Актуально на:
21 января 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 86-АПУ17-8СП от 08.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ! СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 86-АПУ17-8СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 8 августа 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Безуглого Н.П.

судей Хомицкой Т.П. и Таратуты И.В.

при секретаре Пикаевой М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Пашакулова Б.З., Исаева Н.Н., адвокатов Гладченко А.П., Федорова С.А. в их защиту, законного представителя потерпевшей - К апелляционное представление государственного обвинителя Каткова А.В на приговор Владимирского областного суда, постановленный с участием коллегии присяжных заседателей от 3 апреля 2017 года, которым

Пашакулов Б.З.,

несудим,

1

осужден к лишению свободы по п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам с ограничением свободы на 1 год; п. «б,в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам; ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с возложением обязанностей и ограничений, изложенных в приговоре, в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 3 апреля 2017 года, с зачетом времени срока содержания под стражей.

Исаев Н.Н. несудим,

осужден к лишению свободы по п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; п. «б,в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 21 год лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с возложением обязанностей и ограничений, изложенных в приговоре, в исправительной колонии строгого режима.

Исаев Н.Н. также признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей, с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Срок наказания исчислен с 3 апреля 2017 года, с зачетом времени срока содержания под стражей.

Морозова Л.С. ранее судима:

20 февраля 2016 года по ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 327 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, со штрафом в размере 50 000 рублей,

2

оправдана по ч. 4,5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 4,5 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, с признанием права на реабилитацию.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде отменена.

Постановлено о взыскании с Пашакулова Б.З. в доход федерального бюджета процессуальных издержек в сумме 122 810 рублей, с Исаева Н.Н. - 104 810 рублей.

Постановлено о взыскании с Пашакулова и Исаева, с каждого, в счет компенсации морального вреда в пользу К К К иК по 500 000 рублей каждому из потерпевших.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Пашакулов и Исаев признаны виновными и осуждены за убийство К по предварительному сговору группой лиц сопряженное с разбоем, а также за разбой в отношении нее группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью. Пашакулов и Исаев признаны виновными за умышленное уничтожение имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, с последующим прекращением уголовного преследования за истечением сроков давности. Пашакулов также осужден за угон автомобиля Преступления совершены 5 ноября 2014 года на территории г. Владимира при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Органами предварительного следствия Морозова Л.С. обвинялась в подстрекательстве и пособничестве в причинении смерти К сопряженном с разбоем, а также в подстрекательстве и пособничестве в разбое в отношении нее в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, в указанный период времени.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Пашакулова Б.З. и Исаева Н.Н. в режиме видеоконференцсвязи, адвокатов Кротовой СВ. и Гладченко А.П. в их защиту, поддержавших доводы жалоб адвоката Шишканова В.А. в защиту интересов оправданной Морозовой Л.С возражавших на доводы представления и жалобы потерпевшей стороны мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Кривоноговой Е.А., не поддержавшей доводы апелляционного представления в части отмены приговора в отношении Морозовой Л.С. и полагавшей в отношении Пашакулова Б.З. приговор изменить с исключением

3

дополнительного наказания в виде ограничения свободы, в остальном оставить доводы жалоб без удовлетворения., Судебная коллегия

установила в апелляционных жалобах и дополнениях к ней осужденный Пашакулов Б.З. и адвокат Федоров С.А. в его защиту выражают несогласие с приговором, находя его незаконным и несправедливым постановленным с существенными процессуальными нарушениями, с назначением несправедливого наказания. Осужденный полагает, что выводы суда о его виновности в убийстве не соответствуют степени тяжести причиненного им вреда, поскольку он душил потерпевшую уже мертвую Также указывает о нарушении его права на защиту, выразившегося в отказе судом в удовлетворении его отвода, заявленного адвокату Марцыновой Т.А.; судом нарушены объективность и беспристрастность при произнесении напутственного слова. Просит об отмене пр иговора с направлением дела на новое рассмотрение.

Адвокат просит изменить приговор, смягчив наказание, мотивируя его чрезмерной суровостью, не соответствующим степени участия его подзащитного в совершении убийства. Указывает, что суд неполно учел мер, предпринятых Пашакуловым по заглаживанию морального вреда, а именно принесения извинения родственникам погибшей, просит также освободить Пашакулова от уплаты процессуальных издержек.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ней осужденный Исаев Н.Н. и адвокат Гладченко АН. в его защиту также выражают несогласие с приговором, находя его незаконным и несправедливым постановленным с существенными нарушениями уголовно-процессуального и уголовного законов, с назначением несправедливого наказания. Адвокат указывает, что в коллегию присяжных заседателей, а затем старшиной присяжных заседателей была избрана Ф которая имеет высшее юридическое образование, что, по мнению защитника, повлияло на формирование мнения присяжных и, в целом, нарушило право на защиту Исаева. Несмотря на замечания стороны защиты, председательствующий не отреагировал на эмоциональное поведение присяжного заседателя под № 1, который комментировал показания свидетелей и обсуждал их с другими присяжными заседателями. Председательствующий позволил исследовать коллегии присяжных протокол осмотра СГ> - диска с детализацией телефонных соединений, который содержал выводы следователя относительно исследуемых файлов, что выз Е1ало предубеждение присяжных а также отказал в предоставлении перерыва адвокату Шишканову В.А. для оформления ходатайства о признании данного протокола недопустимым доказательством. Адвокат полагает, что суд ограничил сторону защиты в предоставлении доказательств, запретив высказывания относительно

4

!

фактических обстоятельств дела при исследовании в судебном заседании видеозаписи проверки показаний Исаева на месте; указывает об утрате председательствующим объективности, ввиду неоднократного прерывания в прениях сторон, а также реплик Исаева и защитника, в допущении высказываний, которые могли быть расценен ы присяжными, как суждения по существу дела. Не было сделано и замечания в адрес государственного обвинителя при выступлении им в прениях сторон, который ссылался на явку с повинной Исаева, не исследованную в присутствии присяжных. В напутственном слове председательствующий дал оценку показаниям Исаева как признательным, тем самым повлияв на формирование мнения коллегии присяжных; после возвращения коллегии присяжных из совещательной комнаты давал неизвестные стороне защиты указания старшине присяжных Заявляет о нарушении права на защиту Исаева, ввиду ненадлежащего извещения адвоката Тоновой Т.В., с которой у Исаева было заключено соглашение, о дне и времени судебного заседания. Обращает внимание, что суд отказал в удовлетворении ходатайства об изготовлении протокола судебного заседания по частям, вследствие чего сторона защиты была лишена возможности готовиться к судебным заседаниям и прениям сторон В дополнениях к апелляционной жалобе адвокат указывает, что на вопрос председательствующего, присяжный заседатель под № 4 Л ответила, что ей была известна некоторая информация по уголовному делу из средств массовой информации, что, по мнению защитника, могло сформировать у нее предубеждение к подсудимым. Считает, что в репликах государственный обвинитель довел до сведения присяжных информацию, не относящуюся к фактически обстоятельствам дела, указав, что подсудимые вправе выстраивать свою позицию в выгодном для себя свете, а присяжным как непрофессионалам, сложно в этом разобраться. В ходе судебного следствия присяжный заседатель под №1 спала, в связи с чем председательствующему были поданы возражения на недопустимость такого поведения, однако замечаний не последовало.

Осужденный в жалобе приводит аналогичные доводы, а также в своих дополнениях к жалобе указывает о непричастности Е полагает что составленные вопросы в вопросном листе не позволяли присяжным правильно ответить на них; было доведено до сведения присяжных, что подсудимые совершили преступление, находясь в затруднительном финансовом положении, злоупотребляли спиртными напитками. Указывает что государственные обвинители в прениях сторон ссылались на недопустимые доказательства; суд, не соблюдая требований закона, с вердиктом, покинул зал судебных заседаний, не удалившись в совещательную комнату.

Адвокат и осужденный просят об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

5

В апелляционной жалобе законный представитель потерпевшей К - К выражает несогласие с приговором в части оправдания Морозовой Л.С. по предъявленному ей обвинению. Указывает, что при ответе на вопрос, касающийся доказанности действий Морозовой, коллегия присяжных исключила ее действия по склонению к совершению преступления и предоставления информации о погибшей. В то же время, коллегия присяжных на вопрос о виновности признала ее виновной, то есть дала утвердительный ответ при признании ее действий общественно-опасными, в связи с чем полагает вердикт противоречивым, что является нару шением закона. Также считает что судом необоснованно снижен размер компенсации морального вреда подлежащий взысканию с осужденных, в связи с произошедшей трагедией для несовершеннолетнего ребенка, который остался без матери. Просит об отмене приговора в отношении Морозовой, а также об изменении судебного решения в части компенсации морального вреда и увеличения размера выплат до 1 млн. рублей с каждого из осужденных.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Катков А.В. выражает несогласие с приговором в связи с существенными процессуальными нарушениями уголовно-процессуального и уголовного законов, неправильным назначением наказания. Указывает, что признание коллегией присяжных недоказанными действия Морозовой по подстрекательству и содействию в совершении преступлений в отношении К нельзя отождествлять с выводом о невиновности, который сделан судом, поскольку присяжные признали виновной Морозову, что следует рассматривать как признание противоправности ее действий Обращает внимание, что суд вправе постановить оправдательный приговор за отсутствием признаков состава преступления, а не за отсутствием состава преступления, как указано в приговоре. Также автор представления указывает, что Пашакулову суд не вправе был назначить дополнительный вид наказания - ограничение свободы, поскольку он является иностранным гражданином. Допущенная ошибка не может быть откорректирована вынесением постановления в порядке ст. 397 УПК РФ, что сделал суд Просит об отмене приговора в отношении Морозовой с направлением дела на стадию обсуждения последствий вердикта иным составом суда, а также об исключении из приговора в отношении Пашакулова указания на назначение наказания в виде ограничения свободы и отмене постановления суда в связи с этим от 3 апреля 2017 года о разъяснении сомнений и неясностей.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных, адвокатов законный представитель потерпевшей - К законный представитель потерпевшей - К государственный обвинитель Катков А.В. просят оставить их без удовлетворения. Также принесены возражения стороной защиты Морозовой Л.С. — адвокатами

6

Шишкановым В.А. и Смирновой Л.В. на доводы апелляционного представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб представления и возражений на них, Судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Пашакулова и Исаева и недоказанности участия Морозовой в совершении преступления, основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2- 4 ст. 389.15 УПК РФ отмену приговора постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

В соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона в апелляционном представлении и жалобе потерпевшей стороны не указано и по делу не установлено.

Формирование коллегии присяжных заседателей по делу проведено в соответствии с требованиями ст. 326 - 328 УПК РФ. Оснований ставить под сомнение способность присяжных заседателей в объективном рассмотрении дела и, в целом, в реализации своих полномочий, у суда не имелось.

Из протокола судебного заседания следует, что сторонам были разъяснены права, предусмотренные ст. 327 УПК РФ, чем сторона защиты активно пользовалась. Сторонам по делу председательствующим была предоставлена возможность задать каждому из кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного. Также было предоставлено право мотивированных и немотивированных отводов однако сторона защиты не реализовала свое право на отвод кандидата Ф в присяжные заседатели. Кроме того, наличие высшего юридического образования кандидата в присяжные заседатели не является препятствием, предусмотренным Федеральном законом от 20 августа 2004 года№ 113-ФЗ, к участию в осуществлении правосудия. 7

Доводы адвоката Гладченко А.П. о возможном формировании предубеждения к осужденным у присяжного заседателя под № 4 Л,

ввиду ее некоторой информированности по уголовному делу из сюжета, представленного по телевидению, не могут быть признаны обоснованными, ввиду изложенных выше; обстоятельств. Кроме того указанный кандидат в присяжные заседатели пояснила, что просмотр данного сюжета не сформировал у нее негативного мнения о подсудимых (т. 12л.д. 16).

Вопреки утверждениям стороны защиты об отсутствии реагирования председательствующего на эмоциональное поведение в судебном заседании присяжного заседателя под № 1, председательствующий, по просьбе адвоката Гладченко А.П., обратился к коллегии присяжных с просьбой воздержаться от проявления таких эмоций, которые могли бы свидетельствовать об их отношении к представляемым доказательствам формировании своего отношения к позиции любой из сторон (т. 12 л.д. 64- 65, 72 оборот).

Не установлено и нарушений, которые бы ограничили право стороны защиты и обвинения на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями установленными ст. 334 УПК РФ. Доводы в жалобах о нарушении уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия, в том числе, о нарушении принципа состязательности сторон, об обвинительном уклоне, о нарушении принципа объективности и беспристрастности, не нашли подтверждения в материалах дела. В необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта. Как следует из протокола судебного заседания, если сторонами и допускались отступления от правил, то председательствующий реагировал на это разъясняя присяжным заседателям о том, чго они не должны принимать во внимание высказывания сторон, которые сами по себе доказательствами не являются.

Так, вопреки утверждениям стороны защиты, в ходе судебного разбирательства председательствующий обоснованно предоставил по просьбе коллегии присяжных возможность дополнительного исследования протокола осмотра документов от 10 июля 2015 года (т. 4 л.д. 204-229). При этом, председательствующим повторно было разъяснено коллегии

8

присяжных какую информацию из протокола они учитывать не должны (т. 13, л.д. 49-50).

Как следует из протокола судебного заседания (т. 12 л.д. 240-241), после просмотра видео проверки показаний на месте Исаева председательствующий обоснованно пресек попытку адвоката Гладченко А.П. и его подзащитного незаконного воздействия на присяжных, которые пытались донести информацию, не относящуюся к фактическим обстоятельствам дела.

Таким образом, права сторон обвинения и защиты на представление доказательств были обеспечены судом в равной степени. Заявленные сторонами ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

В ходе судебного следствия стороной обв мнения присяжным заседателям представлялись доказательства, достоверность и допустимость которых проверена судом, и сомнений не вызывает.

Ходатайств о признании доказательств недопустимыми, в том числе оглашенных показаний Исаева, данных на стадии предварительного следствия, стороны не заявляли. Доводы Исаева и Пашакулова о вынужденном характере их показаний в результате оказанного давления со стороны сотрудников правоохранительные органов, были предметом проверок в порядке ст. 144-145 УПК РФ, и своего подтверждения не нашли.

В соответствии с пунктами 2 - 4 ст. 389.15, 389.27 УПК РФ предусматривающих основания отмены или изменения судебных решений вынесенных с участием присяжных заседателей, приговор, постановленный судом в указанном составе, не может быть отменен по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

При таких обстоятельствах, доводы сторон об иных фактических обстоятельствах дела, подлежащих, по их мнению, установлению и иные доводы о несогласии с установленными фактическими обстоятельствами уголовного дела, не могут быть приняты во внимание, поскольку виновность (невиновность) подсудимых установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

Вопреки доводам, приведенным в апелляционных жалобах стороны защиты, прения и реплики сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336, 337 УПК РФ. Председательствующим обоснованно были остановлены выступающие участники судебного разбирательства пытавшиеся подвергнуть сомнению допустимость представленных коллегии доказательств, а также довести до сведения коллегии присяжных информацию, не относящуюся для разрешения к их компетенции, в том 9

числе и государственный обвинитель, сославшийся на протокол явки с повинной Исаева.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Нарушения принципа объективности и беспристрастности не допускалось. В нем выражено мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных, доведены до сведения доказательства сторон, при этом не было выражено мнение председательствующего к исследованным доказательствам Председательствующим были разъяснены правила оценки доказательств и иные принципы правосудия, в том числе и принцип презумпции невиновности. Не содержит напутственное слово и каких-либо оценочных выводов в отношении показаний Исаева. При этом, сторона защиты воспользовалась правом довести свои замечания на напутственное слово часть из которых, председательствующим были учтены. Удовлетворение указанных замечаний не может быть расценено как негативное влияние на формирование мнения коллегии присяжных.

Нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями не допущено. Изложенная постановка вопросов перед присяжными заседателями позволяла им полно и всесторонне оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности подсудимых в инкриминируемом им преступлении. Нарушений уголовно процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ, является обязательным для председательствующего судьи.

В этой связи доводы государственного обвинителя и представителя потерпевшей - К о противоречиях в вопросах относительно причастности к преступлению Морозовой Л.С. не могут быть признаны обоснованными. Оценивая действия Морозовой, суд правильно, в соответствии с законом, исходил из объема обвинения, признанного доказанным вердиктом коллегии присяжных (вопрос № 2). Судом также правильно отмечено, что сами по себе эти действия при отсутствии умысла на подстрекательство или оказание содействия в совершении преступления в отношении погибшей, признаков преступления не содержат Положительный ответ на вопрос № 3 о виновности Морозовой не состоит в противоречии с вопросом № 2, поскольку общественную опасность действий виновного лица суд определяет исходя из фактических обстоятельств установленных коллегией присяжных. Таким образом, правовая оценка действиям Морозовой судом дана в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей и

10

вывод суда об оправдании за отсутствием в ее действиях состава преступления соответствует требованиям закона.

Доводы стороны защиты о нарушении судом и коллегией присяжных заседателей тайны совещательной комнаты не соответствуют материалам дела. Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий в соответствии с полномочиями, приняв заполненный вопросный лист объявив перерыв, удалился для его проверки. Закон не предусматривает в этом случае удаление в совещательную комнату. Установив в вопросном листе некоторые противоречия, председательствующий, в присутствии сторон, указал на это коллегии присяжных, предложив им вернуться в совещательную комнату (т. 13 л.д. 130, оборот).

Не установлено и оснований для вывода о нарушении права Пашакулова на защиту, связанного с отказом в удовлетворении его заявления об отводе адвокату Марцыновой Т.А., участвовавшей в судебном разбирательстве в соответствии со ст. 51 УПК РФ, по назначению суда.

Как следует из протокола судебного заседания, Пашакулов не смог пояснить суду в чем заключалось плохое кач ество работы адвоката, а также в чем заключалась разность позиций его и адвоката. Адвокат Марцынова заявила о выработке со своим подзащитным единой позиции защиты от предъявленного обвинения (т. 12 л.д. 20-22, оборот). Фактов свидетельствующих о ненадлежащем исполнении адвокатом Марцыновой возложенных на нее обязанностей, разногласий, указывающих на различный подход к предъявленному обвинению и избранной линии защиты, а равно возражений Пашакулова по поводу действий своего защитника, не установлено. Исходя из содержания протокола судебного заседания деятельность адвоката являлась активной, профессиональной, что выразилось в инициативном участии при формировании коллегии присяжных заседателей, в чем Пашакуловым было выражено доверие защитнику принимала активное участие в исследовании доказательств, в допросе свидетелей и потерпевших.

Выслушав позицию Пашакулова, его защитника Марцыновой, суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленного отвода адвокату поскольку обстоятельств, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, исключающих участие в производстве уголовного дела данного адвоката, не было установлено, о чем председательствующим 1 июня 2016 года было вынесено самостоятельное постановление (т. 10 л.д. 101). Впоследствии защиту Пашакулова осуществлял адвокат Федоров С.А., с которым было заключено соглашение. Каких-либо заявлений о предоставлении времени для ознакомления с материалами дела, ходатайств о проведении повторных судебно-следственных действий, адвокатом Федоровым С.А. не заявлялось,

11

Доводы стороны защиты Исаева о нарушении его прав в связи с непривлечением к участию в деле адвоката Тоновой Т.В., Судебная коллегия также находит несостоятельными, поскольку на протяжении всего судебного разбирательства его защиту осуществлял адвокат Гладченко А.П., с которым было заключено соглашение. Адвокат Гонова Г.В. по просьбе Исаева, в связи с нахождением адвоката Гладченко А.П. в отпуске, приняла участие в одном судебном заседании, которое к тому же было отложено (т. 12 л.д. 35-36). Впоследствии Исаев о вызове адвоката Тоновой Т.В. и допуске ее к участию в деле не ходатайствовал, его защиту продолжил осуществлять адвокат Гладченко А.П.

Вопреки утверждениям стороны защиты, нет и оснований полагать о нарушении, как процессуальном, ввиду отказа в удовлетворении ходатайства, заявленного на стадии предварительного слушания, об изготовлении протокола судебного заседания по частям после каждого судебного заседания и ознакомления с ним участников процесса. Судебное разбирательство проводилось с участием подсудимого Исаева, его защитника Гладченко А.П., что обеспечивало стороне возможность быть полностью информированной о ходе процесса. Каких-либо ходатайств об отложении судебных заседаний по причине неподгото вленности к процессу, ввиду отсутствия части протокола судебного заседания, не заявлялось. Кроме того, в соответствии с ч. 6 ст. 259 УПК РФ, изготовление протокола судебного заседания по частям и ознакомление с ним сторон по мере его изготовления, является правом суда.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену приговора, как по доводам апелляционного представления, так и по доводам апелляционных жалоб потерпевшей стороны и стороны защиты, по делу не установлено.

Юридическая оценка действиям Пашакулова и Исаева дана в соответствии с фактическим обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Доводы осужденного Пашакулова о неверном определении его степени участия в убийстве, поскольку удушение потерпевшей К.

им было произведено после наступления ее смерти, не могут быть приняты во внимание. Несмотря на то, что смерть К наступила от телесных повреждений, причиненных Исаевым, действия Пашакулова, который с целью нападения и лишения жизни вывел потерпевшую из вагончика на улицу, а затем сдавливал ее шею проводом полагая, что она жива, правильно квалифицированы судом, как соучастие в убийстве, поскольку он действовал с той же целью, что и Исаев, в совместных с ним интересах, согласно ранее распределенным ролям и совместной договоренности.

12

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей дана правильная правовая оценка и иным действиям осужденных.

При назначении наказания, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного Исаевым и Пашакуловым, данные о личности виновных, условия их жизни, наличие смягчающих наказание обстоятельств и отягчающего наказание Исаева по ч. 1 ст. 167 УК РФ, мнение коллегии присяжных заседателей по вопросу о снисхождении, а также влияние назначенного наказания на их исправление. Оснований для признания иных обстоятельств смягчающими, судом обоснованно не установлено.

Принесение извинений Пашакуловым потерпевшим не может быть расценено как заглаживание вреда, предусмотренного п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Данное заявление - это признак раскаяния в содеянном, что судом учтено при назначении наказания.

Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, поведением виновных во время и после совершения преступлений, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, по делу не установлено.

Вместе с тем, приговор в отношении Пашакулова Б.З. в части назначенного наказания подлежит изменению.

Судом установлено, что Пашакулов является гражданином иностранного государства - Республики Таджикистан, регистрации на территории Российской Федерации не имеет, что делает невозможным исполнение назначенного ему наказания ъ виде ограничения свободы, и является прямым запретом для назначения данного вида наказания установленным положением, предусмотренным ч. 6 ст. 53 УК РФ.

При таких обстоятельствах, в отношеЕШи Пашакулова из приговора подлежит исключению указание на назначе Еше дополнительного наказания в виде ограничения свободы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так и по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, сроком на 1 год.

В остальном, Судебная коллегия полагает, что наказание назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, соразмерно содеянному и отвечает принципам социальной справедливости. Оснований для вывода о назначении осужденным Пашакулову и Исаеву чрезмерно сурового наказания, не имеется.

Возлагая возмещение процессуальных издержек на осужденных, суд подробно мотивировал свои выводы, с которыми соглашается и Судебная

13

коллегия. Оснований для освобождения осужденных от их выплат не установлено.

Решение суда о компенсации морального вреда в пользу потерпевших К К К и К принято с учетом нравственных страданий потерпевших в связи с гибелью родного человека, с учетом требований разумности и справедливости материального положения осужденных.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Владимирского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 3 апреля 2017 года в отношении Пашакулова Б.З. изменить: исключить указание по п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по ч. 3 ст. 69 УК РФ о назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

В остальном приговор в отношении Морозовой Л.С., Пашакулова Б.З. и Исаева Н.Н. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Пашакулова Б.З., Исаева Н.Н., адвокатов Гладченко А.П Федорова С.А. в их защиту, законного представителя потерпевшей К апелляционное представление государственного обвинителя Каткова А.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

14

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...