Актуально на:
22 октября 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 66-КГ17-8 от 15.08.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №б6-КГ 17-8

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 15 а в г у с т а 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Чернышева С В к администрации г. Иркутска о возложении обязанности предоставить благоустроенное жилое помещение по договору социального найма во внеочередном порядке, отвечающее установленным требованиям, применительно к условиям г. Иркутска по кассационной жалобе представителя администрации г. Иркутска Лагутенко К.А. на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 28 июня 2016 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 28 сентября 2016 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., выслушав объяснения представителя администрации г. Иркутска Лагутенко К.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила Чернышов С В . обратился в суд с иском к администрации г. Иркутска о возложении обязанности предоставить благоустроенное жилое помещение по договору социального найма во внеочередном порядке, отвечающее установленным требованиям, применительно к условиям г. Иркутска равнозначное по общей площади ранее занимаемому жилому помещению не менее 37,9 кв.м, и находящемуся в черте г. Иркутска.

В обоснование заявленных требований истец указал на то, что в соответствии с договором купли-продажи от 4 марта 1997 года он является собственником жилого дома, расположенного по адресу: , ул.»,

- общей площадью 37,9 кв.м, в том числе жилой площадью 28,9 кв.м, находящегося на земельном участке площадью 278 кв.м В ночь с 12 на 13 ноября 1997 года был совершен поджог, в результате которого указанный дом полностью сгорел. По данному факту 26 декабря 1997 года прокуратурой Ленинского района г. Иркутска возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 167 Уголовного кодекса Российской Федерации. 26 декабря 2003 года уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования. Заключением межведомственной комиссии от 2 февраля 2011 года жилой дом расположенный по адресу: , признан непригодным для проживания. 9 марта 2011 года Чернышов С В . принят на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении. Истцу для временного проживания по договору найма предоставлено жилое помещение в муниципальном маневренном фонде по адресу:.

На обращения Чернышева С В . по вопросу предоставления жилого помещения ему сообщалось, что в связи с отсутствием свободных жилых помещений муниципального жилищного фонда в настоящее время предоставить ему жилое помещение по договору социального найма у администрации г. Иркутска возможности не имеется. Ссылаясь на то, что с 1997 года не по своей вине остался без жилья, возможности самому приобрести жилое помещение у него нет, истец просил возложить на ответчика обязанность предоставить ему благоустроенное жилое помещение по договору социального найма во внеочередном порядке.

Решением Кировского районного суда города Иркутска от 28 июня 2016 года исковые требования Чернышева С В . удовлетворены. На администрацию г. Иркутска возложена обязанность предоставить Чернышеву С В . во внеочередном порядке на условиях договора социального найма отдельное благоустроенное жилое помещение, отвечающее предъявляемым к жилому помещению требованиям в черте г. Иркутска общей площадью не менее ранее занимаемого 37,9 кв.м.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 28 сентября 2016 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представитель администрации г. Иркутска Лагутенко К.А. ставит вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отмене состоявшихся судебных постановлений как принятых с существенным нарушением норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 27 апреля 2017 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 14 июля 2017 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Чернышов С В . и представитель третьего лица - ЖКХ Ленинского района г. Иркутска, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причинах неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 28 сентября 2016 года подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав заявителя.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании договора купли-продажи от 4 марта 1997 года, заключенного между Чернышевым С В . и Скоробогатовой Н.Г., Чернышов С В . приобрел в собственность жилой дом, расположенный по адресу:»,

находящий на земельном участке размером 278 кв.м договор зарегистрирован в БТИ администрации г. Иркутска 18 марта 1997 года №462 (л.д.9).

С 21 марта 1997 года Чернышов С В . зарегистрирован по месту жительства по адресу: (л.д. 58).

13 ноября 1997 года в жилом доме по указанному адресу произошел пожар (л.д. 12-19).

Заключением межведомственной комиссии от 2 февраля 2011 года № 03, назначенной постановлением мэра г. Иркутска, признано несоответствие помещения по адресу требованиям, предъявляемым к жилому помещению (л.д. 21-22).

Чернышов С В . признан малоимущим и на основании распоряжения заместителя мэра - председателя комитета по управлению Ленинским округом администрации г. Иркутска от 9 марта 2011 г. принят на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма (л.д. 23, 55).

По договору найма жилого помещения маневренного фонда г. Иркутска от 3 марта 2014 года Чернышеву С В . для временного проживания предоставлено жилое помещение, расположенное в,

сроком на один год (л.д. 73).

Согласно ответу комитета по управлению Ленинским округом администрации г. Иркутска от 14 января 2015 года в связи с отсутствием свободных жилых помещений муниципального жилищного фонда г. Иркутска предоставить Чернышеву С В . жилое помещение по договору социального найма администрация г. Иркутска в настоящее время возможности не имеет. Также Чернышеву С В . сообщено, что администрация г. Иркутска не имеет правовых оснований для продления договора найма жилого помещения, расположенного по адресу:

(л.д. 26).

Письмом администрации г. Иркутска от 27 февраля 2015 года Чернышеву С В . сообщено о принятии решения о продлении договора на право занятия жилого помещения в маневренном фонде г. Иркутска до 9 февраля 2016 года (л.д. 27).

Согласно сведениям МУП БТИ г. Иркутска, Управления Россрестра по Иркутской области зарегистрированных прав на недвижимое имущество у Чернышева С В . не имеется (л.д. 69, 211-212).

Разрешая спор по существу и удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что, поскольку единственное для проживания истца жилое помещение в установленном законом порядке признано непригодным для проживания, истец признан малоимущим и принят на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении предоставляемом по договору социального найма, до настоящего времени жилым помещением не обеспечен, у администрации г. Иркутска в силу пункта 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации возникла обязанность по предоставлению истцу во внеочередном порядке жилого помещения по договору социального найма.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального права.

В соответствии с частью 1 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.

Пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту и реконструкции не подлежат.

Согласно части 4 статьи 15 Жилищного кодекса Российской Федерации жилое помещение может быть признано непригодным для проживания по основаниям и в порядке, которые установлены уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Порядок признания жилых помещений непригодными для проживания установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. № 47 «Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции», действие которого распространяется на находящиеся в эксплуатации жилые помещения независимо от формы собственности расположенные на территории Российской Федерации (п. 2 Положения).

По общему правилу, жилищные права собственника жилого помещения в доме, признанном в установленном порядке аварийным и подлежащим сносу, обеспечиваются в порядке, предусмотренном статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации.

В силу положений части 1 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа в связи с изъятием соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

Согласно части 8 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации предоставление собственнику взамен изымаемого жилого помещения другого жилого помещения допускается только по соглашению с собственником жилого помещения с зачетом стоимости предоставляемого жилого помещения в выкупную цену.

Таким образом, жилое помещение может быть изъято у собственника либо путем выкупа, либо по соглашению с собственником ему может быть предоставлено другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Согласно разъяснениям, содержащимся в подпункте «и» пункта 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» судам для правильного разрешения дел по спорам, связанным с изъятием жилого помещения у собственника путем выкупа в связи с изъятием соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд (статья 32 ЖК РФ), необходимо иметь в виду, что требование органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего решение об изъятии жилого помещения, о переселении собственника изымаемого жилого помещения в другое жилое помещение, не может быть удовлетворено, если собственник жилого помещения возражает против этого, так как в соответствии с частью 8 статьи 32 ЖК РФ предоставление собственнику жилого помещения взамен изымаемого другого жилого помещения допускается только по соглашению сторон. Суд также не вправе обязать указанные органы обеспечить собственника изымаемого жилого помещения другим жилым помещением поскольку из содержания статьи 32 ЖК РФ следует, что на орган государственной власти или орган местного самоуправления, принявшие решение об изъятии жилого помещения, возлагается обязанность лишь по выплате выкупной цены изымаемого жилого помещения.

Между тем, нормы статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, регулирующие правоотношения по изъятию у собственников принадлежащих им жилых помещений и по предоставлению им взамен изымаемого другого жилого помещения, ни судом первой инстанции, ни судом апелляционной инстанции не учитывались и не применялись.

Из материалов дела следует, что жилой дом, принадлежащий Чернышеву С В . на праве собственности, признан в установленном законом порядке непригодным для проживания, однако решения об изъятии жилого помещения для муниципальных нужд органом местного самоуправления не принималось и соглашения о предоставлении истцу другого жилого помещения между сторонами не заключалось.

При таких обстоятельствах выводы суда о возложении на администрацию г. Иркутска обязанности по предоставлению Чернышеву СВ. во внеочередном порядке жилого помещения на условиях договора социального найма, сделаны в нарушение положений статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Кроме того, Чернышов СВ., приобретая жилой дом, в соответствии с нормами статей 210,211 Гражданского кодекса Российской Федерации взял на себя бремя содержания имущества, а также нес риск гибели или повреждения жилого дома по адресу: а, а сам по себе факт признания истца малоимущим и нуждающимся в жилом помещении не влечет за собой возникновения обязанности у органа местного самоуправления по предоставлению ему жилого помещения во внеочередном порядке.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции оставил указанные выше обстоятельства без внимания и правовой оценки.

Учитывая изложенное, у судов первой и апелляционной инстанций отсутствовали достаточные правовые основания для вывода о наличии у истца права на предоставление ему во внеочередном порядке благоустроенного жилого помещения по договору социального найма взамен непригодного для проживания.

В соответствии со статьей 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», судам необходимо учитывать, что по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Учитывая, что допущенные судом первой инстанции нарушения судом апелляционной инстанции устранены не были, что привело к существенному нарушению норм материального и процессуального права, то апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 28 сентября 2016 года подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом апелляционном рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, устранить отмеченные недостатки и рассмотреть дело в апелляционном порядке с соблюдением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 28 сентября 2016 года отменить.

Дело направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Иркутского областного суда.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...