Актуально на:
14 августа 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 82-АПГ15-5 от 08.07.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

82-АПГ15-5

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва «8» июля 2015 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Алексанрова В.Н.,

судей Борисовой Л.В. и Хаменкова В.Б.

при секретаре Гришечкине П.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе губернатора Курганской области на решение Курганского областного суда от 17 февраля 2015 года, которым частично удовлетворено заявление Бобкова В.А. об оспаривании подпункта 4 пункта 2 и подпункта 7 пункта 3 приложения № 2 к указу губернатора Курганской области от 25 декабря 2014 года № 103 «Об определении видов разрешенной охоты и параметров осуществления охоты в охотничьих угодьях на территории Курганской области, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения представителя губернатора Курганской области Плотникова СВ., поддержавшего доводы апелляционной жалобы заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

25 декабря 2014 года губернатором Курганской области издан указ № 103 «Об определении видов разрешенной охоты и параметров осуществления охоты в охотничьих угодьях на территории Курганской области, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения» (далее - Указ).

В приложении № 1 к Указу определены виды разрешенной охоты, в приложении № 2 - установлены параметры осуществления охоты в охотничьих угодьях на территории Курганской области, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения.

Подпунктом 4 пункта 2 приложения № 2 к Указу в качестве одного из параметров охоты закреплена обязанность по направлению до начала охоты на копытных животных письменного уведомления или СМС-сообщения о дате и месте охоты лицом, на имя которого выдано разрешение на добычу охотничьих ресурсов: в закрепленных охотничьих угодьях уполномоченного представителя юридического лица или индивидуального предпринимателя, заключившего охотхозяйственное соглашение или обладающего правом долгосрочного пользования животным миром на территории соответствующего охотничьего угодья; в общедоступных охотничьих угодьях - должностного лица уполномоченного органа государственной власти, осуществляющего федеральный государственный охотничий надзор на территории соответствующего охотничьего угодья.

Подпунктом 7 пункта 3 приложения № 2 к Указу установлен запрет охоты на боровую дичь и пушных животных с применением охотничьих патронов, снаряженных пулями, за исключением охоты на волка и бобра.

Указ с приложениями к нему опубликован в выпуске № 1 (822) приложения «Документы» к Курганской областной общественно политической газете «Новый мир» 16 января 2015 года и вступил в законную силу через десять дней после его официального опубликования.

Бобков В.А., являясь охотником и владельцем охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом обратился в суд с заявлением о признании недействующими со дня принятия подпункта 4 пункта 2 и подпункта 7 пункта 3 Приложения № 2 к Указу.

В обоснование требований указал, что данные нормы противоречат действующему федеральному законодательству, а именно статьям 1 и 24 Федерального закона от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии статьям 22, 24, 33 и 34 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Правилам охоты утвержденным приказом Минприроды России от 16 ноября 2010 года № 512, а также приняты с превышением имеющихся у губернатора Курганской области полномочий и нарушают его права как охотника, так как возлагают на него не предусмотренную федеральным законодательством обязанность по направлению уведомления до начала охоты, незаконно ограничивают

2

оборот имеющегося у него на законных основаниях охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом.

Решением Курганского областного суда от 17 февраля 2015 года заявление Бобкова В.А. удовлетворено частично: подпункт 4 пункта 2 и подпункт 7 пункта 3 (в части установления запрета охоты на боровую дичь и пушных животных с применением охотничьих патронов, снаряженных пулями) приложения № 2 к Указу признаны недействующими со дня принятия.

В апелляционной жалобе губернатором Курганской области поставлены вопросы об отмене решения суда и принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда правильным и оснований для его отмены не находит.

В соответствии с пунктом «д» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации вопросы природопользования находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно частям 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, в случае противоречия между федеральным законом и иным актом изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Федеральным законом от 24 июля 2009 года № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в редакции от 14 октября 2014 года, далее - Закон об охоте) к полномочиям органов государственной власти Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов отнесено утверждение Правил охоты (пункт 6 статьи 32).

Правила охоты, как следует из положений статьи 23 Закона об охоте представляют собой основу осуществления охоты и сохранения охотничьих ресурсов, утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и являются обязательными для исполнения в сфере охотничьего хозяйства. Правилами охоты устанавливаются ограничения охоты.

Правила охоты утверждены приказом Минприроды России от

16 ноября 2010 года №512.

Как предусмотрено частью 5 статьи 23, пунктом 4 части 1 статьи 33 Закона об охоте, пунктом 12 Правил охоты, на основе данных Правил высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта

з

Российской Федерации) определяет виды разрешенной охоты и параметры осуществления охоты в соответствующих охотничьих угодьях предусмотренные статьями 12, 22 и 23 Закона об охоте, за исключением установления допустимого для использования охотничьего огнестрельного и (или) пневматического оружия, а также введения ограничений по их использованию.

Данные положения соотносятся и с частью 4 статьи 24 Федерального закона от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии», в соответствии с которой правила использования спортивного и охотничьего оружия устанавливаются законодательством Российской Федерации.

Частично удовлетворяя требования Бобкова В.А., суд первой инстанции исходил из того, что установив оспариваемыми положениями Указа запрет на использование в охоте на боровую дичь и пушных животных (за исключением волка и бобра) охотничьих патронов, снаряженных пулей, а также обязанность направления уведомления о начале охоты, высшее должностное лицо субъекта вышло за пределы предоставленных ему федеральным законодательством полномочий.

В соответствии с пунктом 35.1 Правил к боровой дичи отнесены глухари, тетерев, рябчик, белая и тундряная куропатки, вальдшнеп.

Со ссылкой на пункты 34, 42, 53.3 и 53.4 Правил суд обоснованно указал, что федеральным законодателем ограничений охоты и запретов на применение охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом охотничьих патронов, снаряженных пулей, в охоте на боровую дичь и пушных животных (за исключением волка и бобра) не установлено.

Установив подпунктом 7 пункта 3 приложения № 2 Указа без каких либо изъятий общий запрет на использование при охоте на боровую дичь и пушных животных (за исключением волка и бобра) охотничьих патронов снаряженных пулями, высшее должностное лицо Курганской области вышло за пределы предоставленных ему федеральным законодательством полномочий, так как ввело дополнительные по сравнению с федеральным законодательством ограничения допустимого для использования охотничьего огнестрельного и (или) пневматического оружия.

Также суд с обоснованно посчитал, что установленная подпунктом 4 пункта 2 приложения № 2 к Указу обязанность лица, на имя которого выдано разрешение на добычу охотничьих ресурсов, направить дополнительное уведомление о дате и месте охоты в охотугодьях Курганской области до начала охоты на копытных животных в виде письменного уведомления или СМС-сообщения имеет характер дополнительной обязанности.

Данная обязанность не предусмотрена федеральным законодательством, не связана с какими-либо качественными или количественными характеристиками параметров охоты: сроки охоты, место охоты, требования к документам охотника, условия охоты, направленные на регулирование численности, сохранение животных, требования к безопасности охоты. Следовательно, она не может быть установлена высшим

4

должностным лицом в порядке части 5 статьи 23 Закона об охоте и пункта 12 Правил.

В силу части 2 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Установив факт противоречия оспариваемых положений Указа требованиям федерального закона, суд первой инстанции обоснованно признал их недействующими с момента принятия.

Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании норм материального права, направлены на иную оценку доказательств об обстоятельствах, установленных и исследованных судом в полном соответствии с правилами процессуального закона, а потому не могут служить поводом к отмене законного и обоснованного решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Курганского областного суда от 17 февраля 2015 года оставить без изменения, а апелляционнуюжалобу губернатора Курганской области - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

5

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...