Актуально на:
20 июля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 49-О16-1 от 10.03.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №49-016-1

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

( в порядке главы 45 УПК РФ г.Москва 10 марта 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Сабурова Д.Э судей Хомицкой Т.П. и Романовой Т.А при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Михайлова СМ., адвокатов Кобалия Л. А., Фаттаховой А.Ф. и Фаткуллиной ЭР. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 5 сентября 2012 года, постановленном в порядке главы 40.1 УПК РФ которым

Михайлов С М

несудимый,

осужден:

по ч.1 ст.210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей с ограничением свободы на 1 год,

по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) (эпизод № 2) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей,

по ч.4 ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) (эпизод № 3) к 7 годам лишения свободы,

по ч.4 ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) (эпизод № 4) к 7 годам лишения свободы,

по ч.З ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (эпизод № 5) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей,

по ч.З ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (эпизод № 6) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей,

по ч.4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 декабря 2007 года № 335-ФЗ) (эпизод № 7) к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 600 000 рублей,

по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (эпизод № 8) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 600 000 рублей,

по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) (эпизод № 9) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 400 000 рублей,

по ч.4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) (эпизод № 10) к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 600 000 рублей с ограничением свободы на 1 год,

по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) (эпизод № 11) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей,

по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) (эпизод № 12) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей,

по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) (эпизод № 13) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей,

по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ(в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) (эпизод № 14) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей,

1

по ч.1 ст.30, п.«а» ч.З ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) (эпизод № 15) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей,

по ч.1 ст. 174 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 апреля 2010 года № 60-ФЗ) (эпизод № 16) к 1 году 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 50 000 рублей,

по ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) (эпизод № 17) к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы со штрафом в размере 1 000 000 рублей с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и обязанностей, изложенных в приговоре с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст.1041 УК РФ постановлено о конфискации в собственность государства недвижимого имущество, полученного в результате преступных действий, а именно:

- индивидуальный жилой дом (жилое помещение) с кадастровым (или условным) номером объекта: , запись регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 2 сентября 2004 г. № , и земельный участок (земли населенных пунктов, разрешенного использования: «Для обслуживания индивидуального жилого дома и надворных построек»), имеющий кадастровый (или условный) номер объекта: запись регистрации в Едином государственном реестре права на недвижимое имущество и сделок с ним от 25 апреля 2000 г. № , расположенный по адресу: Республика , г. , ул. д. ;

- индивидуальный жилой дом (жилое помещение), имеющий кадастровый (или условный) номер объекта: запись регистрации в Едином государственном реестре права на недвижимое имущество и сделок с ним от 20 июля 2005 г. № , и земельный участок имеющий кадастровый (или условный) номер объекта назначение: земли поселений, разрешенное использование: «Для обслуживания индивидуального жилого дома и надворных построек», запись регистрации от 27 декабря 2006 г. № , расположенный по адресу Республика , г. ул. д.

- индивидуальный жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: Республика , г. , ул д. ;

- жилой дом (жилое помещение), имеющий кадастровый (или условный номер объекта: запись регистрации в Едином государственном реестре права на недвижимое имущество и сделок с ним от 27 сентября 2008 г., № , и земельный участок (земли населенных пунктов, разрешенное использование: «Для обслуживания

индивидуального жилого дома»), имеющий кадастровый (или условный) номер

объекта: запись регистрации в Едином государственном

реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 27 сентября 2008 г.

№ , расположенный по адресу: Республика,

район, д ул. ,д

Кроме того, в приговоре решена судьба другого имущества, а также

вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного

Михайлова СМ. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвоката

Фаткуллиной Э.Р., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора

Филимоновой СР., полагавшей необходимым приговор изменить со

снижением наказания, Судебная коллегия

установила Михайлов СМ. признан виновным и осужден за создание преступного сообщества и руководство им; за приготовление и покушение на незаконный сбыт наркотических средств, организованной группой, в крупном и в особо крупном размере; за незаконные приобретение и хранение в целях сбыта наркотических средств, в крупном размере, организованной группой; за контрабанду наркотических средств, организованной группой; за легализацию (отмывание) денежных средств, совершенные в крупном размере; за незаконные приобретение и хранение огнестрельного оружия.

Преступления совершены в период с 1998 года до 29 июля 2010 года на территории Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ним осужденный

Михайлов С М . выражает несогласие с приговором, ввиду нарушений

уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного

закона, чрезмерной суровости приговора и незаконной конфискации

имущества.

Полагает, что эпизоды № 9,12,13,14 и 15 следует квалифицировать как одно

преступление - приготовление к сбыту в составе организованной группы,

поскольку совершены они в одно и то же время, наркотические средства

приобретены от одного источника поставки, с единым умыслом. По эпизоду №3

истекли сроки давности, и он должен быть освобожден от наказания.

Обстоятельства приобретения им автомата не установлены, назначенное

наказание за оружие расценивает как несправедливое. Указывает, что суд по

эпизоду № 1 допустил противоречия, установив, что он (Михайлов) сначала

вступил в организованную преступную группу, а потом создал новую

организацию; судимость по приговору от 15 апреля 1994 года погашена, но суд необоснованно сослался на нее в приговоре; фактически задержан он был 29 июля 2010 года, когда после обыска его доставили в УФСКН, в связи с чем срок отбывания наказания необходимо исчислять с этого дня.

Отмечает, что сотрудничество со следствием он продолжил и после вынесения приговора.

Государственным обвинителем было подтверждено его активное содействие следствию в раскрытии и расследовании преступлений, в изобличении и в уголовном преследовании других участников преступлений, выполнении всех условий и обязательств досудебного соглашения о сотрудничестве подтверждено наличие явки с повинной, подтверждена добровольная выдача наркотических средств, сообщение о двух тайниках с наркотиками. Однако суд не учел данные обстоятельства в полном объеме, а также его положительно характеризующие данные, нахождение на иждивении двух малолетних детей пожилых родителей и назначил максимальное наказание, при этом большее, чем просил государственный обвинитель.

По эпизоду № 2 судом не была учтена, как смягчающее вину обстоятельство выдача им наркотического средства, о котором органы следствия не знали, в связи с чем на основании примечания к ст. 228 УК РФ суд должен был освободить его от уголовной ответственности. Считает, что должен быть освобожден от уголовной ответственности и по ч.1 ст. 1741 УК РФ в связи с истечением срока давности. Суд не мотивировал назначение наказаний в виде штрафа и ограничения свободы. Не в полной мере учел степень его сотрудничества по эпизодам № 9, 11 и 16. Автор жалоб заявляет о необоснованности конфискации жилых домов и земельных участков, так как не установлено, что они приобретены после 27 июля 2006 года, и просит оставить в собственности хотя бы один из домов, поскольку его семья останется без постоянного места жительства.

Кроме этого, ссылаясь на заключение комиссии специалистов по результатам лингвистического исследования и анализируя его, считает, что судом была нарушена тайна совещательной комнаты, поскольку имеется существенное сходство приговора по данному делу с приговором, вынесенным ранее в отношении С .

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, либо освободить его от наказания на основании примечания к ст. 228 УК РФ или снизить наказание по эпизоду № 2. Также просит освободить его от наказания по эпизоду № 9 или снизить наказание и освободить от штрафа, снизить наказание по эпизоду № 11; по эпизоду № 16 отменить конфискацию домов , , ; освободить от наказания по ч. 1 ст. 174 УК РФ; его действия по эпизодам № 9,12,13,14 и 15 квалифицировать единой

1 статьей по ч.1 ст.30, п.«а»,«г» ч. 3 ст. 228 УК РФ; по эпизоду № 17 исключить осуждение за незаконное приобретение оружия, и снизить наказание. По эпизоду № 1 исключить указание об организации преступного сообщества исключить наличие погашенной судимости, освободить от дополнительного наказания или снизить до минимального размера ограничение свободы и штраф снизить срок лишения свободы.

В дополнении к жалобе приводит аналогичные доводы, а также указывает на свое активное содействие органам расследования в изобличении других виновных лиц, дачу свидетельских показаний в судебном заседании о роли подсудимых и свое способствование в выдаче наркотических средств, что считает возможным признать в качестве смягчающего обстоятельства, влекущего снижение наказания. Просит об изменении приговора, с приведением аналогичных доводов, а также о признании смягчающим обстоятельством по эпизоду № 1 в части осуждения по ст. 210 УК РФ его показания в отношении подсудимого С об освобождении от дополнительного наказания в виде штрафа в размере 1 млн рублей, о снижении срока ограничения свободы и о снижении срока наказания по ч. 3 ст. 69 УК РФ. При этом перечисляет ряд доводов, изложенных ранее которые не поддерживает.

В кассационной жалобе адвокат Кобалия Л.А. в защиту интересов осужденного Михайлова выражает несогласие с приговором, ввиду того, что описательно-мотивировочная часть приговора содержит противоречивое описание преступных деяний, указывает о нарушении требований уголовно процессуального закона, неправильного применения уголовного закона, о несправедливости приговора вследствие чрезмерной суровости и незаконностью конфискации жилья у членов семьи Михайлова.

Указывает, что, согласно приговору, Михайлов вошел в организованную преступную группу, созданную в начале 1990-х годов неустановленным лицом, а после освобождения в 1996 году из мест лишения свободы вновь вошел в состав этой организованной преступной группы. В связи с этим из приговора следует исключить осуждение Михайлова в создании преступного сообщества в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений. В части организации Михайловым незаконного приобретения и хранения с целью сбыта наркотического средства - опия массой 820,3 грамма в период до 21 декабря 1998 года (эпизод № 2), его действия необходимо переквалифицировать на ч.4 ст. 228 УК РФ, поскольку действия по приготовлению уже закончились, и освободить Михайлова от наказания на основании примечания к ст.228 УК РФ ввиду добровольной выдачи им наркотического средства. При этом по данному эпизоду суд не указал, что препятствовало Михайлову реализовать данное наркотическое средство в течение 12 лет, и почему в его действиях нет добровольного отказа в силу ст.31 УК РФ.

Считает, что эпизоды № 11,12,13 и 14 необходимо квалифицировать по

1 ч.1 ст.30, п.«а»,«г»ч. 3 ст.228 УК РФ как единое преступление, поскольку наркотические средства приобретались одной партией, в одно время, с одной целью - сбыта, имели один источник поставки и одну оплату. Такой же позиции адвокат придерживается по эпизоду № 3.

Полагает, что Михайлова необходимо освободить от наказания, назначенного

1 по ч.1 ст.174 УК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Считает, что подлежит исключению из осуждения Михайлова незаконное приобретение огнестрельного оружия, поскольку данное обстоятельство не установлено.

Наказание Михайлову назначено без учета всех смягчающих обстоятельств ссылка суда на отсутствие исключительных обстоятельств является незаконной суд не мотивировал назначение дополнительного наказания в виде штрафа и ограничения свободы. Указывает о нарушении судом тайны совещания при постановлении приговора, на незаконность конфискации земельных участков и жилых домов, при том, что дом под номерами , и по ул. г является одним целым, единственным пригодным строением для проживания Михайлова и его семьи. Отмечает, что суд не указал, куда подлежит выселению сам Михайлов и его семья. Просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе адвокат Фаттахова А.Ф. в защиту интересов осужденного Михайлова просит приговор суда отменить в связи с нарушением тайны совещательной комнаты, дело направить на новое судебное рассмотрение. Ссылаясь на заключение комиссии специалистов и анализируя его, находит приговор по данному делу практически идентичным с приговором по делу С .

В дополнение к поданным жалобам адвокат Фаткуллина Э Р . также в защиту интересов осужденного Михайлова выражает несогласие с приговором в части назначенного наказания. Приводит доводы о незаконности принятого решения судом о конфискации имущества - жилых домов и земельных участков, поскольку Михайлов приобрел их до 1 января 2007 года, то есть до введения в действие ст. 104.1 УК РФ. Также акцентирует внимание на том, что на земельные участки № и Михайловым было приобретено лишь право их аренды. Считает, что земельные участки являются собственностью государства и не могут быть объектом конфискации имущества в пользу государства. В связи с реконструкцией дома расположенного на указанных земельных участках, оно не зарегистрировано в государственном реестре, а значит, по мнению, автора жалобы, домовладение не существует и его невозможно конфисковать. В материалах дела нет документов, подтверждающих в каких объемах в период с 1 января 2007 года производилась реконструкция и какие денежные средства были затрачены Адвокат полагает, что в соответствии с ч. 2 ст. 104.1 УК РФ невозможно установить, какая часть затраченных денежных средств на строительство и реконструкцию, получена в результате преступлений, а какая нет. Также автор жалобы полагает, что не учтено смягчающее обстоятельство в виде добровольной выдачи наркотического средства Михайловым по эпизоду № 2. Перечисляя аналогичные доводы, содержащиеся в жалобе осужденного, о смягчении наказания, просит об изменении приговора со снижением наказания и исключением указания о конфискации имущества двух жилых домов и земельных участков.

В возражениях на доводы, содержащихся в кассационных жалобах осужденного Михайлова, адвокатов Кобалия Л.А., Фаткуллиной Э Р . и Фаттаховой А.Ф. государственный обвинитель Масалимов Р.Р., указывая на несостоятельность доводов жалоб, просит приговор оставить без изменения жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия полагает, что оснований для отмены приговора, постановленного в особом порядке при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, не имеется.

В соответствии с положениями ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ предусматривающими, что по уголовному делу, поступившему в суд с представлением прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесении судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, суд, удостоверившись, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, постановляет обвинительный приговор и с учетом положений частей 2 и 4 статьи 62 УК РФ назначает подсудимому наказание.

Данные требования закона судом не нарушены.

Как следует из материалов дела, в представлении заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Малиновским В.В предложено применить особый порядок проведения судебного заседания и вынести судебное решение в отношении Михайлова в соответствии с главой 40.1 УПК РФ, поскольку им соблюдены условия заключенного с ним досудебного соглашения о сотрудничестве и выполнены предусмотренные соглашением обязательства.

Судом с достаточной полнотой и объективностью проверено соблюдение Михайловым всех условий и обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве, и принято обоснованное решение об их выполнении. Выводы суда подробно изложены и мотивированы в приговоре.

Государственный обвинитель в судебном заседании подтвердил выполнение Михайловым надлежащим образом условий соглашения, а также значение сотрудничества с осужденным для раскрытия и расследования преступлений.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора в отношении Михайлова содержит полное описание преступных деяний, в совершении которых обвинялся осужденный. Михайлов в предъявленном ему обвинении виновным себя признал полностью, в присутствии защитника подтвердил добровольность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве со стороной обвинения и ходатайствовал о рассмотрении дела в особом порядке. Указывал о понимании юридических последствий своего ходатайства о рассмотрении дела и постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

Правовая оценка действиям Михайлова дана в соответствии с предъявленным ему обвинением, с которым осужденный согласился.

Как следует из материалов дела, нарушений норм уголовно процессуального закона в ходе предварительного расследования, а также в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену приговора, как было указано ранее, по данному делу не установлено.

Несмотря на то, что осужденным Михайловым ряд доводов его кассационных жалоб не были поддержаны в настоящем судебном заседании, Судебная коллегия полагает необходимым их обсудить.

Так, заявления о нарушении тайны совещательной комнаты, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Согласно протоколу судебного заседания (том 105 л.д. 60-63), после предоставления подсудимому Михайлову последнего слова 31 августа 2012 года председательствующий удалился в совещательную комнату для постановления приговора, объявив об оглашении 5 сентября 2012 года. В назначенный день председательствующий возвратился из совещательной комнаты в зал судебного заседания и провозгласил приговор. Объективных данных о нарушении председательствующим тайны совещательной комнаты; о нахождении в ней других лиц, помимо председательствующего, суду кассационной инстанции стороной защиты не представлено.

Представленное стороной защиты заключение комиссии специалистов от 30 августа 2013 года по результатам лингвистического исследования, в котором указано о наличии совпадений по содержанию с приговором Верховного Суда Республики Башкортостан от 8 августа 2012 года, постановленным в отношении С не свидетельствует о нарушении судом тайны совещательной комнаты по уголовному делу в отношении Михайлова поскольку С был осужден по тем же преступлениям, по аналогичному объему и содержанию обвинения.

Доводы кассационных жалоб о необходимости исключения из осуждения Михайлова по ч.1 ст.210 УК РФ признака «создание преступного сообщества», а также о противоречивости описания данного преступного деяния, Судебная коллегия также находит несостоятельными.

Согласно предъявленному Михайлову обвинению, в начале 1990-х годов он вошел в состав организованной преступной группы, возглавляемой неустановленным лицом по кличке «Р », а в 1997 году стал лидером и возглавил данную организованную группу. Затем, в 1998 году Михайлов создал собственную группу, при этом стал заниматься незаконным сбытом наркотических средств на территории г. , вовлек в преступную деятельность новых участников, распределил между ними роли, создал иерархическую структуру с вертикальным подчинением, организовал устойчивый канал поставки наркотических средств (героина, гашиша, опия) из республик Средней Азии, а также осуществлял общее руководство и управление денежными средствами данного международного преступного сообщества до 29 июля 2010 года.

При таких обстоятельствах действия Михайлова правильно квалифицированы судом по ч.1 ст.210 УК РФ, как создание преступного сообщества и руководство таким сообществом. Противоречий в описании данного преступного деяния, Судебная коллегия не усматривает.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами стороны защиты в необходимости переквалификации действий Михайлова по эпизоду № 2 на ст. 228 УК РФ, а также о необходимости освобождения Михайлова от наказания в соответствии с примечанием к данной статье.

Действия Михайлова по данному эпизоду, выразившиеся в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, хотя и начались до 21 декабря 1998 года, однако были пресечены 22 декабря 2010 года, когда в ходе обыска проведенного в гараже, Михайлов выдал хранимые им наркотические средства. Исходя из указанных обстоятельств, учитывая, что Михайлов все это время незаконно хранил наркотические средства, суд правильно квалифицировал его действия по ч.1 ст.30, п. «а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ Оснований для освобождения Михайлова от уголовной ответственности по данному эпизоду не имелось, поскольку не установлено обстоятельств и условий добровольной выдачи наркотического средства. Добровольная сдача наркотических средств означает выдачу лицом таких средств представителям власти при наличии у этого лица реальной возможности распорядиться ими иным способом. Михайлов же во время выдачи им наркотических средств был заключен под стражу и не имел реальной возможности распорядиться ими.

Также Михайлов не подлежит освобождению от уголовной ответственности и по эпизодам № 9 и 11, к тому же в первом случае, согласно приговору, наркотическое средство было выдано не Михайловым, а другим лицом, а во втором случае наркотическое средство было изъято сотрудниками полиции.

Доводы жалобы осужденного Михайлова и адвоката Кобалия о необходимости квалификации эпизодов № 9,11,12,13,14 и 15 по одной статье как единого преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п. «а»,«г» ст. 228 УК РФ, Судебная коллегия также находит несостоятельными, поскольку по данным эпизодам приобретение наркотических средств было организовано Михайловым в разное время, у различных лиц и по различным адресам, что указывает на формирование самостоятельного умысла на каждое деяние, направленное на сбыт различных партий наркотических средств и на совершение Михайловым индивидуальных, обособленных действий в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств.

По аналогичным основаниям суд также обоснованно квалифицировал действия Михайлова, как самостоятельное преступление, по эпизоду № 3 по факту незаконного оборота наркотических средств в крупном размере организованной группой, которые были пресечены 21 декабря 1998 года.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводом Михайлова о ссылке суда в приговоре на погашенную судимость от 15 апреля 1994 года, поскольку во вводной части приговора указания на данную судимость не содержится Отсутствие у Михайлова судимости было учтено судом и при назначении ему наказания. Как следует из содержания приговора, указание о том, что ранее 15 апреля 1994 года Михайлов был осужден по ч.1 ст. 189 УК РСФСР является частью установленных судом фактических обстоятельств дела свидетельствующих о временном периоде нахождения в составе организованной группы.

Вместе с тем приговор подлежит изменению в части назначенного наказания по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 369 УПК РФ (главы 45 УПК РФ), вследствие неправильного применения уголовного закона допущенного судом при постановлении приговора.

Михайлов признан виновным в легализации (отмывании) денежных средств, то есть в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, в крупном размере совершенных, как установлено судом, в период с 21 декабря 1998 года по 10 июня 2010 года (эпизод № 16).

Максимальный срок наиболее строгого вида наказания, предусмотренного

1 санкцией ч.1 ст.174 УК РФ (в редакции Федерального закона № 60 от 7 апреля 2010 года), по которой Михайлов осужден, предусматривает 3 года лишения свободы.

1

Федеральным законом № 134 от 28 июня 2013 года в статью 174 УК РФ внесены изменения, улучшающие положение осужденного. Согласно ч.2 ст.174 УК РФ (в редакции Федерального закона № 134 от 28 июня 2013 года) за легализацию (отмывание) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, в крупном размере, предусмотрено наиболее строгое наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет со штрафом в размере до 50 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.

В связи с изложенным и в силу ст. 10 УК РФ в отношении осужденного Михайлова подлежит применению новый уголовный закон, а его действия подлежат переквалификации на ч.2 ст.1741 УК РФ (в редакции Федерального закона № 134 от 28 июня 2013 года).

Вместе с тем, данное преступление относится к категории небольшой тяжести, срок давности по которому, в соответствии со ст. 7 8 УК РФ, составляет два года после совершения преступления, в связи с чем в соответствии с п.З ч.1 ст.24 УПК РФ, Михайлов подлежит освобождению от наказания назначенного ему по ч.2 ст.1741 УК РФ (в редакции Федерального закона № 134 от 28 июня 2013 года).

По такому же основанию Михайлов подлежит освобождению от наказаний, назначенных по ч.4 ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года №63-ФЗ) за преступления, совершенные 21 декабря 1998 года и 20 июля 1999 года (эпизоды № 3 и 4), поскольку срок давности по данным преступлениям, относящимся к категории особо тяжких, составляет пятнадцать лет и уже истек.

Кроме этого, суд признал Михайлова виновным, в том числе, и в незаконном приобретении огнестрельного оружия (эпизод № 17), однако при этом, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, не указал в приговоре все обстоятельства данного преступного деяния, признанного доказанным, а именно время, место и способ приобретения оружия.

Поскольку суд не установил и не указал в приговоре указанные обстоятельства, составляющие объективную сторону данного преступления и подлежащие доказыванию по уголовному делу, что является обязательным условием наступления уголовной ответственности, то из осуждения Михайлова по ч.1 ст.222 УК РФ следует исключить незаконное приобретение им огнестрельного оружия.

Также, назначая Михайлову по ч.1 ст.210, по ч.1 ст.30, п.«а»,«г» ч.З ст.2281,

1 1 ч.З ст.30, п.«а» ч.З ст.228 , ч.З ст.30, п.«а»,«г» ч.З ст.228 , ч.4 ст. 188, ч.1 ст.30,

1 1 п.«а» ч.З ст.228 , ч.1 ст.174 УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа, а по ч.4 ст. 188 УК РФ (эпизод № 10), кроме этого, дополнительное наказание в виде ограничения свободы, которые, согласно санкциям данных статей являются необязательными, суд, в нарушение требований уголовного закона, не указал основания его применения и не привел соответствующие мотивы.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что указание суда о назначении Михайлову дополнительных наказаний в виде штрафа и ограничения свободы по указанным выше статьям (за исключением наказания в виде ограничения свободы по ч. 1 ст. 210 УК РФ), а также по совокупности преступлений подлежит исключению из приговора (за тем же исключением).

В соответствии со ст. 6, 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При назначении Михайлову наказания данные требования закона выполнены судом не в полной мере.

Так, в качестве смягчающих наказание обстоятельств судом признаны явки с повинной по всем эпизодам совершенных преступлений, признание Михайловым вины, раскаяние в содеянном, активное способствованию раскрытию и расследованию преступлений, изобличение других соучастников преступления, в результате чего в отношении них начато уголовное преследование, а также нахождение на иждивении Михайлова двоих малолетних детей, наличие у него больных родителей преклонного возраста Обстоятельств, отягчающих наказание Михайлова, в судебном заседании не установлено.

В то же время, указав на смягчающие наказание обстоятельства и установив отсутствие отягчающих обстоятельств, суд назначил Михайлову по ч.1 ст. 210 УК РФ, ч.1 ст.30 п. «а»,«г» ч. 3 ст. 228' УК РФ (эпизоды № 2,8,9,11,12,13,14), по ч.З ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 УК РФ (эпизод №5), по ч.З ст.30, п.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (эпизод № 6), по ч.1 ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 УК РФ (эпизод № 15), по ч.4 ст. 188 УК РФ (эпизоды № 7,10) максимальное наказание, которое можно назначить осужденному с учетом требований ч.2 ст.62 и ч. 2,3 ст.66 УК РФ. Назначенное наказание, как за отдельные преступления так и на основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, нельзя признать соответствующим обстоятельствам дела и данным о личности осужденного, в связи с чем оно подлежит смягчению.

Кроме того, принимая решение о снижении наказания Михайлову Судебная коллегия исходит из ранее принятых решений о переквалификации его действий на менее тяжкий уголовный закон, о снижении наказания руководствуясь положениями, предусмотренными ч. 3 ст. 360 УПК РФ (главы 45 УПК РФ) о недопущении ухудшения положения осужденного.

Вопреки утверждениям, содержащимся в кассационных жалобах, иных оснований для признания обстоятельств смягчающими, Судебная коллегия не усматривает. Поведение осужденного Михайлова, сотрудничающего с органами следствия и после постановленного в отношении него приговора изобличающего иных соучастников преступлений, определено условиями заключенного досудебного соглашения и не может служить основанием для дополнительного признания его поведения в качестве смягчающего обстоятельства, влекущего снижение наказания.

Не установлено и исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденного во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности, а потому предложение стороны защиты о применении при назначении наказания Михайлову положений ст. 64 УК РФ суд обоснованно отклонил.

Не могут быть признаны обоснованными и утверждения стороны защиты о необходимости исключения из приговора указания о конфискации в собственность государства недвижимого имущества в виде жилых домов и земельных участков.

По приговору Михайлов осужден, в том числе, за легализацию (отмывание) денежных средств, полученных в результате совершения им неоднократных преступлений, предусмотренных ст. 228.1 УК РФ, а также преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, на общую сумму не менее 27 386 474 рубля.

В соответствии с обстоятельствами, установленными судом, Михайлов с целью легализации денежных средств и придания им видимости правомерного владения, пользования и распоряжения в период с 21 декабря 1998 года по 29 июля 2010 года приобрел земельные участки и домовладения, оформив эти объекты на третьих лиц.

В частности, в г. Республики по ул. не позднее 19 сентября 2003 года приобрел земельный участок № с домом; не позднее 20 июля 2005 года - земельный участок № с домом; в неустановленное время приобрел земельный участок № ; не позднее 27 сентября 2008 года приобрел земельный участок с домом в д. района Республики

В судебном заседании, Михайлов, соглашаясь с предъявленным обвинением и поддерживая свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, подтвердил, что объекты недвижимости приобрел и построил на деньги от сбыта наркотиков, позднее два дома объединил в одно большое строение (т. 105 л.д. 53).

Таким образом, исходя из установленных обстоятельств свидетельствующих о том, что действия Михайлова по легализации денежных средств, добытых преступным путем в ходе совершенных преступлений, предусмотренных ст. 210, 228.1 УК РФ, были объединены единым умыслом, квалифицированы как одно продолжаемое преступление по ст. 174.1 УК РФ, начатое в декабре 1998 года и оконченное в июле 2010 года, судом обоснованно было принято решение о конфискации недвижимого имущества в виде жилых домов и земельных участков.

К тому же решение о конфискации имущества было обусловлено признанием виновным Михайлова в легализации денежных средств, в том числе, и путем приобретения указанных объектов недвижимости, с фактическими обстоятельствами приобретения которых согласилась сторона защиты.

Утверждения стороны защиты о невозможности конфискации земельных участков № и , а также домовладений, расположенных на них, ввиду их приобретения в период до 1 января 2007 года, то есть до введения в действие главы 15.1 УК РФ, предусматривающей конфискацию имущества не могут быть признаны состоятельными и потому, что судом установлены обстоятельства объединения указанных земельных участков, реконструкции строений, которые были начаты в период с 19 сентября 2003 года и завершены по 29 июля 2010 года, в связи с чем была изменена общая площадь домовладения, расположенная теперь уже на едином земельном участке.

Из материалов дела также следует (т. 76 л.д.206-211), что Михайлов производил операции с указанным недвижимым имуществом включительно по ноябрь 2010 года, оформляя договоры купли-продажи, регистрируя право собственности, как на себя, так и на иных лиц, тем самым, стремясь придать законность своим действиям по приобретению этих объектов и скрыть реальные обстоятельства получения средств на их покупку, в том числе, и после введения в УК РФ главы 15.1.

Доводы о том, что земельные участки не принадлежат на праве собственности Михайлову; об отсутствии регистрации домовладения в государственном реестре; о невозможности конфискации имущества, ввиду того, что реконструкция домов не завершена до настоящего времени и судом не исследованы обстоятельства, подлежащие доказыванию о времени, об объемах и средствах, затраченных на произведенную реконструкцию, помимо изложенных выводов, не имеют правового значения для решения вопроса о конфискации имущества, принятого, к тому же, по итогам рассмотрения дела в особом порядке.

Утверждения осужденного о неверном исчислении срока отбывания наказания, Судебная коллегия не может признать убедительными, поскольку из материалов уголовного дела следует, что протокол о задержании Михайлова в порядке ст. 91 УПК РФ был составлен 30 июля 2010 года. С участием Михайлова, действительно 29 июля 2010 года, проводились следственные действия, однако каких-либо данных, свидетельствующих о том, что фактически он был задержан, стороной защиты суду представлено не было.

На основании изложенного и руководствуясь ст.377, 378, 388 УПК РФ

(главы 45 УПК РФ), Судебная коллегия Верховного Суда Российской

Федерации

определила приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 5 сентября 2012 года в отношении Михайлова С М изменить:

- исключить указание суда о назначении Михайлову дополнительных наказаний в виде штрафа по ч.1 ст.210, ч.1 ст.30, пп. «а»,«г» ч.З ст.2281 (по эпизодам № 2, 8, 9, 11, 12, 13, 14), ч.З ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 (по эпизоду № 5), ч.З ст.30, пп. «а»,«г» ч.З ст.2281 (по эпизоду № 6), по ч.4 ст. 188 (по эпизодам № 7, 10), ч.1 ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 (по эпизоду № 15), ч.1 ст.1741 УК РФ, а также в виде ограничения свободы по ч.4 ст. 188 УК РФ (по эпизоду № 10);

- исключить из осуждения по ч. 1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года №73-Ф3) незаконное приобретение огнестрельного оружия, назначенное по данной статье наказание смягчить до 1 года 4 месяцев лишения свободы;

- переквалифицировать действия Михайлова с ч.1 ст.1741 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 апреля 2010 года № 60-ФЗ) на ч.2 ст.1741 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 июня 2013 года № 134-ФЗ), по которой назначить наказание в виде штрафа в размере 100 000 рублей и на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ освободить от наказания за истечением сроков давности уголовного преследования за данное преступление;

- освободить Михайлова от наказаний, назначенных по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года №63-Ф3) за преступления, совершенные 21 декабря 1998 года и 20 июля 1999 года (эпизоды № 3 и 4) на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ, за истечением сроков давности уголовного преследования;

переквалифицировать действия Михайлова по преступлению совершенному 27 июля 2010 года, с ч.4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года №87-ФЗ) на ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) (эпизод №10) и назначить наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы;

- переквалифицировать действия Михайлова по преступлениям совершенным 27-29 июля 2010 года (эпизод № 11), 29 июля 2010 года (эпизоды № 12,13,14) с ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального

1 закона от 19 мая 2010 года №87-ФЗ) на ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) и назначить наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы за каждое преступление;

переквалифицировать действия Михайлова по преступлению,

1 совершенному 29 июля 2010 года (эпизод № 15) с ч.1 ст.30, п.«а» ч.З ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года №87-ФЗ) на ч.1 ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года №215-ФЗ) и назначить наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы;

переквалифицировать действия Михайлова за преступление совершенное 8 февраля 2009 года (эпизод № 7) с ч.4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 декабря 2007 года №335-Ф3) на ч.4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) и назначить 5 лет 6 месяцев лишения свободы;

- смягчить назначенное Михайлову наказание:

- по ч.1 ст.210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года №377-Ф3) до 8 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

- по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года №87-ФЗ) (по эпизодам № 2, 9) до 4 лет 6 месяцев лишения свободы за каждое преступление;

- по ч.З ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по эпизоду № 5) до 7 лет лишения свободы;

- по ч.З ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по эпизоду № 6) до 7 лет лишения свободы;

- по ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по эпизоду № 8) до 4 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений предусмотренных ч.1 ст.210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года №377-Ф3) (по эпизоду № 1); чЛ ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года №87-ФЗ) (по эпизодам № 2, 9); ч.З ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по эпизоду № 5); ч.З

1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по эпизоду № 6); ч.4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по эпизоду № 7);

1 ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (по эпизоду № 8); ч.1 ст.30, пп.«а»,«г» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года №215-ФЗ) (по эпизодам № 11, 12, 13, 14); ч.1 ст.30, п.«а» ч.З ст.2281 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года №215-ФЗ) (по эпизоду № 15); ч.4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года №377- ФЗ) (по эпизоду № 10); ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года №73-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 10 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год.

В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ установить для Михайлова ограничения и возложить на него обязанности: два раза в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и запретить уходить из дома с 23 до 6 часов, изменять место жительства или пребывания, выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без разрешения указанного органа.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Михайлова СМ., адвокатов Кобалия Л.А., Фаттаховой А.Ф. и Фаткуллиной ЭР. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...