Актуально на:
12 ноября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 72-АПУ17-19 от 28.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №72-АПУ 17-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 28 с е н т я б р я 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Фроловой Л.Г. и Русакова В В .

при секретаре Быстрове Д.С.

с участием прокурора Шаруевой М.В., осужденных Брылева Д.А Саранцева А.А., Ковалева С.А., Кошмана Д.П., адвокатов Андрианова Я.ВУколовой Ю.А., Горяиновой С.А., Прохорова А.Н.,

рассмотрела в судебном заседании от 28 сентября 2017 года дело по апелляционноым жалобам осужденных Брылева Д.А., Саранцева А.А Ковалева С.А., адвокатов Дзюиной А.И., Прохорова А.Н. и потерпевшего Д на приговор Забайкальского краевого суда от 4 июля 2017 года, которым

Брылев Д.А.,

судимый:

- 19 января 2007 года Улетовским районным судом Читинской

области по ч.1 ст. 161, чЛ ст. 112, ч.2 ст.69 УК РФ, ч.7ст.79 УК

I

РФ, ст.70 УК РФ по совокупности с приговором от 26.08.2002г.,

окончательно к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в

исправительной колонии общего режима. Постановлением

Краснокаменского городского суда Забайкальского края от

03.02.2010г. освобожден условно-досрочно на 1 год 5 месяцев 16

дней;

- 11 января 2011 года Краснокаменским городским судом

Забайкальского края по ч.1 ст. 166, ч.1 ст. 161, ч.2ст.69 УК РФ к 4

годам л/св. В соответствии с ч.7 ст.79 УК РФ отменено УДО по

приговору от 19.01.2007, с применением ст.70 УК РФ

окончательно к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в

исправительной колонии строгого режима;

- 7 февраля 2012 года Улетовским районным судом

Забайкальского края по ч.1 ст. 161, п. «а» ч.З ст. 158, ч.З ст.69, ч.5

ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений с приговором от

11.01.2011г., к 5 годам лишения свободы в исправительной

колонии строгого режима. Освободился 12.05.2015г. по отбытию

срока наказания;

- 4 августа 2016 года Железнодорожным районным судом г.

Читы по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы в

исправительной колонии строгого режима,

осужден:

- по п. «а, г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

- по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы;

- по п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначено Брылеву Д.А. 22 года лишения свободы, с ограничением свободы сроком на один год.

В соответствии со ст. 53 УК РФ установлены Брылеву Д.А ограничения: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток в период с 22 часов до 06 часов, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства. Возложена на Брылева Д.А. обязанность дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Железнодорожного районного суда г. Читы от 4 августа 2016 года окончательно назначено Брылеву Д. А. 24 года лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год.

На основании ч.2 ст.5 8 УК РФ отбывание первых пяти лет наказания в виде лишения свободы назначено в тюрьме, остальной срок в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 53 УК РФ установлены Брылеву Д.А ограничения: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток в период с 22 часов до 06 часов, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства. Возложена на Брылева Д.А. обязанность дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания.

Саранцев А.А.,

судимый:

- 5 июня 2006 года Хилокским городским судом Читинской

области по ч.З ст.30 ч.2 ст. 167, ст. 119, ст. 119, ч.З ст. 162, п.п. «а»,

«б» ч.2 ст. 158 УК РФ к 9 годам лишения свободы в

воспитательной колонии;

- 12 марта 2010 года Хилокским городским судом

Забайкальского края по ч.1 ст. 105, ч.1 ст. 158, ч.З ст.69, ч.5 ст.69

УК РФ по совокупности преступлений с приговором от

05.06.2006г., с учетом изменений, внесенных кассационным

определением Забайкальского краевого суда от 26.05.2010г. и

постановлением Краснокаменского городского суда

Забайкальского края от 06.05.2011г. к 9 годам 5 месяцам лишения

свободы в исправительной колонии общего режима.

Освободившегося 22.07.2015г. по отбытию срока наказания;

- 4 августа 2016 года Железнодорожным районным судом г.

Читы по ч.2 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы в

исправительной колонии общего режима осужден:

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы;

- по п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначить Саранцеву А.А. 21 год лишения свободы, с последующим ограничением свободы сроком на один год.

В соответствии со ст. 53 УК РФ установлены Саранцеву А.А ограничения: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток в период с 22 часов до 06 часов, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства. Возложена на Саранцева А.А. обязанность дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Железнодорожного районного суда г. Читы от 4 августа 2016 года окончательно назначено Саранцеву А. А. 23 года лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год.

На основании ч.2 ст.5 8 УК РФ отбывание первых пяти лет наказания в виде лишения свободы назначены Саранцеву А.А. в тюрьме, остальной срок в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 53 УК РФ установлены Саранцеву А.А. следующие ограничения: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток в период с 22 часов до 06 часов, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства. Возложена на Саранцева А.А. обязанность дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания.

Ковалев С.А.,

судимый:

- 27 февраля 2007 года Центральным районным судом г. Читы

по п. «а» ч.2 ст. 166, п.п «а», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ, ч.З ст.69

УК РФ к 4 годам лишения свободы с испытательным сроком 3

года. Постановлением Черновского районного суда от 19 ноября

2009 года отменено условное осуждение с направлением в

исправительную колонию общего режима;

- 12 августа 2010 года Черновским районным судом г. Читы по

ч.З ст. 158 УК РФ, ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от

27.02.2007г. к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в

исправительной колонии общего режима. Освободившийся по

отбытию срока наказания 24 октября 2013 года,

осужден по п.«а,г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Кошман Д.П.,

несудимый,

осужден:

- по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

- по п. «з» ч.2 ст.111 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч.б ст. 15 УК РФ измена категория преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ, п. «з» ч.2 ст.111 УК РФ с тяжких преступлений на преступления средней тяжести.

На основании ч.2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Кошману Д. П. 3 года лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Меру пресечения осужденному Кошману Д.П. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, оставлена без изменения, до вступления приговора в законную силу.

Возложена на осужденного Кошмана Д.П. обязанность самостоятельно в порядке, предусмотренном ч.1,ч.2 ст.75.1 УИК РФ, проследовать к месту отбывания наказания за счет государства.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Брылева Д.А., Саранцева А.А., Ковалева С.А., Кошмана Д.П., адвокатов Андрианова Я.В., Уколовой Ю.А., Горяиновой С.А., Прохорова А.Н., в поддержание доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору Брылев Д.А. в составе группы лиц по предварительному сговору с Ковалевым С.А., совершил грабеж с применением насилия не опасного для жизни и здоровья в отношении П он же, действуя в группе лиц по предварительному сговору с Кошманом Д.П., совершил кражу имущества Б с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище; он же в группе лиц по предварительному сговору с Саранцевым А.А. совершил разбойное нападение на Д с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и сопряженное с разбоем убийство Д совершенное группой лиц.

Кошман Д.П. также умышленно причинил тяжкий вред здоровью опасный для жизни потерпевшего Д с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступления совершены в г. Чите с апреля по август 2016 года, при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Брылев Д.А. и адвокат Дзюина О.И., утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы Брылева о том, что открытое завладение серьгами П совершил он один. С Ковалевым он об ограблении П не договаривался и Ковалев в совершении этого преступления не участвовал. Находят показания П об участии в преступлении Ковалева, а также о похищении золотых колец с ее руки противоречивыми, недостоверными. Считают, что Ковалев в явке с повинной оговорил себя. Ссылаются на то, что на видеозаписи из кафе зафиксировано отсутствие на руках П колец. Не оспаривая участие Брылева в похищении телевизора из дома Б , не соглашаются с квалификацией действий Брылева по квалифицирующему признаку кражи, как совершенной с проникновением в жилище. Ссылаются на то, что в дом к Б Брылев пришел по ее приглашению, умысел на хищение телевизора возник у него через некоторое время, в ходе распития спиртных напитков с хозяйкой квартиры. Поскольку он сам незаконно не проникал в дом и не выносил из него телевизор, его действия следует квалифицировать по п. 5 ст. 33 п. «а, в ч. 2 ст. 158 УК РФ. Оспаривая виновность Брылева в разбойном нападении на Д и его убийстве, утверждают, что доказательствами по делу не опровергнуты доводы Брылева о том, что он предварительно не договаривался с Саранцевым о совершении этого преступления, банковскую карту Д он похитил тайно еще в салоне автомобиля во время поездки выйдя из автомобиля боролся с Д из-за ссоры, в которую вмешался Саранцев и нанес потерпевшему удары битой по голове, убил его. Адвокат находит противоречие в выводах суда о том, что разбой Саранцевым и Брылевым совершен группой лиц по предварительному сговору, а убийство потерпевшего группой лиц. Брылев утверждает, что свидетель К дает противоречивые показания о происшедшем, которые не заслуживают доверия. В том числе пояснял на допросах, что выбросил биту, которой наносились удары Д а к концу предварительного следствия выдал биту следствию. Считает, что данная бита, не является орудием преступления, поскольку отличается от использованной Саранцевым для нанесения ударов потерпевшему, на ней не обнаружено следов крови, а исследование на предмет отпечатков пальцев и вмятин от ударов не проводилось. Считает, что суд нарушил его право на защиту, отказав в повторном допросе К об обстоятельствах поездки к З Просят приговор изменить, квалифицировать действия Брылева связанные с совершением преступлений в отношении П и Б в соответствии с доводами апелляционных жалоб смягчив наказание, по ст. 105 и 162 УК РФ приговор отменить и дело прекратить, либо приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

- осужденный Саранцев А.А., не оспаривая того, что от его действий наступила смерть Д утверждает, что вмешался в ссору и драку Брылева и Д на стороне Брылева, хотел заступиться за Брылева Нанося удары битой Д , не имел намерения причинить ему смерть. Не договаривался с Брылевым совершить на Д разбойное нападение телефон Д на месте происшедшего подобрал тайно, уже после убийства потерпевшего. Ссылается на показания свидетеля К о том что он не слышал как Саранцев и Брылев договаривались о совершении преступления в отношении Д . Считает, что К выдав следствию не относимую к делу биту и умалчивая о совместной поездке к З и попытке снять деньги с карты Д стремится избежать ответственности по ст. 316 УК РФ. Считает, что К неверно описывает обстоятельства причинения смерти Д , оговаривая его и Брылева в согласованных действиях. При описываемых им обстоятельствах невозможно было бы причинить обнаруженные у потерпевшего телесные повреждения. Полагает, что суд без оснований к тому, отказал Брылеву в удовлетворении ходатайства о проведении судебной экспертизы в отношении биты. Считает, что уголовное дело расследовано и рассмотрено в суде необъективно, с нарушением равенства сторон в процессе. Просит приговор изменить, квалифицировать его действия по ст. 105 ч. 1 и 158 ч. 2 УК РФ, смягчить наказание;

- осужденный Ковалев С.А., отрицает участие в ограблении П . Утверждает, что в явке с повинной оговорил себя в совершении этого преступления. Ссылается на показания П в суде, в которых она указывает, что не видела, чтобы Ковалев совершал какие-либо действия направленные на завладение ее имуществом, в своем заявлении в полицию П просила привлечь к уголовной ответственности лицо совершившее преступление, следовательно, заявляла об одном нападавшем Свои показания на предварительном следствии о двоих нападавших П в судебном заседании объяснила тем, что давала показания находясь в нетрезвом состоянии. Он возместил П полностью причиненный ей материальный ущерб не потому, что совершил преступление, а из-за того, что не предотвратил его. 20 000 рублей он передал П уже после дачи ею показаний в суде, что нельзя отнести к ее подкупу. Сама потерпевшая отрицала в суде какое либо воздействие с его стороны, в то время, как он находился под подпиской о невыезде. Считает также, что материалами дела не подтверждено хищение колец с рук потерпевшей. Ссылается на то, что на видеозаписи из кафе следует, что колец на пальцах П нет, это же отражено в протоколе просмотра этой видеозаписи. Утверждает, что он не мог участвовать в преступлении, поскольку в пути следования беседовал с П рассказал все данные о себе, что П подтвердила в судебном заседании. Считает, что в его действиях отсутствует особо опасный рецидив имеются основания для применения правил ст. 64 УК РФ. Просит приговор отменить, постановить более мягкий приговор;

- адвокат Прохоров А.Н. в интересах осужденного Кошмана Д.П находит назначенное Кошману наказание чрезмерно суровым. Полагает, что у суда имелись основания к назначению Кошману наказания по правилам ст. 64, 73 УК РФ. Ссылается на то, что суд с учетом только лишь совершения Кошманом тяжкого преступления против жизни и здоровья гражданина пришел к выводу о возможности его исправления в условиях изоляции от общества. Считает, что данного обстоятельства недостаточно для запрета к применению условного осуждения. Несмотря на то, что, Д не заявлялся иск о возмещении какого-либо вреда, Кошман после постановления приговора добровольно возместил причиненный ему вред в размере 20 000 рублей. На момент апелляционного рассмотрения дела появилось новое обстоятельство. смягчающее наказание Кошмана за действия по причинению тяжкого вреда здоровью Д обстоятельства отягчающие наказание отсутствуют. В связи с чем, наказание Кошману за это преступление подлежит смягчению с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ. Перечисляет данные, положительно характеризующие Кошмана просит приговор изменить, смягчить назначенное Кошману наказание применить правила ст. 73 УК РФ;

- потерпевший Д ссылается на то, что ранее он оставлял наказание Кошману на усмотрение суда, в настоящее время Кошман возместил полностью причиненный ему ущерб и претензий он к нему не имеет, просит назначить Кошману наказание с применением ст. 73 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Якимова Т.С просит приговор изменить по доводам апелляционного представления, в остальном приговор оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности Брылева, Саранцева Ковалева и Кошмана в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осужденных Брылева и Ковалева в совершении разбойного нападения на П подтверждается показаниями потерпевшей П , анализ которых позволил суду прийти к выводу об участии в преступлении Брылева и Ковалева. Судом выяснялись причины изменения показаний потерпевшей П в судебном заседании, ее утверждениям, что она не видела действий Ковалева, чему дана надлежащая оценка в приговоре.

5 собственноручно изложенной явке с повинной, Ковалев указал, что он и Брылев решили ограбить П Недалеко от гаражей он держал потерпевшую за руку, а Брылев снял с нее золотые украшения и забрал сотовый телефон. Будучи допрошенным в качестве подозреваемого, Ковалев сообщил аналогичные сведения, дополнив их тем, что Брылев напав на девушку, дважды ударил ее кулаком по голове. При допросе в качестве обвиняемого Ковалев также не отрицал, что согласился с предложением Брылева ограбить девушку. Приведенные показания Ковалева в полной мере согласуются с показаниями потерпевшей П в той части, в которой они признаны судом правдивыми.

В явке с повинной Брылев указал о совершенном им совместно с Ковалевым в начале апреля 2016 года грабеже в отношении незнакомой девушки, у которой похитил серьги, которые сдал в ломбард.

Судом проверялись приводимые Ковалевым доводы о самооговоре и оговоре Брылева в результате принуждения со стороны оперативных сотрудников.

Для проверки этих доводов, судом исследовались все данные о задержании Ковалева, порядке назначения ему адвоката, проверялись порядок проведения следственных действий с Ковалевым, при этом исследовались форма и содержание протоколов следственных действий допрашивался оперуполномоченный Д по обстоятельствам принятия от Ковалева явки с повинной.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Ковалевым, проводились в установленном законом порядке, в том числе в присутствии адвоката, против участия которого он не возражал, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Ковалева.

При этом Ковалеву, разъяснялись предусмотренные уголовно процессуальным законом права в соответствии с его процессуальным положением, он предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при его последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самого себя.

С учетом установленных данных, доводы Ковалева о незаконном воздействии на него в ходе предварительного следствия суд обоснованно отнес к способу его защиты от предъявленного обвинения, имеющему цель опорочить доказательственное значение своих показаний, в которых он признавал свою вину в групповом грабеже, уличал в этом Брылева.

Как следует из протокола опознания от 14 июля 2016 года, П указала на Ковалева как на лицо, которое 1 апреля 2016 года совместно с другим лицом совершили хищение ее имущества.

Из показаний свидетеля Я сожительницы Ковалева, данных ею на предварительном следствии и подтвержденных в судебном заседании следует, что уже после задержания Ковалева, с его слов ей стало известно что он, вместе со своим знакомым совершил хищение чужих вещей.

Из последовательных в этой части показаний потерпевшей П усматривается, что нападавшие сняли с ее пальцев золотые кольца, из ушей выдернули серьги, похитили также телефон. Стоимость похищенных серег и двух колец подтверждена товарными чеками представленными П .

Указанные показания потерпевшей и ее показания о том, что она оказывала сопротивление грабителям не давала снять с пальцев кольца согласуются с показаниями свидетеля Б , ее знакомой и Б сожителя потерпевшей, которым о совершенном в отношении П преступлении стало известно с ее слов, они описали также имевшиеся у П телесные повреждения в области мочек ушей, на пальцах рук и голове (пальцы рук отечные, синего цвета, мочки ушей припухли, на голове «шишка»).

О том, что у П были похищены не только золотые серьги, но и кольца, подтверждается также показаниями свидетеля С о том что в апреле 2016 года, он по просьбе Брылева на свой паспорт сдал в ломбард золотые серьги и кольцо.

Утверждения в жалобах о том, что на видеозаписи из бара в день происшедшего на пальцах П не имеется колец, с учетом приведенных данных, а также показаний свидетеля К о том, что при просмотре видеозаписи наличие ювелирных украшений у П не просматривается из-за плохого качества записи, - признаются судебной коллегией не влияющими на выводы суда, изложенные в приговоре.

Виновность Брылева и Кошмана в краже телевизора из дома Б подтверждается показаниями потерпевшей Б об обстоятельствах происшедшего, данными об опознании ею Брылева показаниями свидетелей Г , Р , К , собственными показаниями Брылева и Кошмана, не отрицавших совершенного хищения полно и правильно приведенными в приговоре, другими доказательствами по делу.

Осужденный Кошман подробно пояснил также об обстоятельствах причинения им тяжкого вреда здоровью Д Виновность его в совершении этого преступления подтверждается показаниями потерпевшего Д свидетелей К , С выводами, содержащимися в заключении судебно-медицинской экспертизы.

Из показаний осужденного Брылева следует, что он лишь подрался с Д В драку вмешался Саранцев и нанес потерпевшему несколько ударов битой по голове. Осужденный Саранцев не отрицает того, что смерть потерпевшего Д наступила от его действий, в то же время, ссылается на отсутствие умысла на его убийство. Брылев и Саранцев также пояснили в суде, что не договаривались о совершении разбойного нападения на Д Брылев в совершении убийства Д не участвовал. Оба осужденных утверждают, что тайно завладели имуществом потерпевшего Саранцев - телефоном, а Брылев - его банковской картой.

Из показаний свидетеля К судом установлено, что он как таксист в ночь на 15 мая 2016 года возил по городу Брылева и Саранцева, по дороге взяли мужчину, чтобы за деньги подвезти его до КСК. В дальнейшем мужчина по просьбе Брылева и Саранцева приобрел в магазине закуску, и поехали с ними за город. При этом дорогу указывал Брылев. Когда приехали в безлюдное место - на озеро, то Брылев и Саранцев сразу же начали силой вытаскивать мужчину из салона на улицу. Тот не хотел выходить, упирался но они его вытащили и начали бить. В ходе потасовки мужчина и Брылев упали на землю. Он - К выйдя из машины просил прекратить драку В этот момент Саранцев подбежал к машине, вытащил из-под водительского сиденья бейсбольную биту, которую он возил с собой для самообороны Подбежав с битой к Брылеву который лежал на земле и удерживал в захвате мужчину, Саранцев крикнул, что бы тот убрал голову, а когда Брылев отклонил голову, Саранцев с силой стал наносить битой удары по голове мужчины. Всего было нанесено не менее трех ударов, после которых мужчина перестал подавать признаки жизни. После этого Брылев и Саранцев обыскали труп, сняли с него куртку, забрали паспорт, банковскую карту Затем труп и куртку сбросили в водоем и уехали. В городе Брылев дважды пытался снять деньги с банковской карты убитого мужчины, но у него не получилось, как пояснил Брылев, этой картой можно было только рассчитаться за покупки, а не снять наличные. Брылев сломал и выкинул наушники мужчины, которые остались в салоне автомобиля. В тот же день он рассказал обо всем своей сожительнице.

Аналогично обстоятельства происшедшего К изложил в ходе очных ставок с Брылевым и Саранцевым.

Из показаний свидетеля Л следует, что ее сожитель К в ночь на 15 мая 2016 года вернулся под утро, поскольку возил на машине Брылева. К был встревожен, «метался» по квартире рассказал ей, что ночью катал Брылева и парня по прозвищу « » (Саранцева) и те забили какого-то мужчину насмерть.

Согласно показаниям свидетеля Г со слов К ему стало известно, что в середине мая 2016 года тот подвозил трех пассажиров и в районе федеральной трассы пассажиры вышли, а назад вернулись только двое, которые совершили убийство третьего.

Свидетель Б пояснила, что в ночь на 15 мая 2016 года ее супруг Брылев дома не находился.

Согласно данным программного обеспечения биллинговых систем 1МЕ1 ПАО «МТС», в сотовом телефоне, использовавшимся Д 16 мая 2016 года, зарегистрирована сим-карта на имя супруги осужденного Саранцева (т.2 л.д. 193).

Свидетель М суду показал, что являясь оперативным сотрудником полиции, проводил проверку по заявлению Д об исчезновении ее сына. В ходе проверки было установлено, что у Д в день исчезновения при себе был сотовый телефон «2ТЕ», затем было установлено, что этим телефоном, но с другой сим-карты пользуется Саранцев. После проведенной проверки была установлена причастность Саранцева к убийству Д труп которого обнаружили за городом 6 июля 2016 года.

Из показаний свидетеля С следует, что ее супруг Саранцев сотовым телефоном марки «2ТЕ» в ее присутствии никогда не пользовался и о наличии у него такого телефона ей ничего не известно.

Согласно показаниям свидетеля З весной 2016 года, около 6-7 часов утра, на базу, где он работал, заехал на такси ранее знакомый Брылев и попросил помочь снять деньги с банковской карты. На этом же такси, в котором помимо водителя находился еще один парень, они проехали в ТЦ «Царский», затем на ул. Автогенная и Богомягкова, но нигде не смогли снять деньги с карты. Карту в банкомат вставлял он, набирал пин-код, который называл Брылев, но банкомат деньги не выдавал. Затем Брылев карту забрал себе, а его высадили по дороге.

Виновность Брылева и Саранцева в совершении указанных преступлений в отношении Д подтверждается данными зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, выводами содержащимися в заключении судебных экспертиз по исследованию трупа потерпевшего, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Анализ всех исследованных доказательств и надлежащая их оценка позволили суду прийти к правильному выводу о виновности Брылева и Саранцева в совершении группой лиц по предварительному сговору разбойного нападения на Д , с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в его сопряженном с разбоем убийстве группой лиц.

При этом перечисленные доводы осужденных Брылева и Саранцева, их нестабильные показания на предварительном следствии о происшедшем, в том числе лицах, причинивших смерть потерпевшему, суд обоснованно отнес к позиции их защиты, стремлению Саранцева и Брылева уклониться от уголовной ответственности за содеянное.

Показания осужденных, утверждавших, что ранее им незнакомый Д неожиданно проявил немотивированную агрессию по отношению к Брылеву, напав на того без видимых на то оснований, что и явилось якобы причиной произошедшего конфликта, как правильно указано в приговоре опровергаются показаниями свидетеля К последовательно указывавшего в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, что Брылев и Саранцев, сразу же напали на Д как только они приехали в безлюдное место.

Оснований не доверять показаниям свидетеля К у суда не имелось. До рассматриваемых событий свидетель К с потерпевшим знаком не был, с осужденными же имел приятельские отношения, в том числе Брылев был постоянным клиентом К , поскольку пользовался предоставляемыми свидетелем услугами такси. Помимо этого в судебном заседании не было установлено данных о заинтересованности К в оговоре осужденных Брылева и Саранцева.

Помимо этого, приведенные показания К об обстоятельствах и способе совершенного нападения, с указанием предмета использовавшегося для причинения повреждений потерпевшему согласуются с выводами проведенных по делу экспертиз, согласно которым Д в ходе нападения в область головы были нанесены множественные удары тупым твердым предметом, а также и с показаними самих осужденных о нанесении Саранцевым ударов битой по голове Д

Несущественные разногласия в показаниях свидетеля К об обстоятельствах сбрасывания тела Д к водоему (о том кто держал его за ноги, а кто за руки) не влияет на оценку его показаний как правдивых.

Из показаний осужденных Брылева и Саранцева судом установлено что каждый из них завладел вещами потерпевшего Д

Анализ показаний свидетеля К , указавшего, что именно после убийства Д , Брылев завладел банковской картой потерпевшего и неоднократно пытался снять с нее денежные средства, то, что Саранцев пользовался похищенным у Д телефоном, также позволили суду прийти к правильному выводу о том, что мотивом, побудившим Брылева и Саранцева напасть на потерпевшего Д , явилась корыстная заинтересованность, то есть стремление противоправно завладеть денежными средствами и иным имуществом, имевшимися у потерпевшего.

Приводимые осужденным Брылевым доводы о том, что он, отпустив Д с которым боролся, сразу же отошел в сторону, а Саранцев только после этого стал наносить потерпевшему удары, суд обоснованно признал несостоятельными, поскольку из показаний свидетеля К следует что Брылев удерживал потерпевшего Д на земле, по команде Саранцева, Брылев отклонил свою голову, чтобы не попасть под удары битой и лишь тогда, Саранцев стал наносить удары деревянной битой по голове потерпевшего. Приведенные данные свидетельствуют о согласованности действий Брылева и Саранцева, направленных на причинение потерпевшему смерти.

Таким образом, судом установлено, что оба осужденных непосредственно участвовали в лишении жизни потерпевшего Д

Правильными являются также выводы суда о несостоятельности утверждений осужденных о том, что суду представлена посторонняя бейсбольная бита, а не та, которой было совершено убийство.

Как следует из материалов дела, бейсбольная бита добровольно выдана К который ее сохранил после совершения преступления очевидцем которого он являлся, что данный свидетель и подтвердил в ходе допроса в судебном заседании.

Изъятие биты в ходе предварительного следствия проведено в установленном законом порядке, соответствующие этой процедуре процессуальные документы являлись предметом судебного исследования Оснований отнести данное вещественное доказательство и документы к недопустимым доказательствам либо не доверять показаниям К судом первой инстанции не установлено, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Судом обоснованно отклонено ходатайство Брылева о проведении судебно-биологической экспертизы для определения на бите следов биологического происхождения, принадлежавших потерпевшему. Поскольку такая экспертиза по делу проводилась, следов биологического происхождения на бите не выявлено. Экспертиза назначена и проведена в соответствии с требованиями закона, противоречий в выводах, а также неясностей не содержит при таких данных, у суда не имелось оснований для назначения повторной экспертизы (т. 10 л.д. 91, т. 11 л.д. 16-17).

Не обнаружение крови потерпевшего на указанной бите, не свидетельствует о невиновности осужденных Брылева и Саранцева, а также о том, что данная бита не та, которой наносились потерпевшему удары. Из показаний свидетеля К , которые не оспариваются в этой части осужденными, после совершенного преступления Брылев вымыл биту в водоеме, помимо этого, она длительное время, как пояснил К , «валялась» в гараже, куда он ее «забросил».

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

В том числе суд в приговоре указал, почему одни показания, Брылева Саранцева и Ковалева, а также потерпевшей П признал достоверными и положил их в основу приговора, а другие отверг, как недостоверные.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым свидетелям.

Из материалов дела усматривается, что в удовлетворении некоторых ходатайств, в том числе о повторном вызове и допросе свидетеля К судом мотивированно отказано.

Отказывая в повторном вызове для допроса свидетеля К суд обоснованно учел, что данный свидетель подробно допрошен в судебном заседании, в том числе ответил на все вопросы участников процесса, новых обстоятельств, которые бы требовали допроса К в судебном заседании сторона защиты не привела и судом не установлено (т. 11 л. 20).

В том числе, ссылки стороны защиты на то, что у свидетеля К следовало выяснить, почему он не указал на З как на лицо участвовавшее в попытках снять деньги с банковской карты, похищенной у Д (после совершенных в отношении Д преступлений обоснованно признаны судом недостаточными для повторного допроса свидетеля К поскольку свидетель З , а также и сами осужденные пояснили, что З не был очевидцем преступлений в отношении Д и не был осведомлен о том, как получена Брылевым банковская карта.

В судебном заседании исследованы все существенные для правильного разрешения данного дела доказательства, достаточность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Из протокола судебного заседания также усматривается, что суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию доказательств.

Научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях экспертов, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований по делу необходимых требований уголовно-процессуального закона сомнений не вызывает.

С учетом изложенного, следует признать, что тщательный анализ и данная в соответствии с требованиями закона оценка, исследованным в судебном заседании доказательствам в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Брылевым Саранцевым, Ковалевым и Кошманом преступлений, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Выводы суда о квалификации действий осужденных надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности не вызывают.

В том числе, основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о наличии у Брылева и Саранцева предварительной договоренности о совершении разбойного нападения на Д а также о совершении ими убийства этого потерпевшего группой лиц для завладения его имуществом.

Вопреки утверждениям в жалобах противоречий в данной квалификации не имеется.

Доводы жалоб об исключении из приговора осуждения Брылева по эпизоду кражи телевизора из квартиры Б квалифицирующего признака «незаконное проникновение в жилище», со ссылкой на то, что в квартире он находился с разрешения потерпевшей, суд обоснованно признал несостоятельными.

Анализ исследованных в судебном заседании доказательств по данному эпизоду позволил суду установить, что именно Брылев разработав план хищения имущества Б , путем незаконного проникновения в ее жилище, предложил его реализацию своему знакомому Кошману и получил согласие Кошмана на участие в совершении преступления. Брылев и Кошман тем самым вступили в предварительный сговор и распределили роли Поскольку умыслом Брылева охватывалось совершение кражи из квартиры Б путем незаконного проникновения Кошмана в жилище через незапертую входную дверь, а для реализации этого плана Брылев находясь в квартире, исполнял отведенную ему роль - отвлекал внимание потерпевшей и ее гостей, чем обеспечивал Кошману беспрепятственное проникновение в квартиру (предварительно рассказав о расположении комнат в квартире и о том, что входная дверь не заперта), то действия Брылева судом обоснованно квалифицированы как тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору (с Кошманом) с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, то есть по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ.

При назначении Брылеву, Саранцеву, Ковалеву и Кошману наказания судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, роль и участие каждого из осужденных в преступлениях, данные о личности каждого из них, которым дана объективная оценка, смягчающие обстоятельства, а также отягчающие (за исключением Кошмана) обстоятельства.

Выводы суда о назначении Брылеву, Саранцеву, Ковалеву и Кошману наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией их от общества о рецидиве преступлений в действиях Брылева, Саранцева, Ковалева и его виде в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

При этом суд обоснованно учел конкретные обстоятельства дела, то что Ковалевым и Кошманом совершены тяжкие преступления, Брылевым и Саранцевым совершены особо тяжкие преступления, направленные против жизни граждан и, исходя из целей назначения наказания по перевоспитанию осужденных и предупреждению совершения ими новых преступлений пришел к обоснованному выводу, что исправление перечисленных осужденных возможно только в условиях их изоляции от общества.

Оснований к назначению Брылеву, Саранцеву, Ковалеву и Кошману наказания с применением правил, предусмотренных ст. ст. 64, 73 УК РФ, а в отношении Брылева, Саранцева и Ковалева и к изменению категорий совершенных ими преступлений на менее тяжкие судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Наказание Кошману за совершенную им кражу при наличии к тому законных оснований назначено с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Назначив наказание Кошману в соответствии с требованиями закона, с учетом всех обстоятельств, влияющих на назначаемое ему наказание, суд согласно ч. 6 ст. 15 УК РФ, с учетом фактических обстоятельств совершенных Кошманом преступлений, степени их общественной опасности при наличии совокупности обстоятельств смягчающих наказание и отсутствии обстоятельств его отягчающих, пришел к обоснованному решению об изменении категории совершенных им преступлений с тяжких преступлений на преступления средней тяжести.

Свои выводы о принятом решении суд в приговоре убедительно мотивировал.

Назначенное Брылеву, Саранцеву, Ковалеву наказание, а также наказание, назначенное на момент постановления приговора Кошману соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению в отношении Брылева, Саранцева, Ковалева, а также Кошмана за совершенную им кражу не имеется.

Вместе с тем, поскольку Кошман после постановления приговора добровольно передал потерпевшему Д в счет компенсации морального вреда 20 000 рублей, что подтвердил в своей апелляционной жалобе потерпевший Д , судебная коллегия находит возможным признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Кошмана добровольное возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему Д в результате совершенного в отношении него преступления.

С учетом внесенного в приговор изменения, наличия указанного смягчающего обстоятельства и отсутствия обстоятельств, отягчающих наказание Кошмана, наказание, назначенное ему по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ подлежит смягчению с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Окончательное наказание Кошману назначается судебной коллегией с учетом приведенных обстоятельств, а также обстоятельств, приведенных в приговоре, в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60, 69 ч. 2 УК РФ в виде реального лишения свободы.

Оснований к удовлетворению содержащихся в апелляционных жалобах просьб о применении в отношении Кошмана условного осуждения судебная коллегия не находит. С учетом конкретных обстоятельств дела, того, что Кошманом совершено два преступления в короткий промежуток времени одно из них против жизни и здоровья личности, с учетом данных о личности Кошмана, и, исходя из целей назначения наказания по перевоспитанию осужденных и предупреждению совершения ими новых преступлений судебная коллегия приходит к выводу о невозможности исправления осужденного Кошмана без реального отбывания им наказания в виде лишения свободы.

Гражданский иск потерпевшей Д разрешен судом в соответствии с требованиями закона, в том числе с учетом того, что исковые требования о возмещении материального ущерба нашли полное документальное подтверждение, эти требования, а также требования о возмещении морального вреда не являются чрезмерными, соответствуют принципу разумности и справедливости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе при составлении обвинительного заключения по делу, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-26, 389-28, 389-33 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Забайкальского краевого суда от 4 июля 2017 года в отношении Кошмана Д.П. изменить: признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Кошмана Д.П. по эпизоду причинения им тяжкого вреда здоровью Д - добровольное возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему в результате совершенного в отношении него преступления.

С применением ч. 1 ст. 62 УК РФ смягчить наказание, назначенное Кошману Д.П. по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ до 2 лет 3 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Кошману Д.П наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 9 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В остальном приговор в отношении Кошмана Д.П. и этот же приговор в отношении Брылева Д.А., Саранцева А.А. и Ковалева С.А. оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...