Актуально на:
21 сентября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ17-39 от 17.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №5-АПУ 17-39

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 17 августа 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Земскова Е.Ю.,

судей ЗателепинаОК., Шмотиковой С.А.

при секретаре Табашовой О.Е.

с участием заявителя Кушманова СВ., адвоката Поддубного СВ прокурора Самойлова И.В.

рассмотрела в судебном заседании материалы по апелляционной жалобе Кушманова СВ. на постановление Московского городского суда от 11 мая 2017 года, которым признано законным и обоснованным решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 5 апреля 2017 года о выдаче

КУШМАНОВА С В ,

для привлечения к уголовной ответственности по ч.4 ст.209 УК Республики Беларусь.

Заслушав доклад судьи Зателепина О.К., выступление Кушманова СВ. и адвоката Поддубного СВ., поддержавших жалобу и просивших об отмене постановления, а также мнение прокурора Самойлова И.В. об оставлении постановления без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 5 апреля 2017 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Беларусь о выдаче Кушманова для привлечения к уголовной ответственности за мошенничество по ч.4 ст.209 УК Республики Беларусь.

Решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о выдаче Кушманова властям Республики Беларусь постановлением Московского городского суда от 11 мая 2017 года оставлено в силе.

В апелляционной жалобе (основной и дополнительной) Кушманов просит об отмене постановления суда, считая его незаконным, необоснованным, не отвечающим требованиям УПК РФ, по следующим основаниям.

Утверждает, что суд не исследовал в судебном заседании все материалы экстрадиционного дела в отношении его, не дал должную оценку имеющимся документам, которые он считает недостоверными.

Московским городским судом не учтено, что решение о выдаче принято при наличии намерения Кушманова получить временное убежище или статус беженца, а также гражданство Российской Федерации. Считает, что его, как искателя убежища, выдавать нельзя до окончательного разрешения этого вопроса.

Кроме того, полагает, что выдача в Республику Беларусь невозможна в силу применения пыток и жестокого обращения в правоохранительных органах этой страны.

Указывает, что инкриминируемого ему преступления он не совершал речь должна идти о гражданско-правовых спорах, а не уголовном преследовании, о котором заявитель не знал, поскольку дело в отношении его было прекращено, он об этом был извещен, поэтому уехал на заработки в Российскую Федерацию.

Указывает, что его брат К никакой информации о том, что он (Кушманов СВ.) знал об уголовном преследовании за мошенничество оперативным сотрудникам не передавал. Исходя из этого, суд необоснованно на это сослался в своем решении.

Просит отменить постановление Московского городского суда и признать незаконным постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, выслушав стороны, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Проверка законности и обоснованности решения о выдаче Кушманова правоохранительным органам Республики Беларусь проведена судом полно всесторонне и объективно.

Решение об экстрадиции принято уполномоченным лицом в полном соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и международными договорами Российской Федерации.

Как следует из постановления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 5 апреля 2017 года, основанного на материалах поступивших из компетентных органов Республики Беларусь, органами следствия этого государства Кушманов обвиняется в совершении мошенничества по ч.4 ст.209 УК Республики Беларусь.

Действия, инкриминируемые Кушманову на территории Республики Беларусь, по российскому уголовному законодательству также являются уголовно наказуемыми и соответствуют ч.4 ст. 159 УК РФ, санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

Сроки давности привлечения к уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь не истекли.

Имеющиеся в законодательстве сторон несовпадения отдельных признаков преступления в соответствии с Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года и Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации не являются основанием для отказа в выдаче.

Согласно ч.1 ст.462 УПК РФ Российская Федерация в соответствии с международным договором или на основе принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина, находящегося на территории Российской Федерации, для уголовного преследования за деяния которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

Каких-либо оснований, предусмотренных ст.464 УПК РФ и положениями Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года которые бы препятствовали выдаче Кушманова в Республику Беларусь для уголовного преследования, судом не установлено, не находит их и Судебная коллегия.

Кушманов является гражданином Республики Беларусь, российского гражданства не имеет.

Из материалов дела следует, что в январе 2017 года Кушманов обратился в управление по вопросам миграции ГУ МВД России по г. Москве о предоставлении убежища на территории Российской Федерации. По итогам рассмотрения данного обращения Кушманов проинформирован о действующем законодательстве о беженцах.

Вопреки доводам жалобы наличие намерения у лица получить статус беженца или временное убежище на территории страны пребывания, или гражданство этой страны является недостаточным для отказа в выдаче такого лица. Кроме того, то обстоятельство, что соответствующее заявление не рассмотрено в установленном порядке на момент принятия решения о выдаче не является основанием для признания этого решения незаконным.

По смыслу ст. 463 УПК РФ, вопрос о законности и обоснованности решения о выдаче разрешается исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия такого решения. В связи с этим обращение лица в компетентные органы с ходатайством о предоставлении ему временного или политического убежища, статуса беженца после принятия решения о выдаче не должно влечь за собой отложение рассмотрения жалобы на решение о выдаче поскольку признание судом такого решения законным и обоснованным не обусловливает в дальнейшем фактическую передачу лица запрашивающему государству до разрешения соответствующего ходатайства либо до окончания процедуры обжалования при наличии отказа в удовлетворении такого ходатайства (ст. 14 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, ст. 33 Конвенции о статусе беженцев, ст. 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Материалы по вопросу выдачи Кушманова представлены государством инициатором в необходимом объеме. Запрос о выдаче и приложенные к нему документы по форме и содержанию соответствуют положениям ст. 12 Европейской конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 года, ст. 58 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам и ст.462 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы, как видно из протокола судебного заседания судом в установленном законом порядке исследованы все представленные в Генеральную прокуратуру Российской Федерации документы, послужившие основанием для принятия решения об экстрадиции Кушманова, в постановлении суда им дана надлежащая оценка.

В ходе рассмотрения дела суд обоснованно в силу ч.б ст.463 УПК РФ не обсуждал вопросы, касающиеся фактических обстоятельств совершенного деяния и виновности или невиновности Кушманова, правильно ограничившись лишь проверкой соответствия решения о выдаче данного лица законодательству и международным договорам Российской Федерации.

Судом учтена и личная ситуация Кушманова как лица, в отношении которого принято решение о выдаче. Оснований подвергать сомнению гарантии, предоставленные запрашивающей стороной, являющейся субъектом международного права, о том, что уголовное преследование в отношении Кушманова будет осуществляться в строгом соответствии с законодательством и международными договорами, о соблюдении положений Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам у суда не имелось.

Доводы жалоб о возможном уголовном преследовании по мотивам, не связанным с уголовным делом в отношении его, следует признать несостоятельными, так как в ходе экстрадиционной проверки (экспресс-опроса при даче объяснений) и в судебном заседании Кушманов заявлял, что он и его близкие родственники не преследуются в Республике Беларусь по политическим убеждениям. В жалобе не приведены доводы свидетельствующие о политическом преследовании Кушманова на территории Республики Беларусь.

В соответствии со ст.З Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (с изменениями, внесенными Протоколом от 13 мая 2004 года № 14) лицо не подлежит выдаче в случае, если имеются серьезные основания полагать, что в запрашивающем государстве оно может быть подвергнуто не только пыткам, но и бесчеловечному либо унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. В выдаче лица может быть отказано, когда исключительные обстоятельства свидетельствуют о том что выдача повлечет опасность для его жизни и здоровья, в том числе с учетом его возраста и физического состояния. При этом необходимо принимать во внимание как общую ситуацию, касающуюся соблюдения прав и свобод человека в запрашивающем государстве, так и конкретные обстоятельства дела которые в своей совокупности могут свидетельствовать о наличии или об отсутствии серьезных оснований полагать, что лицо может быть подвергнуто упомянутому обращению или наказанию.

Как видно из представленного материала, указанные обстоятельства при рассмотрении жалобы судом приняты во внимание.

В жалобе заявителя отсутствуют конкретные обстоятельства, которые в своей совокупности могли бы свидетельствовать о наличии серьезных оснований полагать, что Кушманов может быть подвергнут пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания в Республике Беларусь, в том числе и по политическим мотивам.

Таким образом, каких-либо сведений о существовании реальных и серьезных опасений того, что Кушманов может быть подвергнут не соответствующему внутреннему законодательству и международным договорам обращению, не имеется и суду не представлено.

Судебная коллегия не находит оснований не доверять материалам направленным из Республики Беларусь в части того, что К (брат Кушманова СВ.) сообщил оперативным сотрудникам информацию о том, что Кушманов СВ. знает об уголовном преследовании за мошенничество. Как видно из материалов, исследованная в суде справка-меморандум подписана должностным лицом и заверена в установленном порядке.

С учетом изложенного нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену состоявшегося судебного решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 389", 389 15 , 38919, 38920, 38928, 38933 , 462, 463 и 464 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА постановление Московского городского суда от 11 мая 2017 года в отношении Кушманова С В оставить без изменения, апелляционную жалобу Кушманова СВ. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...