Актуально на:
22 марта 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 201-АПУ17-41 от 17.10.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 201-АПУ17-41

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 17 октября 2017 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Воронова А.В.,

судей Дербилова О.А.,

Сокерина С.Г.

при секретаре Рябцевой А.И с участием военного прокурора отдела 4 управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., осужденного Махсудова Н.С. путем использования систем видеоконференц-связи, его защитника - адвоката Вольвач Я.В переводчика Ханифовой М. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Махсудова Н.С. на приговор Московского окружного военного суда от 6 апреля 2017 г. в отношении гражданина Республики Таджикистан

Махсудова Н.С.,

несудимого,

5 осужденного по ч.1 ст. 30, ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ) к лишению свободы на срок 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

Судом также решены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Сокерина С.Г., выступления осужденного Махсудова Н.С, защитника - адвоката Вольвач Я.В. в поддержку апелляционной жалобы, мнение прокурора Бойко СИ., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы и просившего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Махсудов признан виновным и осужден за действия, связанные с приготовлением к участию в деятельности международной террористической организации «ИГИЛ», совершенные с 1 сентября по 13 октября 2016 г. на территории Алексинского района Тульской области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Махсудов утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, просит приговор отменить и оправдать его.

В обоснование своей позиции он указывает, что на него оказывалось давление на предварительном следствии с целью получения признания в совершении преступления; изъятые у него предметы, свидетельствующие по версии стороны обвинения о совершении им инкриминированного преступления, были ему подброшены; оставленных им следов на указанных предметах не обнаружено; все действия, указанные в приговоре, он совершал под контролем и по указанию сотрудников ФСБ России; приговор основан только на показаниях сотрудников ФСБ России.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Рытенко Н.В. считает доводы жалобы необоснованными и просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, Судебная коллегия находит приговор законным обоснованным и не усматривает оснований для его изменения либо отмены.

Судебное разбирательство проведено объективно и всесторонне, с соблюдением требований УПК РФ и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств Предусмотренные ст. 73 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, установлены.

В приговоре согласно требованиям ст. 307 УПК РФ приведены доказательства, подтверждающие виновность Махсудова в содеянном которым судом дана мотивированная оценка в соответствии со ст. 87 и 88 УПК РФ, а также указано, какие из них суд положил в его основу, и указаны убедительные аргументы принятого решения.

Приговор соответствует требованиям ст. 304, 307-309 УПК РФ.

Выводы суда первой инстанции о виновности Махсудова в совершении инкриминированного ему преступления согласуются с установленными фактическими обстоятельствами дела и основаны на следующих доказательствах, приведенных в приговоре: показаниях свидетеля Б кассира ООО " об обстоятельствах приобретения Махсудовым

авиабилетов 13 октября 2016 г. на рейс «Москва - Стамбул» на 18 октября 2016 г.; показаниях свидетеля Н об обстоятельствах установления в ходе оперативно-розыскных мероприятий намерения Махсудова имеет выехать после 15 октября 2016 г. через Турецкую Республику в Сирию с целью вступления в «ИГИЛ» и его задержания 13 октября 2016 г. после покупки указанных выше авиабилетов; протоколе осмотра от 31 октября 2016 г., из которого усматривается, что в принадлежащем Махсудову телефоне имеется электронная переписка с неустановленными лицами, поддерживающими противоправную деятельность «ИГИЛ», по вопросам, связанным с возможными способами переезда из России в Сирию, карта боевых действий между вооруженными формированиями террористических организаций и правительственными сирийскими войсками, обсуждение способов незаконного пересечения государственной границы между Сирией и Турцией; показаниях свидетелей Б и Г об обстоятельствах осуществления оперативно розыскных мероприятий 13 октября 2016 г. в отношении Махсудова и его задержания; протоколом личного досмотра Махсудова от 13 октября 2016 г., в ходе которого у него были изъяты билет на авиарейс «Москва-Стамбул» на его имя и мобильный телефон, в котором впоследствии были обнаружены данные, свидетельствующие о его приготовлении к вступлению в «ИГИЛ протоколе личного досмотра Махсудова от 13 октября 2016 г., которым подтверждается, что у него при задержании были обнаружены и изъяты паспорт гражданина Республики Таджикистан на его имя, электронный билет авиабилет на 18 октября 2016 г. на имя Махсудова на указанный выше рейс и мобильный телефон; показаниях свидетеля Л об обстоятельствах сообщения ему Махсудовым о намерении уехать в Сирию и вступить в «ИГИЛ», после чего в отношении последнего были проведены соответствующие оперативно-розыскные мероприятия, результаты которых подтвердили приготовление осужденного к совершению инкриминированного ему преступления; показаниях свидетеля В , принимавшего участие в качестве понятого в обыске жилища, в ходе которого были обнаружены его личные вещи, свидетельствующие о приготовлении к совершению преступления; показаниях свидетеля Х о неоднократном высказывании ему Махсудовым намерения уехать в Сирию через Турцию для участия в «ИГИЛ».

Все доказательства, приведенные в приговоре, являются относимыми допустимыми, а в совокупности достаточными для вывода о виновности Махсудова в совершении инкриминированного ему преступления.

Утверждение осужденного Махсудова о том, что на него оказывалось давление на предварительном следствии с целью получения признания в совершении преступления, не подтверждается материалами дела. Все допросы Махсудова проводились с участием его защитника. Заявлений о противоправных действиях сотрудников правоохранительных органов от Махсудова или его адвоката в период предварительного расследования не поступало. На протяжении всего предварительного расследования он последовательно отрицал предъявленное ему обвинение, свободно выдвигал версии в свою защиту, что объективно свидетельствует об отсутствии какого либо воздействия на него в целях получения признания в совершении инкриминированного преступления.

Версия осужденного Махсудова о том, что изъятые у него предметы свидетельствующие о совершении им инкриминированного преступления были ему подброшены, также противоречит материалам дела. Все процессуальные действия, в ходе которых были изъяты предметы, признанные вещественными доказательствами по данному делу, были произведены с соблюдением требований процессуального закона, в присутствии понятых Оснований сомневаться в законности получения указанных доказательств не имеется.

Отсутствие следов пальцев Махсудова на изъятых предметах не свидетельствует о том, что он не имеет к ним отношения, поскольку их принадлежность Махсудову подтверждается иными доказательствами приведенными в приговоре: протоколами следственных действий и показаниями свидетелей.

Вопреки мнению осужденного, не все действия, образующие состав инкриминированного преступления, он совершал под контролем сотрудников ФСБ России. Как следует из приговора и подтверждается приведенными в нем доказательствами, оперативно-розыскные мероприятия в отношении Махсудова стали проводиться после получения информации о том, что он начал приготовление к совершению преступления. В ходе проведения указанных мероприятий эта информация подтвердилась и преступная деятельность Махсудова была пресечена.

Что касается выдвинутой им версии о том, что он производил эти действия по указанию сотрудников ФСБ России, то она исследовалась как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, но не нашла подтверждения, в силу чего правомерно была отвергнута судом как не соответствующая действительности.

Довод о том, что приговор основан только на показаниях сотрудников ФСБ России, противоречит содержанию приговора, в котором, помимо показаний свидетелей - сотрудников ФСБ России, приведены и иные доказательства его виновности. Поскольку показания названных свидетелей согласуются с другими доказательствами, они правомерно признаны судом соответствующими действительности.

Совершенное Махсудовым преступление правильно квалифицировано

5 судом по ч.1 ст. 30, ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ).

Вместе с тем Судебная коллегия находит необходимым смягчить назначенное Махсудову наказание по следующим причинам.

В соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ за оконченное преступление.

Согласно ч. 2 ст. 2055 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ) участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической, наказывается лишением свободы на срок от 10 до 20 лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Следовательно, максимальный срок наказания, который мог быть назначен Махсудову за приготовление к совершению преступления предусмотренного ч. 2 ст. 205 УК РФ, составляет 10 лет.

Обстоятельств, отягчающих наказание, по делу не установлено.

Суд в приговоре формально сослался на учет данных о личности Махсудова, влияния назначенного наказания на его исправление, его материальное положение и состояние здоровья, но не привел мотивов, по которым он пришел к выводу о возможности достижения целей наказания предусмотренных ст. 43 УК РФ, лишь путем назначения осужденному наказания на максимально возможный срок.

Из материалов дела усматривается, что Махсудов не судим, ранее ни в чем предосудительном замечен не был, занимался общественно полезным трудом, преступление совершено в молодом возрасте.

При таких данных Судебная коллегия находит, что назначение Махсудову максимально возможного срока лишения свободы не соответствует требованиям ст. 6 УК РФ о соразмерности и справедливости наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38913, 38915, 38920,38926 и 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Московского окружного военного суда от 6 апреля 2017 г. в отношении Махсудова Н.С. изменить: смягчить назначенное ему по ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 2055 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ) наказание до 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного Махсудова Н.С. без удовлетворения.

Председательствующий А.В.Воронов

Судьи О.А.Дербилов

СГ.Сокерин

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...