Актуально на:
06 июля 2020 г.

Решение Верховного суда: Решение N АКПИ15-37 от 02.04.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, первая инстанция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №АКПИ15-37

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г.Москва 2 а п р е л я 2015 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Назаровой А.М.

при секретаре Паршине НА.

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по заявлению Застынчану С В о признании частично недействующим пункта 183 Инструкции о надзоре за осужденными содержащимися в исправительных колониях, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 13 июля 2006 г. № 252-дсп,

установил:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 13 июля 2006 г. № 252-дсп утверждена Инструкция о надзоре за осужденными содержащимися в исправительных колониях (далее - Инструкция). Приказ зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 27 июля 2006 г., №8118.

Абзацем третьим пункта 183 Инструкции предусмотрена обязанность младшего инспектора не допускать установления связи и контактов между осужденными, содержащимися в разных камерах, и находящимися в жилой зоне.

Застынчану СВ., осужденный к пожизненному лишению свободы обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим абзаца третьего пункта 183 Инструкции, ссылаясь на то, что данное правило нарушает его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, на неприкосновенность частной жизни, свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию (часть 1 статьи 23, часть 4 статьи 29).

Заявитель извещен о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом. Ходатайство об обеспечении его участия в судебном заседании путем организации видеоконференц-связи судом отклонено поскольку для защиты прав личности и достижения целей правосудия нет необходимости заслушать его устные пояснения. Разрешение данного дела не требует установления фактических обстоятельств, связано с юридической оценкой оспариваемой правовой нормы, обязанность по доказыванию законности которой возлагается на орган, издавший эту норму.

Представители Министерства юстиции Российской Федерации Цаплин И.С. и Комарова И.В., возражая против удовлетворения заявления пояснили, что оспариваемое положение является элементом режима исправительного учреждения, в котором отбывают наказание осужденные к пожизненному лишению свободы, предусматривает обязанности персонала исправительного учреждения по осуществлению надзора за осужденными, не нарушает прав заявителя и осужденных, поскольку не возлагает на них каких либо дополнительных обязанностей, не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Обсудив доводы заявителя, выслушав возражения представителей заинтересованного лица, проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.

Инструкция определяет порядок организации и осуществления надзора за осужденными, содержащимися в исправительных колониях, лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях ФСИН России (пункт 1).

Компетенция Министерства юстиции Российской Федерации принявшего Инструкцию, ранее проверялась Верховным Судом Российской Федерации по делу по заявлению Мамедова З.Х., по которому вступившим в законную силу решением от 13 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2151 установлено что Инструкция является нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти, имеет гриф «для служебного пользования», поскольку содержит служебную информацию ограниченного распространения, связанную со служебной деятельностью, и ее официальное опубликование в установленном порядке не требуется.

В соответствии с частью 2 статьи 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК РФ) при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

Осужденные к лишению свободы, достигшие совершеннолетия отбывают наказание в исправительных учреждениях с различными видами режимов. Режим в исправительных учреждениях - это установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания (статья 74, часть 1 статьи 82 УИК РФ).

Исходя из положений части 10 статьи 16, части 6 статьи 74 УИК РФ осужденные к пожизненному лишению свободы отбывают наказание в исправительных колониях особого режима.

Особенности режима отбывания пожизненного лишения свободы обусловлены общественной опасностью таких осужденных, бессрочностью наказания, в связи с чем законодатель предусмотрел повышенные требования к обеспечению безопасности.

В частности, согласно части 2 статьи 80, статье 126 УИК РФ в исправительных колониях особого режима отдельно от других осужденных отбывают наказание осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы.

Условия отбывания пожизненного лишения свободы в исправительных колониях особого режима установлены для таких осужденных статьей 127 УИК РФ, согласно которой осужденные к пожизненному лишению свободы размещаются в камерах, как правило, не более чем по два человека. По просьбе осужденных и в иных необходимых случаях по постановлению начальника исправительной колонии при возникновении угрозы личной безопасности осужденных они могут содержаться в одиночных камерах (часть 1).

Отбывание наказания осужденных к пожизненному лишению свободы в камерах относится к наиболее суровым видам наказаний, существенно ограничивающих их правовой статус, предполагающим усиление в отношении таких осужденных режимных требований, дополнительную изоляцию.

Оспариваемое правило находится в разделе XIV Инструкции определяющем организацию надзора за лицами, отбывающими пожизненное лишение свободы, что указывает на то, что оно подлежит применению именно в отношении указанных лиц. Содержащееся в нем требование к младшему инспектору не допускать установления связи и контактов между осужденными содержащимися в разных камерах, и находящимися в жилой зоне, определяет особенности условий содержания осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, и вызвано соблюдением режима, установленного для таких осужденных, обеспечивающего их изоляцию, личной безопасности персонала и самих осужденных.

Кроме того, пункт 183 Инструкции предусматривает обязанности младшего инспектора отдела безопасности исправительного учреждения осуществляющего надзор за осужденными, отбывающими пожизненное лишение свободы, в камерах, к числу которых отнесена и та обязанность которая предусмотрена абзацем третьим данного пункта Инструкции.

Таким образом, оспариваемая норма Инструкции не противоречит приведенным положениям закона и не возлагает на осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, каких-либо дополнительных обязанностей.

Учитывая, что Инструкция издана в пределах предоставленных Министерству юстиции Российской Федерации полномочий, ее пункт 183 в оспариваемой части не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, прав и свобод заявителя не нарушает, суд в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.

Руководствуясь статьями 194-199 и 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления Застынчану С В о признании частично недействующим пункта 183 Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 13 июля 2006 г. № 252-дсп, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме Судья Верховного Суда Российской Федерации А.М. Назарова

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...