Актуально на:
21 марта 2019 г.

Решение Верховного суда: Решение N ГКПИ11-1784 от 23.11.2011 Судебная коллегия по гражданским делам, первая инстанция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №ГКПИ11-1784

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г.Москва 23 н о я б р я 2011 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Петровой Т.А.

при секретаре Ивашовой О.В.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Колядина М А о признании частично недействующими пункта 3.11, абзаца второго пункта 8.2.3 Санитарно эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10 июня 2010 г. № 64,

установил:

пункт 3.11 и абзац второй пункта 8.2.3 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях» (далее Санитарные правила), утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10 июня 2010 г. № 64, устанавливают запрет на размещение мусороприемной камеры ствола мусоропровода и устройства для его очистки и промывки над жилыми комнатами, под ними, а также смежно с ними.

Колядин М.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими указанных нормативных предписаний, ссылаясь на то, что, допуская расположение помещения кухни квартиры смежно с мусороприемной камерой, данные нормы противоречат статье 42 Конституции Российской Федерации и статье 8 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», нарушают его право на благоприятную среду обитания. Пояснил, что, проживая в квартире на первом этаже жилого дома кухня которой расположена смежно с мусороприемной камерой, он испытывает отрицательное воздействие факторов среды обитания, в частности по уровню шума.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (далее - Роспотребнадзор) и Министерство юстиции Российской Федерации в письменных возражениях указали, что оспариваемые нормативные предписания законодательству не противоречат, приняты в пределах компетенции Роспотребнадзора, прав заявителя не нарушают.

Выслушав объяснения Колядина М.А., представителей Роспотребнадзора Андре А.А. и Министерства юстиции Российской Федерации Османовой И.А оценив нормативный правовой акт в оспариваемой части на его соответствие федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10 июня 2010 г. № 64, принятым во исполнение полномочий, предоставленных Роспотребнадзору статьей 38 и пунктом 1 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно эпидемиологическом благополучии населения» (в редакции от 30 декабря 2008 г.), пунктами 3 и 6 постановления Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2005 г. № 569 «О положении об осуществлении государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Российской Федерации», утверждены и введены в действие оспариваемые заявителем в части Санитарные правила. Данный нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 15 июля 2010 г., регистрационный № 17833, опубликован в «Российской газете» 21 июля 2010 г.

Статья 42 Конституции Российской Федерации и статья 8 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения закрепляют право граждан на благоприятную окружающую среду и благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека.

Статья 23 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» определяет, что жилые помещения по площади планировке, освещенности, инсоляции, микроклимату, воздухообмену, уровням шума, вибрации, ионизирующих и неионизирующих излучений должны соответствовать санитарно-эпидемиологическим требованиям в целях обеспечения безопасных и безвредных условий проживания независимо от его срока.

Статья 10 Федерального закона от 30 декабря 2009 г. № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», устанавливая требования безопасных для здоровья человека условий проживания и пребывания в зданиях и сооружениях и перечисляя показатели среды, по которым эта безопасность должна быть обеспечена, относит к ним и защиту от шума в помещениях жилых зданий (пункт 5 части 2 статьи 10).

Из приведенных норм следует, что какие-либо количественные и (или качественные значения показателя, характеризующего тот или иной фактор среды обитания с позиций его безопасности или безвредности для человека данные нормы не содержат. С учетом этого не имеется оснований считать, что оспариваемые заявителем нормативные предписания, которые регулируют отношения, связанные с размещением инженерного оборудования в жилых помещениях, приняты в нарушение указанных выше правовых норм и следовательно, им не противоречат.

Жилищный кодекс Российской Федерации устанавливает, что кухня является помещением вспомогательного использования, предназначенным для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в квартире, для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире предназначена комната (части 3 и 4 статьи 16).

Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (далее - Положение), утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. № 47, не допускает к использованию в качестве жилых помещений помещения вспомогательного использования (абзац второй пункта 6).

Из приведенных норм следует, что помещения квартиры используются в различных целях. С учетом этого отсутствие в оспариваемых нормативных предписаниях правил, регулирующих расположение мусоропровода относительно помещения кухни, не влияет на законность этих предписаний.

Утверждение заявителя о том, что в силу статьи 16 Жилищного кодекса Российской Федерации кухня является частью жилого помещения, не соответствует содержанию данной нормы. Комната и кухня имеют различное функциональное назначение, исходя из которого и осуществляется правовое регулирование отношений по размещению указанного выше оборудования.

В связи с этим нельзя признать обоснованной ссылку заявителя на подпункт «м» пункта 5.9.5 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных постановлением Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 27 сентября 2003 г. № 170, которым предусмотрено, что

мусоросборные камеры не должны граничить с жилыми помещениями,

поскольку данное нормативное положение подлежит применению в системной

связи с перечисленными выше нормами.

Федеральный закон «Технический регламент безопасности зданий и сооружений», перечисляя виды шумовых воздействий, от которых должна быть обеспечена защита, предусматривает, что шумовые характеристики технологического и инженерного оборудования содержатся в его проектной документации (часть 1 статьи 24).

Инженерные системы (вентиляция, отопление, водоснабжение водоотведение, лифты и др.), находящиеся в жилых помещениях, а также входящие в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, должны быть размещены и смонтированы в соответствии с требованиями безопасности, установленными в действующих нормативных правовых актах, и инструкциями заводов - изготовителей оборудования, а также с гигиеническими нормативами, в том числе в отношении допустимого уровня шума и вибрации, которые создаются этими инженерными системами (пункт 14 Положения).

В связи с этим довод заявителя о том, что он испытывает отрицательное шумовое воздействие, вызываемое работой инженерного оборудования (мусоропровода), фактически сводится к необходимости проверки проектной документации этого оборудования и соблюдения требований по его монтажу и эксплуатации, что не является предметом рассмотрения по настоящему делу.

С учетом изложенного оспариваемые нормативные предписания действующему законодательству не противоречат и прав заявителя не нарушают.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления Колядина М А о признании частично недействующими пункта 3.11, абзаца второго пункта 8.2.3 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10 июня 2010 г. № 64, отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня его принятия в окончательной форме Судья Верховного Суда Российской Федерации Т.А. Петрова

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...