Актуально на:
23 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 43-КГ17-3 от 20.06.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 43-КГ17-3

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 20 июня 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова СВ.,

судей Марьина А.Н. и Гетман Е.С.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Гарантийного фонда содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики к Горбуновой Н В о взыскании задолженности

по кассационной жалобе представителя Гарантийного фонда содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики Чебукова Р В на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 25 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителя Гарантийного фонда содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики Миронова А.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Гарантийный фонд содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики обратился в суд с иском к Горбуновой Н.В. о взыскании задолженности по договору микрозайма от 27 февраля 2012 г. № ДЗ-12-025 в размере 366 265,20 руб., а также расходов на уплату государственной пошлины в размере 6 862,65 руб.

Решением Октябрьского районного суда г. Ижевска от 25 апреля 2016 г оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 июля 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 декабря 2016 г. отказано в передаче кассационной жалобы представителя Гарантийного фонда содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики Чебукова Р.В. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной кассационной жалобе представителем Гарантийного фонда содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики Чебуковым Р.В. ставится вопрос об отмене решения Октябрьского районного суда г. Ижевска от 25 апреля 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 июля 2016 г., как незаконных.

При изучении доводов кассационной жалобы по материалам истребованного дела заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаевым В.И. установлены основания для отмены определения судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 декабря 2016 г. и передачи кассационной жалобы представителя Гарантийного фонда содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики Чебукова Р.В. с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 27 февраля 2012 г между Удмуртским государственным фондом поддержки малого предпринимательства (заимодавец) и индивидуальным предпринимателем Горбуновым А.В. (заемщик) заключен договор микрозайма № ДЗ-12-025 на сумму 1 000 000 руб. (далее - договор микрозайма) (л.д. 7).

Исполнение обязательств заемщика по договору микрозайма обеспечено поручительством Горбуновой Н.В., которая на основании заключенного с заимодавцем 27 февраля 2012 г. договора поручительства № ДЗ-12-025/2 с учетом дополнительного соглашения к нему от 21 февраля 2013 г. № 1 приняла на себя обязательство солидарно и в полном объеме отвечать за исполнение заемщиком обязательств, и поручительством Гарантийного фонда содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики ответственность которого по условиям заключенного 27 февраля 2012 г договора поручительства № 03-09/24 являлась субсидиарной и ограниченной 60% от суммы займа - 600 000 руб. (л.д. 9-13).

30 июня 2014 г. Гарантийный фонд содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики произвел погашение просроченной индивидуальным предпринимателем Горбуновым А.В. перед заимодателем задолженности по договору микрозайма в сумме 366 265,20 руб. (л.д. 14).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводам о том, что истец как поручитель, исполнивший за должника перед заимодавцем обязательства по договору микрозайма, не приобрел права требования кредитора к ответчику ввиду отсутствия совместного поручительства сторон либо установленного факта уступки прав требования заимодавца истцу.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами Октябрьского районного суда г. Ижевска.

Между тем судебными инстанциями не было учтено следующее.

В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

По общему правилу, предусмотренному в пункте 1 статьи 310 названного выше кодекса, односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.

Согласно пункту 1 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (пункт 2 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как разъяснено в пункте 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», согласно пункту 1 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор вправе предъявить иск о взыскании долга к любому из солидарных должников.

Судом установлено, что ответчик по договору поручительства от 27 февраля 2012 г. № ДЗ-12-025/2 приняла на себя обязательство солидарно и в полном объеме отвечать перед заимодавцем за надлежащее исполнение индивидуальным предпринимателем Горбуновым А.В. обязательств по договору микрозайма.

В соответствии с пунктом 1 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства.

Между тем согласно пункту 1 статьи 365 и подпункту 3 пункта 1 статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2016), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19 октября 2016 г., разъяснено, что исполнение одним из поручителей обязательства в полном объеме прекращает обязательство должника перед кредитором, но не перед этим поручителем, к которому перешло право требования как к должнику, так и к другому поручителю, если иное не установлено договором поручительства.

Как следует из материалов дела, такого основания для прекращения поручительства Горбуновой Н.В. по договору микрозайма договором поручительства от 27 февраля 2012 г. № ДЗ-12-025/2 не предусмотрено. Иных указанных в статье 367 Гражданского кодекса Российской Федерации обстоятельств, позволяющих сделать вывод о том, что поручительство ответчика по договору микрозайма прекратилось, судом также не установлено.

Таким образом, поскольку к Гарантийному фонду содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства Удмуртской Республики как к поручителю, исполнившему обязательство заемщика, в силу пункта 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации перешли права кредитора по договору микрозайма к должнику Горбунову А.В., у суда отсутствовали основания для освобождения Горбуновой Н.В. от обязанностей поручителя по данному договору.

Кроме того, как следует из пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

Следовательно, если основное обязательство обеспечено несколькими самостоятельными договорами поручительства, то исполнение, произведенное одним из поручителей, влечет за собой переход к нему всех прав принадлежавших кредитору, в том числе и обеспечивающих обязательство требований к каждому из других поручителей о солидарном с должником исполнении обеспеченного обязательства, что судами учтено не было.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 июля 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 июля 2016 г. отменить направить дело на новое рассмотрение-в-еуд-апелляционной инстанции.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...