Актуально на:
04 декабря 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 19-КГ17-23 от 19.09.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №19-КГ 17-23

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова ВВ.

судей Киселева А.П., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бабкина Н П , Соловьева А П к Возовицкой Л Б о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, взыскании судебных издержек, по кассационной жалобе Возовицкой Л Б на решение Шпаковского районного суда Ставропольского края от 26 сентября 2016 г. и коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 10 января 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Бабкин Н.П. и Соловьев А.П. обратились в суд с иском к Возовицкой Л.Б о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, взыскании судебных издержек, указав в обоснование заявленных требований, что они признаны потерпевшими по уголовному делу, возбужденному в отношении Сластенова РА. по признакам совершения им уголовно-наказуемых деяний предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 115 и пунктом «а» части 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации. Постановлением мирового судьи судебного участка № 5 Шпаковского района Ставропольского края от 21 марта 2016 г. Сластенов Р.А. освобожден от уголовной ответственности за совершение указанных общественно опасных деяний в состоянии невменяемости с применением к нему принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у Постановлением старшего следователя СО МВД России по Шпаковскому району Ставропольского края в качестве законного представителя допущена Возовицкая Л.Б. Просили взыскать с Возовицкой Л.Б. компенсацию морального вреда, причиненного преступлением, в пользу Бабкина Н.П денежную сумму в размере 300 000 рублей, в пользу Соловьева А.П. денежную сумму в размере 200 000 рублей, а также возместить судебные расходы связанные с оплатой услуг адвоката.

Решением Шпаковского районного суда Ставропольского края от 26 сентября 2016 г. исковые требования Бабкина Н.П. и Соловьева А.П удовлетворены частично: с Возовицкой Л.Б. в пользу Бабкина Н.П. взыскана компенсация морального вреда в размере 10 000 рублей, в пользу Соловьева А.П. компенсация морального вреда в размере 5 000 рублей, а также расходы связанные с оплатой услуг адвоката, в размере 7 500 рублей в пользу каждого из истцов.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 10 января 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Возовицкой Л.Б. ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.

В связи с поданной 19 мая 2017 г. кассационной жалобой на указанные судебные постановления и сомнениями в их законности судьей Верховного Суда Российской Федерации Горшковым В В . 6 июня 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационных жалоб и определением этого же судьи от 21 августа 2017 г кассационная жалоба Возовицкой Л.Б. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационных жалоб и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 10 января 2017 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Разрешая дело по существу и удовлетворяя в части заявленные Бабкиным Н.П. и Соловьевым А.П. требования о возложении на Возовицкую Л.Б обязанности по компенсации морального вреда, причиненного преступлением совершенным Сластеновым Р.А., суд первой инстанции исходил из того, что в момент совершения Сластеновым Р.А. общественно-опасных деяний он не мог понимать значение своих действий и руководить ими в связи с болезненным расстройством психической деятельности, о чем Возовицкая Л.Б. знала, но не ставила вопрос о признании причинителя вреда недееспособным.

С данными выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального и процессуального права допущено судом апелляционной инстанции выразившиеся в следующем.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Согласно пункту 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По смыслу указанной статьи Гражданского кодекса Российской Федерации общими основаниями ответственности за причинение вреда являются наличие вреда, противоправность действий его причинителя причинно-следственная связь между такими действиями и возникновением вреда, вина причинителя вреда.

Согласно разъяснений, содержащихся в Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора (пункт 1). Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина (пункт 2). В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом (пункт 3)

Изложенное свидетельствует о том, что обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии следующих условий: претерпевание морального вреда; неправомерные действия (бездействие) причинителя вреда причинная связь между неправомерными действиями и моральным вредом вина причинителя вреда.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1078 Гражданского кодекса Российской Федерации если вред причинен лицом, которое не могло понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, обязанность возместить вред может быть возложена судом на проживающих совместно с этим лицом его трудоспособных супруга родителей, совершеннолетних детей, которые знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании его недееспособным.

Из приведенной нормы права следует, что для возложения на родителей ответственности за вред, причиненный их детьми, не способными понимать значения своих действий вследствие психического расстройства, необходимо соблюдение нескольких условий, таких как: совместное их проживание трудоспособность родителей; чтобы родители знали о психическом расстройстве их ребенка, но не ставили вопрос о признании его недееспособным.

Удовлетворяя в части требования Бабкина Н.П. и Соловьева А.П. о возложении на Возовицкую Л.Б. обязанности по компенсации морального вреда, суд пришел к выводу о том, что ответчица знала о психическом расстройстве Сластенова Р.А., но не ставила вопрос о признании его недееспособным.

Вместе с тем, мотивы по которым суды первой и апелляционной инстанций пришли к такому выводу в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в судебных постановлениях не приведены.

Возражая относительно заявленных истцами требований, Возовицкая Л.Б ссылаясь на выводы представленного в материалы гражданского дела заключения судебно-психиатрической экспертизы № 58 от 28 января 2016 г., проведенной в рамках уголовного дела, указывала, что Сластенов Р.А хроническим психическим расстройством, слабоумием не страдал и не страдает. У его выявлено органическое расстройство личности травматического генеза. В момент совершения общественно-опасного деяния Сластенов Р.А находился во временном психическом расстройстве психической деятельности.

Также ответчица ссылалась на протокол допроса Возовицкой Л.Б. в качестве свидетеля по уголовному делу от 16 февраля 2016 г. (л.д. 28 оборот указывала, что о наличии у Сластенова Р.А. показаний для лечения и наблюдения у психиатра узнала только со слов следователя, при этом рекомендации о необходимости амбулаторного лечения и наблюдения у врача психиатра впервые указаны в заключении судебно-психиатрической экспертизы № 58 от 28 января 2016 г., проведенной в рамках уголовного дела.

Кроме того, того для правильного разрешения дела и возложения ответственности по возмещению вреда причиненного истцам, и определения надлежащего ответчика по заявленным ими требованиям, подлежал выяснению вопрос могла ли быть установлена недееспособность Сластенову Р.В. с учетом имеющегося у него психического заболевания.

Вместе с тем, судами первой и апелляционной инстанций, в нарушение положений статей 67 и 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, эти юридически значимые обстоятельства и возражения Возовицкой Л.Б. не исследовались и не получили правовой оценки.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 10 января 2017 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 10 января 2017 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...