Актуально на:
22 марта 2019 г.

Решение Верховного суда: Решение N ДК17-8 от 21.02.2017 Дисциплинарная коллегия, первая инстанция

ДИСЦИПЛИНАРНАЯ КОЛЛЕГИЯ

ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № ДК17-8

г. Москва 21 февраля 2017 г.

Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Рудакова С.В.,

членов коллегии Гуляевой Г.А. и Куменкова А.В.

при секретаре Рудновой А.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по жалобе Глухова А В на решение квалификационной коллегии судей области от 16 декабря 2016 г. о досрочном прекращении его полномочий судьи районного суда г. за совершение дисциплинарного проступка.

Заслушав доклад члена Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., объяснения Глухова А.В представителя квалификационной коллегии судей области Юткиной С.М., исследовав и оценив представленные доказательства Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Глухов А В , года рождения, Указом Президента Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1621 назначен на должность судьи районного суда г. .

Указом Президента Российской Федерации от 6 июля 2011 г. № 895 Глухов А.В. назначен на должность судьи районного суда г. .

Указом Президента Российской Федерации от 16 марта 2015 г. № 135 Глухов А.В. назначен на должность районного суда г. . Решением квалификационной коллегии судей

области от 21 марта 2014 г. ему присвоен шестой квалификационный класс.

2 сентября 2016 г. председатель областного суда обратился в квалификационную коллегию судей области с представлением о привлечении судьи Глухова А.В. к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий

и судьи с лишением его шестого квалификационного класса за совершение дисциплинарного проступка, выразившегося в недобросовестном отношении к исполнению профессиональных обязанностей, грубом нарушении уголовного и уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении К приведшего к искажению фундаментальных принципов судопроизводства, нарушению прав и законных интересов граждан, умалению авторитета судебной власти.

В представлении председатель суда сослался на то, что судья Глухов А.В., специализирующийся на рассмотрении уголовных дел и иных материалов, вытекающих из уголовного судопроизводства, достоверно знал что К осужден за тяжкие преступления. На момент обращения в суд адвоката П с ходатайством об условно-досрочном освобождении К не отбыл половину назначенного ему срока наказания в виде лишения свободы. Вопреки действующему законодательству судья Глухов А.В. принял заявление адвоката П к своему производству и 18 февраля 2016 г., в нарушение п. «б» ч. 3 ст. 79 УК РФ, принял решение об условно-досрочном освобождении К из мест лишения свободы Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам

областного суда от 11 мая 2016 г. принятое Глуховым А.В постановление районного суда г. в отношении К отменено, в адрес судьи Глухова А.В. вынесено частное постановление, в котором обращено внимание как на грубое нарушение положений ст. 79 УК РФ, так и на нарушение основополагающих принципов уголовного судопроизводства - принятие и рассмотрение дела, не подсудного

районному суду Принимая к рассмотрению ходатайство адвоката П об условно-досрочном освобождении К А., Глухов А.В. достоверно знал о том, что дело не подсудно

районному суду г. , поскольку ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по области местом отбытия наказания К не являлось. Осужденный К был этапирован в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Волгоградской области в порядке ст.771 УИК РФ на основании постановления судьи Глухова А.В., вынесенного им в рамках находившегося в его производстве уголовного дела в отношении К Этапирование К А. в судебное заседание по уголовному делу в отношении К необходимостью не вызывалось, поскольку К в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля по данному уголовному делу никогда не допрашивался, в списке лиц, подлежащих вызову в суд, не указан, в суде по делу К К не допрашивался, что свидетельствует о том, что его доставка в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Волгоградской области обусловлена желанием Глухова А.В. создать видимость законности рассмотрения дела об условно-досрочном освобождении К именно в районном суде г. .

Кроме того, в представлении указано, что по результатам изучения показателей работы судьи Глухова А.В. судом апелляционной инстанции установлено, что Глухов А.В. к исполнению своих обязанностей относился недобросовестно, допускал небрежность при составлении процессуальных документов. Так, в резолютивной части постановления о продлении Ш срока содержания под стражей судья указал, что мера пресечения продлевается в отношении Ш А В тогда как имя и отчество подсудимого - М А , на что было обращено внимание апелляционной инстанцией 5 октября 2015 г. Несмотря на это, в постановлении от 8 декабря 2015 г. о продлении Ш срока содержания под стражей судья Глухов А.В. вновь указал в мотивировочной и резолютивной частях постановления в отношении Ш М.А. его имя и отчество как «А.В.» и ». По уголовному делу в отношении К осужденного районным судом г. 15 декабря 2015 г., в приговоре в качестве государственного обвинителя указана старший помощник прокурора района г. Ш в то время как в суде сторону обвинения представлял старший помощник прокурора В В приговоре от 16 октября 2015 г. в отношении Н судьей Глуховым А.В неправильно указано отчество осужденного; в постановлении судьи от 15 апреля 2016 г. в отношении У неверно указан адрес места жительства подозреваемого; в постановлении от 14 марта 2016 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К неправильно указана дата рождения подозреваемого; в постановлении судьи от 20 июня 2016 г. в отношении Б неверно указаны статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, по которым предъявлено обвинение Б в приговоре от 16 ноября 2015 г. в отношении У указана фамилия лица, не имеющего отношения к рассматриваемому делу, а в постановлении от 2 октября 2015 г., которым в отношении П продлен срок содержания под стражей, неверно подсчитана продолжительность срока содержания под стражей.

Решением квалификационной коллегии судей области от 16 декабря 2016 г. на Глухова А.В. наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий и судьи с лишением его шестого квалификационного класса судьи.

Квалификационная коллегия судей области согласилась с доводами автора представления, указав при этом дополнительно, что следствием грубого нарушения требований закона, определяющих подсудность дела, явилось содержание К в исправительном учреждении более строгого режима (тюрьме) с 21 декабря 2015 г. до 16 мая 2016 г.

По мнению квалификационной коллегии судей области судебное решение, вынесенное судьей Глуховым А.В. об условно-досрочном освобождении К искажает смысл судебного решения как акта правосудия, формируют у лиц, совершивших преступление, мнение об избирательности правосудия, о возможности несоблюдения закона судом, о том, что судья, вопреки требованиям закона, морали и этики, может совершать действия в интересах конкретных лиц, направленные на незаконное освобождение лица из мест лишения свободы.

Квалификационная коллегия судей сочла, что судьей Глуховым А.В совершен дисциплинарный проступок, и усмотрела основания для применения к нему исключительной меры ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Глухов А.В. (административный истец по настоящему делу) просит отменить решение квалификационной коллегии судей области от 16 декабря 2016 г., считая его незаконным и необоснованным.

В жалобе Глухов А.В. указал, что дисциплинарного проступка, который бы порочил честь и достоинство судьи, он не совершал, оспариваемое решение основано на выводах, не соответствующих действительности, и на предвзятом отношении к нему со стороны председателя областного суда Виновных, грубых, систематических и умышленных нарушений закона повлекших какие-либо серьезные последствия, а также проступка, порочащего честь и достоинство судьи, ущемляющего авторитет судебной власти, им как судьей допущено не было. Судебная ошибка, допущенная им при рассмотрении материала об условно-досрочном освобождении К необоснованно расценена квалификационной коллегией судей как совершение дисциплинарного проступка. Допущение им незначительных технических ошибок в девяти решениях из нескольких тысяч принятых судебных актов за значительный период нельзя считать недобросовестностью исполнения своих обязанностей, небрежностью при составлении судебных актов. Применение исключительной меры воздействия в виде досрочного прекращения полномочий судьи за указанный дисциплинарный проступок нельзя признать обоснованным.

Он также считает, что квалификационная коллегия судей области вышла за пределы представления, вменила ему в вину содержание осужденного К в исправительном учреждении более строгого режима (тюрьме), чего не было указано в представлении, а самостоятельная проверка в соответствии с п. 2 ст. 22 Федерального закона от 14 марта 2002 г. №30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» не проводилась.

В жалобе Глухов А.В. указывает также, что квалификационной коллегией судей допущены существенные нарушения при формировании дисциплинарного производства. областным судом в отношении его проводилась служебная проверка, однако решение о проведении служебной проверки, результаты ее проведения не оформлялись, о ее проведении он не информировался, в результате чего он был лишен возможности давать объяснения, представлять доказательства, возражения и замечания, знакомиться с материалами дисциплинарного производства Собранные с нарушением закона сведения повлекли внесение председателем

областного суда необоснованного представления о привлечении его к дисциплинарной ответственности. Представление основано не на результатах всесторонней, полной и объективной оценки всех обстоятельств, имеющих значение для рассматриваемого вопроса, а на основании выборочно полученных сведений, документов и материалов дающих возможность исказить фактические обстоятельства и создать видимость наличия факта совершения им дисциплинарного проступка. Данные обстоятельства указывают на то, что проверка в отношении его проводилась заведомо односторонняя, каким-либо образом не оформлялась, для того, чтобы он был лишен возможности принять в ней участие.

Считает, что решение о досрочном прекращении его полномочий принято без учета данных о его личности, что ранее к дисциплинарной ответственности он не привлекался, данных, отрицательно характеризующих его, не имеется, в связи с чем взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи несоразмерно с совершенным нарушением.

В судебном заседании Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации Глухов А.В. поддержал заявленное требование.

Представитель квалификационной коллегии судей области Ю требования не признала по доводам, изложенным в возражениях, указывая на законность вынесенного квалификационной коллегией судей решения.

Статьями 118, 120 (ч. 1), 121, 122 Конституции Российской Федерации и конкретизирующими их положениями ст. 1, 4, 5, 15 и 16 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» определен особый правовой статус судьи призванный обеспечить защиту публичных интересов, прежде всего интересов правосудия, целью которого является защита прав и свобод человека и гражданина.

В силу пп. 1–5 ст. 121 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» за совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате чего были нарушены положения названного закона и (или) кодекса судейской этики, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания, предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи.

При наложении дисциплинарного взыскания учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения форма вины, личность судьи, совершившего дисциплинарный проступок, и степень нарушения действиями (бездействием) судьи прав и свобод граждан прав и законных интересов организаций.

Наложение дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи предусматривается в исключительных случаях за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений Закона «О статусе судей в Российской Федерации» и (или) кодекса судейской этики.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 20 июля 2011 г. № 19-П вынесение неправосудного судебного акта, хотя оно и не подпадает под признаки состава преступления, может свидетельствовать либо о явной небрежности судьи, либо о его неспособности исполнять свои профессиональные обязанности, недопустимой при отправлении правосудия, а следовательно, являться основанием для применения к нему мер дисциплинарной ответственности как за однократное грубое нарушение допущенное в процессе рассмотрения дела и вынесения судебного акта, так и за систематические нарушения, которые могут и не носить характера грубых но в совокупности давать основания для вывода о явной недобросовестности или профессиональной некомпетентности судьи.

Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, исследовав и оценив представленные доказательства, обсудив доводы жалобы Глухова А.В. и отзыв на нее, Дисциплинарная коллегия не находит оснований для отмены решения квалификационной коллегии судей области.

Квалификационная коллегия судей области установила что судья, районного суда

Глухов А.В. совершил умышленные действия, связанные с грубым нарушением действующего законодательства, повлекшие принятие незаконного решения об условно-досрочном освобождении К осужденного за тяжкие преступления, его этапирование в учреждение расположенное на территории, на которую распространяется юрисдикция

районного суда , с целью создания видимости законности рассмотрения дела в отношении К указанным судом, нарушение правил подсудности при рассмотрении данного дела, допустил небрежность при изготовлении процессуальных документов, что свидетельствует о наличии в действиях судьи Глухова А.В. дисциплинарного проступка, несовместимого с высоким званием судьи, влекущего досрочное прекращение полномочий судьи,

районного суда . В обжалуемом решении приведены доказательства, подтверждающие этот факт.

Исследование в судебном заседании Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации представленных материалов подтверждает, что судьей Глуховым А.В. совершен дисциплинарный проступок, обстоятельства которого приведены в решении квалификационной коллегии судей.

Из представленных материалов следует, что в производстве судьи Глухова А.В. находилось уголовное дело в отношении К по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч.3 ст.2281 УК РФ, ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.2281 УК РФ, которое было назначено к рассмотрению на 10 декабря 2015 г. В судебном заседании К вину в покушении на сбыт наркотического средства, сбыте марихуаны признал указав, что наркотическое средство, изъятое дома, хранил для собственного употребления. От дачи показаний отказался, воспользовавшись ст.51 Конституции Российской Федерации. Показания свидетелей, данные в ходе предварительного расследования, были судом исследованы в порядке ст.281 УПК РФ с согласия сторон.

После исследования письменных доказательств по делу, в том числе доказательств защиты, от адвоката П защитника подсудимого поступило ходатайство о вызове в качестве свидетеля К отбывающего наказание в ФКУ ИК № области, со ссылкой, что он даст важные показания относительно уголовного дела. Из текста приобщенного квалификационной коллегией судей по просьбе Глухова А.В. ходатайства усматривается, что свидетельские показания К могут иметь значение по рассматриваемому делу. Между тем ни в протоколе судебного заседания, ни в письменном ходатайстве адвоката не указано, об установлении каких обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, ходатайствует защита, и в связи с чем необходим допрос в качестве свидетеля К при фактически завершенном судебном следствии. Кроме того, К органами предварительного следствия не вменялось приобретение наркотического средства. К отбывал наказание за половые преступления по приговору Дзержинского районного суда г. Волгограда от 25 марта 2015 г. и находился под стражей с 29 мая 2014 г., в то время как К предъявлено обвинение в преступлении, совершенном 15 октября 2015 г. в районе,

то есть спустя полгода после вынесения приговора в отношении К и более года после заключения последнего под стражу Удовлетворив ходатайство адвоката, судья Глухов А.В. вынес 10 декабря 2015 г. постановление об этапировании К в порядке ст.77 УИК РФ из ФКУ ИК № г.

1 области в ФКУ СИЗО- УФСИН России по области с доставлением в

районный суд 15 декабря 2015 г. в 14 часов, то есть на срок, явно недостаточный для этапирования. В постановлении об этапировании, вынесенным судьей Глуховым А.В., указано, что К является свидетелем обвинения и указан в списке лиц, подлежащих вызову в суд, что не соответствовало действительности, поскольку К свидетелем по делу К не признан и не был указан в списке приложенном к обвинительному заключению по делу К

Из протокола судебного заседания от 15 декабря 2015 г. по делу К следует, что К в судебное заседание не доставлен адвокат отказался от допроса данного свидетеля, судебное следствие было закончено, после судебных прений и последнего слова подсудимого был постановлен приговор в отношении К

В то же время из ответа начальника отдела специального учета ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Волгоградской области от 28 июня 2016 г. №35/14/2-8419 видно, что К прибыл в следственный изолятор лишь 21 декабря 2015 г. При этом судья Глухов А.В., зная, что уголовное дело в отношении К рассмотрено по существу без допроса К и что он этапирован в ФКУ СИЗО-1 в порядке ст.771 УИК РФ именно по данному делу, не предпринял действий, направленных на перевод осужденного в исправительную колонию, в которой тот отбывал наказание, не сообщил в ФКУ СИЗО-1 о том, что необходимость в содержании К в следственном изоляторе отпала, в результате чего К содержался в исправительном учреждении до 16 мая 2016 г.

Своими действиями, направленными на создание формальных искусственных оснований для перемещения лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы, из учреждения, в котором исполняется наказание, в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Волгоградской области, расположенное в,

Глухов А.В. создал условия для обращения того же адвоката П в районный суд

с ходатайством об условно-досрочном освобождении К

Глухов А.В., осуществляя полномочия судьи с 2008 г., являясь

районного суда , зная положения уголовно-процессуального закона о том, что вопрос об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в соответствии со ст.396, 397 УПК РФ разрешается судом по месту нахождения учреждения исполняющего наказание, принял к производству заведомо неподсудное

районному суду г. ходатайство адвоката П

об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в виде лишения свободы осужденного К Учреждением, исполняющим назначенное К наказание, является ФКУ ИК-5 УФСИН России по Волгоградской области, расположенное в Камышинском районе Волгоградской области, а не ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Волгоградской области, куда осужденный прибыл по постановлению районного суда

от 10 декабря 2015 г. в порядке ст.77 УИК РФ.

1

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. №8 (в редакции от 17 ноября 2015 г.) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания вопросы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания разрешаются районным (городским) судом по месту нахождения учреждения исполняющего наказание, в котором осужденный отбывает наказание в соответствии со ст. 81 УИК РФ. Ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания либо ходатайство или представление о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в отношении осужденного, временно переведенного в следственный изолятор в порядке предусмотренном ст. 771 УИК РФ, в связи с его привлечением к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве, подлежит направлению в суд по месту нахождения учреждения, исполняющего наказание, из которого осужденный был переведен в следственный изолятор.

Кроме того, на момент обращения адвоката П в суд с ходатайством и на момент его рассмотрения судом К осужденный за совершение тяжких преступлений, отбыл менее половины срока наказания назначенного по приговору суда от 25 марта 2015 г.

18 февраля 2016 г. судьей Глуховым А.В. вынесено постановление об освобождении К от отбывания наказания условно-досрочно на 1 год 9 месяцев 11 дней. Свое решение судья мотивировал тем, что цели исправления осужденным достигнуты и для исправления он не нуждается в дальнейшем отбытии назначенного судом наказания. В обоснование принятого решения судья Глухов А.В. сослался на характеристику в отношении осужденного К выданную воспитателем ОВР, в которой в нарушение ч. 41 ст.79 УК РФ, ч.2 ст.175 УИК РФ отсутствовало заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности досрочного освобождения Также из справки о неотбытом сроке наказания, имеющейся в деле, следовало что осужденным не отбыто половины срока. Таким образом, в силу п. «б» ч. 3 ст.79 УК РФ условно-досрочное освобождение в отношении К применено быть не могло, а у суда не имелось правовых оснований для принятия такого решения.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона при принятии дела к производству суда судья прежде всего разрешает вопрос о его подсудности данному суду, что связано с соблюдением гарантированного Конституцией Российской Федерации права гражданина на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом Незаконно приняв к производству суда ходатайство об условно-досрочном освобождении К судья Глухов А.В., как следует из протокола судебного заседания от 18 февраля 2016 г., рассмотрел его лишь на основании приложенных документов, характеристики, справки о поощрениях и неотбытом сроке, приобщенных в ходе рассмотрения, личное дело осужденного не исследовалось и вопрос о причинах его отсутствия не выяснялся. Между тем согласно п.14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. №8 (в редакции от 17 ноября 2015 г.) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» судье надлежит проверить, содержатся ли в представленных материалах полные данные характеризующие поведение осужденного, его отношение к труду и обучению за все время отбывания наказания, имеются ли копии документов, на основании которых осужденный отбывает наказание, и другие необходимые сведения.

Судья Глухов А.В. не выполнил данные требования, хотя из имеющихся материалов следовало, что К отбывает наказание в виде лишения свободы с 29 мая 2014 г., в связи с чем выяснение вопроса о месте отбывания наказания в период с 29 мая 2014 г. по 21 февраля 2015 г. и его характеристике за этот период являлось необходимым. 18 февраля 2016 г. Глухов А.В., в нарушение п. «б» ч.3 ст.79 УК РФ, ст.396 УПК РФ, принял решение об условно-досрочном освобождении осужденного К из мест лишения свободы.

Таким образом, допущенное Глуховым А.В. нарушение является очевидным, недопустимым, поскольку искажает конституционный принцип судопроизводства.

В связи с существенными нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства и неправильным применением уголовного закона 11 мая 2016 г. апелляционной инстанцией областного суда было отменено постановление районного суда г. от 18 февраля 2016 г., а производство по ходатайству адвоката П об условно-досрочном освобождении К от отбывания наказания прекращено.

В адрес судьи Глухова А.В. вынесено частное постановление, согласно которому при принятии к производству и разрешении по существу ходатайства об условно-досрочном освобождении К судьей Глуховым А.В были допущены грубые процессуальные нарушения и неправильное применение уголовного закона, что повлекло вынесение незаконного судебного акта, отмененного апелляционной коллегией областного суда.

Кроме того, из представленных материалов усматривается, что Глуховым А.В. недобросовестно выполняются профессиональные обязанности по отправлению правосудия, допускается небрежность при рассмотрении дел и материалов и при составлении процессуальных документов.

Так, судом апелляционной инстанции дважды обращалось внимание на допущенные ошибки в имени и отчестве подсудимого Ш в постановлениях о продлении срока содержания под стражей. В резолютивной части постановления указано, что мера пресечения продлевается в отношении Ш А В , тогда как имя и отчество подсудимого М А . Несмотря на то, что в апелляционном постановлении от 5 октября 2015 г. на это было обращено внимание, в постановлении от 8 декабря о продлении Ш М.А. срока содержания под стражей судья Глухов А.В. вновь неверно указал в мотивировочной и резолютивной частях постановления инициалы Шахунова М.А. и его имя и отчество как «А.В.» и «А В » вместо верного «М.А.» и М А . По уголовному делу в отношении К в приговоре государственным обвинителем указана старший помощник прокурора района г. Ш тогда как в судебном заседании 15 декабря 2015 г. сторону обвинения представлял старший помощник прокурора В В приговоре от 16 октября 2015 г. в отношении Н с ошибкой указано отчество осужденного, в постановлении судьи от 15 апреля 2016 г. в отношении У неверно указан адрес места жительства подозреваемого, в постановлении от 14 марта 2016 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К неправильно указана дата рождения подозреваемого, в приговоре от 16 ноября 2015 г. в отношении У указана фамилия лица, не имеющего отношения к рассматриваемому делу, в постановлении от 2 октября 2015 г., которым в отношении П продлен срок содержания под стражей, неверно подсчитана продолжительность срока содержания под стражей.

С учетом всех обстоятельств, изложенных выше, квалификационная коллегия судей пришла к правильному выводу о том, что имеются основания для привлечения Глухова А.В. к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи, поскольку он совершил дисциплинарный проступок, выразившийся в грубых нарушениях закона при отправлении правосудия, что повлекло искажение основных принципов уголовного судопроизводства, проявлял небрежность при составлении процессуальных документов, что является нарушением с его стороны ст.3 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» и положений кодекса судейской этики, тем самым он причинил ущерб престижу профессии судьи и авторитету судебной власти.

Состав дисциплинарного проступка определен квалификационной коллегией судей правильно с учетом представленных материалов и объяснений самого Глухова А.В. Из представленных материалов усматривается, что привлечение Глухова А.В. к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи осуществлено в установленные сроки.

При разрешении вопроса о виде дисциплинарного взыскания квалификационной коллегией судей учтены обстоятельства совершения проступка, его тяжесть, данные о личности и профессиональные качества Глухова А.В.

Решение о привлечении Глухова А.В. к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи вынесено квалификационной коллегией в правомочном составе, тайным голосованием, за досрочное прекращение полномочий проголосовало 15 членов коллегии из 17, участвовавших в заседании.

Довод Глухова А.В. в жалобе о нарушении квалификационной коллегией судей п.11 ст.61 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» является несостоятельным. В представлении председателя областного суда поставлен вопрос о прекращении полномочий судьи в связи с грубейшими нарушениями требований закона, допущенных судьей Глуховым А.В. при исполнении служебных обязанностей по отправлению правосудия Прекращение полномочий судьи влечет прекращение полномочий заместителя председателя районного суда, поэтому не требуется принятия отдельного решения в порядке п.11 ст.61 Закона «О статусе судей в Российской Федерации».

Ссылка заявителя в жалобе на то, что квалификационная коллегия судей при рассмотрении представления председателя областного суда П вышла за пределы представления и вменила ему в вину содержание К в исправительном учреждении более строгого режима является несостоятельной и опровергается объяснениями представителя областного суда Т в заседании квалификационной коллегии судей, из которых усматривается, что это обстоятельство явилось следствием вмененных Глухову А.В. грубых нарушений требований закона, допущенных им при исполнении своих служебных обязанностей по отправлению правосудия.

Не могут быть приняты во внимание доводы Глухова А.В. о том, что служебная проверка в отношении его надлежащим образом не назначалась и результаты ее проведения надлежащим образом не оформлялись.

Из материалов дела видно, что о допущенных судьей Глуховым А.В грубых нарушениях закона при рассмотрении ходатайства об условно досрочном освобождении К вынесено частное постановление апелляционной инстанцией областного суда, после чего заместителем председателя областного суда Т в рамках его полномочий проведена проверка изложенных в частном постановлении фактов. Все материалы были представлены председателю

областного суда П который в пределах своей компетенции обратился в квалификационную коллегию судей с представлением о досрочном прекращении полномочии судьи Глухова А.В. Из материалов дисциплинарного производства усматривается, что Глухову А.В направлялись уведомления о возможности ознакомления с дисциплинарным производством и не чинились препятствия в этом. В заседании квалификационной коллегии судей Глухов А.В. утверждал, что с материалами дисциплинарного производства ознакомлен в достаточной мере и дополнительное время для этого ему не требуется.

Довод в жалобе о том, что квалификационной коллегией судей осуществлена проверка законности и обоснованности постановления от 10 декабря 2015 г. об этапировании К оценка доказательств по делу К и приговора в отношении его, является несостоятельным и противоречит содержанию решения от 16 декабря 2016 г., из которого следует что на указанные документы имеется лишь ссылка при определении состава дисциплинарного проступка со стороны судьи Глухова А.В.

Ссылка в жалобе Глухова А.В. на то, что им была лишь допущена ошибка в определении срока отбытого К наказания, также не может быть принята во внимание, поскольку судебное постановление вынесено Глуховым А.В. при отсутствии правовых оснований и с нарушением конституционного принципа, гарантирующего право участникам уголовного судопроизводства на рассмотрение дела тем судом, к компетенции которого оно отнесено законом.

Довод в жалобе о том, что внесение представления о досрочном прекращении его полномочий судьи вызвано предвзятым отношением к нему со стороны председателя областного суда П достоверными доказательствами не подтвержден. Глухов А.В. привлечен к дисциплинарной ответственности за действия, совершенные им самим при рассмотрении указанных выше дел.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 11 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. №3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», ст. 234, 238 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

решила:

в удовлетворении жалобы Глухова А В на решение квалификационной коллегии судей области от 16 декабря 2016 г. о досрочном прекращении его полномочий судьи,

районного суда г. отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме Председательствующий С.В. Рудаков Члены коллегии Г.А. Гуляева

А.В. Куменков

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...