Актуально на:
14 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 49-АПУ15-42СП от 10.11.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №49-АПУ15-42СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва Ю н о я б р я 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Сабурова Д.Э.,

судей Кочиной И.Г., Климова А.Н.,

с участием:

государственного обвинителя - прокурора Пирогова М.В.,

потерпевшей А

представителя потерпевшей - адвоката Шимановича Н.И.,

осужденного Ожегова А.И.,

защитников - адвокатов Зеликмана А.М., Поспеева В.В., Поспеевой О.И. и

Анпилоговой Р.Н.,

при секретаре Барченковой М.А.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Минигалиева И.Н апелляционным жалобам потерпевшей А осужденного Ожегова А.И., адвоката Поспеева В В . на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан с участием присяжных заседателей от 17 июня 2015 года, которым

Ожегов А И

не судимый,

осужден:

по чЛ ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Нуриев Д И

не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ, на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления,

за оправданными признано право на частичную реабилитацию и разъяснен порядок возмещения вреда, причиненного уголовным преследованием,

осужден по ст. 316 УК РФ с применением ч.1 ст. 62 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере в размере 50 000 рублей и освобожден от назначенного наказания на основании п.З ч.1 ст. 27 УПК РФ в соответствии с постановлением ГД ФС РФ от 24.04.2015 г. №6576-6 «Об объявлении амнистии в связи с 70 - летнем Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

В возмещение морального вреда в пользу потерпевшей А с Ожегова А.И. взыскан рублей, с Нуриева Д.И. взыскано рублей.

Принято решение по вещественным доказательствам.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступления осужденных Ожегова А.И., адвокатов Зеликмана А.М., Поспеева ВВ., Поспеевой О.И. и Анпилоговой Р.Н., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах и в дополнении к ним, возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы потерпевшей и апелляционного представления государственного обвинителя, потерпевшую А и ее представителя - адвоката Шимановича НИ., прокурора Пирогова М.В., возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб стороны защиты, просивших об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, Судебная коллегия

установила:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Ожегов А.И. признан виновным в умышленном причинении смерти А 30 января 2014 г. в с. района Республики а Нуриев Д.И. в заранее не обещанном укрывательстве данного преступления и невиновным в незаконном хранении боеприпасов.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Минигалиев И.Н, просит приговор и вердикт присяжных заседателей отменить ввиду существенного нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, допущенных при формировании коллегии присяжных заседателей и выразившихся в том, что суд не удовлетворил мотивированное ходатайство об отводе кандидатов в присяжные заседатели под №18 Д,

у которого зять - Д был осужден по ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы условно, и под №29 Г у которого двоюродный брат отбывал наказание в местах лишения свободы, полагая, что наличие в коллегии данных присяжных заседателей не позволило объективно и беспристрастно рассмотреть уголовное дело.

Потерпевшая А в апелляционной жалобе просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии формирования коллегии присяжных заседателей, полагая, что вердикт присяжных заседателей вынесен с существенными нарушениями требований УПК РФ, которые выражаются в том, что Нуриев Д.И. и его адвокат в присутствии присяжных неоднократно обращались к процессуальным документам, связанным с расследованием дела, ставили на рассмотрение вопросы о личности подсудимых, в прениях незаконными методами убеждали присяжных в невиновности Нуриева Д.И., на что председательствующий делал замечания.

В апелляционной жалобе адвокат Поспеев В В . в связи с процессуальными недостатками приговора, которым действия подзащитного Нуриева Д.И., обвинявшегося по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, квалифицированы судом по ст. 316 УК РФ, просит принять решение о прекращении уголовного преследования Нуриева Д.И по обвинению в убийстве А и признании за ним в этой части права на реабилитацию.

Осужденный Ожегов А.И. в апелляционной жалобе и в дополнении к ней приводя показания Нуриева Д.И., заключение экспертизы, и ссылаясь на ч.З ст. 348 УПК РФ, полагает, что его действия, признанные присяжными доказанными, следует квалифицировать по ч.1 ст. 108 УК РФ. Считает, что судья в напутственном слове должен был разъяснить присяжным заседателям что при вердикте «виновен» они были вправе изменить обвинение в благоприятную для подсудимого сторону.

Кроме того, осужденный выражает несогласие с наказанием, считая его чрезмерно суровым, назначенным, по его мнению, без учета того, что он совершил преступление, защищая свою жизнь, ограждая от мести семью, что ему действиями потерпевшего были причинены множественные телесные повреждения, в том числе причинившие вред здоровью средней тяжести Полагает, что суд необоснованно не учел в качестве обстоятельства смягчающего наказание то, что это он сообщил правоохранительным органам о местонахождении трупа, не принял во внимание тяжелое финансовое положение семьи, сделал необоснованный вывод о том, что по делу отсутствуют исключительные обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления.

С учетом изложенного просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 108 УК РФ и смягчить назначенное наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, апелляционных жалоб, дополнений к ним, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании представленных сторонами доказательств.

В соответствии с положениями ст. 389.27, п. 2-4 ст. 389.15 УПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Вопреки доводам государственного обвинителя коллегия присяжных заседателей была сформирована с соблюдением требований ст.ст. 326-329 УПК РФ. В состав коллегии вошли только те лица, которые в соответствии с ФЗ « О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» имели право осуществлять правосудие.

Судебная коллегия не усматривает нарушений ст. 3 вышеуказанного закона в том, что в состав коллегии присяжных заседателей вошли кандидаты под номерами 18 и 29, Д и Г , соответственно, родственники и близкие которых ранее привлекались к уголовной ответственности, поскольку данное обстоятельство само по себе не является препятствием для участия заседателей в отправлении правосудия, а данных о том, что оно могло повлиять на объективность и беспристрастность данных кандидатов, государственным обвинителем не представлено, равно как не представлено и доказательств заинтересованности кандидатов в исходе данного дела.

Сами же кандидаты на вопросы участников процесса пояснили, что бывший зять Д -Д с которым фактически проживает его дочь привлекался к уголовной ответственности, судимость снята 5-6 лет назад, а двоюродный брат Г был судим за хранение наркотиков, при этом около двух месяцев содержался под стражей.

Достоверность сообщенных кандидатами сведений стороной обвинения не оспаривается, напротив представлена копия приговора в отношении Д из которой следует, что 18.01.2006 г. он был осужден за покушение на грабеж к лишению свободы сроком на 4 года, условно, с испытательным сроком на 4 года. При этом Д не заявил о наличии причин которые бы могли воспрепятствовать выполнению им обязанностей присяжного заседателя, а кандидат Г пояснил, что факт привлечения к уголовной ответственности двоюродного брата не повлияет на выполнение обязанностей присяжного заседателя.

При таких обстоятельствах суд правомерно отказал государственному обвинителю в удовлетворении отвода кандидатов Д и Г ввиду отсутствия на то оснований.

Согласно протоколу судебного заседания коллегия присяжных заседателей приступила к работе после присяги, а судебное следствие проведено в соответствии со ст. 335 УПК РФ с учетом его особенностей в суде с участием присяжных заседателей.

В рамках судебного следствия исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим был соблюден. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду доказательства были исследованы заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке, по ним приняты обоснованные решения.

В присутствии присяжных заседателей были исследованы лишь допустимые доказательства, полученные с соблюдением требований уголовно процессуального закона.

Обстоятельства, указанные в апелляционной жалобе потерпевшей, не могут служить основанием для отмены приговора, поскольку из материалов уголовного дела не установлено данных о том, что в суде присяжных исследовались обстоятельства, оценка которых выходит за пределы полномочий присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания председательствующий каждый раз незамедлительно пресекал любые попытки нарушения сторонами процессуального порядка, установленного ст. 334, 336, 337 УПК РФ, делал замечания участникам процесса и разъяснял присяжным заседателям, что они не должны учитывать информацию, которая выходит за пределы вопросов доказанности факта совершения преступления и вины подсудимых, чем исключил возможность незаконного влияния сторон на присяжных заседателей.

Таким образом, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в апелляционном представлении государственного обвинителя и апелляционной жалобе потерпевшей.

Не являются таким основанием и доводы, приведенные в апелляционной жалобы осужденного Ожегова, поскольку вопросы перед присяжными заседателями сформулированы согласно требованиям ст. 338, 339 УПК РФ исходя из предъявленного обвинения, с учетом результатов судебного следствия и предложений сторон, являются понятными, а ответы на них - не противоречивыми.

То, что председательствующий не согласился с предложенными адвокатами Зеликманом и Кобалия замечаниями по содержанию вопросного листа не может расцениваться как ограничение прав стороны защиты повлиявшее на исход дела и законность приговора, поскольку они изучены и приобщены к делу, а позиция Ожегова и его адвокатов нашла свое частичное отражение в вопросах, сформулированных перед присяжными заседателями.

Так, в вопросах о доказанности участия подсудимых в совершении действий, которыми причинена смерть А указано на избиение Ожегова потерпевшим. Неприведение перечня телесных повреждений, причиненных Ожегову, не вызвало затруднений у присяжных заседателей при ответе на поставленные вопросы, поскольку до них были доведены результаты медицинского освидетельствования подсудимого, которые были оценены и учтены при вынесении вердикта.

При такой постановке вопросов, которую применил суд, нарушений ч.2 ст. 338 УПК РФ не усматривается, поскольку коллегия присяжных заседателей придя к выводу недоказанности предъявленного обвинения или подтверждении его не в полном объеме, имела возможность исключить из формулировок соответствующие обстоятельства.

Вопреки доводам осужденного Ожегова такое право было разъяснено присяжным заседателям в напутственном слове наряду с правилами оценки доказательств, сущностью презумпции невиновности, положением о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимого и другими вопросами, подлежащими разъяснению в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ.

Нарушений порядка и сроков совещания присяжных заседателей при вынесении вердикта, нарушений тайны совещательной комнаты допущено не было.

Ответив на все поставленные вопросы, присяжные заседатели вынесли вердикт, который является ясным и не содержит противоречий.

В соответствии с вердиктом действия осужденных квалифицированы судьей правильно: Ожегова по ч.1 ст. 105 УК РФ, а Нуриева - п о с т . 316 УК РФ.

Доводы осужденного Ожегова о том, что в его действиях, признанных присяжными доказанными, содержится состав преступления предусмотренного ч.1 ст. 108 УК РФ, противоречат вердикту, оспаривание которого не допускается.

Также данным приговором, исходя из вердикта присяжных заседателей суд правильно принял решение об оправдании Нуриева по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ.

За оправданным признано право на частичную реабилитацию.

Доводы адвоката Поспеева о необходимости вынесения решения о прекращении уголовного преследования Нуриева по обвинению в убийстве А и дополнительном признании за ним права на реабилитацию являются несостоятельными, поскольку предъявленное Нуриеву обвинение в убийстве нашло частичное подтверждение, в объеме заранее не обещанного укрывательства особо тяжкого преступления - убийства А В связи с уменьшением объема обвинения суд правильно произвел переквалификацию действий Нуриева с п. «ж» ч.2 ст. 105 на ст. 316 УК РФ. При этом вынесения решения о прекращения уголовного преследования Ожегова не требуется.

Исходя из заключений экспертов и анализа поведения осужденных в период как предварительного, так и судебного следствия суд правильно пришел к выводу о том, что они могут нести уголовную ответственность за содеянное.

Назначенное осужденным наказание является справедливым и смягчению не подлежит, поскольку суд учел все влияющие на него обстоятельства характер и степень общественной опасности совершенных преступлений данные о личности осужденных, обстоятельства, смягчающие наказание, а также вердикт присяжных заседателей о признании их заслуживающими снисхождения.

Доказательства того, что Ожегов 21.02.2014 г. сообщил о местонахождении трупа, после чего по его показаниям было осмотрено названное место, где и обнаружен труп А были доведены до присяжных заседателей путем допроса подсудимого, оглашения протокола осмотра места происшествия от 21.02.2014 г., и учтены ими при положительном ответе на вопрос о снисхождении к подсудимому.

Оснований для признания данного обстоятельства в качестве смягчающего, а также обстоятельств, которые бы существенно уменьшали степень общественной опасности совершенного Ожеговым преступления, суд с учетом обстоятельств дела не усмотрел, не находит их и Судебная коллегия.

К Нуриеву суд обоснованно применил постановление ГД ФС РФ от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», освободив его от назначенного наказания.

Вопреки доводам адвокатов Поспеевых суд правомерно возложил на Нуриева обязанность по возмещению морального вреда в пользу А поскольку моральный вред последней причинен не только смертью сына, но длительным пребыванием в неведении относительно его судьбы, что произошло по вине Нуриева, когда труп потерпевшего был обнаружен лишь спустя почти месяц после убийства, а лицу, виновному в смерти сына истицы все это время удавалось уклоняться от уголовной ответственности за содеянное.

Гражданский иск разрешен судом в соответствии с требованиями ст.ст. 151, 1011 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определен с учетом характера и степени нравственных страданий потерпевшей, требований разумности и справедливости, а также имущественного положения сторон Оснований для уменьшения размера взыскания у Судебной коллегии не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.25, 389.27, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан с участием присяжных заседателей от 17 июня 2015 года в отношении Ожегова А И и Нуриева Д И оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Минигалиева И.Н апелляционные жалобы потерпевшей А осужденного Ожегова А.И. и адвоката Поспеева В В . - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...