспорта и установления санитарно-защитных зон и санитарных разрывов таких объектов, установления полос отвода автомобильных дорог, а также размещения объектов дорожного сервиса и дорожного хозяйства, объектов благоустройства при условии соответствия требованиям законодательства о безопасности движения (часть 1 статьи 42 ПЗЗ ВГО). Вместе с тем градостроительным регламентом зоны городских лесов и городских лесопарков запрещается осуществление деятельности, не совместимой с целевым назначением и полезной функцией лесов (часть 2 статьи 44 ПЗЗ ВГО).

Земельные участки с кадастровыми номерами 25:28:050002:11 и 25:28:050002:162 сформированы и поставлены на кадастровый учет до утверждения ПЗЗ ВГО.

Таким образом, оспариваемые положения ПЗЗ ВГО в части отнесения земельных участков с кадастровыми номерами 25:28:050002:11 и 25:28:050002:162 к нескольким территориальным зонам создают неопределенность правового режима названных земельных участков, на которых расположены принадлежащие Богдановой Е.А. здания и сооружения, и препятствуют их эксплуатации либо реконструкции, в том числе в порядке, предусмотренном частями 8 и 9 статьи 36 ГрК РФ.

Отказывая в удовлетворении требований о признании Генплана ВГО недействующим в части отнесения земельных участков с кадастровыми номерами 25:28:050002:11 и 25:28:050002:162 к нескольким функциональным зонам, суд первой инстанции не осуществил проверку его соответствия требованиям актов большей юридической силы.

Вместе с тем частью 3 статьи 24 ГрК РФ предусмотрено, что подготовка проекта генерального плана осуществляется с учетом региональных и местных нормативов градостроительного проектирования.

Согласно пункту 2 статьи 12 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» при разработке нормативов градостроительного проектирования, схем территориального планирования, генеральных планов городских и сельских поселений должны соблюдаться санитарные правила.

Пунктами 6.1.4 и 6.2.1 региональных нормативов градостроительного проектирования в Приморском крае, утвержденных постановлением Администрации Приморского края от 21 мая 2010 г. № 185-па и действовавших на дату принятия оспариваемых муниципальных правовых актов (далее - Региональные нормативы проектирования), предусмотрено что границы производственных зон устанавливаются с учетом требуемых санитарно-защитных зон для производственных предприятий, при этом территория санитарно-защитных зон не должна использоваться для рекреационных целей и производства сельскохозяйственной продукции Согласно пункту 8.1.2 Региональных нормативов проектирования зоны транспортной инфраструктуры предназначены для размещения объектов и сооружений транспортной инфраструктуры, в том числе сооружений и коммуникаций железнодорожного, автомобильного и воздушного транспорта, а также для установления санитарно-защитных зон, санитарных разрывов, зон земель специального охранного назначения, зон ограничения застройки для таких объектов в соответствии с требованиями названных нормативов.

Зоны рекреационного назначения формируются на территориях общего пользования и предназначены для организации массового отдыха населения улучшения экологической обстановки поселений и городских округов и включают парки, городские сады, скверы, городские леса, лесопарки озелененные территории общего пользования, пляжи, водоемы и иные объекты, используемые в рекреационных целях и формирующие систему открытых пространств поселений и городских округов (пункт 11.1.1 Региональных нормативов проектирования).

Пунктом 9.1 нормативов градостроительного проектирования Владивостокского городского округа, утвержденных постановлением главы г. Владивостока от 10 февраля 2011 г. № 111 (далее - Нормативы градостроительного проектирования ВГО), предусмотрено, что производственные зоны и участки производственной застройки предназначены для размещения в том числе таких промышленных объектов как производство строительных материалов.

Пунктами 9.11 и 9.17 Нормативов градостроительного проектирования ВГО предусмотрено установление санитарно-защитных зон для производственных территорий в соответствии с требованиями СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 25 сентября 2007 г. №74 (далее - СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03), с учетом класса вредности производственных объектов, а также не допускается использование указанной территории для рекреационных целей.

К рекреационным зонам отнесены участки и объекты рекреационного назначения, расположенные в границах территорий, занятых, в частности городскими лесами и городскими лесопарками, под которыми понимаются ландшафтно-рекреационные территории, формирующие систему открытых пространств, предназначенную для организации отдыха населения улучшения микроклимата, состояния атмосферного воздуха и санитарно гигиенических условий (пункты 10.1, 10.2, 10.4 Нормативов градостроительного проектирования ВГО).

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, земельный участок с кадастровым номером 25:28:050002:11 поставлен на государственный кадастровый учет в 2003 г. с видом разрешенного использования «для дальнейшей эксплуатации зданий и сооружений завода Земельный участок с кадастровым номером 25:28:050002:162 поставлен на государственный кадастровый учет в 2005 г. с видом разрешенного использования «для дальнейшей эксплуатации зданий завода Принадлежащие Богдановой Е.А. здания и сооружения (в том числе мазутохранилище), расположенные на указанных земельных участках являются частью промышленного комплекса по производству кирпича.

В соответствии с пунктами 7.1.4 и 7.1.14 СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 названные здания и сооружения относятся к объектам второго и третьего класса опасности, для которых устанавливаются санитарно-зашитная зона в 500 и 300 м соответственно.

Согласно схеме функционального зонирования Генплана ВГО земельные участки с кадастровыми номерами 25:28:050002:11 и 25:28:050002:162 частично находятся в производственной, коммунально складской функциональной зоне, а частично в существующей рекреационной зоне городских лесов. Кроме того, часть земельного участка с кадастровым номером 25:28:050002:11 находится в функциональной транспортной зоне.

Таким образом, в соответствии с Генпланом ВГО рекреационная зона предназначенная для организации отдыха населения, частично расположена в непосредственной близости от зданий и сооружений, относящихся к объектам третьего и второго класса опасности, для которых предусмотрено установление санитарно-защитной зоны.

С учетом изложенного отнесение Генпланом ВГО названных земельных участков одновременно к нескольким функциональным зонам осуществлено без учета требований Градостроительного кодекса Российской Федерации Региональных нормативов проектирования и Нормативов градостроительного проектирования ВГО и нарушает принципы законодательства о градостроительной деятельности, закрепленные в пунктах 1, 4, 8 и 9 статьи 2 ГрК РФ.

Судебная коллегия полагает правильным суждение суда первой инстанции о том, что Генплан ВГО, определяя назначение территорий исходя из планов развития территории городского округа в целом, может не соответствовать ее фактическому использованию, допуская потенциальное изменение назначения территории. Вместе с тем выводы суда о том, что отнесение земельных участков одновременно к нескольким функциональным зонам не препятствует использованию земельных участков в соответствии с установленными видами разрешенного использования, поскольку не меняет их правового режима, являются ошибочными.

Приоритет публичной цели устойчивого развития территории обусловливает возможность ограничения в ходе градостроительной деятельности прав собственников, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, расположенных на территории, правовой режим использования которой планируется к изменению в соответствии с документами территориального планирования. Между тем градостроительное законодательство основывается на принципе обеспечения участия граждан и их объединений в осуществлении градостроительной деятельности и предусматривает правовые средства по согласованию частных и публичных интересов на всех этапах ведения такой деятельности.

Так, согласно части 1 статьи 9 ГрК РФ одной из целей определения назначения территорий в документах территориального планирования является обеспечение учета интересов граждан и их объединений Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Реализация генерального плана городского округа предполагает в том числе подготовку и утверждение документации по планировке территории, принятие решений о резервировании земель, об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд выполнение мероприятий, предусмотренных программами, утвержденными органами местного самоуправления (часть 2 статьи 18, пункт 1 части 7 статьи 23, части 1 и 5 статьи 26 ГрК РФ).

Положения генерального плана муниципального образования первичны по отношению к правилами землепользования и застройки, что следует из системного толкования части 3 статьи 9, частей 9 и 10 статьи 31, пункта 2 части 1 статьи 34 ГрК РФ. В частности, по смыслу пунктов 2, 5, 6, 7 и 8 статьи 1, пункта 2 части 1 статьи 34 и части 15 статьи 35 ГрК РФ территориальные зоны, установленные в правилах землепользования и застройки, конкретизируют положения генерального плана в целях определения правового режима использования земельных участков, без изменения при этом назначения территории, отнесенной к функциональным зонам.

Правовой режим земельных участков определяется градостроительным регламентом, действие которого распространяется в равной мере на все земельные участки и объекты капитального строительства, расположенные в пределах границ территориальной зоны, обозначенной на карте градостроительного зонирования (часть 1 статьи 36 ГрК РФ).

При этом частями 8 и 9 статьи 36 ГрК РФ предусмотрены меры по согласованию интересов общества и лиц, чьи права, основанные на существующем землепользовании, могут быть затронуты изменением правового режима земельных участков вследствие ведения градостроительной деятельности. В частности, допускается при соблюдении определенных условий эксплуатация земельных участков или объектов капитального строительства, виды разрешенного использования, предельные (минимальные и (или) максимальные) размеры и предельные параметры которых не соответствуют градостроительному регламенту. Таким образом соблюдение баланса частных и публичных интересов при реализации положений генерального плана муниципального образования, которым установлены функциональные зоны, предусматривающие изменение существующего землепользования, обеспечивается в том числе возможностью постепенного приведения условий эксплуатации земельных участков и расположенных на них объектов недвижимого имущества в соответствие с требованиями градостроительного регламента устанавливаемого правилами землепользования и застройки муниципального образования.

Вместе с тем, как было указано выше, судом первой инстанции выявлена неопределенность правового режима указанных земельных участков в связи с распространением на них действия нескольких градостроительных регламентов, в том числе регламента зоны Р-1, запрещающего ведение производственной деятельности. Следовательно Богданова Е.А. фактически была лишена возможности прибегнуть к названным гарантиям и привести условия эксплуатации принадлежащих ей зданий и сооружений в соответствие с Генпланом ВГО и корреспондирующими ему положениями ПЗЗ ВГО.

С учетом изложенного, а также положений частей 9 и 10 статьи 31, пункта 1 части 2 статьи 33 ГрК РФ внесение изменений в ПЗЗ ВГО признанные судом недействующими в части расположения земельных участков одновременно в нескольких территориальных зонах, в целях устранения данного нарушения должно соответствовать документам территориального планирования, в том числе границам и содержанию функциональных зон, установленных генеральным планом муниципального образования. Вместе с тем корректировка ПЗЗ ВГО в части, признанной недействующей решением суда, входит в противоречие с Генпланом ВГО в части нахождения тех же земельных участков в нескольких функциональных зонах, который решением суда первой инстанции признан соответствующим актам большей юридической силы.

В силу требований статьи 16 КАС РФ об обязательности судебных актов, статьи 187 КАС РФ об исполнении решения суда и разъяснений пункта 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» решение суда должно быть исполнимым. Решение суда первой инстанции по настоящему делу не отвечает указанному требованию.

Поскольку из материалов дела усматривается, что Генплан ВГО утвержденный решением №119, применялся и на его основе были реализованы права граждан и организаций, то на основании пункта 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 28 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Судебная коллегия считает, что Генплан ВГО подлежит признанию недействующим в оспариваемой части с момента вступления в силу настоящего апелляционного определения.

Отказывая в удовлетворении требования административного истца в части признания недействующими положений Генплана ВГО и ПЗЗ ВГО предусматривающих размещение соответственно в нескольких функциональных и территориальных зонах земельного участка с расположенным на нем железнодорожным тупиком (литеры 1, 2, 3 и 4), находящегося в границах, определенных по координатам характерных точек по адресу: Приморский кр., г. Владивосток, пос. Трудовое, ул. Лермонтова, 5, суд первой инстанции обоснованно отметил, что данный земельный участок на дату рассмотрения дела в суде не сформирован, его границы в установленном законом порядке не определены, и он не поставлен на государственный кадастровый учет.

Подлежат отклонению доводы апелляционной жалобы административного истца о том, что ПЗЗ ВГО в указанной части препятствуют оформлению прав на земельный участок, на котором расположены принадлежащие Богдановой Е.А. железнодорожные тупики Исходя из пункта 3 части 4 статьи 36 ГрК РФ, части 7 статьи 11.9 ЗК РФ допускается формирование земельного участка в нескольких территориальных зонах для размещения линейных объектов, к которым согласно пункту 10.1 статьи 1 ГрК РФ относятся железнодорожные линии По смыслу положений пунктов 5, 10.1 и 11 статьи 1, пункта 3 части 5 статьи 23 ГрК РФ в градостроительном законодательстве не содержится требования об отображении линейных объектов, не являющихся объектами местного регионального или федерального значения, на картах генерального плана муниципального образования в границах одной функциональной зоны Кроме того, как усматривается из пояснений административного истца причиной отказа в предоставлении ей земельного участка под железнодорожный тупик является пересечение заявленных границ и границ существующих земельных участков.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 307, 309, 310 и 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Приморского краевого суда от 25 августа 2016 г. по настоящему делу отменить в части.

Признать недействующим генеральный план Владивостокского городского округа, утвержденный решением Думы города Владивостока от 15 сентября 2008 г. №119 «Об утверждении генерального плана Владивостокского городского округа» (текстовая и графические схемы в редакции решения Думы города Владивостока от 18 декабря 2014 г. № 401) в той мере, в какой земельные участки с кадастровыми номерами 25:28:050002:11 и 25:28:050002:162 расположены в нескольких функциональных зонах, с момента вступления решения суда в законную силу.

В остальной части решение суда /первой инстанции оставить без изменения.

Председательствующий Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...