Актуально на:
14 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Постановление N 11-АД17-36 от 18.08.2017 Судебная коллегия по административным делам, надзор

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№11-АД17-36

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва 18 августа 2017 года

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П рассмотрев жалобу с дополнениями Аделыыина А.А. на вступившие в законную силу постановление старшего инспектора по ИАЗ ЦАФАП ГИБДД МВД по Республике Татарстан от 27 мая 2016 года решение судьи Рыбно-Слободского районного суда Республики Татарстан от 19 декабря 2016 года, решение судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 01 февраля 2017 года и постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 29 марта 2017 года, вынесенные в отношении Адельшина А А по делу об административном правонарушении предусмотренном частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением старшего инспектора по ИАЗ ЦАФАП ГИБДД МВД по Республике Татарстан от 27 мая 2016 года оставленным без изменения решением судьи Рыбно-Слободского районного суда Республики Татарстан от 19 декабря 2016 года, решением судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 01 февраля 2017 года и постановлением заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 29 марта 2017 года, Аделыпин А.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 рублей.

В жалобе и дополнениях, поданных в Верховный Суд Российской Федерации, Аделыпин А.А. ставит вопрос об отмене актов, вынесенных в отношении него по настоящему делу об административном правонарушении ссылаясь на их незаконность.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.

В соответствии с частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Адельшина А.А. к административной ответственности) превышение установленной скорости движения транспортного средства на величину более 20, но не более 40 километров в час влечет наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

В силу пункта 10.1 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. № 1090 (далее - Правила дорожного движения), водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения.

Положениями части 1 статьи 2.6.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации совершенные с использованием транспортных средств, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств.

Из материалов дела усматривается, что 24 мая 2016 года в 11:30:59 работающим в автоматическом режиме специальным техническим средством имеющим функцию фотосъемки «КРИС-П» (идентификатор - ТРИ67) было зафиксировано, что водитель автомобиля марки «С1ТКОЕМ С-СК088ЕК государственный регистрационный знак , собственником которого является Адельшин А А , по адресу: автодорога Москва-Уфа, 910 км, превысил установленную скорость движения транспортного средства на 24 км/ч, двигался со скоростью 114 км/ч при разрешенной 90 км/ч.

Данные обстоятельства послужили основанием для привлечения Адельшина А.А. к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Не согласившись с постановлением старшего инспектора по ИАЗ ЦАФАП ГИБДД МВД по Республике Татарстан от 27 мая 2016 года № Адельшин А.А. обжаловал его в Рыбно-Слободский районный суд Республики Татарстан, заявляя, что 24 мая 2016 года в момент фиксации административного правонарушения в автоматическом режиме транспортным средством «С1ТЯОЕЫ С-СК088ЕЯ», государственный регистрационный знак управляла Адельшина (Усманова З Р .

Оставляя жалобу Адельшина А.А. на указанное постановление без удовлетворения, судья районного суда и вышестоящие судебные инстанции мотивировали свои выводы тем, что Адельшин А.А. не представил достаточных доказательств в подтверждение доводов о том, что в момент фиксации административного правонарушения названным автомобилем управляло иное лицо.

С состоявшимися по делу актами согласиться нельзя.

Частью 2 статьи 2.6.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрено, что собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в соответствии с частью 3 статьи 28.6 названного Кодекса, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

В силу частей 1 и 3 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к данной статье.

При этом примечанием к статье 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрено, что положение части 3 этой статьи не распространяется на административные правонарушения предусмотренные главой 12 названного Кодекса, и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации, совершенные с использованием транспортных средств либо собственником, владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

Доказательствами, подтверждающими факт нахождения транспортного средства во владении (пользовании) другого лица, могут, в частности, являться доверенность на право управления транспортным средством другим лицом полис обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в котором имеется запись о допуске к управлению данным транспортным средством такого лица, договор аренды или лизинга транспортного средства, показания свидетелей и (или) лица, непосредственно управлявшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения. Указанные, а также иные доказательства не имеют заранее установленной силы и при осуществлении производства по делу должны быть исследованы и оценены по правилам, установленным статьей 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в совокупности (пункт 1.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

При этом Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит запрета на представление доказательств на любой стадии производства по делу об административном правонарушении.

В подтверждение доводов о нахождении транспортного средства «С1ТКОЕЫ С-СК088ЕК», государственный регистрационный знак

в момент фиксации административного правонарушения в пользовании иного лица Адельшин А.А. представил в суд: копию страхового полиса обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств , согласно которому в качестве лиц допущенных к управлению данным транспортным средством, указаны Адельшин А.А. и Усманова З.Р. (л.д. 22); письменное объяснение, исполненное от имени Адельшина А.А., где указано, что в момент фиксации административного правонарушения 24 мая 2016 года автомобилем «С1ТКОЕМ С-СЯ088ЕК», государственный регистрационный знак управляла Адельшина (Усманова) З Р (л.д. 15, 29); письменное объяснение, исполненное от имени Адельшиной (Усмановой) З.Р., где указано что в момент фиксации административного правонарушения 24 мая 2016 года именно она управляла автомобилем «С1ТЯОЕМ С-СК088ЕЯ государственный регистрационный знак (л.д. 16, 30); копию водительского удостоверения на имя Усмановой З.Р. (л.д. 14, 21); копию справки ГУП «Татинвестгражданпроект», согласно которой 24.05.2016 с 08:00 по 17:00 Адельшин А.А. находился на рабочем месте (л.д. 74).

Рассмотрев жалобы Адельшина А.А. по существу, судебные инстанции приняли решения об оставлении их без удовлетворения, а постановления о назначении административного наказания - без изменения, исходя из того, что представленная копия страхового полиса ОСАГО безусловно не подтверждает нахождение автомобиля в момент фиксации административного правонарушения в пользовании иного лица, а письменному объяснению Адельшиной (Усмановой) З.Р. дана критическая оценка со ссылкой, что ей не были разъяснены требования Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлинность подписи в указанном объяснении должным образом не засвидетельствована. Судебные инстанции пришли к выводу о том, что представленные Аделыниным А.А. документы не являются достаточными доказательствами нахождения автомобиля в момент фиксации административного правонарушения во владении (пользовании) иного лица.

При этом из материалов дела следует, что Адельшина (Усманова) З.Р. не вызывалась в судебное заседание для допроса по известным ей обстоятельствам административного правонарушения, меры к обеспечению ее явки и проверки доводов, заявленных лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, судебными инстанциями не приняты.

В то же время, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, распределение бремени доказывания между государством в лице органов, уполномоченных на вынесение постановлений по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи, и соответствующими собственниками (владельцами) транспортных средств будучи исключением из общего правила о том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность не отменяет действие в названной сфере иных положений, раскрывающих принцип презумпции невиновности (части 1, 2 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Такое распределение бремени доказывания не освобождает уполномоченные органы, включая суды, при рассмотрении и разрешении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи от соблюдения требований статей 24.1, 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и других статей данного Кодекса направленных на обеспечение всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения всех обстоятельств и справедливого разрешения дел об административных правонарушениях (определения от 7 декабря 2010 г. № 1621-0-0, от 22 марта 2011 г. № 391-0-0, от 21 июня 2011 г. № 774-0-0, от 25 января 2012 г. № 177-0-0).

Однако требования статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о всесторонности и полноте рассмотрения дела об административном правонарушении судебными инстанциями не выполнены, доводы Адельшина А.А. и обстоятельства имеющие значение для правильного разрешения дела, не исследованы.

При этом доказательства, представленные Аделыпиным А.А. в подтверждение довода о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство «С1ТКОЕМ С-СК088ЕК государственный регистрационный знак , находилось под управлением Адельшиной (Усмановой) З.Р., не позволяют сделать однозначный вывод об обоснованности привлечения Адельшина А.А. к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В связи с этим также необходимо учитывать положения части 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о том что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица, и позицию выраженную в перечисленных выше определениях Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой распределение бремени доказывания вытекающее из примечания к указанной выше норме, не отменяет действие в названной сфере иных положений, раскрывающих принцип презумпции невиновности.

Изложенное выше не позволяет признать выводы должностного лица и судебных инстанций, а также принятые ими акты обоснованными.

При таких обстоятельствах постановление старшего инспектора по ИАЗ ЦАФАП ГИБДД МВД по Республике Татарстан от 27 мая 2016 года № , решение судьи Рыбно-Слободского районного суда Республики Татарстан от 19 декабря 2016 года, решение судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 01 февраля 2017 года и постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 29 марта 2017 года, вынесенные в отношении Адельшина А А по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подлежат отмене.

Производство по данному делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием в действиях Адельшина А.А. состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

жалобу с дополнениями Адельшина А.А. удовлетворить.

Постановление старшего инспектора по ИАЗ ЦАФАП ГИБДД МВД по Республике Татарстан от 27 мая 2016 года решение судьи Рыбно-Слободского районного суда Республики Татарстан от 19 декабря 2016 года, решение судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 01 февраля 2017 года и постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 29 марта 2017 года, вынесенные в отношении Адельшина А А по делу об административном правонарушении предусмотренном частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Судья Верховного Суда Российской Федерации В.П. Меркулов

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...