Актуально на:
16 февраля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 37-О16-1СП от 25.05.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №37-016-1 сп Город Москва 25 мая 2016 года

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Скрябина К.Е.

судей Ботина А.Г. и Лаврова Н.Г.

при секретаре Прохорове А С рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Моисеева В.Н. и в его интересах адвоката Александрова М.В., кассационному представлению государственных обвинителей и кассационной жалобе потерпевшего Н на приговор Орловского областного суда от 19 июня 2008 года с участием присяжных заседателей, по которому

Моисеев В Н ,

судимый: (1) 17.05.93 г.

по ст. ст. 93-1, 218 ч. 1, 212-1 ч. 2, 144 ч. 2 УК

РСФСР на 9 лет лишения свободы; (2) 18.04.95 г.

по ст. ст. 158 ч. 2 пп. «а, б, в, г», 209 ч. 2 УК РФ и

102 пп. «а, г, е» УК РСФСР на 13 лет лишения сво­

боды, освобожденный по отбытии наказания

09.12.2004 г осужден к лишению свободы: по ст.210 ч. 1 УК РФ на 11 лет; по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 12 лет; по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Ч.,

Г на 9 лет; по ст. 163 ч.З п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Н на 8 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет; по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Ю на 12 лет; по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении В на 12 лет; по ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Х Хна 7 лет; по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении М П на 9 лет; по ст. 162 ч.4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении К на 10 лет; по ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Т на 7 лет; по ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении СПК « ») на 6 лет; по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении К ) на 12 лет; по ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении А Н.) на 7 лет; по ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Ж и больницы) на 8 лет; по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении К на 13 лет; по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении С Г на 13 лет по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Л на 10 лет по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Т О на 13 лет; по ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Г на 6 лет; по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении семьи М ) на 14 лет; по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении семьи Ч ) на 14 лет; по ст. 226 ч. 4 пп. «а», «б УК РФ на 8 лет; по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Г на 10 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 20 лет в исправительной колонии особого режима.

Он же оправдан: по ст. 159 ч. 4 УК РФ - за непричастностью к совершению преступления, по ст. 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду поджога магазина « »); по ст. 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду поджога дома К ) и по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Г - за не установлением события преступления.

По этому же делу также осуждены Быковский В С Завалишин В А Васильев Е В Куликовский И Н , Касумов А М Прасолов В В и Полушкин Г Е а также оправданы Грошев Ю Н Азбукин С В Апостолов Р Л и Садыков В Г приговор в отношении которых вступил в законную силу и кассационные жалобы от них не поданы.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., выступления осужденного Моисеева В.Н. и в его интересах адвокатов Александрова М.В. и Артеменко Л.Н поддержавших жалобу осужденного и полагавших приговор отменить выступление прокурора Лох Е.Н., не поддержавшей кассационное представление и кассационные жалобы осужденного и адвоката, полагавшей приговор изменить, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда, основанном на вердикте коллегии присяжных заседателей, Моисеев признан виновным в:

создании преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений и руководстве таким сообществом (организацией), а также в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и руководстве такой группой (бандой);

совершении совместно с Быковским требования у Ч и Г передачи чужого имущества под угрозой применения насилия уничтожения и повреждения чужого имущества (вымогательства), в апреле декабре 2005 года организованной группой;

совершении совместно с Завалишиным, Касумовым и Васильевым требования у Н передачи чужого имущества, права на имущество совершении других действий имущественного характера (вымогательства), с середины апреля по 1 июня 2005 года, с применением насилия, организованной группой;

совершении совместно с Быковским, Завалишиным и О незаконных приобретения, передачи, хранения и ношения огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, совершенных организованной группой;

совершении совместно с Быковским, Васильевым, К и Н требования у Ю передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества (вымогательства), с конца мая по сентябрь 2005 года, с применением насилия организованной группой;

совершении совместно с Быковским, Васильевым, Кулаковским Н и Завалишиным требования у В передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества (вымогательства), с июня 2005 года по март 2006 года, с применением насилия, организованной группой;

совершении совместно с Васильевым и Н тайного хищения имущества Х иХ (кражи), 1 июля 2005 года, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой;

совершении совместно с Быковским, Касумовым и Ш требования у М и П передачи чужого имущества и права на имущество, совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества (вымогательства), с июля 2005 года по июнь 2006 года, с применением насилия, организованной группой;

совершении совместно с Быковским, Завалишиным и Касумовым нападения на К в целях хищения чужого имущества, совершенном 13 июля 2005 года с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия (разбоя), организованной группой;

совершении совместно с Васильевым тайного хищения имущества Т (кражи), 5 августа 2005 года, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой;

совершении совместно с Завалишиным тайного хищения имущества СПК « (кражи), в начале августа 2005 года, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой;

совершении совместно с Быковским, Завалишиным, Касумовым Васильевым и Ш требования у К передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества (вымогательства), с августа 2005 года по 15 марта 2006 года, с применением насилия, организованной группой;

совершении совместно с Васильевым открытого хищения имущества А (грабежа), в конце августа 2005 года, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой;

совершении совместно с Васильевым и Овчинниковым тайного хищения имущества Ж и больницы (кражи), 4 сентября 2005 года, с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере организованной группой;

совершении совместно с Васильевым, О и П нападения на К в целях хищения имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья (разбоя), 1 октября 2005 года, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, совершенном Моисеевым совместно с Васильевым и О , в составе организованной группы;

совершении совместно с Васильевым, О , Касумовым и Быковским нападения на С и Г в целях хищения имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья (разбоя), 14 октября 2005 года, с применением оружия, организованной группой;

совершении совместно с Быковским, Завалишиным и Васильевым требования у Л передачи имущества, совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества (вымогательстве), с октября 2005 года по 15 марта 2006 года, организованной группой;

совершении совместно с Васильевым, О и Быковским нападения на Т иО в целях хищения имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья (разбое), 27 октября 2005 года, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой;

совершении совместно с Завалишиным и Васильевым тайного хищения имущества Г (кражи), совершенном в ночь на 7 ноября 2005 года с незаконным проникновением в помещение, организованной группой;

совершении совместно с Быковским, Васильевым, Завалишиным и Л нападения на М в целях хищения имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия (разбоя), 5 февраля 2006 года, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, в помещение, совершенном в составе организованной группы;

совершении совместно с Васильевым нападения на Ч в целях хищения имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия (разбоя), 10 февраля 2006 года, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, помещение организованной группой;

хищении огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенном организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия;

совершении совместно с Быковским, Касумовым и Ш требования у Г передачи имущества под угрозой уничтожения или повреждения чужого имущества (вымогательства), с февраля по июль 2006 года, организованной группой.

Преступления Моисеевым совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Кроме того, органами предварительного следствия Моисеев обвинялся по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по эпизоду ЗАО «Банк »); ст. 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду поджога дома К ), ст. 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду поджога магазина « ») и ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Г

Совершение этих преступлений инкриминировалось ему при обстоятельствах, изложенных в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении.

Моисеев оправдан по вышеназванным составам преступлений по основаниям, приведенным в приговоре суда.

В кассационном представлении государственных обвинителей поставлен вопрос об отмене приговора в отношении Моисеева в полном объеме в связи с нарушением судом норм уголовно-процессуального законодательства В обоснование этого довода указывается на нарушение ч. 1 ст. 336 УПК РФ выразившееся в том, что в судебных прениях стороны неоднократно прерывали друг друга, выражая несогласие с оценкой доказательств, даваемой противоположной стороной, председательствующий уточнял показания потер певших и свидетелей, которые ими даны в ходе судебного и предварительного следствия, доводил их до участников процесса, принимал решение о том, чье изложение доказательств является более правильным. Председательствующим были нарушены требования ст. 340 УПК РФ и при обращении к присяжным с напутственным словом, поскольку в нем были приведены не все доказательства стороны обвинения, в частности, не приведены показания ряда потерпевших свидетелей, результаты опознаний и т.п., что в итоге повлияло на мнение коллегии присяжных заседателей при ответе на поставленные перед ними вопросы о том, имело ли место преступное действие, совершили те или иные действия подсудимые, и виновны ли они в совершении этих действий. Кроме того, в приговоре отсутствуют мотивы, по которым суд не применил дополнительное наказание в виде штрафа по тем статьям уголовного закона санкция которых предусматривает обязательное назначение штрафа.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

потерпевший Н считает приговор незаконным, поскольку судом использовались недопустимые доказательства, в частности, протокол его допроса, который проводился в колонии под давлением сотрудников исправительного учреждения и в отсутствие адвоката. Утверждает, что эти показания об участии осужденных в преступлении против него, не соответствуют действительности, а объективными являются его показания в суде. Вместе с тем, указывает на то, что в суде ему не дали возможности рассказать присяжным о том, каким образом от него были получены показания на следствии, что не могло не сказаться на формировании у присяжных обвинительного уклона. Просит приговор отменить, направив дело на новое судебное рассмотрение;

осужденный Моисеев и в его защиту адвокат Костомаров просят приговор в части осуждения Моисеева отменить, направив дело на новое судебное рассмотрение. В обоснование жалоб указывают на нарушения УПК РФ, допущенные в стадии формирования коллегии присяжных заседателей и судебного следствия. Считают, что выводы эксперта-лингвиста основаны на предположениях. Утверждают, что перед присяжными исследовались не допустимые доказательства. Обращают внимание на то, что судом без законных на то оснований было отказано в ходатайстве об отложении дела слушанием 12 ноября 2007 года в связи с состоянием здоровья Моисеева Оспаривают законность удаления Моисеева из зала судебного заседания Полагают, что присяжные не могли в полном объеме ознакомиться со всеми поставленными перед ними вопросами. Кроме того, считают назначенное Моисееву наказание чрезмерно суровым.

В дополнительной жалобе Моисеев ссылается на то, что в присутствии присяжных доводилась отрицательная информация о нем, что не могло не оказать влияния на присяжных. Оспаривает наличие в его действиях преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, при этом обращает внимание на содержание в вопросах №№ 356,357 и 358 юридических терминов, что не допускается законом.

Кроме того, осужденный и в его интересах адвокат Александров М.В. в кассационных жалобах на постановление судьи от 2 февраля 2016 года которым Моисееву был установлен срок ознакомления с материалами дела до 16 февраля 2016 года, поставили вопрос об его отмене на том основании, что постановление не мотивировано, в нем не указано, почему суд пришел к выводу о затягивании осужденным ознакомления с материалами дела. Кроме того, указывается на предоставление осужденному недостаточного времени для такого ознакомления.

На поданные кассационные жалобы принесены возражения государственными обвинителями, которые просят жалобу осужденного и его защитников оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных представлении и жалобах, а также возражениях на них, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационного представления и кассационных жалоб осужденных и адвокатов об отмене приговора, однако находит необходимым изменить приговор.

Безусловные основания отмены обвинительного приговора постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей перечислены в ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ. Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу допущено не было.

Так, из материалов дела видно, что вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели, в том числе, с проверкой наличия обстоятельств, препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями ст. 326 УПК РФ. Подготовительная часть судебного заседания с участием присяжных заседателей, в ходе которой председательствующий по настоящему делу разъяснил сторонам их права предусмотренные главой 36 УПК РФ, а также право заявить мотивированный и немотивированный отводы присяжным заседателям, проведена председательствующим в соответствии со ст. 327 УПК РФ.

Таким образом, коллегия присяжных заседателей по настоящему делу сформирована в полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ Присяжные заседатели приняли присягу, текст которой изложен в ст. 332 УПК РФ, а также им разъяснены права, предусмотренные ст. 333 УПК РФ.

При этом Судебная коллегия находит приведенные в кассационной жалобе Моисеева доводы о незаконности состава коллегии присяжных ввиду того, что он не принимал участия в формировании коллегии, необоснованными поскольку, как следует из протокола судебного заседания, осужденный в соответствии со ст. 258 УПК РФ был удален из зала судебного заседания за нарушение порядка. Отбор присяжных происходил, в том числе, с участием защитника Моисеева.

К тому же, после сформирования коллегии присяжных заседателей, ни от кого из участников процесса, включая Моисеева и его адвоката, заявлений о ее роспуске по мотивам тенденциозности не поступило (т.32,л.д.39).

Доводы осужденного и адвоката о том, что на присяжных в ходе судебного разбирательства оказывалось психологическое воздействие, в том числе, со стороны председательствующего судьи, также являются необоснованными поскольку в материалах дела отсутствуют объективные данные свидетельствующие о негативном воздействии на присяжных заседателей.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, в тех случаях когда в ходе судебного разбирательства кем-либо из участников процесса до присяжных заседателей доводилась информация о прошлых судимостях Моисеева, либо иная негативная информация о нем, председательствующий судья в соответствии с требованиями закона разъяснял присяжным заседателям что при вынесении вердикта они не должны учитывать эту информацию.

Таким образом, судебное следствие с участием присяжных заседателей произведено в полном соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ.

Согласно протоколу судебного заседания, судья в письменном виде в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ, окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, при этом содержание этих вопросов полностью отвечает требованиям ст. 339 УПК РФ Более того, вопреки приведенным в кассационных жалобах доводам, в соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ судьей вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта, не ставились.

Имеющееся в материалах дела исполненное председательствующим по делу напутственное слово к присяжным заседателям соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, при этом в нем отсутствует личное мнение судьи по вопросам, поставленным им перед коллегией присяжных заседателей.

По делу не установлено нарушение в той или иной форме тайны совещания присяжных заседателей, закрепленной в ст. 341 УПК РФ, а также нарушений требований как ст. 343 УПК РФ при вынесении коллегией присяжных заседателей своего вердикта по настоящему делу, так и ст. 345 УПК РФ при провозглашении вердикта.

При этом, вопреки утверждениям, содержащимся в кассационных представлении и жалобах осужденного и адвоката, вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, содержащим понятные вопросы. Согласно вопросному листу, поставленные в нем вопросы состоят из ясных формулировках и не содержат юридических терминов и понятий, то есть с учетом требований ст. 252 УПК РФ (т.39, л.д.164- 286).

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2013 г рассмотрение дела с участием присяжных заседателей предполагает такое разграничение функций между профессиональным судьей и коллегией присяжных, при котором разрешение вопросов факта (о доказанности деяния совершения его подсудимым, виновности подсудимого в его совершении относится к компетенции присяжных заседателей. При этом особенности их вердикта, который представляет собой лаконичные ответы на поставленные вопросы, содержащие лишь выводы коллегии присяжных без приведения доводов, подтверждающих их позицию, исключают возможность его проверки по фактическим основаниям и, как следствие, возможность отмены или изменения вынесенного на основе такого вердикта приговора ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Следовательно, действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность обжалования в кассационном порядке судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, лишь с точки зрения правильности применения норм права (существенное нарушение уголовно процессуального закона, неправильное применение уголовного закона или несправедливость приговора), но не установления фактических обстоятельств уголовного дела.

Поэтому доводы, приведенные в кассационных жалобах осужденного и адвоката, о том, что вывод суда о виновности осужденного основан лишь на предположениях и недопустимых доказательствах, обоснованными признать нельзя, поскольку его виновность установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

Из протокола судебного заседания следует, что после вынесения обвинительного вердикта по настоящему делу судебное разбирательство было продолжено с участием сторон, при этом были исследованы обстоятельства связанные с квалификацией содеянного Моисеевым, назначением ему наказания и другими вопросами, разрешаемыми судом при постановлении обвинительного приговора, были выслушаны прения сторон и последнее слово осужденного. Эти процессуальные действия выполнены в рамках установленных ст. 347 УПК РФ.

Что касается доводов кассационных жалоб осужденного и адвоката о незаконности постановления судьи от 2 февраля 2016 года, которым Моисееву был установлен срок ознакомления с материалами дела до 16 февраля 2016 года, то они также являются необоснованными.

Как видно из материалов дела, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 04 августа 2015 года удовлетворено ходатайство осужденного Моисеева об ознакомлении с материалами настоящего уголовного дела, оно было снято с кассационного рассмотрения и направлено в Орловский областной суд для исполнения определения. Устанавливая осужденному срок ознакомления с материалами дела до 17 часов 16 февраля 2016 г., судья учел, что осужденный Моисеев приступил к ознакомлению с материалами дела (47 томов) 30 октября 2015 года, в период с 30 октября 2015 года по 11 января 2016 года, то есть за 39 дней, ознакомился полностью с 17 томами дела и еще частично с одним томом (тома № 1-11,21, 22, 29,30,31,32,33). При таких данных у судьи имелись основания для вывода о затягивании осужденным процесса ознакомления с материалами дела и письменного его предупреждения об этом 13.01.2016 года.

Вместе с тем, после уведомления осужденного о необходимости ускорить ознакомление с материалами уголовного дела, он в период с 13 января 2016 года по 29 января 2016 года, то есть за 13 дней, ознакомился лишь с 5 томами дела (№33, 34,35,36,37,38). Поэтому у судьи также имелись основания для вывода о том, что осужденный Моисеев явно затягивал время ознакомления с материалами дела и злоупотреблял своим правом на ознакомление с материалами дела.

Поэтому постановление судьи является законным и мотивированным.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в части оправдания Моисеева на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, президиумом того же суда отменено не было, в связи с чем доводы, приведенные в кассационных представлениях и жалобе потерпевшего Н удовлетворены быть не могут.

Наказание Моисееву за каждое преступление назначено в соответствии с требованиями ст. 60-65 УК РФ, то есть с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности всех обстоятельств дела, в том числе, с учетом вердикта присяжных о том, что он не заслуживает снисхождения.

Таким образом, нарушений закона, являющихся основанием для отмены приговора, не имеется.

Вместе с тем, приговор в отношении Моисеева подлежит изменению и он подлежит освобождению от наказания по ч. 3 ст. 222 УК РФ (по событиям от мая 2005 года), по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в отношении Х от 01.07.2005 года), п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в отношении Т от 05.08.2005 года), п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в отношении СПК « от 08.2005 года п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в отношении Ж от 04.09.2005 года) и по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в отношении Г от 07.11.2005 года) в связи с истечением сроков давности, то есть на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и ст. 78 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

приговор Орловского областного суда от 19 июня 2008 года в отношении Моисеева В Н изменить:

в связи с истечением сроков давности освободить его на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и ст. 78 УК РФ от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 222 УК РФ, п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Х Х по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Т по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении СПК « »), по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Ж

и больницы) и по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Г

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных по ст.ст. 210 ч. 1, 209 ч. 1, 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 162 ч. 4 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 161 ч.З п. «а», 162 ч. 4 п. «а», 162 ч. 4 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 162 ч. 4 п. «а», 162 ч. 4 п. «а», 162 ч. 4 п. «а», 226 ч. 4 пп. «а»,«б», 163 ч. 3 п. «а» УК РФ, окончательно назначить Моисееву В.Н. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 (девятнадцать) лет в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а кассационные представления и жалобы - без удовлетворения.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...