Актуально на:
12 апреля 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-50/09 от 20.10.2009 Судебная коллегия по делам военнослужащих, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Кассационное определение № 5-50/09

г. Москва. 20 октября 2009 г.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего Коронца А.Н.

и судей Соловьева А.И., Крупнова И.В при секретаре Матете А.И рассмотрела в судебном заседании от 20 октября 2009 г. кассационную жалобу защитника осужденного Майорова В.Н. адвоката Бушуевой О.А на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 4 июня 2009 г., согласно которому военнослужащие войсковой части младший сержант

Майоров В Н рядовые

Мацаков С Д и

Мамедов М М в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей осуждены к лишению свободы:

Майоров В.Н. за совершение преступлений, предусмотренных п. «в ч. 3 ст. 226 УК РФ, с применением ст. 65 УК РФ на 7 лет с лишением воинского звания «младший сержант» на основании ст. 48 УК РФ; ст. 344 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ на один год; ч. 1 ст. 166 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ на 2 года и ч. 1 ст. 222 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ на 2 года и 6 месяцев, а по совокупности преступлений на 9 лет в исправительной колонии строгого режима с лишением воинского звания «младший сержант».

Мацаков С.Д. за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 226 УК РФ, с применением ст. 65 УК РФ на 4 года в исправительной колонии общего режима;

Мамедов М.М. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 226 УК РФ, с применением ст. 65 УК РФ на 4 года и 6 месяцев и ч. 1 ст. 222 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ на 2 года и 6 месяцев, а по совокупности преступлений на 6 лет в исправительной колонии общего режима.

Мамедов М.М. и Мацаков С.Д. на основании вердикта присяжных заседателей оправданы по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, за отсутствие состава преступления а Мамедов также в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 167 и ст. 317 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Приговор в отношении Мамедова М.М. и Мацакова С.Д. в касса циогшом порядке не обжалован.

В удовлетворении гражданских исков потерпевших Ш .и Ш . о компенсации морального вреда и автохозяйства ГУВД

о возмещении имущественного ущерба предъявленных к Мамедову, отказано.

Также отказано в удовлетворении гражданских исков потерпевшего З предъявленных к Майорову, Мамедову и Мацакову, о компенсации морального вреда и возмещений имущественного ущерба.

Заслушав доклад судьи Коронца А.Н., объяснение осужденного Майорова Я.Н. в поддержание доводов жалоб, объяснения осужденных Мамедова М.М. и Мацакова С.Д., просивших оставить приговор без изменения, и мнение старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко С.И., также предложившего оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы защитника без удовлетворения, Военная коллегия

установила:

На основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей Майоров В.Н. признан виновным в хищении боеприпасов с использованием своего служебного положения, в незаконном ношении, хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения и в нарушении уставных правил внутренней службы, повлекшем тяжкие последствия.

Мамедов М.М. признан виновным в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов и в незаконном ношении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, а Мацаков С.Д. в хищении огнестрельного оружия и бое припасов.

Согласно приговору, Майоров в первом часу 9 апреля 2008 г.

будучи дежурным по минометной батарее и отвечая за сохранность оружия и боеприпасов, используя свое служебное положение вопреки интересам службы, отключил охранную сигнализацию и вверенным ему ключом открыл замок на двери комнаты для хранения огнестрельного оружия и боеприпасов.

С целью хищения огнестрельного оружия и боеприпасов, Майоров Мацаков и Мамедов без предварительной договоренности вошли в на званную комнату, где Мацаков похитил из пирамиды автомат АК-74

сбил прикладом автомата замок на ящике для хранения боеприпасов и похитил из него 180 боевых патронов калибра 5,45 мм.

Мамедов похитил два автомата АКС-74 и и 90 патронов калибра 5,45 мм., а Майоров похитил 60 патронов такого же калибра.

После этого Майоров, Мамедов и Мацаков с похищенными огнестрельным оружием и боеприпасами оставили часть и убыли

Возле кафе они, имея при себе автоматы, подошли к автомобилю «такси» с целью его угона, Майоров не угрожая и не используя автомат, попросил собственника автомобиля З отвезти их , однако последний отказался и, испугавшись, убежал.

Майоров сел за управление автомобилем, а Мамедов и Мацаков сели в салон в качестве пассажиров и поехали в сторону по шоссе с похищенными оружием и боеприпасами.

Около часа 20 минут 9 апреля 2008 г. на 212 км. названного шоссе из автомобиля под управлением Майорова неустановленным лицом из ав томата АКС-74 были произведены выстрелы по находившимся на стационарном посту ГИБДД инспекторам дорожно-патрульной службы Ш иШ и по служебному автомобилю

Проехав после этого примерно 2 км., Майоров оставил угнанный автомобиль на обочине, а сам вместе с Мамедовым и Мацаковым решил возвратиться в часть, закопав похищенные оружие и боеприпасы в районе свалки возле , откуда в 7 часов 20 минут 9 апреля 2008 г. они были изъяты сотрудниками милиции после указания места сокрытия Мацаковым, уголовное преследование по ст. 222 УК РФ в отношении которого прекращено на основании Примечания к назван ной статье.

Кроме того, органами предварительного следствия Майоров, Мацаков и Мамедов А.Н. обвинялись в хищении огнестрельного оружия и бое припасов, их незаконном хранении, ношении и перевозке группой лиц по предварительному сговору, в угоне автомобиля группой лиц по предварительному сговору и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Мамедов также обвинялся в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению обществен ной безопасности по ст. 317 УК РФ и в умышленном повреждении чужо го имущества, совершенном общеопасным способом и повлекшем причинение значительного ущерба, по ч. 2 ст. 167 того же Кодекса.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 19 мая 2009 г. признано доказанным что в первом часу 9 апреля 2008 г.

Майоров, будучи дежурным по батарее, совершил неправомерное завладение патронами с использованием своего служебного положения, незаконно перевозил, носил и хранил их, совершил нарушения правил несения службы в наряде, неправомерно завладел автомобилем, принадлежащим гражданину З , совершил на нем поездку, а затем бросил. Коллегия присяжных заседателей также признала, что Майоров виновен в совершении названных действий, однако заслуживает снисхождения.

Этим же вердиктом признано не доказанным, что Майоров совершил все указанные деяния группой лиц по предварительному сговору и не правомерно завладел автомобилем с угрозой применения автомата и ис пользованием его.

Руководствуясь обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей, который в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 348 УПК РФ является обязательным для председательствующего по уголовному делу за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой этой статьи, суд квалифицировал действия Майорова по ч. 1 ст. 166; ч. 1 ст. 222; п. «в» ч. 3 ст. 226 и ст. 344 УК РФ. Суд также исключил из обвинения Майорова указания о том, что он совершил указанные преступления группой лиц по предварительному сговору, а угон автомобиля и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

В соответствии с положением ч. 4 ст. 348 УПК РФ суд также исключил из обвинения Майорова указание о незаконной перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов.

Согласно вердикту коллегии присяжных заседателей, Мацаков противоправно завладел автоматом и патронами, незаконно носил, перевозил и хранил их, а также неправомерно завладел автомобилем, совершил по ездку на нем и бросил на обочине шоссе, виновен в совершении названных деяний, но заслуживает снисхождения. Кроме того, признано доказанным, что Мацаков указал сотрудникам милиции место сокрытия ав томатов и патронов, откуда они были изъяты. Суд квалифицировал действия Мацакова как хищение оружия и боеприпасов по ч. 1 ст. 226 УК РФ, исключив из обвинения указание о совершении его группой лиц по предварительному сговору. В неправомерном завладении автомобилем суд оправдал Мацакова за отсутствием в его действиях состава преступления, мотивировав свое решение тем, что Мацаков не выполнял объективную сторону д е я н и я .

Что касается вердикта присяжных заседателей о доказанности незаконных перевозки, ношения и хранения огнестрельного оружия и боеприпасов, то есть совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, и виновности Мацакова в его совершении, то суд, правильно руководствуясь ч. 4 ст.348 УПК РФ и Примечанием к ст. 222 УК РФ, прекратил его уголовное преследование.

Коллегия присяжных заседателей признала доказанными противоправное завладение автоматами и патронами, незаконные перевозку, ношение и хранение их, неправомерное завладение автомобилем Мамедовым и его виновность в их совершении, однако заслуживающим снисхождения. На основе вердикта суд квалифицировал эти действия как хищение огнестрельного оружия и боеприпасов по ч. 1 ст. 226 УК РФ, а незаконные ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов по ч. 1 ст. 222 УК РФ, исключив из обвинения указание о совершении преступлений группой лиц по предварительному сговору и о перевозке оружия и бое припасов. В неправомерном завладении автомобилем суд Мамедова оправдал за отсутствием в его действиях состава преступления, сославшись на то, что он не выполнял объективную сторону деяния.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей от 19 мая 2009 г. на вопрос № 21 о доказанности производства выстрелов из авто мата из салона автомобиля под управлением Майорова в инспекторов ДПС Ш иШ с целью лишения их жизни и в служебный автомобиль ГИБДД присяжные заседатели дали утвердительный ответ.

На вопрос № 22 о доказанности того, что указанную в вопросе № 21 стрельбу из автомата вел Мамедов, присяжные заседатели дали отрицательный ответ.

Руководствуясь оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей, который в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 348 УПК РФ является обязательным для председательствующего по уголовному делу суд оправдал Мамедова по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 167 и ст. 317 УК РФ за непричастностью его к со вершению названных преступлений.

В основной кассационной жалобе защитника-адвоката Бушуевой О.А указывается, что приговор является незаконным в необоснованным в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона.

По мнению автора кассационной жалобы, суд в нарушение закона ис следовал объяснение Майорова, которое является недопустимым доказательством, поскольку было получено в отсутствие защитника, а также включил в вопрос № 12, поставленный коллегией присяжных заседателей юридический термин «суточный наряд».

Бушуева О.А. также оспаривает доказанность обвинения Майорова в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 и ст. 344 УК РФ, ссылаясь на отсутствие приказа по части о назначении его дежурным по батарее и на то, что до возбуждения уголовного дела он добровольно сообщил О месте сокрытия aвтоматов и патронов.

Кроме того, по мнению защитника, суд необоснованно взыскал с Майорова процессуальные издержки и нарушил права стороны защиты, не известив о дате изготовления протокола судебного заседания.

Согласно утверждению, Бушуевой О.А., изложенному в дополнитель ной кассационной жалобе, суд при назначении наказания не принял во внимание тяжелую болезнь сестры Майорова, на средства которого при обретались лекарства, что он воспитывался в многодетной семье без отца, характеризуется положительно, что дает основания для применения в отношении него ст. 73 УК РФ.

Во изменение требования об отмене приговора, изложенного в основ ной кассационной жалобе, защитник-адвокат Бушуева О.А. в дополни-

тельной кассационной жалобе просит приговор изменить, переквалифицировать действия Майорова с ч. 3 на ч. 1 ст. 226 УК РФ, прекратить производство по статьям 344 и 222 того же Кодекса и применить в отношении Майорова ст. 73 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель и осужденный Мамедов считают приговор законным и обоснованным и просят оставить его без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, доводы кассационных жалоб защитника-адвоката Бушуевой О.А., выслушав мнение военного прокурора, предложившего оставить приговор без изменения, Военная колле гия приходит к выводу, что приговор постановлен в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей с соблюдением требований уголовного и уголовно-процессуального законов на основе всестороннего и полного исследования материалов дела.

Довод защитника о нарушении председательствующим требований уголовно-процессуального закона при формулировании вопросов коллегии присяжных Заседателей бесспорно опровергается содержанием вопросного листа, из которого видно, что он составлен в соответствии с требованиями ст. 339 УПК РФ. Утверждение защитника в кассационной жалобе о том, что вопрос № 12 содержит юридический термин «суточный наряд» нельзя признать состоятельным.

Вопреки мнению Бушуевой О.А., названный термин относится к общепринятым воинским понятиям, раскрывающим вопросы несения внутренней службы по поддержанию порядка, охраны личного состава, вооружения, военной техники и боеприпасов, помещений и имущества воинских частей и подразделений, своевременного принятия мер по преду Преакдеййю'Правонарушений, что не требует от присяжных заседателей юридической оценки.

К тому же ни защитник, ни осужденный Майоров при обсуждении и формулировании вопросов не высказывали своих замечаний и не вноси ли своих предложений по постановке новых вопросов и по формулировке вопросов, в том числе вопроса № 12, поэтому не вызывает сомнений юридическая квалификация действий Майорова как нарушение уставных правил внутренней службы, повлекшее тяжкие последствия, и хищение боеприпасов с использованием служебного положения.

Нельзя согласиться с доводом Бушуевой О.А. о том, что суд необосно ванло удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении объяснения, данного Майоровым сотруднику милиции после за держания 9 апреля 2008 г., поскольку сторона защиты не ходатайствовала о признании объяснения недопустимым доказательством и суд не принимал решение о признании его таковым.

Как видно из протокола судебного заседания, данное ходатайство было заявлено государственным обвинителем в связи с противоречиями в показаниях Майорова в судебном заседании и на предварительном следствии.

Согласно материалам уголовного дела, названное объяснение было да но Майоровым в ходе осуществления неотложных процессуальных действий добровольно, после разъяснения ему положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, при этом ходатайства о предоставлении за щитника он не заявлял.

Решение суда о распределении процессуальных издержек, вопреки до воду защитника, соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, а данных о нарушении права защитника и осужденного на ознакомление с протоколом судебного заседания в материалах дела не со держится.

Что касается доводов, изложенных в основной кассационной жалобе защитника, о неправильности выводов коллегии присяжных заседателей о доказанности совершения Майоровым преступлений, указанных в при говоре, то они не могут быть приняты во внимание и рассматриваться как кассационный повод для отмены или изменения приговора, поскольку разрешение вопроса о доказанности обвинения и оценка исследованных судом доказательств, является в силу ст. 334 и ч. 2 ст. 379 УПК РФ исключительной компетенцией коллегии присяжных заседателей.

Наказание осужденным Майорову, Мамедову и Мацакову назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, степени фактического участия каждого из них в совершении преступлений и значения этого участия для достижения конечного результата преступлений. Вопреки доводам защитника-адвоката, изложенным в дополнительной кассационной жалобе, суд при определении степени ответственности Майорова за содеянное учел и те обстоятельства, на которые ссылается защитник, а именно, данные о личности и влияние наказания на его исправление и на условия жизни семьи, а также вердикт присяжных заседателей о том, что Майоров, как и двое других осужденных, заслуживает снисхождения. При таких обстоятельствах наказание следует признать справедливым, а доводы защитника не состоятельными.

Поскольку выводы суда о виновности осужденных и решение о внесении изменений в объем предъявленного обвинения, улучшающих их положение, основаны на обязательном для суда вердикте коллегии присяж-

ных заседателей и действия каждого из них квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом оснований для отмены или изменения приговора и удовлетворения кассационных жалоб защитника-адвоката Бушуевой О.А. не имеется.

Руководствуясь ст. 377, п. 1 ч. 1 ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 4 июня 2009 г., постановленный на основании обвинительного вердикта присяжных заседателей, в отношении Майорова В Н , Маца кова С Д и Мамедова М М оставить без изменения, а кассационные жалобы защитника-адвоката Бушуевой О.А без удовлетворения.

Подлинное за надлежащими подписями.

Копия верна.

Судья Вepxoвнoгo Суда Российской Федерации

А.Н. Коронец.

Секретарь Л.Н. Корнеева.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...