Актуально на:
18 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 46-КГ16-15 от 17.10.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№46-КГ16-15

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 17 октября 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной СВ., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 октября 2016 г гражданское дело по иску Косыревой Г Н к Коммерческому банку «Судостроительный банк» (общество с ограниченной ответственностью) о взыскании задолженности по заработной плате компенсации морального вреда

по кассационной жалобе представителя конкурсного управляющего Коммерческим банком «Судостроительный банк» (общество с ограниченной ответственностью) Коврижных А.И. на решение Октябрьского районного суда г. Самары от 23 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 22 октября 2015 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной СВ., выслушав объяснения представителей конкурсного управляющего Коммерческим банком «Судостроительный банк» (общество с ограниченной ответственностью) Серебрякова Р.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Косырева Г Н обратилась в суд с иском к Коммерческому банку «Судостроительный банк» (общество с ограниченной ответственностью) (далее также - Банк, КБ «Судостроительный банк и с учетом уточнения исковых требований просила взыскать с КБ «Судостроительный банк» задолженность по выплате ежемесячной текущей премии, входящей в систему оплаты труда, за период с 1 февраля по 30 апреля 2015 г. в размере 87 957 руб. и компенсацию морального вреда в размере 5000 руб.

В обоснование заявленных требований Косырева Г.Н. указала, что 1 апреля 2014 г. на основании трудового договора она была принята на работу в КБ «Судостроительный банк» на должность советника председателя правления с должностным окладом 57 100 руб.

18 сентября 2014 г. было подписано дополнительное соглашение к трудовому договору, в соответствии с которым Косырева Г.Н. была переведена на должность главного бухгалтера филиала КБ «Судостроительный банк» в г. Самаре. Согласно трудовому договору и Положению об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», принимающих на себя риски, и работников осуществляющих внутренний контроль и управление рисками утвержденному Советом Директоров Банка 23 декабря 2013 г., ее заработная плата формировалась из должностного оклада, составляющего 56 300 руб текущей премии в размере 33 700 руб. и отсроченного вознаграждения в размере 40% от базовой (постоянной) части заработной платы выплачиваемого по итогам оценки результатов деятельности.

В связи с отзывом у КБ «Судостроительный банк» лицензии на осуществление банковских операций и назначением временной администрации для управления кредитной организацией Косыревой Г.Н. в период с 1 февраля по 30 апреля 2015 г. заработная плата выплачивалась без учета текущей премии.

По мнению Косыревой Г.Н., действия работодателя по невыплате текущей премии незаконны, поскольку после отзыва у Банка лицензии на осуществление банковских операций она продолжала исполнять свои обязанности как главный бухгалтер филиала Банка в полном объеме, имела право второй подписи на расчетных и кассовых документах. В связи с тем, что текущая премия входит в систему оплаты труда и представляет собой составную часть заработной платы работников Банка, в том числе и Косыревой Г.Н., ее выплата в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации является обязанностью работодателя.

Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 23 июля 2015 г исковые требования Косыревой Г.Н. удовлетворены частично. Суд взыскал с КБ «Судостроительный банк» в пользу истца задолженность по заработной плате за период с 1 февраля по 30 апреля 2015 г. в размере 87 957 руб. и компенсацию морального вреда в размере 2000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 22 октября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя конкурсного управляющего КБ «Судостроительный банк» Коврижных А.И. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 3 июня 2016 г судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С В . от 6 сентября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явилась истец Косырева Г.Н., о причинах неявки не сообщила. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и письменные возражения на нее истца Косыревой Г.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями были допущены такого рода существенные нарушения норм права, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и видно из материалов дела, 1 апреля 2014 г между КБ «Судостроительный банк» (работодателем) и Косыревой Г.Н. (работником) был заключен трудовой договор, согласно которому она была принята в КБ «Судостроительный банк» на должность советника председателя правления с должностным окладом в размере 57 100 руб В силу пункта 1.6 трудового договора Косырева Г.Н. относится к категории работников, принимающих риски.

18 сентября 2014 г. между КБ «Судостроительный банк» и Косыревой Г.Н. было подписано дополнительное соглашение к трудовому договору, по условиям которого Косырева Г.Н. с ее согласия была переведена на должность главного бухгалтера филиала КБ «Судостроительный банк» в г. Самаре.

Пунктами 3.1.1 и 3.1.2 трудового договора в редакции дополнительного соглашения от 18 сентября 2014 г. была предусмотрена выплата работнику заработной платы, состоящей из должностного оклада в размере 56 300 руб. в месяц согласно штатному расписанию работодателя, текущей премии в размере 33 700 руб. в месяц в соответствии с Положением об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», принимающих на себя риски, и работников, осуществляющих внутренний контроль и управление рисками, и отсроченного вознаграждения в размере 40% от базовой (постоянной) части заработной платы, выплачиваемого по итогам оценки результатов деятельности, в соответствии с этим же положением.

Судом также установлено, что Положение об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», принимающих на себя риски, и работников, осуществляющих внутренний контроль и управление рисками утверждено 23 декабря 2013 г. Советом Директоров КБ «Судостроительный банк» (протокол № 15-01-02/13/1223).

Заработная плата работников, принимающих риски, как указано в разделе 2 названного положения, включает в себя базовую (постоянную часть, состоящую из должностного оклада и доплат (за квалификацию сложность, количество, качество выполняемой работы) (пункт 2.2.1), переменную часть - премию в размере 50 % от общего объема ежемесячных выплат. Часть премии выплачивается ежемесячно на основании результатов (показателей) работы за месяц. Часть премии выплачивается в отсроченном порядке (отсроченное вознаграждение) с периодом отсрочки - 5 лет (пункт 2.2.2).

С 1 января 2015 г. в КБ «Судостроительный банк» действует Положение об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», принимающих на себя риски, и работников, осуществляющих внутренний контроль и управление рисками, версия 2.0, утвержденное 25 декабря 2014 г. Советом Директоров КБ «Судостроительный банк» (протокол № 15-01-02/14/1225), содержащее аналогичную по содержанию редакцию пунктов 2.2.1, 2.2.2.

Оплата труда работников КБ «Судостроительный банк», не относящихся к категории работников, принимающих на себя риски, и работников осуществляющих внутренний контроль и управление рисками регулировалась Положением об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», утвержденным 9 сентября 2014 г. Советом Директоров (протокол № 15-01-02/14/0909), пункт 3.2.2.1 которого предусматривал, что текущая премия выплачивается каждому работнику ежемесячно и является гарантированной выплатой.

Судом установлено, что выплата текущей премии производилась Косыревой Г.Н. ежемесячно до февраля 2015 года, а с февраля 2015 года ее выплата не осуществлялась.

Приказом Банка России от 16 февраля 2015 г. № ОД-366 у КБ «Судостроительный банк» отозвана лицензия на осуществление банковских операций с 16 февраля 2015 г.

Приказом Банка России от 16 февраля 2015 г. № ОД-367 назначена временная администрация по управлению КБ «Судостроительный банк».

Решением Арбитражного суда города Москвы от 23 апреля 2015 г КБ «Судостроительный банк» признан несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство сроком на 1 год, функции конкурсного управляющего возложены на государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов».

Удовлетворяя исковые требования Косыревой Г.Н. о взыскании задолженности по заработной плате в виде невыплаченной текущей премии за период с 1 февраля по 30 апреля 2015 г. в размере 87 957 руб., суд первой инстанции ссылался на положения статей 129, 132, 135, 191 Трудового кодекса Российской Федерации и исходил из того, что текущая премия входила в систему оплаты труда Косыревой Г.Н. и являлась гарантированной ежемесячной выплатой. При этом суд учитывал нормы Положения об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк утвержденного 9 сентября 2014 г. Советом Директоров Банка, а также Положения об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», принимающих на себя риски, и работников осуществляющих внутренний контроль и управление рисками, утвержденного 23 декабря 2013 г. Советом Директоров Банка, копии которых были представлены в суд Косыревой Г.Н., и указал, что предусмотренных приложением №1 к названному выше положению от 23 декабря 2013 г оснований для невыплаты истцу премии, таких как критичные замечания и санкции со стороны контролирующих органов, несоблюдение сроков сдачи отчетности, сроков оплаты обязательств, в ходе судебного разбирательства не установлено. Из ответа временной администрации КБ «Судостроительный банк» следует, что основанием невыплаты текущей премии явился отзыв у Банка лицензии на осуществление банковских операций и, как следствие уменьшение объема выполняемых функций работниками Банка, однако по мнению суда, в связи с отзывом у Банка лицензии объем работы Косыревой Г.Н. как главного бухгалтера филиала Банка не уменьшился.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием признав несостоятельными доводы апелляционной жалобы ответчика о том что в отношении Косыревой Г.Н. как главного бухгалтера действовал специальный локальный нормативный акт - Положение об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», принимающих на себя риски, и работников, осуществляющих внутренний контроль и управление рисками. Проанализировав условия трудового договора Косыревой Г.Н. и нормы указанного положения, суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что предусмотренная трудовым договором премия носила постоянный, а не разовый характер и входила вместе с должностным окладом в состав заработной платы Косыревой Г.Н., в связи с чем ежемесячное премирование истца являлось не правом, а обязанностью работодателя.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций ошибочными, основанными на неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Статья 129 Трудового кодекса Российской Федерации определяет заработную плату работника как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты) (часть 1).

Заработная плата каждого работника зависит от его квалификации сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и максимальным размером не ограничивается, за исключением случаев предусмотренных данным кодексом (часть 1 статьи 132 Трудового кодекса Российской Федерации).

Заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда. Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права (части 1 и 2 статьи 135 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 191 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель поощряет работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию, награждает ценным подарком, почетной грамотой, представляет к званию лучшего по профессии Другие виды поощрений работников за труд определяются коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка, а также уставами и положениями о дисциплине.

Из приведенных норм Трудового кодекса Российской Федерации следует что заработная плата работника зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и устанавливается трудовым договором в соответствии с действующей у работодателя системой оплаты труда. При этом системы оплаты труда и системы премирования устанавливаются коллективными договорами соглашениями, локальными нормативными актами и должны соответствовать трудовому законодательству и иным нормативным правовым актам содержащим нормы трудового права.

Система оплаты труда кредитной организации в целях обеспечения ее финансовой надежности в силу части 13 статьи 24 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» в обязательном порядке должна предусматривать возможность сокращения или отмены выплат в случае негативного финансового результата в целом по кредитной организации или по соответствующему направлению ее деятельности.

Отзыв лицензии у кредитной организации, как следует из содержания статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности», представляет собой меру принуждения применяемую к кредитной организации, в случае нарушения ею требований федеральных законов, регламентирующих банковскую деятельность, и нормативных актов Банка России, либо в случае ухудшения финансового положения кредитной организации более допустимых пределов установленных законом.

Согласно части 9 статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций Банк России не позднее рабочего дня, следующего за днем отзыва указанной лицензии назначает в кредитную организацию временную администрацию

1 в соответствии с требованиями параграфа 4 главы IX Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве совершает действия, предусмотренные статьей 23 1 этого же федерального закона (принудительная ликвидация кредитной организации по инициативе Банка России).

Временная администрация по управлению кредитной организацией является специальным органом управления кредитной организацией назначаемым Банком России в порядке, установленном параграфом 4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и нормативными актами Банка России (пункт 1 статьи 189 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Статьей 18931 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определены функции временной администрации по управлению кредитной организацией, к которым согласно

31 подпункту 4 пункта 1 статьи 189 этого закона относится разработка мероприятий по финансовому оздоровлению кредитной организации.

Исходя из положений части 13 статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности назначенная Банком России временная администрация по управлению кредитной организацией производит оплату расходов, связанных с исполнением текущих обязательств кредитной организации, на основании сметы расходов, утверждаемой Банком России.

Под текущими обязательствами кредитной организации в силу пункта 1 части 11 статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» понимаются обязательства по оплате расходов, связанных с продолжением осуществления деятельности кредитной организации (в том числе коммунальных, арендных и эксплуатационных платежей, расходов на услуги связи, обеспечение сохранности имущества расходов на выполнение функций назначенной Банком России временной администрации по управлению кредитной организацией, оплату труда лиц работающих по трудовому договору, выплату выходных пособий этим лицам в случае их увольнения с учетом особенностей, установленных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и данной статьей, а также иных расходов, связанных с ликвидацией кредитной организации после дня отзыва лицензии на осуществление банковских операций.

Пунктом 22.10 Положения о временной администрации по управлению кредитной организацией, утвержденного Банком России 9 ноября 2005 г., № 279-П, и зарегистрированного в Министерстве юстиции Российской Федерации 6 декабря 2005 г., № 7239 (далее - Положение о временной администрации), установлено, что временная администрация на основании утвержденной территориальным учреждением Банка России сметы расходов вправе осуществлять с корреспондентского счета кредитной организации (корреспондентского субсчета филиала кредитной организации) в подразделении расчетной сети Банка России расходы по исполнению текущих обязательств, в частности оплату труда лиц, работающих по трудовому договору, выплату выходных пособий этим лицам в случае их увольнения с учетом особенностей, установленных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (абзацы второй, третий пункта 22.10).

В целях сокращения текущих обязательств кредитной организации руководитель временной администрации, как следует из содержания абзацев восьмого и десятого пункта 22.10 Положения о временной администрации проводит мероприятия по оптимизации расходов, связанных с оплатой труда работников кредитной организации.

По смыслу изложенных нормативных положений в их системной взаимосвязи, оплата труда работников кредитной организации в случае негативного финансового результата деятельности такой организации (в том числе отзыва лицензии у кредитной организации, ее банкротства) имеет особенности, установленные специальным законодательством, в частности Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» и Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Так, после отзыва лицензии у кредитной организации оплата труда лиц, работающих по трудовому договору в кредитной организации, осуществляется назначенной Банком России временной администрацией на основании утвержденной Банком России сметы расходов.

Судебными инстанциями при разрешении спора были применены только общие положения Трудового кодекса Российской Федерации об оплате труда работников без учета норм специального законодательства, подлежащих применению к спорным отношениям сторон в условиях отзыва лицензии у кредитной организации, то есть в условиях фактического окончания ее деятельности. При этом судами первой и апелляционной инстанций не были проверены доводы ответчика о том, что временной администрацией правильно было произведено начисление заработной платы работникам Банка в том числе и Косыревой Г.Н., без включения сумм премиального вознаграждения и других стимулирующих выплат, поскольку Банком России были утверждены сметы расходов КБ «Судостроительный банк» на февраль и март 2015 года и дополнения к ним, из которых эти выплаты сотрудникам Банка были исключены.

Кроме того, судебными инстанциями не учтено, что согласно трудовому договору в редакции дополнительного соглашения от 18 сентября 2014 г выплата Косыревой Г.Н. как главному бухгалтеру филиала Банка ежемесячной премии в размере 33 700 руб. производилась в соответствии с Положением об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк принимающих на себя риски, и работников, осуществляющих внутренний контроль и управление рисками, пунктом 2.2.2 которого предусмотрено, что выплата ежемесячной премии названным в этом положении категориям работников не являлась гарантированной, зависела от результатов (показателей) работы за месяц.

Суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии таких оснований для невыплаты Косыревой Г.Н. премии, как критичные замечания и санкции со стороны контролирующих органов, оставив без внимания то обстоятельство что в приложенной Косыревой Г.Н. к исковому заявлению копии Положения об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк принимающих на себя риски, и работников, осуществляющих внутренний контроль и управление рисками, утвержденного 23 декабря 2013 г. Советом Директоров КБ «Судостроительный банк», указано, что критичными замечаниями и санкциями необходимо считать санкции и замечания приведшие к приостановлению действия или отзыву лицензии (л.д. 25). По сути, сам по себе факт отзыва лицензии у Банка, как следует из локального нормативного акта КБ «Судостроительный банк», устанавливающего условия премирования работников, принимающих на себя риски (в том числе и Косыревой Г.Н.), свидетельствует о наличии критичных замечаний и санкций являющихся основанием для невыплаты премии истцу как главному бухгалтеру филиала Банка, что не было учтено судом первой инстанции.

Условия премирования работников, принимающих на себя риски предусмотренные Положением об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», принимающих на себя риски, и работников осуществляющих внутренний контроль и управление рисками, были неправильно истолкованы и судом апелляционной инстанции, который также не применил положения специального законодательства, регулирующие спорные отношения сторон, и сделал ошибочный вывод о том, что предусмотренная трудовым договором премия вместе с должностным окладом входила в состав заработной платы Косыревой Г.Н., в связи с чем ежемесячное премирование истца являлось обязанностью работодателя.

Помимо неправильного применения норм материального права судебными инстанциями были допущены существенные нарушения норм процессуального права.

Частью 1 статьи 56 ГПК РФ предусмотрено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно статье 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию (часть 2 статьи 71 ГПК РФ).

Правила оценки доказательств установлены статьей 67 ГПК РФ, в соответствии с частью 5 которой при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа (часть 6 статьи 67 ГПК РФ).

Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств (часть 7 статьи 67 ГПК РФ).

В нарушение требований частей 5 и 7 статьи 67 ГПК РФ суд не дал оценку письменным доказательствам (названным выше копиям Положения об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк принимающих на себя риски, и работников, осуществляющих внутренний контроль и управление рисками, от 23 декабря 2013 г. и от 25 декабря 2014 г не установил подлинное содержание оригиналов документов, представленных истцом в незаверенных надлежащим образом копиях. К тому же копия Положения об оплате труда и премировании работников КБ «Судостроительный банк», принимающих на себя риски, и работников осуществляющих внутренний контроль и управление рисками, от 23 декабря 2013 г. имеется в деле в плохо читаемом виде и не содержит приложения № 1, на которое сослался суд первой инстанции в подтверждение своих выводов об отсутствии оснований для невыплаты премии Косыревой Г.Н.

Суд апелляционной инстанции, на который процессуальным законом (абзац второй части 2 статьи 327' ГПК РФ) также возложена обязанность оценки имеющихся в деле доказательств, не устранил допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права и тоже основал свои выводы на доказательствах, не отвечающих требованиям допустимости установленным статьей 60 ГПК РФ.

При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций об удовлетворении заявленных Косыревой Г.Н. требований о взыскании задолженности по заработной плате в виде невыплаченной текущей премии за период с 1 февраля по 30 апреля 2015 г. в размере 87 957 руб. не могут быть признаны правомерными.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для их отмены и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с нормами закона, подлежащими применению к спорным отношениям, толкование которых дается в настоящем определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, и установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Самары от 23 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 22 октября 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Октябрьский районный суд г. Самары Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...